Предмет доказывания и распределение обязанностей по доказыванию в делах по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию по старости

(Казанбекова Д. Р.) («Арбитражный и гражданский процесс», 2012, N 4) Текст документа

ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ И РАСПРЕДЕЛЕНИЕ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПО ДОКАЗЫВАНИЮ В ДЕЛАХ ПО СПОРАМ О ПРАВЕ НА ДОСРОЧНУЮ ТРУДОВУЮ ПЕНСИЮ ПО СТАРОСТИ <*>

Д. Р. КАЗАНБЕКОВА

——————————— <*> Kazanbekova D. R. The fact in proof and the burden of proof in the cases of disputes related to the right of early-retirement pension.

Казанбекова Джавгарат Рамазановна, аспирантка кафедры гражданского процесса МГЮА имени О. Е. Кутафина.

В настоящей статье автор анализирует юридические факты, входящие в предмет доказывания в делах по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию, вызывающих наибольшие трудности в правоприменительной деятельности судов.

Ключевые слова: предмет доказывания, юридический факт, право на досрочную трудовую пенсию, презумпция.

The author of the issue analyses legal facts included in the fact in proof in the cases of disputes related to the right of early retirement pension that cause the most difficulties in judicial practice.

Key words: fact in proof, legal facts, the right of early-retirement pension, presumption.

Введение законодателем особых правил установления пенсии по старости для лиц, занятых на работах с особыми условиями труда, обусловливается тем, что длительная занятость на таких работах сопряжена с неустранимым неблагоприятным воздействием на здоровье работников вредных физических, химических, биологических и иных факторов. При этом государство обязано принимать все необходимые меры к тому, чтобы уменьшить негативные для здоровья работников последствия труда в условиях особой вредности, в том числе путем предоставления права уйти на пенсию в более раннем возрасте и при меньшей продолжительности трудового стажа. Одной их основных гарантий защиты права на пенсионное обеспечение является право на обращение в суд. В этой связи представляют интерес проблемы, вызывающие определенные трудности в правоприменительной деятельности судов, как, например, определение предмета доказывания. По общим правилам гражданского процесса предметом доказывания согласно традиционно сложившейся точке зрения являются спорные юридические факты, имеющие значение для разрешения дела <1>. ——————————— <1> См.: Малышев К. И. Курс гражданского судопроизводства. Т. 1. 2-е изд. СПб., 1876. С. 267; Клейнман А. Ф. Основные вопросы теории доказательств в советском гражданском процессе. М., 1950. С. 33; Гражданский процесс: Курс лекций, читанных проф. Ю. С. Гамбаровым. 1894 — 1895 гг. // Гражданский процесс. Хрестоматия: Учеб. пособие / Под ред. М. К. Треушникова. М., 2005. 366; Треушников М. К. Судебные доказательства. М., 2005. С. 12.

Сложность определения судом предмета доказывания по исследуемым делам заключается в том, что действующее пенсионное законодательство за последнее десятилетие претерпело существенные изменения, которые коснулись и прав тех граждан, которые начали формировать свое право на пенсионное обеспечение до пенсионной реформы 2002 г. Юридические факты, входящие в предмет доказывания в делах по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию по старости <2>, вызывающие наибольшие трудности при рассмотрении дела в суде, можно разделить на две группы: ——————————— <2> Мы не ставим своей целью осветить все возможные юридические факты, входящие в предмет доказывания в делах по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию по старости, поскольку в рамках данного исследования сделать это не представляется возможным. Ограничимся лишь исследованием тех юридических фактов, определение которых вызывает наибольшие трудности в правоприменительной деятельности.

1) юридические факты, подтверждающие наличие определенной продолжительности стажа работы, дающего право на назначение досрочной трудовой пенсии по старости; 2) факт занятости на работах с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня. Наиболее распространенной причиной принятия Пенсионным фондом Российской Федерации (далее — ПФР) решения об отказе в установлении досрочной трудовой пенсии по старости является отсутствие необходимой продолжительности специального трудового стажа <3>. В связи с трудностями, возникающими у судов в процессе правоприменительной деятельности, Верховный Суд Российской Федерации, обобщив судебную практику по данной категории дел, указал, что при разрешении вопроса о включении в специальный трудовой стаж отдельных периодов работы, подлежащих, по мнению истца, зачету в специальный трудовой стаж, суд должен исходить из конкретных обстоятельств каждого дела, в частности из характера и специфики, условий осуществляемой истцом работы, выполняемых им функциональных обязанностей по занимаемым должностям и профессиям, нагрузки и т. п. <4>. Однако в судебной практике не прослеживается единообразия при решении вопроса о включении в специальный стаж работы отдельных периодов, например периодов отпуска по уходу за ребенком. ——————————— <3> Стаж работы, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. <4> См.: пункт 9 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 20 декабря 2005 г. N 25 «О некоторых вопросах, возникших у судов при рассмотрении дел, связанных с реализацией гражданами права на трудовые пенсии» // Российская газета. 2005. N 294. 29 декабря.

Правилами исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости <5> (далее — Правила N 516), предусмотрено, что в специальный трудовой стаж включаются периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков. Возможность учета каких-либо иных отпусков Правилами N 516 не предусмотрена. В этой связи ПФР отказывает в установлении данного вида пенсии ввиду отсутствия необходимой продолжительности специального стажа работы. ——————————— <5> Постановление Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 г. N 516 «Об утверждении Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2002. N 28. Ст. 2872.

При разрешении данного вопроса следует учитывать следующие обстоятельства. Трудовой кодекс Российской Федерации предусматривает, что отпуска по уходу за ребенком засчитываются в общий и непрерывный трудовой стаж, а также в стаж работы по специальности (за исключением случаев досрочного назначения трудовой пенсии по старости). Таким образом, трудовое законодательство исключает период отпуска по уходу за ребенком из специального трудового стажа. Между тем заслуживает внимания то обстоятельство, что ранее действовавшее законодательство не предусматривало ограничений в отношении указанных отпусков <6>. ——————————— <6> Так, до вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде РСФСР», с принятием которого период нахождения в отпуске по уходу за ребенком перестал включаться в стаж работы по специальности в случае назначения досрочной трудовой пенсии по старости, действовала ст. 167 КЗоТ РСФСР, которая предусматривала включение указанного периода в специальный стаж работы, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости.

Как известно, Конституция Российской Федерации, в частности ст. ст. 6 (ч. 2), 17 (ч. 1), 18 и 55 (ч. 2), по своему смыслу предполагает правовую определенность и связанную с ней предсказуемость законодательной политики в сфере пенсионного обеспечения, необходимые для того, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано <7>. Поскольку, осуществляя трудовую деятельность, работник ориентируется на действующее законодательство, изменения в законодательстве, неблагоприятно воздействующие на правовое положение гражданина, не должны распространяться на права, приобретенные до соответствующих изменений. Внесение законодателем изменений в условия приобретения права на досрочную трудовую пенсию в отношении граждан, уже выполнивших ранее установленные требования, исходя из норм, действующих до вступления в силу нового правового регулирования, по сути, означает отказ государства от выполнения в конкретных правоотношениях своих публично-правовых обязательств, возникших из ранее действовавшего законодательства <8>. ——————————— <7> Данная правовая позиция нашла свое отражение в постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации и определениях Верховного Суда Российской Федерации. См.: Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 29 января 2004 г. N 2-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 30 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы, а также Государственного Собрания (Ил Тумэн) Республики Саха (Якутия), Думы Чукотского автономного округа и жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. 2004. N 6. Ст. 450; Определение Верховного Суда Российской Федерации от 27 мая 2005 г. N 45-ВО5-5 «Периоды нахождения женщины в отпуске по уходу за ребенком до вступления в силу Закона Российской Федерации от 25 сентября 1992 г. N 3543-1 «О внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде Российской Федерации» подлежат включению в стаж работы по специальности при досрочном назначении пенсии по старости независимо от времени обращения за назначением пенсии и времени возникновения права на досрочное назначение пенсии по старости» // Архив Верховного Суда Российской Федерации. <8> В отношении данного вопроса учеными в области права социального обеспечения также отмечалось, что главный порок пенсионной реформы, который привел к нарушению принципа справедливости, существенно подорвав доверие населения к государству, создал основания для дискриминации — это отношение законодателя к трудовому стажу, который люди имели до проведения данной реформы, т. е. до 1 января 2002 г. В нарушение ст. 59 Конституции Российской Федерации было аннулировано юридическое значение многих периодов из числа тех, которые до принятия «реформаторских» законов включались в трудовой стаж и исчислялись в льготном порядке. См.: Захаров М. Л., Тучкова Э. Г. Современное состояние пенсионной системы России, основные этапы ее реформирования и перспективы дальнейшего развития // Материалы 6-й международной научно-практической конференции «Современное состояние законодательства и науки трудового права и права социального обеспечения». М.: Проспект, 2010. С. 515.

Таким образом, суд должен учитывать, что если отпуск по уходу за ребенком имел место до 6 октября 1992 г. (до вступления в силу закона, исключившего данный период из специального трудового стажа), то данный период подлежит включению в специальный трудовой стаж. Действующим пенсионным законодательством, предусматривающим включение в специальный трудовой стаж периодов работ, выполняемых постоянно в течение полного рабочего дня, диктуется необходимость установления фактов, подтверждающих занятость на работах с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня <9>. При этом согласно Разъяснениям Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 г. <10> под полным рабочим днем понимается выполнение работы в особых условиях труда не менее 80% времени. ——————————— <9> Как показывает практика, территориальные органы ПФР отказывают в установлении досрочной трудовой пенсии в случае отсутствия документального подтверждения выполнения работы в течение полного рабочего дня. <10> Разъяснение Министерства труда Российской Федерации от 22 мая 1996 г. N 5 «О порядке применения списков производств, работ, профессий, должностей и показателей, дающих право в соответствии со статьями 12, 78 и 78.1 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» на пенсию по старости в связи с особыми условиями труда и на пенсию за выслугу лет» // Российские вести. 1996. N 220. 22 ноября.

Судебная практика свидетельствует о том, что нередко суды при рассмотрении дел по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию считают необходимым установление факта занятости на работах с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня с применением всех предусмотренных процессуальным законом средств доказывания. Очевидно, что в данном случае бремя доказывания факта занятости в течение полного рабочего дня несет истец, представивший достаточное количество доказательств. Однако, как писал профессор Т. М. Яблочков: «…из того соображения, что весь фактический состав предположений искомого права важен для результата: существования права, — отнюдь нельзя делать вывода, что весь этот состав лежит на onus proferendi и onus probandi истца» <11>. ——————————— <11> Яблочков Т. М. Материально — и процессуально-правовые основы учения о распределении бремени доказывания // Вестник гражданского права. 1917. N 3 — 5. С. 55.

Важно отметить, что у истца не всегда имеется возможность предоставления доказательств занятости в течение полного рабочего дня, например в случае ликвидации организации и отсутствия у нее правопреемников. На наш взгляд, при рассмотрении дел по спорам о праве на досрочную трудовую пенсию факт занятости на работах с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня должен относиться к числу презюмируемых фактов. К такому выводу нам позволяют прийти нормы действующего пенсионного законодательства, предусматривающие, что периоды работы и иной деятельности до регистрации гражданина в качестве застрахованного лица в системе обязательного пенсионного страхования подтверждаются документами. В соответствии со ст. 66 Трудового кодекса Российской Федерации трудовая книжка установленного образца является основным документом о трудовой деятельности и трудовом стаже работника <12>. Согласно Перечню документов, необходимых для установления трудовой пенсии, представление документов, подтверждающих выполнение работы в течение полного рабочего дня, не предусмотрено <13>. Исходя из этого необходимыми случаями представления доказательств выполнения работы в течение полного рабочего дня являются случаи, когда запись в трудовой книжке свидетельствует о приеме на неполный рабочий день, временную работу, а также в случае, когда в трудовой книжке содержатся неправильные и неточные сведения либо записи, которые могут быть истолкованы неоднозначно. Очевидна необходимость представления доказательств и в случае отсутствия трудовой книжки в результате утери и др. ——————————— <12> Периоды же работы и иной деятельности после регистрации гражданина в качестве застрахованного лица подтверждаются сведениями индивидуального (персонифицированного) учета. <13> Пункт 5 Постановления Министерства труда Российской Федерации N 16, ПФР N 19па от 27 февраля 2002 г. «Об утверждении Перечня документов, необходимых для установления трудовой пенсии и пенсии по государственному пенсионному обеспечению в соответствии с Федеральными законами «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» и «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» // Российская газета. 2002. N 100.

Таким образом, при наличии трудовой книжки установленного образца с записью, подтверждающей факт работы в определенное время и в определенной должности, должна действовать презумпция занятости на работах с особыми условиями труда в течение полного рабочего дня. При этом указанная правовая презумпция должна быть законодательно закреплена в действующем пенсионном законодательстве. В связи с этим п. 4 Правил N 516 необходимо дополнить следующим предложением: «При наличии в трудовой книжке установленного образца записи о приеме на работу объем выполняемых работ считается равным объему работ, выполняемых в течение полного рабочего дня, если не доказано иное».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *