Правовой статус ребенка, рожденного в процессе реализации программы суррогатного материнства

(Чернышева Ю. А.) («Семейное и жилищное право», 2012, N 6) Текст документа

ПРАВОВОЙ СТАТУС РЕБЕНКА, РОЖДЕННОГО В ПРОЦЕССЕ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ СУРРОГАТНОГО МАТЕРИНСТВА <*>

Ю. А. ЧЕРНЫШЕВА

——————————— <*> Chernysheva Yu. A. Legal status of a child born in implementing a surrogate motherhood program.

Чернышева Юлия Андреевна, доцент кафедры уголовного права и процесса Елецкого государственного университета им. И. А. Бунина, кандидат юридических наук.

Настоящая статья посвящена исследованию правового статуса ребенка, рожденного в процессе реализации программы суррогатного материнства. Суррогатное материнство в РФ — новый метод вспомогательных репродуктивных технологий, требующий детального изучения. Возникновение проблем правового характера связано с отсутствием четкого законодательного регулирования в данной области.

Ключевые слова: статус ребенка, суррогатное материнство, репродуктивные технологии.

The present article is devoted to research of legal status of the child born in the course of implementation of the program of substitute motherhood. Substitute motherhood in the Russian Federation a new method of the auxiliary reproductive technologies demanding detailed studying. Emergence of problems of legal character is connected with absence of accurate legislative regulation in the field.

Key words: status of a child, surrogate motherhood, reproductive technologies.

Суррогатное материнство — это акт медицинского вмешательства, проводимый путем имплантации в организм женщины (суррогатной матери) эмбриона (чужой или родной генетический материал) в целях его вынашивания и последующего рождения ребенка для передачи родителям — заказчикам на основе договорных обязательств. Одновременно с первым рожденным суррогатной матерью ребенком правовые вопросы, связанные с данным методом вспомогательных репродуктивных технологий (порядок оформления родительских прав, отказ суррогатной матери отдать ребенка, ее ответственность за несоблюдение режима и другие), в нашей стране стали предметом широкого обсуждения юристами. Возникновение проблем правового характера в основном связано с отсутствием четкого законодательного регулирования в данной области в силу относительной новизны суррогатного материнства. В России его «узаконивание» не снимает всех юридических вопросов, возникающих в связи с применением данного метода вспомогательных репродуктивных технологий <1>. ——————————— <1> Митрякова Е. С. Правовое регулирование суррогатного материнства в России: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. С. 13.

Сравнительно мало внимания в таких ситуациях уделяется самому ребенку. Он может унаследовать от суррогатной матери генетические дефекты (за исключением случаев, когда в ее матку имплантируют оплодотворенную in vitro (в пробирке) яйцеклетку от той самой женщины, вместо которой для вынашивания плода пришлось нанять другую). Некоторые из таких дефектов, к сожалению, не могут быть выявлены современными методами. Возможно также повреждение плода в результате неосторожности или неправильного поведения суррогатной матери — например, если во время беременности она будет нарушать режим, курить, употреблять алкоголь, наркотики, недостаточно хорошо питаться или заболеет опасным для плода вирусным заболеванием — гриппом, коревой краснухой и др. <2>. ——————————— <2> Дронова Ю. А. Что нужно знать о суррогатном материнстве. М., 2007. С. 23 — 24.

Судьбу ребенка решает только суррогатная мать, ее решение отказать супругам в родительских правах является окончательным и не подлежит изменению в судебном порядке. Супруги же лишаются права решать судьбу ребенка и остаются без какой-либо правовой защиты. Отказ суррогатной матери является основанием для спора между супругами (одинокой женщиной) и суррогатной матерью. Вопрос о родителях не решен окончательно, и супруги имеют возможность доказать свои права на запись их в качестве родителей. Представляется, что закон хотя и не лишает супругов (одинокую женщину) права оспаривать решение суррогатной матери (отказ записать их родителями ребенка), однако не предоставляет им реального основания для оспаривания. В соответствии с ч. 2 п. 3 ст. 52 СК РФ после совершения записи об отцовстве супруги не вправе при оспаривании материнства и отцовства ссылаться на наличие своего согласия на имплантацию эмбриона суррогатной матери и ее согласия выносить эмбрион. По смыслу закона получается, что супруги при оспаривании материнства суррогатной матери могут ссылаться на иные обстоятельства, подтверждающие их родительские права. Однако никаких иных оснований, кроме обоюдного согласия на использование суррогатной матери, оспаривать материнство суррогатной матери в свою пользу у них просто нет. Суррогатная мать является женщиной, родившей ребенка, и в соответствии с ч. 3 ст. 51 СК РФ записывается его матерью. Закон на первый взгляд допускает возможность оспаривания материнства суррогатной матери до момента совершения записи в книге рождения (в том числе со ссылкой на наличие согласия на имплантацию эмбриона). Однако до момента записи в книге рождения предмета спора еще не существует, поскольку юридически матерью еще никто не записан. Если суррогатная мать не дает согласия на запись супругов родителями и сама отказывается быть записанной матерью, то органы загса обязаны записать ее матерью. Ситуация, когда суррогатная (заменяющая) мать соглашается произвести оплодотворение своей яйцеклетки спермой мужчины, являющегося мужем женщины-заявительницы, заслуживает отдельного рассмотрения. Семейный кодекс РФ не рассматривает эту ситуацию как суррогатное материнство, поскольку отсутствует такой признак, указанный в законе, как имплантация эмбриона другой женщине. Наоборот, в соответствии с ч. 1 п. 4 ст. 51 данный способ может быть квалифицирован как искусственное оплодотворение, поскольку для оплодотворения женщины был использован генетический материал мужа женщины-заявительницы, т. е. по существу донора, что влечет за собой совершенно иные правовые последствия по сравнению с суррогатным материнством. Однако подобное решение будет противоречить цели, ради которой заинтересованные лица вступали в отношения по суррогатному материнству, — разрешение проблемы бесплодия у женщины-заявительницы, а не у женщины, выполняющей роль суррогатной матери (вынашивающей ребенка). Таким образом, лица, ожидающие передачи ребенка (супруги или одинокая мать), не имеют реальной возможности оспаривать материнство суррогатной матери, поскольку закон полностью стоит на стороне суррогатной матери <3>. ——————————— <3> Майфат А. В. Суррогатное материнство и иные формы репродуктивной деятельности в Семейном кодексе // Юридический мир. 2000. N 2. С. 24.

Таким образом, если эмбрион, который имплантируют суррогатной матери, по генетическим показаниям принадлежит супружеской паре, то после его рождения генетическими и биологическими родителями является супружеская пара. В этой связи главным образом необходимо установить правила установления происхождения ребенка, родившегося в результате осуществления программы суррогатного материнства. То есть лица (лицо), являющиеся генетическими родителями ребенка и заключившие договор с суррогатной матерью, в случае рождения ребенка без согласия суррогатной матери записываются его родителями (родителем) в установленном законом РФ порядке. В случае же отказа от ребенка лиц (лица), заключивших договор суррогатного материнства, либо их смерти матерью ребенка будет считаться суррогатная мать, однако в данном случае суррогатная мать имеет право отказаться от данного ребенка. В российском законодательстве обращает на себя также внимание, что не регулируется ситуация, когда ребенок становится не востребованным ни биологической матерью, ни генетическими родителями. Первый возникающий при этом вопрос: кто будет являться родителем ребенка? Семейный кодекс РФ не содержит обязательства генетических родителей «записать ребенка на себя». В ст. 51 говорится, что они могут быть записаны с согласия биологической матери. Представим ситуацию: биологической матери ребенок оказывается ненужным. Генетические родители также уклоняются от принятия на себя семейных обязанностей. Статья 48 Семейного кодекса РФ содержит общее правило: «Происхождение ребенка от матери (материнство) устанавливается на основании документов, подтверждающих рождение ребенка матерью в медицинском учреждении, а в случае рождения ребенка вне медицинского учреждения на основании медицинских документов, свидетельских показаний или на основании иных доказательств». Соответственно, медицинское учреждение, принявшее роды, выдаст документ о том, что именно биологическая мать родила младенца. Но мать в этом случае может оспорить материнство, основываясь на том, что ребенок не является ее по генетическим показаниям. Медицинский тест это подтвердит. Ссылки на абз. 1 п. 4 ст. 51 Семейного кодекса некорректны, поскольку он говорит только о лицах, состоящих в браке и давших свое согласие на искусственное оплодотворение. Этот абзац говорит о такой ситуации, когда супружеская пара решает свою личную проблему бесплодия. При суррогатном материнстве биологическая мать решает с помощью своего организма проблему бесплодия иных лиц. Ребенок при таком умолчании законодательства становится лишним <4>. ——————————— <4> Романовский Г. Б. Правовое регулирование суррогатного материнства // Гражданин и право. 2010. N 10. С. 34.

Принятие Закона «О суррогатном материнстве» поможет исключить множество пробелов при регулировании правоотношений в сфере суррогатного материнства. Должным образом будут урегулированы права и обязанности суррогатной матери; права и обязанности лиц, имеющих право на осуществление программы суррогатного материнства; правила установления происхождения ребенка, родившегося в результате осуществления программы суррогатного материнства; ответственность за правонарушения в сфере осуществления программы суррогатного материнства.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *