Авторское право: сага о сроках

(Бузанов В. Ю.) («Журнал российского права», 2014, N 6) Текст документа

АВТОРСКОЕ ПРАВО: САГА О СРОКАХ <*>

В. Ю. БУЗАНОВ

——————————— <*> Статья подготовлена с использованием СПС «КонсультантПлюс».

Бузанов Виктор Юрьевич, кандидат юридических наук, научный сотрудник кафедры гражданского права юридического факультета Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

На протяжении нескольких последних десятилетий сроки действия авторских прав в России и бывшем СССР неоднократно менялись (15, 25, 50 и 70 лет past mortem), что приводит к серьезным практическим проблемам применения этих сроков к конкретным произведениям. Ситуация осложняется тем, что соответствующие законодательные поправки предусматривали разные варианты применения нового срока к «старым» произведениям (имеются в виду произведения, созданные до принятия поправок): 1) вариант «продления» охраны; 2) вариант «восстановления» охраны. Такая противоречивость законодательного регулирования приводила к тому, что произведения некоторых советских писателей (А. Толстого, А. Беляева и др.) неоднократно переходили в общественное достояние и затем вновь ставились под охрану. В статье содержится подробный анализ законодательства и судебной практики, имеющей отношение к исследуемому вопросу, включая прецедентные решения высших российских судов.

Ключевые слова: авторское право, сроки действия, новые сроки, «старые» произведения.

Copyright law: a saga about periods V. Yu. Buzanov

Buzanov V. Yu., PhD in Law, Lomonosov Moscow State University.

The article deals with the development of copyright law in various periods of the Russian history. The copyright duration has varied in Russia and the USSR during the last decades — from 15 years to 25, 50 and 70. This has caused serious problems in application of copyright terms to particular works. The respective amendments extending the terms of copyright provided for different application of new terms to «old» works (i. e. the works created before the amendments were introduced) which has complicated the situation. According to the amendments the copyright duration could be «extended» or it could be «restored». These controversial provisions left the works of some soviet writers, e. g. A. Tolstoy, A. Beliaev, unprotected a few times. The article focuses on the examination of copyright laws and court decisions including the opinions of the Russian highest courts.

Key words: copyright, terms of copyright, new terms, «old» works.

Прежде чем говорить о сроке действия авторского права, хотелось бы сделать одно предварительное замечание. То, что мы называем авторским правом, на самом деле представляет собой «сумму» прав, причем весьма неоднородных по своей природе, содержанию и способам защиты. Различаются и сроки их действия. Некоторые из этих прав, называемых законом личными и неотчуждаемыми (право авторства, право на имя), «угасают» вместе со своим субъектом <1>, другие, так называемые имущественные (право следования, исключительное право), могут переходить по наследству. Среди наследуемых прав особое значение имеет исключительное право, которое обеспечивает правообладателю возможность получения доходов от использования произведения путем его издания, переработки, размещения в Интернете и т. д. Именно об этом праве (которое можно называть просто авторским) и пойдет речь в настоящей статье. ——————————— <1> После смерти автора эти права трансформируются в категорию общественно значимого интереса, способного к правовой защите.

Срок действия исключительного авторского права в нашей стране неоднократно менялся. Каждый раз при внесении очередных изменений (поправок) в действующие правовые акты законодатель сталкивался с проблемой применения нового срока к «старым» произведениям <2>. В принципе эта проблема может быть решена одним из следующих способов: ——————————— <2> Под «старыми» подразумеваются произведения, на которые уже истекли или еще текут прежние сроки охраны (в частности, речь идет о произведениях, авторы которых умерли до вступления в силу закона о новом сроке).

новый срок не применяется к «старым» произведениям; новый срок применяется к тем произведениям, на которые еще не истекли прежние сроки охраны, продлевая эти сроки; новый срок применяется к «старым» произведениям, при этом устанавливается максимальный «возраст» таких произведений (введение режима «ретроохраны», который сопровождается восстановлением авторского права на часть «старых» произведений, уже перешедших в общественное достояние). На том обозримом этапе развития отечественного законодательства, который может иметь сегодня практическое значение, были задействованы два последних варианта. Хронология внесения в законодательство поправок, изменяющих сроки охраны произведений. Нормативные правовые акты, действовавшие в нашей стране до 1973 г., устанавливали общее правило: срок охраны авторского права составляет всю жизнь автора и 15 лет после его смерти <3> — 15 лет p. m. <4>. ——————————— <3> См.: ст. 15 Основ авторского права, утв. Постановлением ЦИК и СНК СССР от 16 мая 1928 г., ст. 496 ГК РСФСР 1964 г. (в первоначальной редакции). <4> При исчислении срока действия авторского права необходимо учитывать следующую формулу: все время жизни автора + определенное число лет после его смерти (past mortem).

Переход к новому, более продолжительному сроку (25 лет p. m.) связан с присоединением СССР к Всемирной (Женевской) конвенции по авторскому праву. Одна из немногочисленных материально-правовых норм Конвенции вводила правило о минимальном сроке охраны, который «не может быть короче периода, охватывающего время жизни автора и 25 лет после его смерти» (ст. IV). В 1973 — 1974 гг. Указами Президиума Верховного Совета СССР и РСФСР <5> вносятся соответствующие поправки в Основы гражданского законодательства 1961 г. (которые играли в то время роль модельного гражданского кодекса общесоюзного значения) и Гражданский кодекс РСФСР <6>. При этом законодатель руководствуется следующим принципом: продлить срок действующего права, не восстанавливая действия права прекращенного (т. е. новые правила о сроках «не применяются к тем произведениям, срок действия авторского права на которые истек до 1 января 1973 года»). ——————————— <5> См.: Указы Президиума Верховного Совета СССР от 21 февраля 1973 г. N 3959-VIII «О внесении изменений и дополнений в Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик» и Президиума Верховного Совета РСФСР от 1 марта 1974 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс РСФСР». <6> Например, в ч. 1 ст. 496 ГК РСФСР (в ред. Указа ПВС РСФСР от 1 марта 1974 г.) указывается: «Авторское право действует в течение всей жизни автора и 25 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора».

Таким образом, поправки, внесенные законами 1973 — 1974 гг., получили обратную силу, «продлив» охрану ранее созданных произведений, но не «восстановили» авторское право на те произведения, которые уже перешли в общественное достояние. Следующее изменение срока, опять же в сторону увеличения (с 25 до 50 лет p. m.), происходило в преддверии присоединения нашей страны к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений 1886 г., о которой стоит сказать несколько уважительных слов. Несмотря на свой солидный «возраст», Конвенция до сих пор остается одним из наиболее значимых международных соглашений в сфере интеллектуальной собственности. Ее основная цель — преодоление территориальной ограниченности авторского права за счет создания такого международно-правового режима, при котором произведение, созданное в одной из стран — членов Бернского союза, автоматически получает охрану в других странах-членах.

Конвенция базируется на следующих принципах: соблюдение национального режима (приравнивание произведений иностранных авторов к произведениям национальных авторов), автоматизм охраны (предоставление иностранному произведению национального режима независимо от выполнения каких-либо административных процедур — регистрация, депонирование и т. п.); обеспечение минимальных стандартов охраны, предусмотренных материально-правовыми нормами Конвенции, в том числе в отношении срока действия авторского права, который должен составлять «все время жизни автора и 50 лет p. m.» (ст. 7, п. (3)). В настоящее время членами Бернского союза являются более 200 государств мира, включая Россию. Новый 50-летний срок охраны произведений введен в нашу правовую систему одним из последних актов Верховного Совета СССР — Основами гражданского законодательства 1991 г. (далее — Основы 1991 г.). Определяя порядок применения нового срока к ранее созданным произведениям, законодатель руководствовался прежним подходом: «продлить», но не «восстановить». В Постановлении Верховного Совета о введении Основ 1991 г. в действие говорилось о том, что новый срок применяется к произведениям, «срок авторского права на которые не истек до 1 января 1992 года» <7>. ——————————— <7> Постановление Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 г. N 2212-1 «О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик» (п. 12).

Однако действие этих Основ не имело большого практического значения <8>, так как вскоре им на смену пришел Закон РФ от 9 июля 1993 г. N 5351-1 «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон 1993 г.). Новый Закон не изменил «длины» прежнего срока, но уточнил, что он применяется «во всех случаях, когда 50-летний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 года» <9>. ——————————— <8> Разд. IV Основ 1991 г. «Авторское право» действовал на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г. до 3 августа 1993 г. <9> См.: п. 3 Постановления Верховного Совета РФ от 9 июля 1993 г. N 5352-1 «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Вводный акт к Закону 1993 г.).

Толкование этой переходной нормы вызвало сложности в правоприменительной практике. Обсуждались два основных варианта: 50-летний срок охраны распространяется на те произведения, которые получили этот срок от Основ 1991 г.; с 3 августа 1993 г. 50-летний срок применяется с обратной силой, восстанавливая охрану произведений, авторы которых умерли после 31 декабря 1942 г. Прецедентным в этом отношении можно считать процесс по иску наследников А. Толстого к издательству «Республика», которые спорили об авторских правах на сборник народных сказок («Поди туда — не знаю куда…») в литературной обработке писателя. Дважды суд первой инстанции отказывал в защите этих прав, полагая, что произведения Толстого давно стали общественным достоянием <10>. Дважды кассационная инстанция Московского городского суда отменяла это решение, указывая на то, что охрана произведений Толстого восстановлена с 3 августа 1993 г. Только в результате третьего рассмотрения иск наследников был удовлетворен <11>. ——————————— <10> Напомним, что А. Толстой скончался в 1945 г. В силу ст. 15 Основ авторского права срок охраны его произведений истек 31 декабря 1959 г. <11> Подробнее об этом см.: Тулубьева И. Заметки на полях судебного дела // Интеллектуальная собственность. 1998. N 3.

Правовая позиция Мосгорсуда по делу Толстого нашла поддержку в последующей судебной практике. В одном из определений ВС РФ дал следующее толкование переходной нормы Вводного акта к Закону 1993 г.: «При исчислении указанного 50-летнего срока действия авторского права не имеет значения, охранялось ли ранее произведение и в течение какого установленного прежним законодательством срока. Если ранее действовавший срок охраны закончился, а новый 50-летний не истек на 1 января 1993 года, произведение вновь получило авторско-правовую охрану» <12>. ——————————— <12> Определение ВС РФ от 2 сентября 2008 г. N 78-В08-20.

В данном случае предметом спора стали авторские права наследников балетмейстера В. на хореографию к спектаклю «Щелкунчик», отдельные элементы которой (танцевальные номера) использовались ответчиком — театром в своей постановочной деятельности. Отказывая наследникам в иске, суд первой инстанции применил положения ст. 11 Основ авторского права 1928 г. (закон, действовавший на момент создания спектакля), которые устанавливали «10-летний срок пользования авторским правом на хореографические произведения». Этот срок, по мнению суда, истек в 1944 г., с этого времени произведение В. перешло в общественное достояние. Кассационная инстанция оставила это решение без изменения. Пересматривая дело в порядке надзора, Верховный Суд указал на следующее: «Поскольку на 1 января 1993 года 50-летний срок после смерти автора В. не истек, его произведения вновь стали охраняться авторским правом… для их правомерного использования требовалось получение разрешения наследников» <13>. ——————————— <13> Определение ВС РФ от 2 сентября 2008 г. N 78-В08-20.

Вместе с тем восстановление с 3 августа 1993 г. правовой охраны части старых произведений (А. Толстого, М. Булгакова и др.) не создавало ситуации, «как если бы» эта охрана вообще не прекращалась. С этой точки зрения, например, не может считаться нарушением авторского права инсценировка и последующая экранизация известного романа Булгакова «Мастер и Маргарита» (одноименный фильм создан в 1992 г.), на что справедливо указано в Постановлении ФАС Московского округа: поскольку при создании сценария фильма, а также самого фильма права наследников М. А. Булгакова нарушены не были в связи с истечением срока авторского права, фильм «Мастер и Маргарита» является самостоятельным объектом правовой охраны и может использоваться без согласия наследников <14>. ——————————— <14> См.: Постановление от 2 июля 2008 г. N КГ-А40/5760-08.

Переход российского авторского права к новому 70-летнему сроку охраны произведений — одно из следствий реализации Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (СПС) между Россией и Европейским сообществом. В рамках этого Соглашения Российская Федерация взяла на себя обязательство достижения европейских стандартов в области охраны интеллектуальной собственности «к концу пятого года после вступления Соглашения в силу». В данном случае предметом заимствования стали положения Директивы Совета ЕС от 29 октября 1993 г. N 93/98/ЕС о согласовании сроков защиты авторских и смежных прав: в качестве общего унифицированного срока Директива предусматривает все время жизни автора и 70 лет после его смерти (ст. 1). Как следует из преамбулы этого документа, продление срока решает задачи материального обеспечения двух первых поколений наследников автора (с учетом увеличения средней продолжительности жизни в Сообществе), а также устранения негативных для осуществления авторского права последствий мировых войн. Норма о 70-летнем сроке инкорпорирована в российское законодательство Федеральным законом от 20 июля 2004 г. N 72-ФЗ «О внесении изменений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» (далее — Закон 2004 г.). По сложившейся традиции новый Закон получил обратную силу, «продлив» охрану ранее созданных произведений. Однако «продление» охраны не сопровождалось ее «восстановлением». В пункте 3 ст. 2 Закона 2004 г. говорилось о том, что сроки, предусмотренные настоящим Законом, применяются во всех случаях, если 50-летний срок действия авторского права не истек на день вступления в силу настоящего Закона. Последующая судебная практика не предложила иного толкования этой переходной нормы. Так, в решении ВС РФ по делу об использовании в агитационных материалах одной из политических партий плакатов советского художника А. А. Радакова «Знание разорвет цепи рабства» и «Неграмотный — тот же слепой…» отмечалось, что на дату вступления в силу Закона 2004 г. истек 50-летний срок действия авторского права Радакова (умер в 1942 г.), вследствие чего созданные им произведения перешли в общественное достояние и могут свободно использоваться любым лицом без выплаты авторского вознаграждения <15>. ——————————— <15> См.: решение ВС РФ от 12 ноября 2007 г. N ГКПИ07-1428.

Таким образом, принятие Закона 2004 г. не привело к «восстановлению» авторских прав на произведения А. Толстого (вторично перешедших в общественное достояние 1 января 2000 г.), М. Булгакова (произведения, опубликованные при жизни писателя, перестали охраняться 1 января 1954 г.), А. Беляева (проблема охраны его произведений обсуждается ниже) и других российских и советских авторов, которые скончались до 1 января 1943 г. Кодификация законодательства об интеллектуальной собственности (2006 — 2007 гг.) <16> также не оставила в стороне вопрос о сроке действия авторского права. Новый закон (ст. 1281 ГК РФ) не изменил прежнего срока, но сделал существенную оговорку: теперь он применяется во всех случаях, когда 50-летний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 г. (ст. 6 Вводного закона). ——————————— <16> Часть четвертая ГК РФ введена в действие Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ (далее — Вводный закон) с 1 января 2008 г.

В пункте 3 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. N 5/29 «О некоторых вопросах, возникших в связи с введением в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленумов N 5/29) предложено следующее толкование этой переходной нормы: если 50-летний срок действия авторского права на произведение истек после 31 декабря 1992 г. (но до вступления в силу Закона 2004 г., установившего 70-летний срок) и произведение перешло в общественное достояние, с 1 января 2008 г. действие исключительного права на это произведение возобновляется. Подводя некоторые итоги этого занимательного исследования, можно констатировать, что с 1 января 2008 г. в России восстановлена охрана всех «старых» произведений, авторы которых скончались после 31 декабря 1942 г. В частности, вновь поставлены под охрану произведения А. Толстого, уже дважды (в 1960, 2000 гг.) переходившие в общественное достояние. Можно предположить, что авторско-правовая охрана этих произведений окончательно прекратится в 2019 г., если к тому времени в наше законодательство не будут внесены очередные «ретроактивные» поправки. К чему приводит «ретроохрана», легко понять на следующем примере. В 2007 г. одно из российских издательств подготовило к изданию роман К. Валишевского «Иван Грозный» в переводе П. (книга подписана в печать в декабре 2007 г.). Учитывая дату смерти автора перевода (23 февраля 1946 г.), издательство правомерно исходило из того, что срок действия авторских прав на перевод истек в 1996 г., необходимость в получении разрешения от правопреемников П. на издание данного произведения отсутствует. Поскольку реализация (продажа) экземпляров книги имела место после 1 января 2008 г., суд, руководствуясь положениями Вводного закона, признал весь изданный тираж контрафактным. Нет смысла доказывать, что такое законодательное регулирование мало способствует определенности правовых отношений и достижению тех целей, которые ставятся во главу угла современной правовой политики (стабильность гражданского оборота, защита добросовестных приобретателей и т. д.). Как и при защите добросовестного приобретателя, правопорядок должен гарантировать защиту добросовестного инвестора (издателя), вложившего средства в коммерциализацию произведений, однажды перешедших в общественное достояние, что категорически несовместимо с принципом «ретроохраны». Пока можно твердо надеяться на то, что законодатель не введет нормы о «ретроответственности» за использование произведения в период между очередным прекращением и восстановлением его авторско-правовой охраны <17>. ——————————— <17> Как указано в Постановлении Пленумов N 5/29, действия лиц, использовавших до введения в действие части четвертой ГК РФ произведения, находившиеся в общественном достоянии, несмотря на возобновление действия исключительного права, не могут считаться нарушением (п. 3).

Особенности исчисления сроков охраны некоторых категорий произведений. Российское авторское право предусматривает специальные сроки охраны некоторых категорий произведений: а) созданных в соавторстве; б) впервые обнародованных после смерти автора; в) авторы которых работали во время Великой Отечественной войны и др. Произведения, созданные в соавторстве (коллективные произведения) охраняются в течение 70 лет после смерти последнего соавтора (п. 1 ст. 1281 ГК). Это правило подлежит применению к любому коллективному произведению независимо от того, образует ли оно одно неразрывное целое (неделимое соавторство) или состоит из частей, имеющих самостоятельное значение (делимое соавторство) <18>. Вместе с тем специальный порядок исчисления срока не применяется к тем частям общего произведения, которые используются отдельно от него (опубликование текста песни в поэтическом сборнике, издание музыки к песне в форме нот и т. п.). ——————————— <18> См.: Постановление Пленума ВС РФ от 19 июня 2006 г. N 15 «О вопросах, возникших у судов при рассмотрении гражданских дел, связанных с применением законодательства об авторском праве и смежных правах» (п. 35).

Квалификация песни как коллективного произведения вызывает сложности в правоприменительной практике. Примером может быть дело, в котором суду пришлось решать вопрос о законности аранжировки мелодийной основы песни композитора Б. Определяя срок действия авторского права на мелодию, суд принял за точку отсчета год смерти композитора (1939 г.), а не поэта (1964 г.), сделав вывод, что к моменту инструментальной обработки мелодии (аранжировки) она уже не охранялась авторским правом. Приемлемое юридическое обоснование такого решения может быть найдено лишь в случае признания данной песни не коллективным, а составным произведением с дифференцированными сроками охраны в отношении каждой составляющей его части. В принципе это возможно, если песня «сложилась» в результате «механического» соединения музыки и стихов, написанных разными авторами независимо друг от друга. При этом возникает проблема сравнения сроков охраны авторского права на «часть» и на «целое». Бывают ситуации, когда «целое» еще охраняется, а «часть» уже стала общественным достоянием и может использоваться свободно. В приведенном выше примере такая ситуация складывается в том случае, если автор текста песни, включенного в сборник (поэт), умер раньше композитора. Через 70 лет после его смерти текст, включенный в сборник, переходит в режим общественного достояния, но продолжает охраняться в формате песни (срок этой охраны составляет разницу в продолжительности жизни композитора и поэта). Однако ни в каком случае срок охраны «части» не может превысить срока охраны «целого». Специальные правила о сроках охраны произведений, вышедших в свет после смерти автора (так называемые посмертные издания), появились в нашем законодательстве в 1993 г. В пункте 5 ст. 27 Закона 1993 г. указано: «Авторское право на произведение, выпущенное в свет после смерти автора, действует в течение 50 лет после его выпуска» (в 2004 г. этот срок был увеличен до 70 лет). Буквальное толкование этой нормы приводило к выводу о возможности бессрочной охраны любых произведений, которые еще не были представлены широкой публике, независимо от времени их создания. Положение осложнялось еще и тем, что Закон 1993 г. говорил о произведениях, «впервые выпущенных в свет» (т. е. опубликованных), а не об «обнародованных». Значит, посмертная публикация уже обнародованного произведения, срок охраны которого истек (если вопреки букве закона он вообще мог истечь), вновь ставила это произведение под охрану. Таким образом, в период действия Закона 1993 г. вполне реальной казалась следующая ситуация. Если стихотворение С. Есенина впервые опубликовано после его смерти, оно должно охраняться в течение 50 (а затем и 70) лет после даты публикации. При этом не имеет правового значения тот факт, что до опубликования это стихотворение могло быть публично исполнено (например, самим поэтом), переложено на музыку (стало песней) и т. д. Естественно, такое законодательное регулирование создавало полную неопределенность со сроками охраны неопубликованных произведений (произведение охраняется, пока оно не опубликовано, даже если стало известным широкому кругу лиц). С принятием части четвертой ГК РФ правовой режим «посмертных публикаций» претерпел существенные изменения. Во-первых, был установлен иной критерий для квалификации таких произведений: «необнародованные» вместо «неопубликованные». Следовательно, если произведение было обнародовано при жизни автора (публичное исполнение, публичный показ и т. п.), то независимо от времени его опубликования на него распространяется общий срок правовой охраны — 70 лет p. m. Во-вторых, ГК РФ указал на то, что даже необнародованные произведения способны переходить в общественное достояние (п. 1 ст. 1282), прекратив тем самым дискуссию о возможности их бессрочной охраны <19>. После перехода произведения в общественное достояние исключается возможность восстановления авторско-правовой охраны в связи с фактом последующего обнародования. ——————————— <19> Необнародованное произведение в этом отношении приравнено к обнародованному и переходит в общественное достояние по истечении срока действия исключительного права.

Если произведение было обнародовано в течение 70 лет после смерти автора, его правовая охрана продлевается: к уже истекшему до обнародования сроку добавляется еще 70 лет (п. 3 ст. 1281 ГК РФ). Таким образом, максимальный срок охраны такого произведения может составить 140 лет p. m. (при условии, что обнародование состоится в последний год действия исключительного права). Произведения, авторы которых работали во время Великой Отечественной войны или участвовали в ней. Согласно п. 5 ст. 1281 ГК РФ срок действия исключительного права на такие произведения увеличивается на четыре года <20>. ——————————— <20> Аналогичная норма содержалась в п. 5 ст. 27 Закона 1993 г.

В судебной практике возник вопрос о возможности применения этого льготного срока к произведениям советского писателя-фантаста А. Беляева. Известно, что жизнь Беляева трагически оборвалась в 1942 г. (погиб на оккупированной территории). В соответствии с действовавшим в тот период времени законодательством (ст. 15 Основ авторского права 1928 г.) срок охраны его произведений истек 31 декабря 1956 г. Полагая, что с тех пор охрана этих произведений не восстанавливалась, ответчик — издательство — в 2008 г. приступил к их переизданию. Признавая действия издательства незаконными, суд исходил из того, что 50-летний срок действия авторского права А. Беляева не истек к 1 января 1993 г., так как подлежит продлению на четыре года с учетом работы автора (в должности сотрудника газеты «Большевистское слово») в годы Великой Отечественной войны. Следовательно, с 1 января 2008 г. действие исключительного права на произведения Беляева возобновляется, и новый срок их охраны исчисляется по правилам, предусмотренным ст. 1281 ГК РФ (п. 3 Постановления Пленумов N 5/29) <21>. ——————————— <21> См.: решение Арбитражного суда г. Москвы от 27 июля 2010 г. по делу N А40-99593/09-110-659. Впоследствии позицию Московского арбитражного суда по делу Беляева поддержал Президиум ВАС РФ (Постановление от 4 октября 2011 г. N 4453/11).

Итак, в настоящее время проблема охраны «старых» произведений, созданных российскими и советскими авторами в первой половине XX в., решается в соответствии с положениями ст. 6 Вводного закона, установившей следующее правило: сроки авторско-правовой охраны, предусмотренные ст. 1281 ГК РФ, «применяются в случаях, когда пятидесятилетний срок действия авторского права не истек к 1 января 1993 года». Формулировка этой переходной нормы оставляет желать лучшего. Непонятно, о каком 50-летнем сроке действия авторского права, который мог истечь к 1 января 1993 г., идет речь, если до 3 августа 1993 г. такого срока просто не существовало (произведения охранялись в течение 15 или 25 лет p. m.). Вариант с «50-летним сроком, введенным Основами 1991 г.» не обсуждается, поскольку, во-первых, непродолжительное действие этих Основ (по крайней мере в качестве источника авторского права) было скорее формальным, чем реальным; во-вторых, этот вариант, исключающий «ретроохрану», не получил поддержки в правоприменительной практике. Российские суды склонны рассматривать переходные положения Вводного закона в качестве нормативной основы для придания обратной силы тому 50-летнему сроку, который был введен после 3 августа 1993 г. <22>. Однако в деле Беляева вопреки буквальному толкованию этих переходных норм ВАС РФ посчитал возможным придать обратную силу более продолжительному сроку: 50 лет + 4 года. ——————————— <22> См.: ст. 27 Закона 1993 г. (первоначальная редакция).

Значит ли это, что «сага о сроках» не окончена и проблема охраноспособности «старых» произведений требует дальнейшего исследования? Полагаем, что нет, если при ответе на вопрос, охраняется ли данное произведение авторским правом, руководствоваться следующей фикцией. Предположим, что с момента создания этого произведения его правовая охрана определялась в соответствии с Законом 1993 г. (в первоначальной редакции) <23>. Если к 1 января 1993 г. такая «воображаемая» охрана еще не прекратилась, с 1 января 2008 г. произведение переходит в режим реальной охраны, который определяется действующими нормами части четвертой ГК РФ <24>. ——————————— <23> Напомним, что первоначальная редакция Закона 1993 г. устанавливала общий 50-летний срок действия авторского права и специальные сроки для произведений, созданных в соавторстве (50 лет p. m. последнего соавтора), для произведений, авторы которых работали во время Великой Отечественной войны (50 лет + 4 года), и т. д. <24> Эта фикция не работает в отношении посмертных публикаций, так как их правовой режим был существенно изменен действующей редакцией ГК РФ (см. выше).

Работу предложенного механизма определения срока охраны «старых» произведений можно показать на примере творческого наследия И. Ильфа и Е. Петрова («12 стульев», «Золотой теленок», «Одноэтажная Америка» и др.). Известно, что судьба создателей незабвенного О. Бендера сложилась весьма драматично. И. А. Файнзильберг (творческий псевдоним — И. Ильф) скончался от туберкулеза в 1937 г., Е. П. Катаев (Е. Петров) был командирован в действующую армию в качестве военного корреспондента и погиб на фронте в 1942 г. Применяя к произведениям указан ных авторов Закон 1993 г., несложно посчитать, что срок их охраны истекает после 1 января 1993 г. Следовательно, с 1 января 2008 г. авторское право на эти произведения восстанавливается и действует до 31 декабря 2016 г. включительно.

Библиографический список

Тулубьева И. Заметки на полях судебного дела // Интеллектуальная собственность. 1998. N 3.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *