О правовом отношении собственности и квалификации вещно-правовых способов защиты права собственности

(Рыбаков В. А., Мечетина Т. А.) («Юрист», 2013, N 23) Текст документа

О ПРАВОВОМ ОТНОШЕНИИ СОБСТВЕННОСТИ И КВАЛИФИКАЦИИ ВЕЩНО-ПРАВОВЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

В. А. РЫБАКОВ, Т. А. МЕЧЕТИНА

Рыбаков Вячеслав Александрович, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Московского государственного областного социального гуманитарного института, доктор юридических наук, профессор.

Мечетина Татьяна Александровна, декан юридического факультета Рязанского государственного университета имени С. А. Есенина, кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассматриваются сущность правового отношения собственности и особенности механизма осуществления правомочия собственника, а также вопросы квалификации вещно-правовых способов их защиты.

Ключевые слова: правоотношение собственности, правомочия собственника, защита права собственности, виндикационный иск, негаторный иск.

On legal relation of ownership and qualification of proprietary means of protection of ownership right V. A. Ry’bakov, T. A. Mechetina

Ry’bakov Vyacheslav Aleksandrovich, head of the Chair of Civil Law and Procedure of Moscow State Regional Social Humanitarian Institute, doctor of juridical sciences, professor.

Mechetina Tat’yana Aleksandrovna, dean of the Law Faculty of Ryazan State University named after S. A. Esenin, candidate of juridical sciences, assistant professor.

The article concerns the essence of legal relation of ownership and peculiarities of the mechanism of effectuation of the legal power of the owner as well as issues of qualification of proprietary means of protection thereof.

Key words: legal relation of ownership, legal powers of the owner, protection of the ownership right, action in replevin, negatory action.

В правовом отношении собственности на одной стороне находится собственник, а на другой — все окружающие его лица, ибо всякий и каждый обязан воздерживаться от нарушений прав собственника. В понимании этого возможны ошибки двоякого характера. С одной стороны, неправильно понимать правовое отношение собственности таким образом, что участником его, обязанным лицом становится лишь тот, кто посягает на права собственника, кто нарушит их и к кому, в соответствии с этим, собственник может предъявить притязание. Субъективное право, безразлично — абсолютное или относительное, нельзя сводить к притязанию. У носителя права появляется необходимость в правопритязании, в предъявлении требований к обязанному лицу (все равно — непосредственно или через суд) лишь при нарушении его права, при невыполнении обязанным лицом своих обязанностей, иногда — при угрозе нарушения. Но это означает нарушение нормального хода дел, которое по сравнению с общей массой осуществляющихся в гражданском обществе отношений не так уж часто встречается. При таком взгляде оказалось бы, что во время нормального течения дел, когда отсутствуют основания для правопритязания, субъективного права не существует. Получилось бы, что правового отношения собственности нет до тех пор, пока право собственности не нарушено. Отсюда появляются представления о существовании субъективного права вне правоотношения, с чем согласиться невозможно. В последнее время подобная позиция нашла отражение в работе К. И. Скловского. Он утверждает, что «во многих случаях право вполне успешно реализуется воздействием на тот или иной материальный… предмет без какого-либо участия иных лиц, которые в таком случае оказываются не обязанными…» <1>. С таким методологическим подходом согласиться невозможно. Мы убеждены, что стимулирующее и мотивационное влияние права вне правоотношения нереально ввиду отсутствия соответствующего механизма, например, субъективного права и субъективной обязанности. Возникает вопрос: разве праву, кроме собственно юридических функций, присущи неправовые функции? Вряд ли. Воздействие права на общественные отношения как раз и исчерпывается правовой формой в рамках правового регулирования. Вот почему нормативное воздействие невозможно вне правоотношения <2>. Это во-первых. Во-вторых, при рассмотрении субъективного права вне правоотношения невольно исчезает не только правоотношение, но и само общественное отношение собственности в связи с тем, что отношение существует лишь между субъектами, связывает двух или более лиц, образующих стороны этого отношения. ——————————— <1> Скловский К. И. Рецензия на книгу В. А. Лапача «Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика» // Хозяйство и право. 2004. N 6. С. 95. <2> Рыбаков В. А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности. Вопросы теории и практики: Монография. Уфа, 1993. С. 21 — 22.

С другой стороны, неправильно понимать правовое отношение собственности как отношение каждого собственника со всем населением страны. Пассивными участниками этого правоотношения являются лишь лица, которые имеют фактическую возможность нарушения прав собственника и обязаны воздерживаться от этих нарушений. В литературе участников абсолютного правоотношения, находящихся на пассивной стороне, подчас называют третьими лицами. С таким наименованием трудно согласиться <3>, оно способно ввести в заблуждение. Если одно лицо нарушило право собственности другого, то тут два лица, никакого третьего нет; представляется очевидным, что нарушитель права собственности и до нарушения не был третьим лицом. Третьи лица появляются в тех случаях, когда к рассматриваемому правоотношению примыкает еще какое-то правоотношение, участника которого, в отличие от сторон первого правоотношения, называют третьим лицом (ст. 37 — 39 ГПК РФ). Например, собственник передал во временное пользование вещь другому лицу, а то лицо ее потеряло, и вещь оказалась во владении третьего лица, от которого вещь могут истребовать как собственник, так и временный владелец (второе лицо). Естественно, что порядковый счет может меняться в зависимости от правоотношения: при предъявлении собственником иска в обязательственном правоотношении на основании ст. 396, 622 или 698 ГК РФ третьим лицом будет незаконный владелец. Если же собственник непосредственно потребует вещь от незаконного владельца в правоотношении собственности на основании ст. 301 ГК РФ, то третьим лицом окажется уже временный владелец, потерявший вещь. ——————————— <3> Тархов В. А. Рецензия на книгу: Гражданское право. В 4 т. Т. 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. 720 с. // Правоведение. 2005. N 5. С. 244.

Право вносит в естественные отношения определенные коррективы. Если люди биологически одинаково способны быть субъектами собственности, то объективное право их различает. Так, ст. 35 Конституции допускает быть субъектом собственности каждого человека, а субъектом земельной собственности ст. 36 считает возможным быть только гражданина, не допуская, следовательно, к ней неграждан. Еще больше различий проводится между коллективами, из которых одни вовсе не признаются субъектами права, а другие считаются субъектами иных вещных прав, но не права собственности. Правовое отношение собственности считается односторонним. Обязанная сторона должна быть полностью пассивна — не нарушать прав собственника. В тех случаях, когда говорят об обязанностях окружающих что-то сделать по отношению к собственнику, имеет место другое правоотношение, а не отношение собственности (см., например, ст. 270 УК РФ). Поэтому содержание правоотношения собственности очерчивается только изложением прав собственника. Если то, что может сделать собственник, охватывается владением, пользованием и распоряжением, то на эти действия при правовом регулировании собственник должен иметь соответственно субъективные права, право владения, право пользования и право распоряжения, составляющие содержание права собственности. Исходя из сказанного, рассмотрим вопросы квалификации вещно-правовых способов защиты права собственности. Прежде всего, отметим, что права владения, пользования и распоряжения своим имуществом всех собственников подлежат судебной защите равным образом (п. 4 ст. 212 ГК РФ). Поскольку согласно ст. 55 Конституции Российской Федерации и п. 2 ст. 1 ГК РФ гражданские права могут быть ограничены только на основании федерального закона, следует иметь в виду, что иные нормативные акты, изданные после введения в действие части первой ГК и ограничивающие права собственника, не подлежат применению <4>. ——————————— <4> Постановление N 8 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10. С. 14.

Понятие защиты нередко смешивается с понятием охраны, хотя различие между ними отчетливо видно. Охрана осуществляется постоянно, а к защите приходится прибегать лишь при нарушении либо угрозе нарушения прав, свобод и законных интересов <5>. ——————————— <5> Существует мнение о термине «охрана права», как не имеющем юридического значения. См.: Шубина Т. Б. Теоретические проблемы защиты права. Саратов, 1998. С. 6.

Можно согласиться с И. Б. Живихиной, рассматривающей защиту права собственности в качестве элемента механизма правового регулирования и определяющей ее как правомерную деятельность управомоченных лиц и компетентных органов по реализации субъективных прав и охраняемых законом интересов в случаях, когда последние кем-либо оспариваются или нарушаются <6>. ——————————— <6> Живихина И. Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности: вопросы теории и практики. М.: ИГ «Юрист», 2006. С. 18.

Право собственности защищается мерами, предусмотренными главой 20 ГК. Иски, вытекающие из этих мер, по традиции называются виндикационными и негаторными. В литературе довольно широко распространено мнение, будто бы защита собственности и права собственности осуществляется не только указанными исками, но и исками из договоров, из причинения вреда, из неосновательного обогащения и др. Недавно появились высказывания о защите права собственности путем признания этого права <7>. Конечно, отношения собственности, составляющие основу всех экономических связей любого общества, пронизывают собою эти связи, вследствие чего все их можно рассматривать как отношения собственности, охраняемые всеми правовыми средствами воздействия. В этом отношении можно говорить об уголовно-правовых, административно-правовых, процессуальных и иных мерах в рамках межотраслевых связей гражданского права <8>. Однако для разграничения правовых отношений нужно различать лежащие в их основе общественные отношения: отношения собственности в узком («собственном») значении слова и отношения собственности в широком смысле слова. ——————————— <7> См., напр.: Мелихов В. М. Признание права как один из вещно-правовых способов защиты полномочий собственников и обладателей иных вещных прав // Вестник СГАП. 2004. N 4. Ч. 1. С. 149. <8> См. подробно: Челышев М. Ю. Концепция оптимизации межотраслевых связей гражданского права: постановка проблемы. Казань, 2006. С. 103 — 104.

Поэтому, когда говорят о праве собственности, нужно иметь в виду отношение права собственности, являющееся формой отношения собственности в узком смысле слова. Вследствие этого позиция авторов учебника 1965 г., различающих защиту права собственности, осуществляемую только виндикационным и негаторным исками, и защиту собственности, осуществляемую также обязательственными исками, все же является не совсем точной, хотя она значительно лучше взглядов тех авторов, которые не различают отношения собственности или смешивают охрану или защиту. Если кто-либо незаконно завладеет чужой вещью, то истребование собственником своего имущества не выходит за пределы отношения собственности, а следовательно, и правового отношения собственности. Этим и объясняется то обстоятельство, что в главе 20 говорится не обо всех вообще средствах защиты, а только о тех, которые осуществляются в пределах правового отношения собственности и с помощью которых реализуется компенсационная функция гражданского права в области правоотношений собственности <9>. Поэтому В. Ф. Маслов совершенно прав, ограничивая понятие гражданско-правовой защиты права собственности вещными исками, виндикационным и негаторным <10>. ——————————— <9> Рыженков А. Я. Компенсационная функция советского права. Саратов, 1983. С. 81. <10> Маслов В. Ф. Осуществление и защита права личной собственности в СССР. М., 1961. С. 174; Его же. Основные проблемы права личной собственности. Харьков, 1968. С. 276.

При наличии между сторонами договора о данной вещи предъявление иска в защиту права собственности исключается. Не допускается и так называемая конкуренция исков, когда возникает вопрос, каким средством защиты необходимо воспользоваться: вещным иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения или обязательственным иском, вытекающим из нарушения условий договора? Конкуренция этих исков абсолютно неприемлема, хотя возможность и необходимость ее пытаются и в настоящее время обосновать отдельные авторы <11>. ——————————— <11> См., напр.: Кочеткова Ю. А. Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности: древнеримские истоки и современная Россия // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2 / Под ред. М. И. Брагинского. М., 2000. С. 28 — 43; Братусь М. Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6. С. 128 — 134.

Так, О. Ю. Скворцов считает возможным заявление собственником иска об истребовании вещи от незаконного владения не путем виндикации, а на основании ст. 167 ГК о последствиях недействительности сделки. Он полагает, что добросовестный приобретатель имущества по недействительной сделке не имеет никакого правового основания приобретения имущества и что конструкция ст. 302 ГК несовершенна, поскольку дает защиту такому владельцу от иска собственника <12>. Обоснованную критику подобной позиции дал К. Скловский <13>. ——————————— <12> Скворцов О. Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998. С. 14, 52 — 59. <13> Скловский К. Рецензия на книгу: Скворцов О. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998. 368 с. // Государство и право. 2002. N 1. С. 123 — 124.

Если вещь, принадлежащая собственнику, будет повреждена, то этот факт может повлечь за собой при наличии договорного отношения обязательственное требование по договору о неисправности выполнения стороной своих обязанностей в договоре, при отсутствии же договорного отношения — обязательственное требование из причинения вреда. То же — при уничтожении вещи, с той лишь разницей, что право собственности в этом случае прекращается. Защита же права собственности внутри правового отношения собственности не влечет возникновения другого правоотношения. Как писал Г. Н. Амфитеатров, обращенное к нарушителю требование или притязание является не чем иным, как самим же правом собственности в состоянии обороны, защитной акцией этого права <14>. Что интересно, в силу § 229 Гражданского кодекса Германии о самопомощи собственник вправе осуществить «право кулака» («Faustrecht»), т. е. забрать свою вещь с применением силы, если своевременно не может получить судебную помощь <15>. ——————————— <14> Амфитеатров Г. Н. Виндикация как способ защиты права собственности в СССР. М., б. г. С. 102. <15> Кораблева М. С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные вопросы гражданского права: Сборник Российской школы частного права. М., 1998. С. 86 — 87.

Смешение различных средств защиты приводит к ошибкам <16>. ——————————— <16> Нарозников Н. К. Проблемы договорного регулирования возмездного оказания услуг: Монография. М., 2006. С. 30 — 32.

В ряде судов встречаются случаи квалификации как виндикации дел, не имеющих к этому никакого отношения: о пропаже вещей, сданных на хранение, о порче вещей, о возврате предметов проката и даже о взыскании денег по договору купли-продажи <17>. ——————————— <17> Яковлев В. Ф. Россия: экономика, гражданское право. С. 93 — 94; Сиденко Р. Судебная практика по спорам, возникающим из договорных отношений колхозов // Социалистическая законность. 1968. N 7. С. 24. См. также: Вестник ВАС РФ. 1997. N 1. С. 65 — 66, N 7. С. 100.

Производственно-коммерческая фирма «Элегант» обратилась в Высший арбитражный суд Татарстана с иском к Банку России и коммерческому банку «Сельские дороги» о взыскании денег, удерживаемых ответчиками. Суд удовлетворил иск к Банку России на основании ст. 301 ГК. Однако деньги не являются индивидуально-определенной вещью, которая может быть предметом виндикационного иска. Кроме того, между истцом и КБ «Сельские дороги» сложились отношения по договору банковского счета, что подтверждается наличием расчетного счета фирмы в данном банке. Поэтому вещно-правовые способы защиты права собственности, в частности истребование имущества из чужого незаконного владения, к обязательственно-правовым отношениям фирмы и банка неприменимы. «Истец с Банком России в договорных отношениях не состоит. Доказательства списания им денежных средств непосредственно с расчетного счета истца в материалах дела отсутствуют». Поэтому Президиум решение суда отменил и дело передал на новое рассмотрение <18>. ——————————— <18> Вестник ВАС РФ. 1997. N 1. С. 65 — 66. См. также: Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 11 / Под ред. В. Ф. Яковлева. М.: Юридическая литература, 2004. С. 58 — 63.

Б. К. Комаров предпринял попытку теоретического обоснования отнесения всех средств гражданско-правового воздействия к способам защиты права собственности. Так, он пишет: «Из трех основных элементов содержания права собственности следует, что нарушение субъективных правомочий собственника может иметь место в виде нарушения права владения, пользования или распоряжения имуществом. Из содержания права собственности также вытекают и три способа гражданско-правовой охраны права собственности: а) при нарушении права владения вещью, которое обычно сопровождается и нарушением права пользования вещью, у собственника возникает право на истребование вещи в натуре из чужого владения, т. е. право на виндикационный иск к незаконному владельцу; б) при создании препятствий к осуществлению права собственности в виде нарушения права пользования — без нарушения права владения — у собственника возникает право на предъявление негаторного иска, направленного на устранение препон на пути осуществления собственником правомерного пользования вещью; в) кроме того, собственник может предъявить обязательственный иск об истребовании вещи, о возмещении убытков, внедоговорного вреда, о возврате неосновательного обогащения, о признании сделки недействительной и т. д.» <19>. ——————————— <19> Вопросы советского гражданского права в практике суда и арбитража. М., 1959 — 1960. С. 11 — 12.

Итак, из трех основных элементов содержания права собственности вытекают три способа защиты: нарушение права владения является основанием для виндикационного иска (а), нарушение права пользования — негаторного иска (б). Но о защите права распоряжения в этой схеме совсем не упоминается. Есть третий пункт, но нет третьего элемента права собственности. Может быть, в п. «в» лишь случайно не упомянуто о праве распоряжения? Нет, умолчание о нем не случайно. В этом пункте говорится об обязательственных исках, а они не более близки к защите права распоряжения, чем любые другие. Если, например, повреждается вещь, находящаяся у собственника во владении, то собственник имеет право на обязательственный иск (договорный или внедоговорный, в зависимости от его отношений с причинителем), но разве можно сказать, что защищается его право распоряжения, особенно если собственник и не собирался распорядиться данной вещью, а намерен был хранить ее неприкосновенной? Больше оснований говорить о нарушении права распоряжения, когда вещь неправомерно изымается у собственника и возникает право на виндикационный иск. Группа случаев, отнесенных к п. «в», характерна не тем, что здесь имеет место нарушение права распоряжения, а тем, что в этих случаях на базе права собственности возникают обязательственные правоотношения. Именно они, а не право собственности, и дают материальное право на иск. Положение не меняется от того, что в обязательстве выступает тоже собственник, т. к. здесь он выступает не как собственник, а как кредитор. Истребуя свою вещь у нанимателя, собственник предъявляет не виндикационный, а обязательственный иск (ст. 622 ГК), точно такой же, какой может предъявить арендатор к собственнику (п. 3 ст. 611 ГК). Если вещь, принадлежащая собственнику, будет повреждена, то этот факт может повлечь за собой возникновение правового отношения из причинения вреда, коль скоро причинитель не был обязан бережно относиться к вещи по договору: в таком случае опять-таки возникает право на обязательственный иск из договора, а не из причинения вреда. Иск же о признании сделки недействительной, упомянутый в п. «в», сам по себе не является ни иском о защите права собственности (потому что сделка может быть никак не связана с правом собственности), ни обязательственным иском, потому что из сделки отнюдь не всегда возникает обязательство; характер этого иска зависит от характера оспариваемого правоотношения. Все это говорит о том, что группа случаев, отнесенных Б. К. Комаровым к п. «в», не дает оснований для рассмотрения ее в средствах защиты права собственности. Поэтому к вещно-правовым способам защиты права собственности мы можем отнести только виндикационные и негаторные иски и упомянуть об исках из прекращения права собственности.

ЛИТЕРАТУРА

1. Амфитеатров Г. Н. Виндикация как способ защиты права собственности в СССР. М., б. г. 2. Братусь М. Б. О соотношении (конкуренции) вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности // Журнал российского права. 2005. N 6. 3. Вопросы советского гражданского права в практике суда и арбитража. М., 1959 — 1960. 4. Живихина И. Б. Гражданско-правовые проблемы охраны и защиты права собственности: вопросы теории и практики. М.: ИГ «Юрист», 2006. 5. Комментарий судебно-арбитражной практики. Вып. 11 / Под ред. В. Ф. Яковлева. М.: Юридическая литература, 2004. 6. Кораблева М. С. Защита гражданских прав: новые аспекты // Актуальные вопросы гражданского права: Сборник Российской школы частного права. М., 1998. 7. Кочеткова Ю. А. Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых способов защиты права собственности: древнеримские истоки и современная Россия // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 2 / Под ред. М. И. Брагинского. М., 2000. 8. Маслов В. Ф. Осуществление и защита права личной собственности в СССР. М., 1961. 9. Маслов В. Ф. Основные проблемы права личной собственности. Харьков, 1968. 10. Мелихов В. М. Признание права как один из вещно-правовых способов защиты полномочий собственников и обладателей иных вещных прав // Вестник СГАП. 2004. N 4. Ч. 1. 11. Нарозников Н. К. Проблемы договорного регулирования возмездного оказания услуг: Монография. М., 2006. 12. Постановление N 8 Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 25 февраля 1998 г. «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10. 13. Рыбаков В. А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности. Вопросы теории и практики: Монография. Уфа, 1993. 14. Рыженков А. Я. Компенсационная функция советского права. Саратов, 1983. 15. Сиденко Р. Судебная практика по спорам, возникающим из договорных отношений колхозов // Социалистическая законность. 1968. N 7. 16. Скворцов О. Ю. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998. 17. Скловский К. И. Рецензия на книгу В. А. Лапача «Система объектов гражданских прав: теория и судебная практика» // Хозяйство и право. 2004. N 6. 18. Скловский К. Рецензия на книгу: Скворцов О. Вещные иски в судебно-арбитражной практике. М., 1998. 368 с. // Государство и право. 2002. N 1. 19. Тархов В. А. Рецензия на книгу: Гражданское право: В 4 т. Т 1. Общая часть: Учебник / Отв. ред. Е. А. Суханов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Волтерс Клувер, 2004. 720 с. // Правоведение. 2005. N 5. 20. Челышев М. Ю. Концепция оптимизации межотраслевых связей гражданского права: постановка проблемы. Казань, 2006. 21. Шубина Т. Б. Теоретические проблемы защиты права. Саратов, 1998. 22. Яковлев В. Ф. Россия: экономика, гражданское право. С. 93 — 94.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *