Имущественное обособление юридического лица

(Груздев В. В.) («Юрист», 2014, N 3) Текст документа

ИМУЩЕСТВЕННОЕ ОБОСОБЛЕНИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА

В. В. ГРУЗДЕВ

Груздев Владислав Викторович, исполнительный директор ООО «Юридическая компания «Груздев и партнеры», кандидат юридических наук.

Статья посвящена проблеме становления юридического лица как имущественно обособленного субъекта права. Автор приходит к выводу, что имущественное обособление всех разновидностей юридических лиц производится в рамках договорного внутриорганизационного правоотношения.

Ключевые слова: субъект права, юридическое лицо, имущество, имущественное обособление, внутриорганизационное правоотношение.

The property separation of legal entities V. V. Gruzdev

Gruzdev Vladislav Viktorovich, executive director of LLC «Law company «Gruzdev and partners», candidate of juridical sciences.

The article covers the problem of formation of a legal entity as a property of a separate entity. The author comes to the conclusion that the property separation of all the varieties of legal entities is made in the field of contract organization relationship.

Key words: subject of the law, legal person, property, property separation, organization relationship.

Одним из признаков регулируемых гражданским правом общественных отношений является имущественная самостоятельность субъектов, к числу которых традиционно относятся юридические лица. Последние, будучи по своей природе производными личностями, специально создаются для участия в гражданском обороте от собственного имени с целью накопления и последующего использования имущества по определенному назначению <1>. В этой связи приобретают актуальность вопросы становления юридического лица как имущественно обособленного субъекта права. ——————————— <1> Груздев В. В. Волевая природа юридического лица // Юрист. 2013. N 16. С. 30.

В современной цивилистической доктрине указанные вопросы главным образом исследуются в аспекте формирования учредителями стартового капитала коммерческих организаций — уставного (складочного) капитала, уставного (паевого) фонда и т. п. <2>. ——————————— <2> Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. С. 217; Степанов Д. И. Сделка учредителей и присоединение к ней последующих участников // Вестник ВАС РФ. 2010. N 10. С. 13 — 15, 39, 40, 41; Ломакин Д. В. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004. N 2; Мурзин Д. В. Автономность сделки по формированию уставного капитала хозяйственного общества // Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: Сб. статей, посвященный 70-летию С. А. Хохлова / Отв. ред. С. С. Алексеев. М., 2011. С. 160 — 164. Отдельно исследуется процедурная сторона создания юридического лица (см.: Поротикова О. А. Процесс создания юридического лица: в теории и на практике // Гражданское право. 2013. N 4. С. 27 — 29).

Между тем решение проблемы начального капитала юридического лица конкретной организационно-правовой формы всецело предопределяется политико-правовыми соображениями, господствующими в тех или иных социально-экономических условиях государственного строительства. Так, Законом РСФСР от 25 декабря 1990 г. N 445-1 «О предприятиях и предпринимательской деятельности» требование к минимуму уставного фонда товарищества с ограниченной ответственностью — этого «жалкого» прообраза современного общества с ограниченной ответственностью — вообще не предъявлялось, причем имущество товарищества, в том числе сформированное за счет вкладов его участников, признавалось собственностью последних. То есть речь шла о юридическом лице, которое в правовом плане a priory не могло иметь имущества в виде индивидуально-определенных вещей. Ведь именно такое имущество выступает объектом права собственности. Однако нельзя было ограничить способность товарищества с ограниченной ответственностью обладать иными имущественными правами и обязанностями, которые оно неизбежно приобретало, вступая в гражданско-правовые отношения от своего имени <3>. ——————————— <3> По существу, товарищество с ограниченной ответственностью действовало на комиссионных началах: например, заключив в качестве покупателя договор купли-продажи, оно становилось обладателем обязательственного права принять товар, который, однако, непосредственно поступал в долевую собственность участников.

Кроме того, нередко в экономический оборот вовлекаются некоммерческие юридические лица, преследующие так называемые идеальные цели и вовсе не обязанные иметь стартовый капитал (общественные объединения, учреждения и т. п.). Как видно, реально существование юридических лиц, в том числе профессиональных участников оборота, к начальному капиталу которых правопорядок не предъявляет каких-либо требований. Цивилистические исследования, не учитывающие данного обстоятельства или попросту отвергающие его как «недоразумение», «аномалию», во многом утрачивают свою научную и практическую ценность. На самом деле вопрос о том, в чем заключается имущественная обособленность (самостоятельность) юридических лиц, которые в момент своего создания не обладают сформированной учредителями имущественной основой, имеет принципиально важное методологическое значение, позволяя понять сущность юридического лица как такового, безотносительно к его конкретной организационно-правовой форме. Для правильного ответа на поставленный вопрос необходимо воспользоваться накопленными научными знаниями о таких основополагающих юридических понятиях, как «субъект права» и «имущество» (распространенная разновидность объекта права). Понятию «субъект права» свойственны два специфических признака: фактический (социальный) — обособленность, персонификация, способность лица вырабатывать и осуществлять свою волю; юридический — признание правовыми нормами способности лица быть носителем прав и обязанностей, участвовать в правоотношениях <4>. ——————————— <4> Алексеев С. С. Общая теория права. М., 2008. С. 377.

Наделение юридического лица правосубъектностью имманентно предполагает наличие у него особой волевой способности, которая в отличие от аналогичного качества физического лица имеет не психологические, а сугубо социальные корни. В частности, волевая способность юридического лица кроется в его организационной составляющей, которая находит выражение во взаимосвязях юридического лица с лицами, формирующими и изъявляющими его волю в процессе осуществления управленческих полномочий, — в так называемых внутриорганизационных отношениях. Значит, юридическое лицо, чтобы оно возникло как явление, должно состоять хотя бы в одном правовом отношении, а именно во внутриорганизационной связи с учредителями, которая необходима для волевого самоопределения производной личности. Не имея волевой способности, организация не может существовать как юридическое лицо. А вот наличие указанной способности одновременно означает обособленность юридического лица (в том числе и от его участников) в виде обладания имущественными правами и обязанностями в рамках внутриорганизационного юридического отношения. Понятие «имущество» является собирательным и применительно к конкретным правоотношениям подлежит определению в одном из трех аспектов: как вещь или совокупность вещей; как вещи и имущественные права; как совокупность вещей, имущественных прав и обязанностей <5>. ——————————— <5> Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О. Н. Садиков. М., 1997. С. 269.

В процессе имущественного обособления юридического лица на первый план выходит понимание имущества как совокупности гражданских прав и обязанностей, поскольку именно таким имуществом непременно обзаводится всякое юридическое лицо в момент своего создания. Происходит это вследствие заключения учредителями с образуемым ими юридическим лицом договора об имущественном обособлении. Принимая решение о создании юридического лица, учредители действуют не только от своего имени, но и непременно от имени юридического лица, формируя и выражая общую волю сторон вступить в договор об имущественном обособлении, порождающий соответствующее внутриорганизационное правоотношение. Момент же заключения данного договора приурочен к моменту создания юридического лица (по российскому законодательству это дата государственной регистрации), поскольку только тогда находит проявление воля вновь рожденного субъекта права. Договор об имущественном обособлении, будучи необходимым для приобретения организацией качеств правосубъектности (единства волевой способности как содержания и правоспособности как формы), характерен абсолютно для всех юридических лиц. Указанный договор, вне всякого сомнения, есть гражданско-правовая связь, обеспечивающая самостоятельность участника имущественного оборота. А вот правоотношение юридического лица с субъектом, который осуществляет функции единоличного исполнительного органа, в ряде случаев (в частности, в некорпоративных организациях) может быть трудовым, воплощая стремление законодателя усилить юридические гарантии человека, вовлекаемого в производственный процесс. И если существование юридического лица, не имеющего учредителей, исключается (как исключается существование индивида без родителей), то временное отсутствие лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, — обыденное дело <6>. ——————————— <6> Так, в ходе существования общества с ограниченной ответственностью на место учредителей могут заступить другие лица, причем оно может впоследствии стать обществом с одним участником. Однако по смыслу п. 2 ст. 26 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» категорически неприемлемы ситуации, когда общество вовсе остается без участников, хотя бы и на короткое время. Аналогичного жесткого требования на случай временного отсутствия у общества с ограниченной ответственностью лица, выполняющего функции единоличного исполнительного органа, законодательство не содержит.

Даже в «чистых» учреждениях учредитель осуществляет управленческие полномочия, формируя волеизъявления соответствующего юридического лица как минимум по двум вопросам: утверждение устава и назначение постоянно действующего органа. Это означает, что, с одной стороны, учредитель находится во внутриорганизационном правоотношении с созданным им юридическим лицом, а с другой — данное правоотношение возникает из двухсторонней сделки, совершаемой учредителем, выступающим от своего имени, и юридическим лицом, выступающим в лице учредителя. Вместе с тем содержание рассматриваемого договора напрямую зависит от организационно-правовой формы обособляемого юридического лица. Наиболее простым оказывается договор об имущественном обособлении не имеющей членства некоммерческой организации, включая государственное (муниципальное) и частное учреждение. Подобный договор включает следующие обязательственные связи: 1) обязанность юридического лица содействовать в необходимых случаях учредителям (участникам) в осуществлении ими управленческих полномочий с корреспондирующим с данной обязанностью правом учредителей (участников) требовать такого содействия; 2) обязанность учредителей (участников) действовать при осуществлении управленческих полномочий добросовестно и разумно. Применительно к юридическим лицам других организационно-правовых форм содержание договора об имущественном обособлении дополняется иными элементами. Так, в договор об имущественном обособлении коммерческой организации и имеющей членство некоммерческой организации входит обязательство учредителей (участников) по имущественному предоставлению в пользу юридического лица <7>. Кроме того, договор об имущественном обособлении коммерческой организации, а также ряда некоммерческих организаций (потребительского кооператива, ассоциации или союза, некоммерческого партнерства) составляет условное обязательство юридического лица по имущественному предоставлению в пользу его участников. ——————————— <7> Этим объясняется, например, тот факт, что до момента государственной регистрации общественного объединения взносы его членов поступают в их общую собственность, а после названного момента — в собственность общественного объединения как юридического лица.

Особым содержанием характеризуется договор об имущественном обособлении корпоративного юридического лица. Обязательным элементом указанного договора выступает условное обязательство юридического лица по передаче имущества участникам (в виде части прибыли, ликвидационной квоты, услуг и т. п.), причем данное обязательство принципиально допускает множественность лиц на стороне кредитора. Следовательно, корпоративной юридической связью следует считать внутриорганизационное правоотношение из договора об имущественном обособлении, который на стороне учредителя может заключаться несколькими лицами, порождая у них общее право требовать от корпорации соразмерно принадлежащим долям и при наступлении известных условий передачи имущества. Таким образом, имущественная обособленность юридического лица выражается в наличии между ним и его учредителями (участниками) договорного отношения по осуществлению управленческих полномочий. Без имущества в виде субъективных гражданских прав и обязанностей во внутриорганизационной обязательственной связи, производящей управленческие полномочия учредителей (участников) и поэтому конститутивной для производной личности, возникновение и дальнейшее существование юридического лица принципиально исключается. Как следствие, исключается возможность приобретения несуществующим субъектом другого имущества, в том числе выступающего объектом вещных прав. В этой связи именно обособленность юридического лица в виде имущественных прав и обязанностей служит необходимой предпосылкой его участия в гражданском обороте. В момент государственной регистрации, к которому действующим российским законодательством приурочено возникновение у юридического лица правоспособности (т. е. облечение волевой способности в правовую форму), приобретает силу договор об имущественном обособлении данного лица, и последнее становится носителем обособленного имущества, а именно имущественных прав и обязанностей в рамках внутриорганизационного правоотношения. В дальнейшем, действуя как уже имущественно обособленный субъект, юридическое лицо приобретает иное имущество, включая индивидуально-определенные вещи и обязательственные права по договору банковского счета (безналичные денежные средства). Начинается следующая стадия имущественного становления юридического лица — накопление имущества с целью его последующего использования по определенному назначению (распределению среди участников, направлению на идеальные цели и т. п.). Волевое понимание производной личности, дополненное теорией имущественного обособления, позволяет свести воедино практически все основные «реалистические» подходы к объяснению сущности юридического лица, включая пользующуюся известной популярностью концепцию персонифицированного имущества. Так, государство в лице своих органов, трудовой коллектив, администрация, директор, участники и т. д. есть те субъекты, которые формируют и изъявляют вовне волю юридического лица соответствующей исторической эпохи, осуществляя принадлежащие им управленческие полномочия. Волевая способность же юридического лица нереальна без возникающих из договора об имущественном обособлении внутриорганизационных связей, которые по своей природе являются гражданско-правовыми имущественными отношениями. Следовательно, персонифицируется не имущество в виде вещей, которыми юридическое лицо наделяют учредители, а противостоящий учредителям (участникам) носитель внутриорганизационных имущественных прав и обязанностей. Кроме того, теория договорного обособления юридического лица позволяет решить вопросы законотворческой практики. В частности, из действующей редакции п. 1 ст. 48 ГК РФ вытекает, что к числу юридических лиц относятся только те организации, которые имеют имущество в виде начального (стартового) капитала. Между тем, как показано выше, многие разновидности юридического лица таким имуществом в момент своего создания не обладают. В действительности термин «организация» сам по себе указывает на имущественную обособленность юридического лица, поскольку свидетельствует о наличии у него внутриорганизационных имущественных прав и обязанностей. Поэтому во избежание теоретических и практических недоразумений п. 1 ст. 48 ГК РФ целесообразно изложить в следующей редакции: «Юридическим лицом признается организация, которая может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные (в том числе вещные) и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде».

ЛИТЕРАТУРА

1. Алексеев С. С. Общая теория права. М., 2008. 2. Груздев В. В. Волевая природа юридического лица // Юрист. 2013. N 16. 3. Козлова Н. В. Правосубъектность юридического лица. М., 2005. 4. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный) / Рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О. Н. Садиков. М., 1997. 5. Ломакин Д. В. Договоры о создании и реорганизации юридических лиц // Законодательство. 2004. N 2. 6. Мурзин Д. В. Автономность сделки по формированию уставного капитала хозяйственного общества // Развитие основных идей Гражданского кодекса России в современном законодательстве и судебной практике: Сб. статей, посвященный 70-летию С. А. Хохлова / Отв. ред. С. С. Алексеев. М., 2011. 7. Поротикова О. А. Процесс создания юридического лица: в теории и на практике // Гражданское право. 2013. N 4. 8. Степанов Д. И. Сделка учредителей и присоединение к ней последующих участников // Вестник ВАС РФ. 2010. N 10.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *