Есть ли шансы у страховщиков?

(Киселев А.)

(«ЭЖ-Юрист», 2014, N 1-2)

Текст документа

ЕСТЬ ЛИ ШАНСЫ У СТРАХОВЩИКОВ?

А. КИСЕЛЕВ

Алексей Киселев, юрист, г. Киров.

Возмещение утраты товарной стоимости (УТС) как обязанность по договорам обязательного страхования гражданской ответственности владельцев автотранспортных средств и добровольного страхования имущества всегда отрицалось страховщиками, занятыми на рынке этих видов страхования, а суды последовательно взыскивали с них УТС по искам страхователей и потерпевших. И взыскивают. Попытаемся понять, есть ли шансы у страховщиков освободиться от данного бремени. Для этого проверим легитимность соответствующих норм так же, как это делают в КС РФ и ЕСПЧ.

А есть ли право?

Право лица на справедливую компенсацию причиненного ущерба вытекает из конституционного права на неприкосновенность частной собственности, свободного владения и распоряжения своим имуществом, а также исключительности основания отчуждения собственности, которым названо судебное решение (ст. 35 Конституции). Это право и противостоит праву страховщика на сохранение своего имущества, которое может быть отчуждено также только по решению суда.

Вопросы присуждения адекватной компенсации попадают в сферу действия нормы абз. 1 ст. 1 Протокола N 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод, гарантирующего каждому физическому и юридическому лицу право беспрепятственного использования своего имущества. В ряде прецедентов Европейский суд признавал отсутствие соразмерной компенсации, уменьшение стоимости имущества в результате чьих-либо противоправных действий и ограничение возможности использовать свое имущество очевидными актами вторжения в право на беспрепятственное использование своего имущества и защиту собственности (Постановления от 07.11.2002 по делу «Ольшак против Польши», жалоба N 30417/96, от 25.07.2002 по делу «Компания «Совтрансавто Холдинг» против Украины», жалоба N 48553/99). Также согласно правовым позициям ЕСПЧ государство должно обеспечивать справедливую компенсацию в случае утраты имуществом своей ценности либо в случае затруднения использовать его. Хотя Суд особо подчеркивает отсутствие в Конвенции и Протоколе N 1 гарантий полного возмещения убытков.

Таким образом, в праве собственника на возмещение сомневаться не приходится. Балансирующее с ним право страховщика в большей степени основано на конституционном принципе свободы договора, закрепленном ст. 34 Конституции РФ и ст. 1 ГК РФ и состоящем в праве сторон договора самостоятельно определять его условия. Соответственно, любое законное предписание относительно условий договора страхования есть вторжение в это право, так как закон имеет приоритет над договором. К интересам страховщика определенно относится сохранение справедливого соотношения между полученной премией и выплаченным возмещением. Достижение этого соотношения и базируется на свободе договора, реализация которого становится залогом реализации другого права — на ведение экономической деятельности (ст. 34 Конституции РФ).

Предусмотрено ли законом?

Общей правовой первоосновой взыскания УТС по обоим видам страхования являются п. п. 1 и 2 ст. 929 ГК РФ. Пункт 1 устанавливает обязанность выплаты страхового возмещения страховщиком страхователю в пределах страховой суммы. При этом страховщику полагается страховая премия, а условием выплаты является наступление страхового случая. Пункт 2 относит к имущественному страхованию страхование гражданской ответственности, которая может возникнуть из причинения вреда другим.

Согласно подп. «б» п. 2.1 ст. 12 Федерального закона от 25.04.2002 N 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в ред. от 23.07.2013) (далее — ОСАГО) размер подлежащих возмещению убытков при причинении вреда имуществу потерпевшего определяется в случае повреждения имущества потерпевшего в размере расходов, необходимых для приведения имущества в состояние, в котором оно находилось до момента наступления страхового случая (восстановительных расходов). Аналогичное положение содержится и в подп. «б» п. 63 Правил ОСАГО, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 07.05.2003 N 263 (действ. ред. от 26.08.2013).

Однако в подп. «б» п. 63 Правил нет ни определения УТС, ни прямого указания на обязанность страховщика ее выплачивать. Этот пробел восполнен решением ВС РФ от 24.07.2007 по делу N ГКПИ07-658, которым признан недействующим абз. 1 подп. «б» п. 63 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств в части, исключающей из состава страховой выплаты в случае повреждения имущества потерпевшего величину утраты товарной стоимости.

УТС определена как уменьшение стоимости транспортного средства, вызванное преждевременным ухудшением товарного (внешнего) вида автомобиля и его эксплуатационных качеств в результате снижения прочности и долговечности отдельных деталей, узлов и агрегатов, соединений и защитных покрытий вследствие дорожно-транспортного происшествия и последующего ремонта. Суд кассационной инстанции это решение оставил в силе. В таком порядке УТС была причислена к реальному ущербу, под которым п. 2 ст. 15 ГК РФ понимает расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, и, следовательно, признана подлежащей возмещению.

По сути, в своем решении ВС РФ дал толкование норме п. 2 ст. 15 ГК РФ, действие которой идет существенно дальше автострахования.

Наконец, п. 1 ст. 1064 ГК РФ, предусматривающий, что законом может быть возложена обязанность возмещения вреда на лицо, не являющееся причинителем вреда, обосновывает взыскания возмещения УТС по договорам ОСАГО именно со страховщика.

Взыскание возмещения УТС по договорам добровольного имущественного страхования обосновано Постановлением Пленума ВС РФ от 27.06.2013 N 20. ВС РФ лишь подтвердил, что убытки, которые страховщик обязан возмещать в силу п. 1 ст. 929 ГК РФ, следует понимать не иначе, как их понимает ст. 15 ГК РФ в ее толковании ВС РФ, данном в вышеупомянутом решении.

Так как гражданское право допускает достижение ясности закона за счет общедоступного судебного толкования, признаем, что взыскание УТС со страховщиков предусмотрено законом по обоим видам страхования.

publique или public interest

Цель, которую преследовал ВС РФ, подтверждая обязанность страховщика по договору ОСАГО возмещать УТС, на наш взгляд, совпадает с целями самого Закона об ОСАГО, указанными в преамбуле к Закону: защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании транспортных средств иными лицами.

В разрезе темы целью Закона будем считать гарантию соблюдения прав на полное возмещение имущественного ущерба. Стоит заметить, что ст. 1 Протокола N 1 предусматривает легитимной целью общественные интересы, но вписывается ли обозначенная цель в правила этой статьи? Ничто не мешает признать обязанность причинителя вреда возмещать данный вид ущерба. Это не было бы нарушением гарантий, закрепленных абз. 1 ст. 1 Протокола N 1. Однако ч. 3 ст. 55 Конституции РФ допускает вторжение в осуществление права, в том числе право на осуществление предпринимательской деятельности и вытекающего из нее принципа свободы договора, ради защиты прав и законных интересов других лиц, что не обязательно подразумевает публичный интерес.

Конечно, УТС в ее официальном толковании должна быть взыскана, так как дефиниция содержит признаки вторжения в право на беспрепятственное использование имущества: в результате причинения вреда и последующего ремонта снижена стоимость транспортного средства и ухудшились эксплуатационные качества. И то и другое, по мнению ЕСПЧ, должно справедливо возмещаться.

Согласимся и мы с тем, что выплата компенсации, связанной с уменьшением стоимости имущества, формально восстанавливает нарушенное право. Это правда, что ухудшение эксплуатационных качеств транспортного средства влечет снижение его стоимости; но правда и то, что такое ухудшение является самостоятельным последствием причиненного вреда и последующего ремонта, несомненно, препятствующего его использованию, что, как мы считаем, дает право для самостоятельного требования к причинителю вреда.

Вместе с тем ОСАГО имеет явно социальную составляющую. Гарантия возмещения ущерба в полном объеме за счет страховщика в пределах установленного Законом лимита означает, что ни потерпевший, ни причинитель вреда не понесут таких затрат на восстановление соответственно своего и чужого права, которые подорвут их материальное благосостояние. Причинитель — по причине недостатка у него средств, а потерпевший — по причине отсутствия у причинителя достаточных средств и имущества, в том числе того, на которое можно обратить взыскание.

В ряде своих постановлений ЕСПЧ указывал на взаимосвязь социально-экономических прав и прав, гарантированных Конвенцией и Протоколами к ней. По логике ЕСПЧ и КС РФ, недопустим подрыв финансового благополучия человека размером возлагаемой ответственности, так как это сильно бьет по его частной жизни, неприкосновенность которой защищена Конституцией и Конвенцией. Должны существовать очень веские основания для вторжения в это право, так как недопустимо оставлять человека без средств к существованию.

С этих позиций вторжение в право страховщика ОСАГО, безусловно, оправданно.

Иное дело — возмещение УТС по договорам добровольного имущественного страхования. Из преамбулы к Постановлению N 20 можно понять, что целью обязания страховщиков выплачивать УТС по договорам добровольного страхования является лишь повышение эффективности защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов участников гражданских правоотношений при соблюдении требований законодательства о добровольном страховании имущества граждан.

Социальный или иной публичный элемент в договоре добровольного страхования имущества не очевиден. Поэтому нет какой-либо уверенности в том, что возложение на страховщиков этой обязанности преследует хотя бы одну из легитимных целей в их понимании ЕСПЧ.

Так, в Постановлении по делу «Ткачевы (Tcachevy) против Российской Федерации» от 14.02.2012 по жалобе N 35430/05 ЕСПЧ нашел нарушение абз. 1 ст. 1 Протокола N 1 по мотивам того, что публичный интерес, лежащий в основе экспроприации квартиры заявителей, не был ясно и убедительно установлен. Заявителей по делу лишили жилища ради интересов частного лица, а не общественной пользы, как утверждали власти.

Но если учитывать, что страхователи-граждане являются потребителями страховых услуг, то есть лицами, приобретающими эти услуги для бытовых, семейных и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а также масштаб деятельности страховых компаний и разнообразие страховых продуктов, реализуемых путем заключения договоров добровольного имущественного страхования, обязывание возмещать УТС можно предположить преследующим легитимную цель — недопущение злоупотреблений со стороны страховщиков при заключении договоров добровольного имущественного страхования. Ради справедливости отметим целесообразность спора в этой части.

Является ли вторжение соразмерным?

Требование соразмерности одинаково присутствует в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и абз. 1 ст. 1 Протокола N 1, поэтому проверим, насколько оно соблюдено применительно к каждому виду страхования.

Для начала отметим, что соразмерность должна прослеживаться как в законе, так и на практике, то есть в каждом конкретном случае. Статья 1083 ГК РФ предусматривает возможность снижения взыскиваемого размера возмещения, а ст. ст. 962, 963, 964 ГК РФ допускают полный отказ в выплате возмещения в зависимости от обстоятельств, связанных с поведением потерпевшего.

Кроме того, в силу объективного характера УТС страховщик всегда может оспорить ее размер, провести и представить в суд свою экспертизу с обоснованием необходимости иных ремонтных воздействий. Разрешение спора по существу предполагает применение судом данных статей и оценку экспертиз, мотивирование своего решения, которое может быть оспорено в вышестоящих судах.

Закон РФ от 27.11.1992 N 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (ред. от 23.07.2013) не предусматривает нормативы соотношения страховой премии и возможного страхового возмещения по видам обязательного страхования. Статья 7 Закона «Об ОСАГО» определенно устанавливает лимиты ответственности страховщика, а ст. 1072 ГК РФ все же допускает предъявление требований к лицу, ответственному за вред, в случае недостаточности возмещения для восстановления имущества. Наконец, не следует забывать и о праве регрессного требования, предусмотренном законом для определенных случаев и данном для восстановления средств страховщиков.

Следовательно, применительно к ОСАГО соразмерность вторжения на уровне Закона можно считать доказанной, так как в теории выплата УТС не всегда возлагается полностью на страховщика, а взысканная сумма не всегда становится серьезным бременем.

Соразмерность вторжения в случае договоров добровольного имущественного страхования вызывает спор. С одной стороны, не по каждому договору страхования происходит обращение. Кроме того, страховщик имеет также право отказать в выплате всего возмещения на основании ст. ст. 962, 963 и 964 ГК РФ, ему также предоставлено право суброгационного требования к ответственному за вред лицу на условиях, предусмотренных ст. 965 ГК РФ.

С другой стороны, нельзя не заметить автоматизма возложения обязанности по возмещению УТС, очевидно увеличивающей общий размер компенсации в случае повреждения нового транспортного средства.

Таким образом, п. 1 ст. 929 ГК РФ в системном толковании с п. п. 1 и 2 ст. 15 ГК РФ, обязывающими страховщиков возмещать УТС, предполагает ощутимое вторжение в имущественные права страховщика, включая свободу договора. Обратим внимание на то, что ст. 963 ГК РФ не позволяет страховщику требовать в суде снижения размера возмещения в случае наступления страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя. Не опровергнута законность только повышения страховой премии в случае заключения этим же страхователем нового договора.

Оценивая возможности страховщиков, право на получение премии и суброгационное требование наряду с размером убытков и вероятностным характером страхового события, сделаем заключение о соразмерности возложения обязанности возмещения УТС по договорам добровольного имущественного страхования преследуемым целям, когда страховой случай наступил не по вине страхователя или выгодоприобретателя. В иных ситуациях мы не можем констатировать соблюдение правила соразмерности. Шансы у страховщиков есть и тут.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *