Правовой режим бездокументарных ценных бумаг: сравнительно-правовой анализ

(Богустов А. А.) («Налоги» (газета), 2011, NN 30, 31) Текст документа

ПРАВОВОЙ РЕЖИМ БЕЗДОКУМЕНТАРНЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АНАЛИЗ <1>

/»Налоги» (газета), 2011, N 30/

А. А. БОГУСТОВ

——————————— <1> Данная статья участвовала во Всероссийском конкурсе научных работ «Право бизнесу».

К числу наиболее важных тенденций развития законодательства о фондовом рынке всех стран бывшего СССР относится признание возможности существования бездокументарных (дематериализованных) ценных бумаг. Эта тенденция имеет универсальный характер и проявляется в законодательстве большинства стран мира. Впервые возможность «дематериализации» ценных бумаг была закреплена во Франции, когда в 1981 г. был принят Закон о финансах <2>. Этот Закон (ст. 94-II) легализовал эмиссию акций и облигаций в «безбумажной» форме <3>. ——————————— <2> Гражданское и торговое право капиталистических государств / Под общ. ред. Е. А. Васильева. М., 1993. С. 144. <3> Белов В. А. Ценные бумаги в российском гражданском праве. М., 1996. С. 13.

Процесс дематериализации ценных бумаг был вызван совокупностью объективных причин — развитием новых средств передачи информации, повсеместным распространением компьютерной техники, ростом объемов торговли ценными бумагами на бирже. В постсоветских странах на развитие этого процесса большое влияние оказали и причины субъективного характера. Например, в юридической литературе высказывается мнение о том, что на широкое распространение бездокументарных ценных бумаг в России повлиял процесс приватизации, сопровождавшийся «выпуском в обращение большого числа акций. При этом документарная форма выпуска акций изначально была связана с дополнительными сложностями для эмитента» <4>. Некоторые авторы указывают на ключевую роль экономических причин появления бездокументарных ценных бумаг, в случае с которыми «нет необходимости выпускать дорогостоящие бланки ценных бумаг (сертификаты), что, в свою очередь, удешевляет, упрощает и ускоряет переход прав к новому обладателю» <5>. ——————————— <4> Сперанский В. Бездокументарные ценные бумаги // Российская юстиция. 1998. N 4. С. 12. <5> Бутенко А. А. Бездокументарные ценные бумаги как объект гражданских прав: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. Волгоград, 2000. С. 9.

В настоящее время возможность выпуска бездокументарных ценных бумаг закрепляется в ст. 194 Модельного ГК <6>, национальными ГК Азербайджана (ст. 996) <7>, Армении (ст. 152) <8>, Беларуси (ст. 150) <9>, Казахстана (ст. 135) <10>, Кыргызстана (ст. 39) <11>, Российской Федерации (ст. 149) <12>, Таджикистана (ст. 163) <13>, а также ГК Абхазии (ст. 149) <14> и Приднестровья (ст. 161) <15>. Кроме того, эта возможность признается национальным законодательством о рынке ценных бумаг и акционерных обществах. При этом отличия в легальных определениях бездокументарных ценных бумаг носят лишь юридико-технический характер. ——————————— <6> Гражданский кодекс. Модель: рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств. Часть первая: принят на 5-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ 29 октября 1994 г. // Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ (приложение). 1995. N 6. <7> Гражданский кодекс Азербайджанской Республики от 28 декабря 1999 г. N 779-IГ // Собрание законодательства Азербайджанской Республики. 2000. N 4. Книга I. Ст. 250. <8> Гражданский кодекс Республики Армения от 17 июня 1998 г. // URL: http:// www. base. spinform. ru/ show_doc. fwx? regnom= 2998&page;= 1&content;= text_info. <9> Гражданский кодекс Республики Беларусь от 7 декабря 1998 г. N 218-З // URL: http://pravo. by/webnpa/text. asp? RN=HK9800218. <10> Гражданский кодекс Республики Казахстан. Общая часть: принят Верховным Советом Республики Казахстан 27 декабря 1994 г. // Ведомости Верховного Совета Республики Казахстан. 1994. N 23 — 24. <11> Гражданский кодекс Кыргызской Республики. Часть 1. От 8 мая 1996 г. N 15 // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. 1996. N 6. Ст. 80. <12> Гражданский кодекс Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ. Часть первая // Собрание законодательства Российской Федерации. 1994. N 32. Ст. 3301. <13> Гражданский кодекс Республики Таджикистан от 30 июня 1999 г. Часть первая // Ахбори Маджлиси Оли Республики Таджикистан. 1999. N 6. <14> Гражданский кодекс Республики Абхазия. Часть 1. От 13 июля 2006 г. N 1409-с-XIV // URL: http://www. abhazia. com/book17-138.html. <15> Гражданский кодекс Приднестровской Молдавской Республики. Часть 1. От 14 апреля 2000 г. N 279-ЗИД // Собрание законодательства Приднестровской Молдавской Республики. 2000. N 2.

В ч. 1 ст. 5 Модельного закона «О рынке ценных бумаг» <16> установлено, что бездокументарными ценными бумагами являются именные ценные бумаги, права по которым удостоверяются записью на счете в реестре владельцев ценных бумаг либо записью на счете ценных бумаг у депозитария, выступающего в качестве номинального держателя. Данное определение практически дословно воспроизводится в законах России (ст. 2) <17>, Кыргызстана (ч. 2 ст. 2) <18> и Приднестровья (п. 15 ст. 2) <19> о рынке ценных бумаг и в законе Азербайджана (ст. 1) <20> о ценных бумагах. ——————————— <16> О рынке ценных бумаг. Модель: рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств: принят на 18-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ 24 ноября 2001 г. // Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ (приложение). 2002. N 28. <17> О рынке ценных бумаг: Федеральный закон от 22 апреля 1996 г. N 39-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1996. N 17. Ст. 1918. <18> О рынке ценных бумаг: Закон Кыргызской Республики от 21 июля 1998 г. N 95 // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. 1998. N 12. Ст. 504. <19> О рынке ценных бумаг: Закон Приднестровской Молдавской Республики от 7 августа 2002 г. N 183-З-III // Собрание актов законодательства Приднестровской Молдавской Республики. 2002. N 32. <20> О ценных бумагах: Закон Азербайджанской Республики от 14 июля 1998 г. N 523-1Г // Собрание законодательства Азербайджанской Республики. 1998. N 9. Ст. 556.

В ст. 996.1 ГК Азербайджана бездокументарная ценная бумага определяется как форма ценной бумаги, позволяющая определить владельца недокументарной ценной бумаги на основании записи, имеющейся в счете депо в депозитарии. В праве Казахстана (п. 4 ст. 1 Закона «О рынке ценных бумаг») <21> закреплено, что бездокументарная ценная бумага — это ценная бумага, выпущенная в бездокументарной форме (в виде совокупности электронных записей). ——————————— <21> О рынке ценных бумаг: Закон Республики Казахстан от 2 июля 2003 г. N 461-II // Ведомости парламента Республики Казахстан. 2003. N 14. Ст. 119.

В законодательстве Молдовы определяется, что нематериализованные именные ценные бумаги представляют собой «записи на лицевых счетах зарегистрированных лиц, в том числе выполненные на электронных носителях» (ч. 2 ст. 6 Закона «О рынке ценных бумаг») <22>. ——————————— <22> О рынке ценных бумаг: Закон Республики Молдова от 18 ноября 1998 г. N 199-XIV // Monitorul Oficial. 1999. N 27 — 28.

Право Таджикистана (ч. 4 ст. 3 Закона «О ценных бумагах и фондовой бирже») <23> закрепило, что бездокументарная форма выпуска ценных бумаг — форма выпуска, при которой «имущественные права на именные ценные бумаги фиксируются в специальном реестре (обычном или компьютеризированном)». ——————————— <23> О ценных бумагах и фондовых биржах: Закон Республики Таджикистан от 10 марта 1992 г. N 552 // Ахбори Шурои Оли Чумхурии Точикистон. 1992. N 11. Ст. 155.

Законодательство Узбекистана (ч. 1 ст. 4 Закона «О рынке ценных бумаг») <24> устанавливает, что бездокументарные ценные бумаги выпускаются «в виде записей в учетных регистрах депозитария». ——————————— <24> О рынке ценных бумаг: Закон Республики Узбекистан от 22 июля 2008 г. N ЗРУ-163 // Народное слово. 2008. N 144 — 145(4554 — 4555).

В соответствии со ст. 2 Закона Грузии «О рынке ценных бумаг» <25> бездокументарная ценная бумага существует «как запись на счете в регистре ценных бумаг или центральном депозитарии независимо от имени выгодоприобретателя или номинального держателя ценных бумаг». ——————————— <25> О рынке ценных бумаг: Закон Грузии от 24 декабря 1998 г. N 1745-ВС // URL: http:// www. base. spinform. ru/ show_ doc. fwx? Regnom= 13031.

Сходное с вышеприведенными определение бездокументарных ценных бумаг закреплено в проекте изменений и дополнений в ГК РФ <26>. В ч. 2 п. 1 ст. 142 проекта установлено, что ценными бумагами признаются также обязательственные и иные права, закрепленные в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего или выдавшего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав. ——————————— <26> Проект Федерального закона о внесении изменений в Гражданский кодекс Российской Федерации разрабатывается Советом при Президенте Российской Федерации по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства во исполнение Указа Президента Российской Федерации от 18 июля 2008 г. N 1108 «О совершенствовании гражданского законодательства» // URL: http://www. arbitr. ru/press-centr/news/31202.html.

Анализ вышеприведенных определений приводит к выводу о том, что законодательство стран СНГ при определении бездокументарных ценных бумаг лишь фиксирует их внешние признаки и не раскрывает их правовой природы, в частности возможности применения к ним положений о документарных ценных бумагах. За время существования бездокументарных ценных бумаг юридическая наука также не выработала единого мнения об их правовой природе, хотя определение их правовой природы имеет не только теоретическое, но и большое практическое значение. В связи с этим необходимо сослаться на мнение М. М. Агаркова, который подчеркивал, что теория ценных бумаг не может быть сведена ни к юридическим конструкциям, объясняющим отдельные особенности ценных бумаг, ни к формулировке оторванных от практической цели института общих принципов. Ученый отмечал: «…В конечном итоге каждая юридическая проблема сводится к выявлению тех целей, которые поставлены тому или иному институту или действующим правопорядком (догматическая точка зрения), или же соображениями о желательных изменениях или дополнениях последнего (политико-правовая точка зрения)» <27>. ——————————— <27> Агарков М. М. Учение о ценных бумагах // Основы банкового права. Курс лекций. Учение о ценных бумагах: научное исследование. М., 1994. С. 222 — 223.

Отсутствие разработанных теоретических обоснований юридической природы любого правового института влечет неопределенность содержания правоотношения и возникновение сложностей при реализации его участниками своих законных прав и интересов. Например, некоторые современные авторы <28> обращают внимание на то, что отсутствие у объекта имущественного спора документарной формы способно существенно затруднить процесс доказывания. ——————————— <28> Трофименко А. Споры о ценных бумагах // Российская юстиция. 1998. N 6. С. 26.

В связи со сказанным, на наш взгляд, нельзя согласиться с предложением о необходимости отказа от использования категорий бездокументарных и документарных ценных бумаг. Например, А. В. Габов, признавая основной проблемой бездокументарных бумаг несовершенство правовых средств защиты, указывает: «Основой для дискуссий о природе бездокументарных ценных бумаг является определение, которое базируется на признаках ценных бумаг. Исключение такого определения снимает основание для соответствующих дискуссий» <29>. ——————————— <29> Габов А. В. Проблемы гражданско-правового регулирования отношений на рынке ценных бумаг: Автореф. … дис. д. ю.н.: 12.00.03. М., 2010. С. 13 — 14.

Между тем предлагаемое А. В. Габовым деление ценных бумаг на сертифицированные (ценные бумаги, для осуществления и передачи которых обязательна презентация материального носителя, на котором фиксируются права) и несертифицированные (ценные бумаги, права на которые имеют лица, учтенные организациями учетной системы) <30> также не решает проблемы защиты прав владельцев ценных бумаг. ——————————— <30> Габов А. В. Указ. соч. С. 13 — 14.

Все многообразие современных теорий, объясняющих правовую природу бездокументарных ценных бумаг, базируется на одной из следующих точек зрения: — бездокументарных ценных бумаг не существует, они представляют собой юридическую фикцию; — бездокументарных ценных бумаг не существует, они представляют собой лишь способ фиксации прав; — бездокументарная и документарная ценная бумага имеет лишь юридико-технические отличия, поскольку она представляет собой совокупность имущественных прав, закрепленных в особой форме. Следует отметить, что каждая из этих теорий основывается на изучении легальных определений бездокументарных ценных бумаг и практики их применения. Но при этом они ограничиваются анализом лишь некоторых черт, присущих бездокументарным ценным бумагам, и в силу этого они не могут дать их целостную характеристику. На наш взгляд, бесспорно утверждение, согласно которому бездокументарные ценные бумаги представляют собой юридическую фикцию. Например, Л. Г. Ефимова справедливо указывает, что «при отсутствии соответствующего законодательства запись на счете сама по себе ничего не выражает, однако закон предписывает, чтобы все сделки с ними осуществлялись бы как с наличными ценными бумагами» <31>. И. Н. Бутина, исследуя природу бездокументарных акций, также обосновывает необходимость использования понятия юридической фикции и подчеркивает, что «фиктивна не сама акция как объект гражданского права, сознательно игнорируется лишь различие между этим объектом и документарной ценной бумагой» <32>. ——————————— <31> Ефимова Л. Г. Правовые проблемы безналичных денег // Хозяйство и право. 1997. N 2. С. 48. <32> Бутина И. Н. Акции как ценные бумаги и гражданско-правовая защита прав и законных интересов их владельцев: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. М., 2007. С. 7.

Некоторые исследователи фактически признают фиктивную природу бездокументарных ценных бумаг, обращая внимание на то, что использование такого термина является не более чем данью традиции. Например, Р. Ходыкин пишет: «…По поводу бездокументарных ценных бумаг не может сложиться никаких вещно-правовых отношений, не работают здесь и классические подходы, различающие «право на бумагу» и «право из бумаги», поскольку первое носит обязательственно-правовой, а не вещно-правовой характер. По поводу этого своеобразного объекта гражданских прав складываются обязательственно-правовые отношения» <33>. ——————————— <33> Ходыкин Р. К вопросу о юридической природе бездокументарных ценных бумаг // Правосудие в Восточной Сибири. 2001. N 1 — 2. URL: http:// law. edu. ru/ doc/ document. asp? docID= 1135602.

Однако, по нашему мнению, объявление бездокументарной ценной бумаги фикцией является не объяснением ее правовой природы, а лишь констатацией факта. Это объясняется следующим: 1) в юридической науке существует мнение, что классическая конструкция ценной бумаги как документа, выражающего субъективные гражданские права, также является не более чем юридической фикцией. Например, по мнению М. М. Агаркова, зависимость между бумагой и соответствующим правом, овеществление права в бумаге является не более чем образным выражением, «порой весьма удобным при обособлении ценных бумаг, но ни в коей степени не обладающим той степенью точности, которая необходима в юридических построениях» <34>. С таким мнением соглашаются и современные авторы, придерживающиеся взгляда на бездокументарные ценные бумаги как юридическую фикцию. Например, И. Н. Бутина делает вывод, что распространение вещного режима в отношении классической ценной бумаги посредством использования документа также является «не более чем юридико-техническим приемом» <35>. ——————————— <34> Агарков М. М. Указ. соч. С. 178. <35> Бутина И. Н. Указ. соч. С. 7.

Между тем фиктивная связь документа и выраженного в нем права является в соответствии с требованиями ст. 194 Модельного ГК и соответствующих статей национальных ГК конститутивным признаком ценной бумаги. Следовательно, признание бездокументарных ценных бумаг юридическими фикциями само по себе не способно объяснить их правовую природу, поскольку это не может служить отличием их от документарных ценных бумаг; 2) бездокументарная ценная бумага, являясь юридической фикцией, выступает экономической и социальной реальностью, признанной правоприменительной практикой. Такое признание было вызвано существованием объективных потребностей гражданского оборота, что, в свою очередь, требует четкого определения места бездокументарных ценных бумаг в системе объектов гражданского права. Вместе с тем одно лишь признание бездокументарной ценной бумаги фикцией не способно решить данной задачи. Например, это не позволяет дать ответ на вопрос о способах защиты прав их владельцев; 3) само понятие юридической фикции является обобщающим, поскольку ее использование может преследовать различные цели. Например, по мнению Е. А. Джазояна, целями использования фикций может выступать: «приравнивание (распространение правового режима); совершенствование структуры фактических составов; изменение имущественно-правового положения лица; признание несуществующего существующим (или на оборот); искусственное конструирование субъекта гражданского права» <36>. Следовательно, определение бездокументарной ценной бумаги как юридической фикции является неполным без анализа ее функций в таком качестве. ——————————— <36> Джазоян Е. А. Категория фикции в гражданском праве: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. М., 2006. С. 8.

Сущность другой точки зрения на бездокументарные ценные бумаги состоит в том, что они представляют собой лишь способ фиксации прав. Одним из первых в отечественной правовой науке эту точку зрения высказал Е. А. Суханов, который писал, что бездокументарные ценные бумаги не являются ценными бумагами в прямом смысле слова, а представляют собой лишь способ фиксации имущественных прав <37>. ——————————— <37> Суханов Е. А. Акционерные общества и другие юридические лица в новом гражданском законодательстве // Хозяйство и право. 1997. N 1. С. 94 — 95.

Сторонники этой точки зрения указывают на отсутствие какого-либо сходства между документарными и бездокументарными ценными бумагами. В работах Е. Ю. Трегубенко <38> и Б. В. Чувакова <39> обосновывается мнение о том, что бездокументарные и документарные ценные бумаги не могут быть приравнены, поскольку присущие ценной бумаге признаки (воплощение в бумаге определенного субъективного гражданского права и необходимость предъявления бумаги для его осуществления) отсутствуют у бездокументарных ценных бумаг. Е. В. Агапеева, обосновывая некорректность термина «ценная бумага» в отношении электронного документа, указывает на наличие у него «функции фиксации юридических фактов» <40>. ——————————— <38> Трегубенко Е. Ю. Ордерные ценные бумаги: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. СПб., 2003. С. 6. <39> Чуваков В. Б. Правовая природа ценных бумаг: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. СПб., 2004. С. 5 — 6. <40> Агапеева Е. В. Ценные бумаги как объекты гражданского оборота по законодательству России и США: Сравнительно-правовой анализ: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. М., 2006. С. 10.

На наш взгляд, характеристика бездокументарной ценной бумаги как способа фиксации прав является лишь достаточно точным описанием ее внешних признаков. Однако само по себе признание бездокументарной ценной бумаги способом фиксации прав не может объяснить правовой природы данного правового института, поскольку слово «фиксировать» означает «закреплять», следовательно, при помощи бездокументарных ценных бумаг происходит закрепление субъективных гражданских прав. Вместе с тем то, что закрепляет какие-либо права, является юридическим документом. Нам представляется справедливой точка зрения С. Е. Долгаева о том, что «дуализм ценных бумаг относителен, так как элементы материального воплощения прав присутствуют и в случае с бездокументарными ценными бумагами, а легальному определению понятия «документ» соответствуют электронные (магнитные) носители информации; закон же не определяет ценную бумагу как «бумагу» <41>. Таким образом, признание бездокументарной ценной бумаги способом фиксации прав ставит задачу ее характеристики как юридического документа. ——————————— <41> Долгаев С. Е. Правовое регулирование оборота ценных бумаг: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. Волгоград, 2002. С. 7.

Ряд исследователей исходят из того, что бездокументарная ценная бумага — это совокупность прав, удостоверяемых ею и закрепленных в особой форме. Эта точка зрения базируется на том, что не следует искать различия в документарных и бездокументарных бумагах, а необходимо найти те общие черты, которые позволят их отождествить. Такими общими чертами признаются: 1) права, выражаемые документарными и бездокументарными ценными бумагами. Например, Д. В. Мурзин высказал мнение, что «единственным признаком, связывающим обычную и бездокументарную ценную бумагу, является имущественное право, удостоверенное ценной бумагой» <42>; ——————————— <42> Мурзин Д. В. Указ. соч. С. 9.

2) необходимость фиксации прав, способ осуществления которой в отношении документарных и бездокументарных ценных бумаг имеет лишь юридико-технические отличия. Такая точка зрения на правовую природу бездокументарных ценных бумаг получила в настоящее время широкое распространение. Например, по мнению А. А. Петрова, различия в удостоверении документарных и бездокументарных ценных бумаг сводятся к разнице в техническом осуществлении закрепленных в ней прав. На основании этого ценная бумага определяется в качестве «неделимой совокупности имущественных прав, удостоверенных либо установленной формой с обязательным соблюдением реквизитов, необходимых для реализации или передачи прав по ценной бумаге, либо фиксацией указанной совокупности прав в специальном реестре (обычном или компьютеризированном)» <43>. На наш взгляд, к числу приверженцев рассматриваемой точки зрения относится и Ж. В. Коршунова. В результате анализа бездокументарных ценных бумаг она пришла к выводу о том, что «субстанцией электронной (безбумажной) ценной бумаги является воплощенное в ней субъективное гражданское право (ее ценность), а ее материальный носитель — электронная система учета прав на ценные бумаги, фиксирующая информацию о праве, — выступает ее пространственной границей; назначение электронной (безбумажной) ценной бумаги, как и традиционной, заключается в реализации удостоверенных ею прав» <44>. По мнению Е. Н. Решетиной, не существует значительной разницы между документарными и бездокументарными ценными бумагами, поскольку «ценная бумага — это объект особого права собственности, выраженный в документарной или бездокументарной форме, форма выражения которого определяется юридической природой, зависящей от вида ценных бумаг, предоставляющий соответствующему субъекту права имущественные и неимущественные права» <45>. Д. В. Григорьев указывает на то, что бездокументарные ценные бумаги являются оболочкой воплощенных в них прав — «классические документарные ценные бумаги и бездокументарные ценные бумаги являются лишь формой выраженных в них имущественных и неимущественных прав, идентичных по своему содержанию, следовательно, юридическая природа ценных бумаг — как документарных, так и бездокументарных — должна признаваться одинаковой» <46>. По мнению этого автора, распространение на бездокументарные ценные бумаги режима классических ценных бумаг может быть объяснено тем, что, «во-первых, они закрепляют определенные имущественные права, принадлежащие их владельцам; во-вторых, им присущи определенные реквизиты, присваиваемые им при государственной регистрации выпусков эмиссионных ценных бумаг; в-третьих, права, закрепленные бездокументарными ценными бумагами, осуществляются посредством предъявления соответствующего доказательственного документа (выписки из реестра, выписки со счета депо, сертификата и т. п.), свидетельствующего о принадлежности бездокументарных ценных бумаг данному лицу и о закреплении прав этого лица в системе учета таких прав» <47>. ——————————— <43> Петров А. А. Правовой режим оборота ценных бумаг: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. СПб., 2005. С. 5. <44> Коршунова Ж. В. Облигации как вид ценных бумаг по законодательству Российской Федерации: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. СПб., 2008. С. 8. <45> Решетина Е. Н. Корпоративные эмиссионные ценные бумаги и их купля-продажа при первичном размещении: Проблемы правового регулирования: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. Ростов-н/Д, 2003. С. 8 — 9. <46> Григорьев Д. В. Гражданско-правовые аспекты правового регулирования рынка ценных бумаг: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. М., 2008. С. 9. <47> Григорьев Д. В. Указ. соч. С. 9.

На сходство конструкции документарной и бездокументарной ценной бумаги указывает и А. А. Кукушкин. По его мнению, «документарная природа фиксации прав не меняется при учете прав, удостоверяемых ценными бумагами, записями на лицевых счетах у держателя реестра или в случае учета прав на ценные бумаги в депозитарии записями по счетам депо в депозитариях» <48>. ——————————— <48> Кукушкин А. А. Защита прав владельцев бездокументарных ценных бумаг в Российской Федерации: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. М., 2007. С. 8.

По мнению А. Ю. Никифорова, бездокументарные ценные бумаги сохранили правовой режим, свойственный документарным ценным бумагам: «Правовую основу отношений, связанных с реализацией прав, зафиксированных в бездокументарной форме («права из бумаги»), составляют нормы обязательственного и корпоративного права, а к отношениям, в которых бездокументарные ценные бумаги выступают как объекты гражданских прав («права на бумагу»), должны применяться нормы вещного права» <49>. ——————————— <49> Никифоров А. Ю. Бездокументарные ценные бумаги как объекты гражданских правоотношений: Автореф. … дис. к. ю.н.: 12.00.03. Томск, 2010. С. 5.

Приведенные выше взгляды о сходстве классических и бездокументарных ценных бумаг основываются на нормах действующего законодательства, которое распространяет на «безбумажные» ценные бумаги режим документарных. Кроме того, подобная точка зрения направлена на обеспечение единства и устойчивости гражданского оборота. Между тем главным недостатком, присущим данной позиции, является то, что указание лишь на юридико-технические отличия документа как способа фиксации прав в классической и бездокументарной ценной бумаге является недостаточным для определения их правовой природы. Существование таких отличий представляется очевидным. Необходимо, на наш взгляд, провести анализ того, какие функции документа как способа существования классической ценной бумаги могут быть свойственны бездокументарным ценным бумагам. Кроме того, недостаточно лишь указать на то, что документарные и бездокументарные ценные бумаги выражают совокупность прав. На наш взгляд, необходимо также исследовать сходство и отличие в порядке реализации и защиты такой совокупности прав в случае с документарной и бездокументарной ценной бумагой. Обобщая вышеизложенное, необходимо отметить, что различные взгляды на правовую природу бездокументарных ценных бумаг достаточно обоснованны, но не могут претендовать на полноту и всесторонность, поскольку они базируются на анализе лишь отдельных их признаков. На наш взгляд, при решении этого вопроса следует исходить из того, что на бездокументарные ценные бумаги действующим законодательством распространяется режим ценных бумаг. Следовательно, необходимо провести сравнение их признаков с признаками документарных ценных бумаг, признаваемыми законодательством и правоприменительной практикой. Анализ приведенных выше легальных и доктринальных определений бездокументарных ценных бумаг позволяет выделить те базисные черты, на которых может основываться исследование правовой природы этих бумаг: — бездокументарная ценная бумага — совокупность прав требования; — для обеспечения единства и устойчивости гражданского оборота к данным обязательственным правам могут применяться отдельные положения об объектах права собственности; — форма фиксации таких обязательственных прав имеет ряд схожих черт с формой документарных ценных бумаг. Начиная характеристику бездокументарных ценных бумаг, необходимо отметить, что легальное и доктринальное определение таких ценных бумаг как «бездокументарных» не должно приниматься буквально. Это следует из анализа понятия «документ», закрепленного в модельном и национальных законодательствах стран СНГ. Так, согласно ст. 15 Модельного информационного кодекса для государств — участников СНГ <50> документ представляет собой «сведения, представленные на любых носителях в установленных законодательством форме и виде и с обязательными реквизитами, которые позволяют его идентифицировать». ——————————— <50> Информационный кодекс. Модель: рекомендательный законодательный акт Содружества Независимых Государств. Часть первая: принят на 30-м пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ 3 апреля 2008 г. N 30-6 // Информационный бюллетень Межпарламентской ассамблеи государств — участников СНГ. 2008. N 42.

В законодательстве России (ст. 1 Закона «Об обязательном экземпляре документов» <51> и ст. 1 Закона «О библиотечном деле» <52>) документ определяется как материальный объект с зафиксированной на нем информацией в виде текста, звукозаписи или изображения, предназначенный для передачи во времени и пространстве в целях хранения и общественного использования. В соответствии с законами об информации, информатизации и защите информации Азербайджана (ст. 2) <53> и Беларуси (ст. 1) <54> документированная информация — информация, зафиксированная на материальном носителе с реквизитами, позволяющими ее идентифицировать. Кроме того, договоры, составленные при помощи средств электронной связи, имеют те же последствия, что и договоры, заключенные в письменной форме (п. 2 ст. 429 Модельного ГК и соответствующие статьи национальных ГК). ——————————— <51> Об обязательном экземпляре документов: Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 77-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 1. Ст. 1. <52> О библиотечном деле: Федеральный закон от 29 декабря 1994 г. N 78-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 1. Ст. 2. <53> Об информации, информатизации и защите информации: Закон Азербайджанской Республики от 3 апреля 1998 г. N 460-IГ // Сборник законодательства Азербайджанской Республики. 1998. N 6. <54> Об информации, информатизации и защите информации: Закон Республики Беларусь от 10 ноября 2008 г. N 455-З // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2008. N 279. 2/1552.

Приведенные выше определения подчеркивают, что документ может существовать не только на бумажном носителе. Из этого следует достаточно важный для определения правовой природы бездокументарных ценных бумаг вывод о том, что независимо от существования в виде бланка либо записи на счете, ценная бумага представляет собой документ. Следовательно, представляется более точным определять такие документы не как «бездокументарные ценные бумаги», а как ценные бумаги «в форме записи на счете» (ч. 2 п. 3 ст. 1 Закона Беларуси «О ценных бумагах и фондовых биржах» <55>, п. 1 ст. 1 Закона Туркменистана «О ценных бумагах и фондовых биржах в Туркменистане» <56>) либо «нематериализованные ценные бумаги» (ст. 6 Закона Молдовы «О рынке ценных бумаг»). ——————————— <55> О ценных бумагах и фондовых биржах: Закон Республики Беларусь от 12 марта 1992 г. N 1512-XII // URL: http://pravo. by/webnpa/text. asp? RN=V19201512. <56> О ценных бумагах и фондовых биржах в Туркменистане: Закон Туркменистана от 28 декабря 1993 г. N 914-XII // Ведомости Меджлиса Туркменистана. 1993. N 11 — 12. Ст. 108.

Но ценная бумага, существующая в форме записи на счете, как документ имеет достаточно серьезные отличия от ценной бумаги в традиционном понимании. Отличия эти можно выявить, проанализировав те функции, которые способен выполнять документ в форме записи на счете в гражданском обороте. В отличие от документарной ценной бумаги бездокументарная ценная бумага может служить лишь средством доказывания этих прав и не находится с ними в той взаимосвязи, которая существует между обособленным документом и выражаемым им правом. Бездокументарные ценные бумаги не могут иметь презентационного значения. Такой вывод следует из предписаний п. 2 ст. 194 Модельного ГК и соответствующих статей национальных ГК, согласно которым в предусмотренных законодательством случаях необходимы доказательства закрепления прав, удостоверенных ценной бумагой в специальном реестре, для их осуществления и передачи. На отсутствие у них презентационного значения указывает и закрепленный рядом нормативных актов порядок реализации прав по бездокументарным ценным бумагам. Так, права по бездокументарным ценным бумагам реализуются эмитентом в отношении лиц, указанных в системе ведения реестра. Это правило закреплено в Законе о ценных бумагах Азербайджана (ч. 1 п. 8 ст. 17), а также в Законах о рынке ценных бумаг Кыргызстана (ч. 6 ст. 50), России (ст. 29) и Приднестровья (ч. 1 п. 7 ст. 18). В этом случае не происходит предъявления ценной бумаги должнику, и его действия, а не действия кредитора имеют решающее значение для исполнения. Невозможно также говорить о наличии у бездокументарной ценной бумаги свойств публичной достоверности и формализма. На наш взгляд, это обусловлено следующими причинами: 1) сама по себе запись на счете не может обладать реквизитами, необходимыми для ценных бумаг. Реквизиты как «обязательные сведения, которые должны быть в документе для признания его действительным» <57>, находят в отношении ценных бумаг закрепление в законодательстве, посвященном их отдельным видам. Анализ этих предписаний позволяет сделать вывод о том, что реквизиты, необходимые для придания документу статуса ценной бумаги в традиционном ее понимании, не могут закрепляться в записи на счете, являющейся элементом единого документа (обычного или компьютеризированного реестра). Следовательно, бездокументарные ценные бумаги не наделены свойством формализма; ——————————— <57> Юрыдычны энцыклапедычны слоунiк. Мн., 1992. С. 477.

2) бездокументарную ценную бумагу невозможно предъявить обязанному лицу, поскольку существование ее возможно лишь в рамках реестра. Более того, из смысла ст. 194 Модельного ГК и соответствующих статей национальных ГК следует, что для осуществления и передачи прав, удостоверенных бездокументарной ценной бумагой, необходимо предъявление не ее самой, а доказательств ее закрепления в специальном реестре, т. е. нахождения бездокументарной ценной бумаги у лица-некредитора. А п. 2 ст. 189 Модельного ГК устанавливает достаточность доказательства закрепления бездокументарной ценной бумаги в специальном реестре для осуществления или передачи прав по ней. Но термины «доказательство», «доказывание», как правило, не имеют самостоятельного значения в материальном праве и гражданское законодательство во всех случаях их применения (например, ст. ст. 172, 173, 176, 265 и др. Модельного ГК) подразумевает наличие спора между участниками правоотношения. Даже если в ст. 189 Модельного ГК законодатель говорит о доказывании наличия права по ценной бумаге непосредственно обязанному лицу, то он и в этом случае не определяет ни содержания такого «доказывания», ни его порядка. Следовательно, п. 2 ст. 189 Модельного ГК носит бланкетный характер. Из этого можно сделать вывод, что порядок доказывания закрепления прав по бездокументарной ценной бумаге должен соответствовать требованиям гражданско-процессуального законодательства, в том числе правилам, касающимся оценки, относимости и допустимости доказательств. При этом возникает вопрос о средствах доказывания, используемых для подтверждения наличия у лица прав по бездокументарной ценной бумаге. Из смысла ч. 2 п. 1 ст. 194 Модельного ГК следует, что таким доказательством служит документ, свидетельствующий о закрепленном праве, выдаваемый депозитарием. Национальное законодательство устанавливает, что таким документом является выписка о со стоянии счета «депо» — «документ, выдаваемый депозитарием депоненту, отражающий состояние счета «депо» на определенную дату и подтверждающий права на ценные бумаги» (ст. 1 Закона Беларуси «О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в Республике Беларусь» <58>). При этом запись на счете, являясь документом, вместе с тем представляет собой часть другого документа — реестра владельцев ценных бумаг. Например, ст. 1 Закона Беларуси «О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в Республике Беларусь» устанавливает, что реестр владельцев ценных бумаг представляет собой «совокупность данных о собственниках ценных бумаг одного вида определенного эмитента, составляемых в соответствии с законодательством Республики Беларусь профессиональным участником рынка ценных бумаг, имеющим право на составление реестра на основании заключенного с эмитентом договора». Поскольку выписка о состоянии счета является документом, подтверждающим права на ценные бумаги, и иных доказательств существования прав на бездокументарную ценную бумагу не предусмотрено, то в процессе доказывания видится необходимым применять предписания процессуального законодательства, касающиеся правил о допустимости доказательств. ——————————— <58> О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в Республике Беларусь: Закон Республики Беларусь от 9 июля 1999 г. N 280-З // URL: http://pravo. by/webnpa/text. asp? RN=H19900280.

Но при этом сама по себе выписка о состоянии счета не может являться достаточным доказательством существования прав. Она лишь указывает на факт существования прав на бездокументарную ценную бумагу только на определенный момент времени. Предъявление ее обязанному лицу может быть блокировано его возражениями о том, что не существует подтверждения существования права на момент предъявления, поскольку с момента получения выписки прошел определенный срок, за который кредитор мог распорядиться принадлежащими ему бездокументарными ценными бумагами. Таким образом, выписка о состоянии счета, по сути, имеет лишь информативное значение, точно так же как выписка о наличии денежных средств на счете в банке, которая не может использоваться взамен самих денег. Из этого следует, что выписка о состоянии счета «депо» является необходимым, но недостаточным доказательством существования прав по бездокументарной ценной бумаге. Это вполне соотносится с требованиями о допустимости доказательств. Без указанного средства доказывания обойтись нельзя, его нельзя заменить другим, «но для подтверждения факта или его опровержения можно использовать и другие доказательства» <59>. Однако свойство публичной достоверности присуще не совокупности сведений и даже не совокупности документов, а исключительно единичному, обособленному документу — ценной бумаге. Из этого следует, что бездокументарные ценные бумаги не обладают публичной достоверностью. ——————————— <59> Гражданское процессуальное законодательство: Комментарий. М., 1991. С. 144.

Анализ законодательства стран СНГ приводит к выводу о том, что термин «бездокументарная ценная бумага» означает не отсутствие документарного подтверждения существования права, выраженного ценной бумагой вообще, а отсутствие единого презентационного документа, в котором овеществляется соответствующее право и который наделен свойствами публичной достоверности и формализма. Более того, бездокументарную ценную бумагу можно представить как несколько документов, которые лишь в совокупности могут выполнить функции, присущие ценной бумаге. К числу таких документов относятся: 1) решение о выпуске (Законы России (ч. 2 ст. 18), Кыргызстана (ч. 2 ст. 39), Приднестровья (п. 2 ст. 7) о рынке ценных бумаг); 2) записи на лицевых счетах или записи по счетам «депо» (Модельный (п. 4 ст. 6) и национальные Законы России (ч. 2 ст. 28), Кыргызстана (ч. 2 ст. 49), Приднестровья (п. 2 ст. 17) о рынке ценных бумаг, Закон Азербайджана (ч. 2 ст. 17) о ценных бумагах и Закон Молдовы (ст. 18) об акционерных обществах <60>); ——————————— <60> Об акционерных обществах: Закон Республики Молдова от 2 апреля 1997 г. N 1134-XIII // Monitorul Oficial. 1997. N 38 — 39.

3) выписки, подтверждающие наличие в реестре записи о владельцах ценных бумаг на определенный момент времени (ч. 2 п. 1 ст. 194 Модельного ГК и соответствующие статьи национальных ГК, Модельный (ч. 1 ст. 15) и национальный Закон Казахстана (п. 9 ст. 1 и ст. 38) о рынке ценных бумаг, Законы Молдовы (ст. 19) и Туркменистана (п. 3 ст. 22) <61> об акционерных обществах). ——————————— <61> Об акционерных обществах: Закон Туркменистана от 23 ноября 1999 г. N 400-I // URL: http:// www. base. spinform. ru/ show_doc. fwx? regnom= 2460&page;= 1&content;= text_info.

Тезис о подтверждении прав по бездокументарным бумагам совокупностью документов подтверждают и материалы арбитражной практики. Из ч. 2 п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 3 марта 1999 г. N 4 <62> следует, что «доказательством наличия у конкретного лица права собственности (право хозяйственного ведения) на ценные бумаги является соответствующая запись в реестре акционеров общества и выписка из реестра, выдаваемая реестродержателем, либо иные документы, предусмотренные законодательством». ——————————— <62> О некоторых вопросах, связанных с обращением взыскания на акции: Постановление Пленума ВАС РФ от 3 марта 1999 г. N 4 // Российская юстиция. 1999. N 5. С. 56 — 57.

Одним из противоречий законодательства о бездокументарных ценных бумагах представляется смешение понятий «право на бумагу» и «право из бумаги». Анализ ст. ст. 189, 194 Модельного ГК и соответствующих статей национальных ГК позволяет сделать вывод о том, что речь в них идет исключительно о «праве из бумаги». При этом специальные законы в некоторых случаях говорят о существовании права «на бумагу» (например, ст. ст. 1 и 3 Закона «О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в Республике Беларусь»). Представляется, что в случае с бездокументарными ценными бумагами управомоченный субъект обладает лишь правом «из бумаги». Это следует из того, что главной особенностью бездокументарной ценной бумаги по общему правилу является невозможность ее существования помимо соответствующего счета и предъявления требований ее выдачи и получения со счета.

/»Налоги» (газета), 2011, N 31/

——————————— <1> Данная статья участвовала во Всероссийском конкурсе научных работ «Право бизнесу».

В связи с отсутствием у бездокументарных ценных бумаг презентационного характера и невозможностью применения к ним категорий «право на бумагу» и «право из бумаги» возникает целый ряд проблем практического характера. Во-первых, к их числу относится проблема определения круга прав владельцев бездокументарных ценных бумаг. Представляется, что их права несколько уже прав владельца обычной ценной бумаги. Например, собственник бездокументарной ценной бумаги фактически не может совершать с ней действий, не оговоренных в соглашении с депозитарием. Заключение же подобного договора является обязательным для владельца бездокументарной ценной бумаги. В связи с этим представляется не совсем верным утверждение о том, что «владение бездокументарными ценными бумагами не влечет за собой расходов по их хранению (передача для хранения в банки или специальные хранилища)» <2>. На наш взгляд, нельзя утверждать, что бездокументарная ценная бумага по сравнению с обычной бумагой обладает большей оборотоспособностью. Более того, вообще постановка вопроса о выпуске ценных бумаг (в том числе и бездокументарных) в целях облегчения передачи прав вызывает достаточно серьезные сомнения. Еще М. М. Агарков утверждал, что облегчение порядка передачи прав как цель выпуска ценных бумаг имеет лишь исторические основания <3>. ——————————— <2> Комментарий к Гражданскому кодексу Республики Беларусь: В 2 кн. / Отв. ред. В. Ф. Чигир. Мн., 1999. Кн. 1. С. 252. <3> Агарков М. М. Указ. соч. С. 225 — 226.

Во-вторых, следует обратить внимание на то, что ценная бумага может как иметь конститутивный характер (например, вексель), так и не иметь его (например, акция). Так, М. С. Агарков указывал на то, что «составление и выдача акции не является необходимым условием для возникновения прав акционера» <4>. При этом законодательство и доктрина считают бездокументарную ценную бумагу формой фиксации прав. Вместе с тем термин «фиксация прав» не имеет легального определения. Само слово «фиксация» в лексическом смысле означает «закрепление». Таким образом, говоря о фиксации прав, мы говорим о закреплении уже возникшего правоотношения в определенной внешней форме. Из этого следует, что бездокументарные ценные бумаги закрепляют уже возникшие ранее права, причем само возникновение этих прав не может находиться в зависимости от создания ценной бумаги, т. е. бездокументарные ценные бумаги не могут являться конститутивными бумагами. ——————————— <4> Агарков М. М. Указ. соч. С. 179.

Таким образом, по общему правилу в форме бездокументарных ценных бумаг могут существовать акции, облигации и государственные облигации. Также теоретически представляется возможным существование в форме бездокументарных ценных бумаг и иных бумаг, не имеющих конститутивного значения. Это подтверждается практикой международной торговли, начинающей признавать возможность использования бездокументарных ценных бумаг для оформления отношений, вытекающих из товарораспорядительных документов. В литературе отмечается возможность использования компьютерной техники для оформления быстрых взаимосвязанных переводов «титулов на товар», при котором создаются «электронные субституты товарораспорядительных бумаг» <5>. ——————————— <5> Кокин А. С. Товарораспорядительные бумаги в международной морской торговле (правовые вопросы). М., 1994. С. 7.

На взгляд автора, вопреки предписаниям ч. 1 п. 1 ст. 194 Модельного ГК и соответствующих статей национальных ГК в форме бездокументарных ценных бумаг не могут существовать ордерные ценные бумаги. Невозможность выпуска ордерных ценных бумаг в безналичной форме прежде всего подтверждается развитием вексельного законодательства. В настоящее время в праве постсоветских стран содержится однозначный запрет на выпуск векселей в бездокументарной форме (ст. 4 Закона России «О переводном и простом векселе» <6>, ст. 79 Закона Беларуси «Об обращении переводных и простых векселей» <7>, ст. 5 Закона Украины «Об обращении векселей в Украине» <8>, ч. 1 ст. 1 Закона Молдовы «О векселях» <9> и ч. 1 ст. 1 Закона Приднестровья «О векселях» <10>). Похожие подходы разделяются и судебной практикой: «нормы вексельного права не могут применяться к обязательствам, оформленным на электронных и магнитных носителях» <11>. ——————————— <6> О переводном и простом векселе: Федеральный закон от 11 марта 1997 г. N 48-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 1997. N 11. Ст. 1238. <7> Об обращении переводных и простых векселей: Закон Республики Беларусь от 13 декабря 1999 г. N 341-3 // Национальный реестр правовых актов Республики Беларусь. 2006. N 6. 2/1173. <8> Об обращении векселей в Украине: Закон Украины от 3 апреля 2001 г. N 2374-III // Вiдомостi Верховноi Ради Украiни. 2001. N 24. Ст. 128. <9> О векселях: Закон Республики Молдова от 22 июня 1993 г. N 1527-XII // Monitorial Oficial. 1993. N 10. <10> О векселях: Закон Приднестровской Молдавской Республики от 28 ноября 1995 г. // Собрание законодательства Приднестровской Молдавской Республики. 1995. N 4. <11> О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с обращением векселей: Постановление Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 4 декабря 2000 г. N 33/14 // Вестник ВАС РФ. 2001. N 2. С. 5 — 21.

Невозможность выпуска ордерных ценных бумаг в «бездокументарной форме» подтверждается и иными актами законодательства. Так, анализ законодательства Беларуси (ст. 2 Закона «О депозитарной деятельности и центральном депозитарии ценных бумаг в Республике Беларусь») позволяет сделать вывод о том, что в безналичной форме по общему правилу могут выпускаться лишь некоторые виды ценных бумаг: акции, облигации, государственные облигации. А эти виды ценных бумаг, согласно предписаниям белорусского законодательства, могут выпускаться лишь в виде именных и предъявительских документов. Поскольку ценные бумаги на предъявителя по ст. 150 ГК Беларуси никак не могут быть выпущены в «бездокументарной» форме, то фактически бездокументарными могут быть только именные ценные бумаги. Специальные законы предусматривают, что в качестве бездокументарных ценных бумаг могут выпускаться: — именные эмиссионные ценные бумаги (модельный (п. 1 ст. 5) и национальные законы России (ч. 1 ст. 16), Кыргызстана (ч. 3 ст. 35), Молдовы (п. «с» ч. 1 ст. 4), Приднестровья (п. «б» ч. 2 ст. 5) о рынке ценных бумаг, законы Азербайджана (п. 1, 2 ч. 1 ст. 8) и Таджикистана (ч. 3 ст. 3) о ценных бумагах); — именные акции (ст. 91 ГК Казахстана, ч. 3 ст. 4 Закона Узбекистана «О рынке ценных бумаг» и законы Армении (ч. 1 п. 1 ст. 31) <12>, Казахстана (ч. 2 п. 1 и п. 1 ст. 12) <13>, Кыргызстана (п. 2 ст. 22) <14>, Молдовы (ч. 2 и ч. 4 ст. 11), Таджикистана (ч. 2 ст. 21) <15>, Украины (ч. 2 ст. 20) <16> об акционерных обществах); ——————————— <12> Об акционерных обществах: Закон Республики Армения от 27 октября 2001 г. N ЗР-232 // URL: http:// parliament. am/ legislation. php? sel= alpha⟨=rus. <13> Об акционерных обществах: Закон Республики Казахстан от 13 мая 2003 г. N 415-II // Казахстанская правда. 2003. N 141 — 142(24081 — 24082). <14> Об акционерных обществах: Закон Кыргызской Республики от 27 марта 2003 г. N 64 // Ведомости Жогорку Кенеша Кыргызской Республики. 2003. N 6. Ст. 240. <15> Об акционерных обществах: Закон Республики Таджикистан от 5 марта 2007 г. N 237 // URL: http:// www. base. spinform. ru/ show_doc. fwx? regnom= 18388&page;= l&content;= text_info. <16> Об акционерных обществах: Закон Украины от 17 сентября 2008 г. N 514-VI // Вiдомостi Верховноi Ради Украiни. 2008. N 50 — 51. Ст. 384.

— именные облигации (Законы Армении (ч. 1 п. 1 ст. 31) и Молдовы (ч. 2 и 4 ст. 11) об акционерных обществах); — именные депозитные либо сберегательные сертификаты (ч. 2 ст. 13 Закона Украины «О ценных бумагах и фондовом рынке» <17>). ——————————— <17> О ценных бумагах и фондовом рынке: Закон Украины от 23 февраля 2006 г. N 3480-IV // Вiдомостi Верховноi Ради Украiни. 2006. N 31. Ст. 268.

На основании этого можно сделать вывод о том, что на практике в форме бездокументарных ценных бумаг могут выпускаться исключительно именные ценные бумаги. Таким образом, анализ свойств бездокументарных ценных бумаг, вытекающих из положений национального законодательства, позволяет говорить о том, что бездокументарные ценные бумаги характеризуются в совокупности следующими отличительными чертами: — несмотря на свое название, представляют собой юридические документы либо совокупность документов; — в отличие от иных форм ценных бумаг не имеют презентационного значения, поскольку не обладают свойствами ни публичной достоверности, ни формализма; — управомоченный по такой ценной бумаге субъект имеет лишь «право из бумаги», но «не право на бумагу»; — являясь «формой фиксации прав», не может выступать в качестве конститутивной бумаги; — в такой форме практически могут существовать только именные ценные бумаги. На основании всего вышеизложенного можно сделать вывод, что бездокументарную ценную бумагу можно определить как форму фиксации прав, выраженную совокупностью документов, не обладающих конститутивным и презентационным значением, свойствами публичной достоверности и формализма, предоставляющую управомоченному лицу «право из бумаги» и подчиняющуюся в гражданском обороте правилам об именных ценных бумагах. Невозможность существования ордерных ценных бумаг в бездокументарной форме также требует внести изменения в ч. 1 п. 1 ст. 194 Модельного ГК и соответствующие статьи национальных гражданских кодексов, исключив из нее указание на возможность выпуска ордерных бездокументарных ценных бумаг.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *