Рекомендации VIII Ежегодных научных чтений, посвященных памяти профессора С. Н. Братуся «Юридическая ответственность: современные вызовы и решения»

(Редакционный материал) («Журнал российского права», 2014, N 1) Текст документа

РЕКОМЕНДАЦИИ VIII ЕЖЕГОДНЫХ НАУЧНЫХ ЧТЕНИЙ, ПОСВЯЩЕННЫХ ПАМЯТИ ПРОФЕССОРА С. Н. БРАТУСЯ «ЮРИДИЧЕСКАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ: СОВРЕМЕННЫЕ ВЫЗОВЫ И РЕШЕНИЯ»

Проблемы юридической ответственности являются многоуровневыми, решаемыми в стратегическом государственном планировании не только в рамках юриспруденции, но и страны в целом — это актуальная повестка дня как для государственной власти, так и для общества. Проблематика юридической ответственности как установленной законом или договором санкции за неправомерное поведение в свете современных вызовов, стоящих перед страной, предполагает довольно широкий спектр обсуждаемых вопросов, которые обладают как общетеоретической, так и отраслевой значимостью. При рассмотрении вопросов юридической ответственности в современных условиях и выработке итоговых рекомендаций участники научных чтений руководствовались в том числе идеями профессора С. Н. Братуся об особенностях института юридической ответственности в гражданском, административном и других отраслях права <1>. В то же время актуальными остаются его слова о том, что «нет необходимости искать специфику и принципиальные отличия между отраслями права там, где имеется общее основание для правового регулирования однородных отношений» <2>. Учитывая это, проблемы юридической ответственности рассматривались как в общетеоретическом, так и в отраслевом аспектах. Особое внимание было уделено вопросам соблюдения конституционных прав и свобод при установлении и применении юридической ответственности в различных отраслях права. В ходе дискуссии были, в частности, освещены конституционные основы юридической ответственности, проблемы юридической ответственности в гражданском, уголовном, административном и иных отраслях российского права, рассмотрены вопросы юридической ответственности в корпоративных отношениях и в сфере экологии, а также ряд других насущных вопросов. ——————————— <1> См.: Братусь С. Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. <2> Братусь С. Н. Указ. соч. С. 157.

Участники научных чтений выработали рекомендации политико-правового, нормотворческого и правоприменительного характера, имеющие значение для дальнейшего совершенствования института юридической ответственности в российском праве. 1. Участники научных чтений отмечают особую важность соблюдения конституционных прав и свобод при установлении и применении юридической ответственности в различных отраслях права. Права и свободы человека и гражданина, в том числе имеющие непосредственное отношение к юридической ответственности, согласно Конституции РФ являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. При установлении, толковании и практическом применении норм о юридической ответственности всеми органами государственной власти (законодательной, исполнительной, судебной) следует исходить из приоритета основополагающих прав и свобод человека и гражданина. 2. Основной целью установления любых мер юридической ответственности является предотвращение тех или иных негативных явлений в самых разных областях общественной жизни, которые противоречат нравственным и социальным нормам, воплощенным в правовой форме. В связи с этим требуется комплексный подход, предполагающий установление сбалансированной и внутренне непротиворечивой системы мер юридической ответственности за то или иное противоправное поведение различными отраслями законодательства, как базовыми (уголовное, административное, трудовое, гражданское, финансовое), так и комплексными (природоресурсное, экологическое, земельное и т. д.). Меры юридической ответственности, предусматриваемые различными отраслями законодательства за одно и то же правонарушение, должны быть сбалансированы между собой. Следует обеспечить неотвратимость ответственности за нарушение норм права, которая, по словам С. Н. Братуся, выступает необходимым условием законности, воспитания граждан, должностных лиц в духе подлинного уважения к закону <3>. Между тем отечественное законодательство об ответственности — как гражданско-правовой, так и иных ее видов (уголовной, административной и др.) — далеко от совершенства. Насущными являются проблемы дальнейших конкретизации и дифференциации норм о гражданско-правовой, административной, уголовной, дисциплинарной и иных видах юридической ответственности за различные правонарушения. ——————————— <3> См.: Братусь С. Н. Указ. соч. С. 3.

3. При установлении и применении норм о юридической ответственности важно обеспечить справедливый баланс интересов всех участников правоотношений. И здесь особую важность приобретает вопрос о соразмерности мер юридической ответственности степени тяжести и характеру правонарушения, за которое она устанавливается, иначе юридическая ответственность превратится либо в неоправданно жесткий карательный механизм, либо в лишенные смысла мягкие санкции, не способные обеспечить исполнение обязанностей, на которое направлено установление ответственности. Немаловажное значение имеет также механизм практической реализации норм о юридической ответственности на всех стадиях вплоть до исполнительного производства. 4. Особенностью мер гражданско-правовой ответственности является их неразрывная связь с мерами защиты потерпевшего от гражданского правонарушения. Как отмечал С. Н. Братусь, «то, что для потерпевшего, осуществляющего свое право при помощи государственного принуждения, является мерой его защиты, то для обязанного лица, нарушившего чужое право и принуждаемого к его восстановлению, — юридической ответственностью. Это две взаимосвязанные стороны одного явления» <4>. ——————————— <4> Братусь С. Н. Указ. соч. С. 127.

При применении мер юридической ответственности в гражданском праве необходимо учитывать компенсаторную природу гражданско-правовой ответственности и обеспечивать главным образом не столько воздействие на правонарушителя, сколько реальное восстановление имущественной сферы потерпевшего и стабильность гражданского оборота. В частности, следует приветствовать складывающуюся судебную практику, ориентирующую на выбор тех способов защиты гражданских прав, которые обеспечивают возмещение убытков потерпевшим, а не иных способов защиты, влекущих негативные последствия для правонарушителя. Например, при нарушении порядка принудительного выкупа акций миноритарных акционеров Высший Арбитражный Суд РФ и Конституционный Суд РФ заняли согласованную позицию, ориентирующую на преимущественное использование в качестве способа восстановления нарушенного права механизма возмещения убытков, а не механизма признания принудительного выкупа недействительным, подрывающего стабильность гражданского оборота. 5. Заслуживают поддержки усилия законодателя и правоприменительной практики в направлении повышения неотвратимости гражданско-правовой ответственности за различные правонарушения. В частности, основная мера гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков должна применяться независимо от того, насколько точно доказан конкретный размер причиненных убытков лицом, чьи права нарушены. В указанных целях судебным органам по возможности следует предоставить необходимые полномочия по определению предполагаемого размера убытков или назначению справедливой компенсации в тех случаях, когда доказывание точного размера убытков затруднительно. Такой подход должен быть распространен на максимально широкий круг гражданских правоотношений, в том числе обязательственные, вещные, корпоративные, отношения в сфере интеллектуальной собственности. 6. Неотвратимость гражданско-правовой ответственности не должна приводить к возможности установления и применения несоразмерно обременительных гражданско-правовых санкций в виде чрезмерно высоких неустоек, процентов на проценты, «двойной» ответственности за одни и те же правонарушения и т. д., что нередко имеет место в правоприменительной практике. Необходимо искоренить такую практику в первую очередь в отношении «слабой» стороны гражданско-правовых отношений (граждан-потребителей, должников кредитных организаций, непрофессиональных участников гражданского оборота, присоединяющихся к договорным условиям крупных игроков рынка и т. д.). 7. Одним из основополагающих конституционно-правовых принципов является равенство всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Это в полной мере относится и к государству, которое на равных с другими участниками гражданских правоотношений участвует в обороте (п. 1 ст. 123 ГК РФ), несет ответственность как по собственным обязательствам, возникающим из договорных и деликтных правоотношений, включая ответственность за вред, причиненный неправомерными действиями (бездействием) государственных органов и их должностных лиц (ст. 53 Конституции РФ), так и по долгам экономических агентов государства — юридических лиц, собственником имущества которых выступает государство (государственных и муниципальных автономных и бюджетных учреждений, унитарных предприятий). В существенной корректировке и приведении в соответствие с международными обязательствами нуждаются, в частности, нормы законодательства об ответственности государства за нарушение права на своевременную судебную защиту и права на судопроизводство в разумный срок. Представляется целесообразным и соответствующим конвенционным обязательствам России распространение гарантий соблюдения разумного срока в судопроизводстве не только на стадии судебного разбирательства и исполнения принятых судебных актов, но и на обязательные в силу закона досудебные процедуры урегулирования спора в государственных органах. Требуют устранения искусственные административные барьеры, возникающие на пути лица, обладающего правом на компенсацию. Самое главное, чтобы внимание государства было нацелено не на сокращение объема компенсационных выплат, а на обновление условий функционирования механизма судебной защиты (включая фактическое исполнение решений), позволяющее сократить число самих нарушений. 8. Одним из необходимых условий инвестиционной привлекательности отечественной экономики является наличие развитой и стабильной системы корпоративного законодательства, обеспечивающего справедливый баланс интересов между учредителями (участниками) юридических лиц, самими юридическими лицами, членами их органов управления и кредиторами юридического лица в связи с выступлением юридического лица в гражданском обороте. Важную роль в достижении такого баланса интересов играют нормы о юридической ответственности в корпоративных отношениях. Следует поддержать наметившуюся в последнее время в судебно-арбитражной практике тенденцию унификации и единообразного применения норм о юридической ответственности в корпоративных отношениях ко всем юридическим лицам независимо от их организационно-правовой формы и вида (коммерческие и некоммерческие организации, унитарные и корпоративные организации и т. п.). Особенно это относится к юридической ответственности управляющих перед юридическим лицом за убытки, причиненные их недобросовестными или неразумными действиями по управлению юридическим лицом. В то же время при установлении и практическом применении норм о юридической ответственности следует учитывать специфику корпоративных отношений и различать ответственность управляющих и иных лиц перед юридическим лицом и его участниками, с одной стороны, и ответственность самого юридического лица перед его кредиторами — с другой. В частности, определение круга лиц, привлекаемых к той или иной ответственности, не должно нарушать основополагающий принцип корпоративного права — отделение личности и имущества юридического лица от личности и имущества его участников при выступлении юридического лица в гражданском обороте. Поэтому при установлении и применении норм о юридической ответственности управляющих или участников перед юридическим лицом и другими участниками к ответственности могут привлекаться не только управляющие или участники, виновные в причинении убытков, но и иные лица, чьи виновные действия привели к неблагоприятным последствиям (лица, фактически контролирующие юридическое лицо, и т. п.), и, наоборот, при установлении и применении норм о юридической ответственности юридического лица перед кредиторами к ответственности по общему правилу должно привлекаться только само юридическое лицо. Привлечение к ответственности по долгам юридического лица его учредителей или иных лиц, которым юридическое лицо подконтрольно (доктрина «снятия корпоративных покровов»), должно осуществляться лишь в случаях, прямо определенных в законе. Эти случаи должны носить исключительный, экстраординарный характер, иначе распространение ответственности юридического лица на его участников или иных лиц может привести к отрицанию самой конструкции юридического лица, существо которой как раз и заключается в ограничении ответственности юридического лица лишь имуществом, закрепленным за самим юридическим лицом. 9. Административно-правовые запреты, подкрепляемые соответствующими санкциями, все шире используются в качестве универсального регулятора общественных отношений, возникающих в связи с реализацией конституционных, трудовых, гражданских, семейных и других прав и свобод граждан. Наблюдаются детализация, уточнение составов административных правонарушений. Развивается региональное законодательство об административных правонарушениях, активизируется правоприменительная практика. В стране ежегодно рассматриваются сотни миллионов дел об административных правонарушениях. Одновременно увеличиваются административные штрафы, сроки лишения специального права, вводятся новые виды административных наказаний. Отмечается чрезмерная репрессивность административной ответственности, приводящая к конкуренции с уголовной ответственностью. Назрела необходимость пересмотра административной политики, для чего прежде всего необходимо четко определить один из ее фундаментальных элементов — административную ответственность, отграничить ее от смежных видов юридической ответственности: уголовной ответственности и дисциплинарной ответственности государственных служащих. Задача обособления административной ответственности требует выработки необходимых для этого объективных критериев. 10. Сравнительный анализ процессов законотворчества в сфере уголовного и административного права, наблюдаемых в последние десятилетия, позволяет сделать вывод об известной непоследовательности законодателя в части установления ответственности за правонарушения, посягающие на одни и те же охраняемые законом общественные отношения, о произвольности выбора объектов для установления и изменения режима уголовно-правового и административно-правового регулирования. Взаимодополнение и взаимозаменяемость методов применения уголовной и административной ответственности, отсутствие четкой определенности в решении вопросов их соотношения вызывают немало проблем в деятельности правоохранительных органов, ставят под сомнение справедливость решений суда, способствуют появлению подозрений в наличии коррупционных мотивов. Происходящие в сфере реализации уголовной политики государства процессы и, в частности, либерализация уголовного законодательства: декриминализация некоторых уголовно-правовых составов и их перевод в сферу административной ответственности, преобразование уголовно-правовых санкций, упразднение их низших пределов, предоставление судьям дискреционных полномочий по снижению уровня категории общественной опасности при ее оценке по конкретному уголовному делу и одновременное повышение уровня строгости уголовно-правового воздействия за совершение административных правонарушений делают актуальным рассмотрение вопроса о разграничении сферы ведения уголовной и административной ответственности. При этом нередко отсутствует четкость в определении и разграничении пределов соответствующей юрисдикции, признаков объектов и процедур применения мер уголовной и административной ответственности. Одни и те же виды реализации мер ответственности, не связанные с лишением свободы, применяются в уголовном и административном праве. Речь идет не только о построении системы наказаний в уголовном и административном праве, но и о принципах установления и разграничения ответственности в указанных правовых сферах, развитии и совершенствовании институтов их применения. Разграничение форм ответственности не означает их противопоставления. Сравнительный анализ особенностей государственного принуждения, осуществляемого посредством применения норм уголовного и административного права, позволяет выявить не только их различия, но и некоторую общность в тенденциях развития и формирования, подлежащих учету в законотворчестве и правоприменении. Указанным проблемам должно быть уделено самое пристальное внимание в случае обращения законодательных органов к предложению научной и юридической общественности о подготовке новой редакции Уголовного кодекса РФ. Устранение пробелов должно сопровождаться исключением необоснованного дублирования ответственности, ее удвоения разными отраслями права. Если гражданская ответственность может наступать независимо от уголовной или наряду с ней, то вопрос о конкуренции административной или уголовной ответственности следует решать более радикально. Никто не может наказываться за одно и то же деяние одновременно и в административном, и в уголовном порядке. Необходимо четко определить отличия административного правонарушения от преступления и дисциплинарного проступка. 11. Измерение степени общественной опасности противоправных деяний требует применения следующих средств уголовного и криминологического инструментария: 1) детализации объективной стороны составов: установления наличия насильственного компонента или угрозы его применения, определения размера предполагаемого ущерба в качестве последствия совершения преступления; наращивания элементов отягчающих ответственность обстоятельств, создания новых специальных составов; 2) использования вариативности системы санкций: возможности использования альтернативности путем установления широкого выбора видов и режимов отбывания наказания; 3) внедрения в уголовное законодательство средств и инструментов административного права (административной преюдиции, учета повторности деяний и др.); 4) регулирования условий контроля за постпреступным поведением: освобождение от отбывания наказаний, дифференциация сроков судимости, ограничение практики уголовного осуждения и условно-досрочного освобождения, изменение условий отбывания наказания. 12. На протяжении длительного времени остается спорным вопрос о возможности введения в уголовное право России уголовной ответственности юридических лиц. Основным сдерживающим фактором здесь является существующая в УК РФ психологическая концепция понимания вины, которая отрицает возможность признания виновности в тех или иных деяниях, совершаемых, в частности, корпоративными образованиями. Между тем в ч. 2 ст. 2.1 КоАП РФ закреплена и успешно действует конструкция виновности юридических лиц в совершении административных правонарушений, что не исключает одновременной ответственности должностных лиц. В то же время нередко юридическое лицо, участвующее в одном преступлении наряду с физическими лицами, привлекается лишь к административной ответственности, имея в этом смысле ничем не объяснимое преимущество перед физическим лицом. Введение уголовной ответственности юридических лиц в последнее время получает распространение в европейских государствах, традиционно относящихся к континентальной системе права. Специальные законы или нормы на этот счет приняты Хорватией, Словенией, Чехией и Испанией. В связи с этим вопрос о возможном введении в российское право уголовной ответственности юридических лиц остается актуальным и требует при всей его спорности самого пристального внимания в качестве постановки проблемы как для научной общественности, так и для законодателя. 13. Юридическая ответственность в сфере охраны окружающей среды и организации рационального природопользования является серьезным фактором благополучия в указанной сфере как в масштабе регионов, стран, так и континентов, и имеет многоаспектный характер. Участники научных чтений отмечают необходимость дальнейшего усиления ответственности за нарушения законодательства Российской Федерации об охране окружающей среды и обеспечения неотвратимости наказания за экологические преступления и иные правонарушения, что согласуется с утвержденными Президентом РФ 30 апреля 2012 г. Основами государственной политики в области экологического развития России на период до 2030 г. (подп. «г» п. 11). Среди различных видов юридической ответственности в сфере охраны окружающей среды и природопользования предпочтительным представляется дальнейшее развитие гражданско-правовой ответственности, прежде всего в виде возмещения вреда, причиненного окружающей среде и природным, в том числе биологическим, ресурсам. Важным является также обеспечение права на возмещение ущерба, причиненного здоровью или имуществу экологическим правонарушением, предусмотренное ст. 42 Конституции РФ. В Основах государственной политики в области экологического развития России правильно предусмотрена замена практики взимания платы за сверхлимитное загрязнение окружающей среды, не отвечавшей требованиям справедливости и соразмерности, практикой возмещения вреда, причиненного окружающей среде. Предложение по замене сверхлимитной платы за негативное воздействие возмещением экологического вреда, однако, ставит вопрос о способах оценки и возмещения экологического вреда, которые должным образом не урегулированы. Представляется, что при определении способов возмещения экологического вреда предпочтение должно отдаваться природоохранным восстановительным мероприятиям, а также способам, которые основаны на возмещении фактически причиненного вреда, а не на расчетных методиках, напрямую не связанных с размером фактически причиненного ущерба, что не исключает, однако, возможность субсидиарного применения последних в случаях, когда размер реального ущерба точно определить не представляется возможным. Участники научных чтений отмечают, что в настоящее время имеется объективная необходимость отражения в экологическом и природоресурсном праве особенностей и специфики возмещения экологического вреда, поскольку в нормах гражданского законодательства невозможно учесть все нюансы, возникающие при оценке экологического вреда и в процессе его возмещения. Специальные нормы, касающиеся возмещения экологического вреда, закреплены в Федеральном законе от 10 января 2002 г. N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» (гл. XIV), однако они нуждаются в уточнении, конкретизации, устранении внутренних противоречий. 14. В условиях перехода России к новым экономическим отношениям во всех сферах государственной и общественной жизни положения о дисциплинарной ответственности отдельных категорий работников требуют корректировки с учетом положений Конституции РФ и требований Трудового кодекса РФ. Положения о дисциплине для отдельных категорий работников с особыми условиями, изданные до введения в действие ТК РФ (1 февраля 2002 г.), утвержденные не федеральными законами, применяются постольку, поскольку они не противоречат ТК РФ (ч. 1 ст. 423), но это не освобождает законодателя от работы, связанной с приведением нормативных актов, регламентирующих дисциплинарную ответственность работников, в соответствие с положениями Конституции РФ и ТК РФ.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *