Основные условия принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и последствия введения процедур несостоятельности

(Батянов М. В.) ("Право и экономика", 2014, N 5) Текст документа

ОСНОВНЫЕ УСЛОВИЯ ПРИНЯТИЯ АРБИТРАЖНЫМ СУДОМ ЗАЯВЛЕНИЯ О ПРИЗНАНИИ ДОЛЖНИКА БАНКРОТОМ И ПОСЛЕДСТВИЯ ВВЕДЕНИЯ ПРОЦЕДУР НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

М. В. БАТЯНОВ

Батянов Максим Владимирович, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Самарского государственного университета. Кандидат юридических наук. Сфера научных интересов - договорное право, конкурсное право, гражданско-правовая проблематика, связанная с использованием глобальной информационной сети Интернет. Родился 1 декабря 1976 г. в г. Куйбышеве. В 1998 г. окончил с отличием юридический факультет Самарского государственного университета. В 2004 г. успешно защитил кандидатскую диссертацию. Автор 33 публикаций, в том числе монографии и учебного пособия.

Basic conditions of acceptance by the arbitration court of order to declare the debtor bankrupt and consequences of bankruptcy proceedings M. V. Batyanov

Для возбуждения дела о несостоятельности требуется наличие ряда базовых условий, при отсутствии любого из которых процесс банкротства должника не будет запущен. Вводимые после возбуждения дела о несостоятельности процедуры несостоятельности существенно различаются по своим целям, порядку введения, этапам осуществления и т. п. Тем не менее есть последствия, общие для всех процедур несостоятельности. В статье рассматриваются базовые условия возбуждения дела о несостоятельности и последствия, наступающие после введения любой процедуры банкротства (за исключением мирового соглашения).

Ключевые слова: банкротство, возбуждение дела о несостоятельности, процедура несостоятельности, последствия введения процедуры несостоятельности.

Insolvency proceedings requires the presence of a number of basic conditions, in the absence of any of them the process of bankruptcy of the debtor will not be started. Procedures entered after the commencement of insolvency significantly differ in their objectives, procedure of introduction, implementation stages, etc. Nevertheless, there are effects that are common to all insolvency proceedings. The article considers the basic conditions of insolvency proceedings and the consequences which arise after the introduction of any bankruptcy proceeding (excluding the settlement agreement).

Key words: bankruptcy, commencement of insolvency, insolvency procedure, consequences of insolvency proceedings.

Возбуждение дела о несостоятельности предполагает наличие значительного количества фактических условий и действий, которые перечисляются в Федеральном законе от 26 октября 2002 г. N 127-ФЗ "О несостоятельности (банкротстве)" (далее - Закон о несостоятельности (банкротстве)). Среди них выделяются три предпосылки, которые являются базовыми для любого дела о банкротстве. Первые два условия принятия заявления о признании должника банкротом действуют в отношении как заявителей-должников, так и заявителей - конкурсных кредиторов, уполномоченных органов. Третье условие применяется только для заявителей-кредиторов. Первое условие. В наличии должны быть признаки банкротства. Признаки банкротства определены в действующем законодательстве, в ст. 3 Закона о несостоятельности (банкротстве). Для юридических лиц закреплен один признак несостоятельности - неисполнение требований кредиторов по денежным обязательствам и (или) обязанностей по уплате обязательных платежей в течение трех месяцев с момента наступления даты их исполнения. Для граждан, которые не являются индивидуальными предпринимателями, закреплены два признака несостоятельности. Первый признак несостоятельности физических лиц аналогичен признаку банкротства юридических лиц. Второй признак заключается в том, что сумма обязательства должника-гражданина должна превышать стоимость принадлежащего ему имущества. Для граждан-предпринимателей закрепляется только первый признак банкротства. Вторым условием принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и возбуждения дела о банкротстве согласно ст. 6 и п. 2 ст. 33 Закона о несостоятельности (банкротстве) является наличие минимального размера задолженности должника перед кредитором. Соответственно, если задолженность должника меньше минимального размера, установленного Законом о несостоятельности (банкротстве), дело о банкротстве не может быть возбуждено. Требования к должнику - юридическому лицу в совокупности должны составлять не менее ста тысяч рублей, а к должнику-гражданину - не менее десяти тысяч рублей. Из данного правила есть исключения, когда дело о несостоятельности возбуждается независимо от суммы долга: для юридического лица, находящегося в стадии ликвидации, при условии, что стоимость его имущества недостаточна для удовлетворения требований кредиторов. Такое юридическое лицо ликвидируется в порядке банкротства независимо от суммы требования (ст. 224 Закона о несостоятельности (банкротстве), п. 6 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"); для отсутствующего должника (п. 1 ст. 227 Закона о несостоятельности (банкротстве), п. 64 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Как следует из п. п. 4, 5 ст. 39 Закона о несостоятельности (банкротстве), минимальный размер задолженности, необходимый для возбуждения производства о банкротстве, может складываться в результате объединения требований. Объединены могут быть: во-первых, требования одного кредитора, возникшие из разных обязательств; во-вторых, требования разных конкурсных кредиторов, составляющие в совокупности необходимую сумму (при этом кредиторы должны направить в суд одно заявление кредитора, подписываемое соответствующими кредиторами). Возможности для объединения требований конкурсных кредиторов и уполномоченных органов в Законе о несостоятельности (банкротстве) не предусмотрены. Для индивидуального предпринимателя сумма долга должна превышать десять тысяч рублей. При этом не имеет значения, превышает ли сумма его обязательств стоимость принадлежащего ему имущества (см.: п. 1 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 30 июня 2011 г. N 51 "О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей"). Третье условие связано с тем, что конкурсный кредитор и уполномоченные органы приобретают право на обращение в суд с заявлением о возбуждении дела о несостоятельности при невозможности удовлетворить свои требования в порядке искового требования. Это условие не применяется для отсутствующих должников (см.: п. 64 Постановления Пленума ВАС от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)"). Обоснованность требования кредитора (конкурсного кредитора, уполномоченного органа) по денежному обязательству должна подтверждаться решением суда (общего, арбитражного, третейского) о взыскании с должника денежных средств (п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности (банкротстве)). Для возбуждения производства по делу о банкротстве требования, подтвержденные решением третейского суда, принимаются во внимание только в том случае, если имеется вступившее в законную силу определение арбитражного суда или суда общей юрисдикции о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение этого решения. Такое определение должно быть приложено к заявлению кредитора (п. 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 23 июля 2009 г. N 60). Что касается уполномоченных органов по требованиям об уплате обязательных платежей, то они могут подать заявление о возбуждении дела только после вынесения налоговым, таможенным органом решения о взыскании задолженности за счет денежных средств или иного имущества должника либо после вступления в законную силу решения суда. Порядок обращения взыскания задолженности за счет имущества должника определен в ст. ст. 47, 48 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ). Согласно п. 2 ст. 7 Закона о несостоятельности (банкротстве) право на обращение в арбитражный суд возникает у конкурсного кредитора, уполномоченного органа по денежным обязательствам с даты вступления в законную силу решения суда, арбитражного суда или третейского суда о взыскании с должника денежных средств. Право на обращение в арбитражный суд возникает у уполномоченного органа по обязательным платежам по истечении тридцати дней с даты принятия решения, указанного в абз. 2 п. 3 ст. 6 Закона о несостоятельности (банкротстве). Возбуждение дела о несостоятельности вызывает целый ряд последствий. Некоторые из них сохраняются на протяжении всего дела о банкротстве. Они действуют в ходе всех процедур несостоятельности (кроме мирового соглашения, которое стоит особняком в перечне российских процедур несостоятельности). Первое последствие: на период рассмотрения арбитражным судом дела о банкротстве вводится особый правовой режим имущественных требований, предъявляемых к должнику. Это проявляется в том, что после возбуждения дела о несостоятельности кредиторы по денежным обязательствам и обязательным платежам не имеют права на обращение в суд с исками о взыскании с должника денежных средств. Они могут только предъявить свои требования к должнику в соответствии с порядком, закрепленным в Законе о несостоятельности (банкротстве), в целях их включения в реестр требований кредиторов. Согласно ст. 148 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит, что заявлено требование, которое должно быть рассмотрено в деле о банкротстве. В ходе наблюдения производство по делам, связанным со взысканием с должника денежных средств, может быть приостановлено по ходатайству кредитора (п. 1 ст. 63 Закона о несостоятельности (банкротстве)). Для конкурсного производства Закон о несостоятельности (банкротстве) расширяет круг требований, которые могут предъявляться только в рамках дела о несостоятельности за счет включения в них "иных имущественных требований". Особый режим имущественных требований к должнику не действует в отношении: вещно-правовых исков, направленных на защиту права собственности (виндикационные, негаторные иски, иски о признании права собственности). Причина в том, что требования по данным искам не подпадают под понятия денежного обязательства и обязательного платежа. Они не могут быть включены в реестр требований кредиторов. По виндикационным искам есть соответствующее разъяснение в п. 2 Приложения к информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июня 2001 г. N 64. В ходе конкурсного производства в абз. 7 п. 1 ст. 126 закреплено прямое указание на возможность предъявления исков о признании права собственности, об истребовании имущества из чужого незаконного владения вне рамок конкурсного производства; исков о признании сделок недействительными, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок. Причина такая же, как у вещно-правовых исков (см.: п. 3 приложения к информационному письму Высшего Арбитражного Суда РФ от 14 июня 2001 г. N 64). В то же время в п. 1 ст. 126 при перечислении требований, которые могут предъявляться вне рамок конкурсного производства, упоминаются только требования о признании недействительными ничтожных сделок и о применении последствий их недействительности. Возникает вопрос: как быть с оспоримыми сделками? По всей видимости, имеет место неудачная формулировка закона. Имелись в виду требования о признании недействительными оспоримых сделок и о применении последствий недействительности ничтожных сделок. Такой трактовки придерживается, в частности, М. В. Телюкина [1]; исков о взыскании налоговых санкций. Согласно п. 1 ст. 114 НК РФ налоговая санкция представляет собой меру ответственности за совершение налогового правонарушения. Пунктом 7 ст. 114 НК РФ закреплен принцип судебного привлечения к ответственности за совершение налогового правонарушения. Это, в частности, означает необходимость подтверждения в судебном порядке факта совершения налогового правонарушения, вины налогоплательщика, а также отсутствия обстоятельств, освобождающих его от ответственности, как обязательных условий привлечения к ответственности. Поэтому иски о взыскании налоговых санкций рассматриваются вне рамок дела о несостоятельности; исков о взыскании текущих платежей. Кредиторы по текущим платежам имеют право на обращение в суд с исками о взыскании с должника денежных средств во всех процедурах, кроме конкурсного производства. Исковые, а также иные требования по таким обязательствам рассматриваются в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством; исков по неденежным требованиям, которые согласно п. 5 ст. 4 Закона о несостоятельности (банкротстве) подлежат рассмотрению вне рамок дела о несостоятельности во всех процедурах несостоятельности, кроме конкурсного производства. В ходе конкурсного производства неденежные требования могут предъявляться только в рамках дела о несостоятельности. Это следует из того, что в п. 1 ст. 126 Закона о несостоятельности (банкротстве) говорится о том, что имущественные требования могут предъявляться только в ходе конкурсного производства. Неденежные требования не включены в перечень исключений, перечисленных в приведенной норме Закона. Второе последствие: после введения любой процедуры несостоятельности приостанавливается исполнение исполнительных документов по имущественным взысканиям, в том числе снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника. В пункте 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15 декабря 2004 г. N 29 "О некоторых вопросах практики применения Закона о несостоятельности (банкротстве)" указывается на то, что арест имущества должника, а также иные ограничения должника в части распоряжения принадлежащим ему имуществом могут быть применены лишь по определению арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве должника. Данное правило не действует на исполнительные документы, выданные на основании вступивших в законную силу до даты введения соответствующей процедуры несостоятельности решений суда о взыскании денег в пользу кредиторов первой и второй очереди, об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Основанием для приостановления исполнения исполнительных документов является судебный акт, на основании которого вводится процедура несостоятельности. В ходе процедуры конкурсного производства исполнительное производство по всем требованиям подлежит прекращению. Третье последствие: после введения процедур несостоятельности полномочия руководителя должника либо ограничиваются, либо прекращаются. После введения наблюдения и финансового оздоровления происходит ограничение полномочий руководителя должника. Некоторые сделки он может совершать только с согласия управляющего. В случае нарушения требований Закона о несостоятельности (банкротстве) руководитель должника может быть отстранен от должности по ходатайству арбитражного управляющего (ст. 69 Закона о несостоятельности (банкротстве)). После введения внешнего управления и открытия конкурсного производства полномочия руководителя прекращаются. Управление делами должника возлагается на арбитражного управляющего. Однако полномочия высшего органа управления и совета директоров должника в ходе внешнего управления и конкурсного производства частично сохраняются. Перечень сохраняющихся за ними полномочий определен в п. 2 ст. 94, п. 2 ст. 126 Закона о несостоятельности (банкротстве). Четвертое последствие: после введения любой процедуры несостоятельности запрещаются удовлетворение требований учредителя (участника) должника о выделе доли (пая) в имуществе должника в связи с выходом из состава его учредителей (участников), выкуп должником размещенных акций или выплата действительной стоимости доли (пая). Для наблюдения и финансового оздоровления есть прямой запрет. Для внешнего управления и конкурсного производства это вытекает из того, что у органов управления нет полномочий на принятие этого решения. Пятое последствие: после введения любой процедуры несостоятельности запрещается выплата дивидендов и иных платежей по эмиссионным ценным бумагам. Для наблюдения и финансового оздоровления есть прямой запрет. Для внешнего управления и конкурсного производства это вытекает из того, что у органов управления нет полномочий на принятие этого решения. Шестое последствие: после введения любой процедуры несостоятельности не начисляются неустойки, подлежащие уплате проценты и иные финансовые санкции за неисполнение или ненадлежащее исполнение денежных обязательств и обязательных платежей, возникших до введения соответствующей процедуры. Данное правило не действует в ходе наблюдения. Оно также не действует в отношении текущих платежей. Седьмое последствие: после введения любой процедуры несостоятельности не допускается прекращение обязательств путем зачета встречного однородного требования, если при этом нарушается установленная Законом о несостоятельности (банкротстве) очередность удовлетворения требований кредиторов (см.: п. 1 ст. 63, п. 1 ст. 81, п. 8 ст. 142 Закона о несостоятельности (банкротстве)). В ходе реабилитационных процедур несостоятельности зачет не должен приводить к преимущественному удовлетворению требований кредиторов одной очереди, обязательства которых прекращаются, перед другими кредиторами. В ходе конкурсного производства зачет не должен нарушать пропорциональность удовлетворения требований кредиторов. Восьмое последствие: после введения любой процедуры несостоятельности сведения о ее введении должны быть опубликованы в порядке, предусмотренном Законом о несостоятельности (банкротстве) (ст. ст. 28, 54).

Список литературы

1. Телюкина М. В. Основы конкурсного права. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 418.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Обеспечение иска по делам о нарушении исключительного права" (Гладкая Е. И.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

ОБЕСПЕЧЕНИЕ ИСКА ПО ДЕЛАМ О НАРУШЕНИИ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНОГО ПРАВА

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 26 мая 2014 года

Е. И. ГЛАДКАЯ

1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

Обеспечительные меры - срочные временные, соразмерные заявленному исковому требованию действия суда, без которых может быть затруднено или невозможно исполнение судебного акта, а в делах, рассматриваемых арбитражными судами, - также причинен значительный ущерб заявителю (ст. 90 АПК РФ, ст. ст. 139, 140 ГПК РФ). Нарушение исключительного права на результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации) - незаконное использование такого результата (средства) без согласия правообладателя, влекущее ответственность лица, которое осуществило нарушение (ст. 1229 ГК РФ).

2. ОСНОВНЫЕ ПРИМЕНИМЫЕ НОРМЫ И РАЗЪЯСНЕНИЯ

2.1. Нормы и разъяснения о применении обеспечительных мер

Об основаниях для обеспечения иска: - ст. 139 ГПК РФ; - ст. 90 АПК РФ; - п. п. 4, 9, 10 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О процедуре принятия, исполнения и отмены обеспечения иска: - ст. 139, п. 4 ст. 140, ст. ст. 141 - 144 ГПК РФ; - ст. ст. 90, 92, 93, 95 - 97 АПК РФ; - п. 8 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О субъектах, которые могут обратиться с заявлением о применении обеспечительных мер: - ст. 139 ГПК РФ; - ст. 90 АПК РФ; - п. 3 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О действии обеспечительных мер в случае отказа в удовлетворении иска, оставления иска без рассмотрения, прекращения производства по делу: - п. 25 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О стадии, на которой может применяться обеспечение иска: - п. 2 ст. 90 АПК РФ; - п. 29 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 N 11 "О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству"; - п. п. 2, 19 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О предоставлении встречного обеспечения: - ст. 94 АПК РФ; - п. п. 11 - 14 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". Об обеспечении иска, рассматриваемого в третейском суде: - ст. 25 Федерального закона от 24.07.2002 N 102-ФЗ "О третейских судах в Российской Федерации"; - п. 34 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер".

2.2. Нормы и разъяснения о видах мер по обеспечению иска

О мерах по обеспечению иска: - ст. 140 ГПК РФ; - ст. 91 АПК РФ. О применении обеспечительных мер в виде наложения ареста на денежные средства: - п. п. 15 - 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". Об обеспечении иска по делам о нарушении авторских прав: - ст. 1302 ГК РФ; - п. 44 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 5, Пленума ВАС РФ N 29 от 26.03.2009. Об обеспечении иска по делам о нарушении смежных прав: - ст. 1312 ГК РФ. Об обеспечении исков по делам о правомерности использования доменного имени, сходного с результатом интеллектуальной деятельности или средством индивидуализации: - Постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 15.10.2013 N СП-23/3 "Об утверждении справки о некоторых вопросах, связанных с процессуальным порядком применения обеспечительных мер по доменному спору".

2.3. Нормы и разъяснения о предварительных обеспечительных мерах

О применении предварительных обеспечительных мер: - ст. 99 АПК РФ; - п. п. 26, 30 - 32 Постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 N 55 "О применении арбитражными судами обеспечительных мер". О предварительных обеспечительных мерах защиты исключительных прав в информационно-телекоммуникационных сетях, в том числе в сети Интернет: - ч. 3 ст. 26, п. 3.1 ч. 1 ст. 140, ст. ст. 144.1, 320.1, абз. 3 ч. 1 ст. 428, ч. 3 ст. 429 ГПК РФ; - ч. 3 ст. 1302 ГК РФ.

3. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

3.1. Обеспечение иска по делам о незаконном использовании средства индивидуализации для маркировки товаров

3.1.1. Иск о признании производства и предложения к продаже товаров, которые маркированы обозначением, сходным до степени смешения с товарными знаками иного лица, нарушением исключительных прав на товарные знаки может быть обеспечен приостановлением производства и реализации такой продукции

Постановление ФАС Московского округа от 26.06.2007, 29.06.2007 N КГ-А40/5910-07 по делу N А40-9824/07-5-105 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 13.08.2007 N 9748/07 по делу N А40-9824/07-5-105 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано). Обстоятельства дела: Компания при производстве и предложении товаров к продаже использовала обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком общества. Последнее обратилось в арбитражный суд с требованиями признать действия компании нарушением исключительных прав на товарные знаки общества и обязать ее прекратить данное нарушение. Впоследствии общество ходатайствовало об обеспечении иска и просило обязать компанию приостановить производство и реализацию продукции, в оформлении которой используется спорное обозначение. Доводы стороны: Компания сослалась на то, что в материалах дела отсутствуют доказательства производства и реализации продукции. Вывод и обоснование суда: Предмет иска (защита исключительных прав на товарный знак) и испрашиваемая обществом обеспечительная мера (запрет на реализацию продукции, маркированной спорным товарным знаком) непосредственно связаны между собой. Кроме того, если данные обеспечительные меры не будут приняты, это может повлечь затруднение или невозможность исполнения судебного акта. Таким образом, заявление о принятии обеспечительных мер в виде временной (до окончания рассмотрения дела по существу) приостановки реализации продукции, маркированной спорным обозначением, является обоснованным и подлежит удовлетворению <*>. -------------------------------- <*> Данные выводы сделаны судом апелляционной инстанции и не опровергнуты вышестоящим судом.

3.1.2. Иск о запрете вводить в гражданский оборот товар, маркированный товарным знаком иного лица, изъятии из оборота и уничтожении такого товара может быть обеспечен наложением ареста на него

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.11.2011 N Ф03-5692/2011 по делу N А51-10020/2011. Обстоятельства дела: Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованиями запретить индивидуальному предпринимателю вводить в гражданский оборот, а также перевозить или хранить с этой целью товары, на которых или на упаковке которых без ее разрешения размещен товарный знак GOO. N, изъять из оборота и уничтожить без компенсации такие товары. Иностранная компания ходатайствовала о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на товары, маркированные указанным товарным знаком. Вывод и обоснование суда: Учитывая, что исковые требования заявлены иностранной компанией в защиту исключительного права на товарный знак, обеспечительная мера в виде наложения ареста на спорные товары непосредственно связана с предметом спора (о запрете индивидуальному предпринимателю вводить в гражданский оборот спорный товар, его изъятии из оборота и уничтожении) и направлена на сохранение существующего состояния отношений между сторонами. Если указанная обеспечительная мера не будет принята, ввезенный предпринимателем товар, маркированный товарным знаком иностранной компании, может быть отчужден третьим лицам, что приведет к невозможности либо затруднительности исполнения решения суда в части изъятия из оборота и уничтожения товара. Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 13.07.2012 по делу N А63-2718/2012.

3.2. Обеспечение иска о взыскании компенсации за нарушение исключительного права

3.2.1. Иск о взыскании компенсации за нарушение исключительного права на товарный знак может быть обеспечен арестом денежных средств нарушителя в размере суммы иска

Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.05.2012 N Ф03-1436/2012 по делу N А51-22315/2011. Обстоятельства дела: Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованием взыскать с общества компенсацию за нарушение исключительного права на товарный знак. Она также ходатайствовала о принятии обеспечительной меры в виде наложения ареста на денежные средства общества в размере суммы иска. Доводы стороны: Общество указало на то, что наложение ареста на денежные средства парализовало его экономическую деятельность. Вывод и обоснование суда: Обеспечительная мера непосредственно связана с предметом иска, соразмерна заявленному требованию и призвана предотвратить причинение значительного ущерба иностранной компании вследствие незаконного использования товарного знака. Поскольку наложение ареста носит временный характер и произведено только в отношении части денежных средств общества, принятие обеспечительной меры не лишило общество возможности осуществлять хозяйственную деятельность.

3.3. Обеспечение иска о признании недействительным решения Роспатента

3.3.1. Иск о признании недействительным решения Роспатента о регистрации обозначения, сходного до степени смешения с товарным знаком иного лица, может быть обеспечен запретом вносить в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания запись о госрегистрации обозначения в качестве товарного знака

Постановление ФАС Московского округа от 06.09.2012 по делу N А40-6523/12-5-59. Обстоятельства дела: Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованием признать недействительным решение Роспатента о регистрации за организацией товарного знака, сходного до степени смешения с товарным знаком STADLER FORM, который принадлежит иностранной компании. Кроме того, она ходатайствовала о принятии мер по обеспечению иска в виде запрета вносить в Государственный реестр товарных знаков и знаков обслуживания записи о госрегистрации в качестве товарных знаков других заявленных организацией обозначений, также сходных до степени смешения с указанным товарным знаком. Вывод и обоснование суда: Если за время рассмотрения дела в суде такие обозначения будут зарегистрированы в качестве товарных знаков и права на них будут переданы организацией третьим лицам, исполнение решения суда будет затруднено, поскольку в рамках данного дела оспаривается решение Роспатента о регистрации именно товарного знака организации, сходного до степени смешения с товарным знаком, права на который принадлежат иностранной компании.

3.4. Обеспечение иска о признании недействительным договора об отчуждении исключительного права

3.4.1. Иск о недействительности договора об отчуждении исключительного права на товарный знак может быть обеспечен запретом новому правообладателю совершать сделки по обременению и (или) отчуждению этого права и запретом Роспатенту регистрировать указанные сделки

Определение ФАС Северо-Западного округа от 18.02.2013 по делу N А56-20122/2012. Обстоятельства дела: Банк обратился в арбитражный суд с требованиями признать недействительным договор, заключенный компаниями, об отчуждении исключительных прав на товарные знаки, применить последствия недействительности ничтожной сделки. Вместе с тем он заявил ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде запрета новому правообладателю товарных знаков совершать сделки по обременению и (или) отчуждению названных исключительных прав, а Роспатенту - регистрировать упомянутые сделки. Доводы стороны: Банк указал, что бывший правообладатель признан банкротом и в отношении его введена процедура банкротства. Отчуждение исключительных прав на товарные знаки влечет уменьшение конкурсной массы данного лица. Если названные обеспечительные меры не будут приняты, конкурсные кредиторы бывшего правообладателя товарных знаков могут утратить возможность восстановить свои нарушенные права. Вывод и обоснование суда: Обеспечительные меры непосредственно связаны с предметом спора, соразмерны заявленному иску и позволяют соблюсти баланс интересов сторон. Заявленное ходатайство обоснованно и подлежит удовлетворению. Аналогичный вывод содержит: Определение ФАС Северо-Западного округа от 18.02.2013 по делу N А56-20119/2012.

3.5. Обеспечение иска по делу об использовании средства индивидуализации в доменном имени

3.5.1. Иск о нарушении исключительного права на товарный знак администрированием доменного имени может быть обеспечен запретом компании - регистратору доменных имен совершать какие-либо регистрационные действия с доменным именем

Постановление ФАС Московского округа от 14.03.2012 по делу N А40-53543/11-51-451. Обстоятельства дела: Общество обратилось в арбитражный суд с требованиями признать администрирование доменного имени нарушением исключительных прав на товарный знак, запретить использовать в доменном имени обозначение, сходное до степени смешения с товарным знаком, взыскать с организации компенсацию за нарушение исключительных прав на товарный знак. Общество заявило ходатайство о принятии мер по обеспечению иска в виде запрета компании-регистратору совершать какие-либо регистрационные действия с доменным именем, в том числе передавать права на него иному администратору и (или) другому регистратору. Вывод и обоснование суда: Обеспечительные меры связаны с предметом спора, поскольку иск заявлен в отношении организации как администратора доменного имени. Если они не будут приняты, исполнение судебного акта может оказаться невозможным. Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Поволжского округа от 27.11.2007 по делу N А12-13635/06.

3.6. Доказательства невозможности или затруднительности исполнения решения суда о взыскании денежных средств по договору о распоряжении исключительным правом

3.6.1. Если ответчик принял меры, направленные на уменьшение имеющихся у него денежных средств или имущества, это может доказывать невозможность или затруднительность исполнения решения суда о взыскании денежных средств по договору авторского заказа в целях применения обеспечительных мер в виде наложения ареста на денежные средства

Постановление ФАС Московского округа от 25.04.2013 по делу N А41-33690/12. Обстоятельства дела: Фонд обратился в арбитражный суд с требованием взыскать с некоммерческой организации денежные средства, полученные по договору авторского заказа, и проценты за пользование чужими денежными средствами. Кроме того, фонд заявил ходатайство о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста на денежные средства некоммерческой организации. Вывод и обоснование суда: Тот факт, что некоммерческая организация приняла меры, направленные на уменьшение имеющихся у нее денежных средств либо имущества, не подтвержден. Кроме того, фонд не представил доказательств, согласно которым непринятие обеспечительной меры в виде ареста денежных средств некоммерческой организации затруднит или сделает невозможным исполнение судебного акта по настоящему делу либо причинит значительный ущерб фонду.

3.7. Основания для отмены обеспечительных мер

3.7.1. Если принят судебный акт о признании незаконными действий по ввозу товаров, маркированных товарным знаком иного лица, обеспечительные меры в виде ареста указанного товара должны быть отменены

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.05.2011 N 10102/10 по делу N А41-39651/09. Обстоятельства дела: Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованиями признать незаконными действия общества по ввозу на территорию РФ товара, маркированного товарным знаком EVIAN. Суд принял обеспечительные меры в виде наложения ареста на указанный товар. Суд признал действия общества незаконными как нарушающие исключительные права иностранной компании на товарный знак. Позднее в суд поступило ходатайство общества об отмене мер по обеспечению иска. Отказывая в удовлетворении ходатайства, суд сослался на то, что обеспечительные меры сохраняют свое действие до фактического исполнения судебного акта, которым закончено рассмотрение дела по существу. Суд исходил из того, что общество не представило доказательств фактического исполнения такого судебного акта. Общество обратилось в ВАС РФ. Доводы стороны: По мнению общества, решение суда о признании незаконными действий по ввозу товара на территорию РФ не подразумевает фактического исполнения. Кроме того, без отмены обеспечительных мер невозможно распоряжение товаром. Вывод и обоснование суда: Рассмотрение дела по существу окончено, принятый судебный акт является решением о признании и не подлежит принудительному исполнению. Суд констатировал факт незаконности действий общества. Возложение на него обязанности представить доказательства фактического исполнения судебного акта в качестве условия отмены обеспечительных мер необоснованно. В то же время сохранение обеспечительных мер влечет невозможность исполнения судебного акта, что вносит правовую неопределенность.

------------------------------------------------------------------

Название документа "Аналитический обзор практики по спорам в сфере интеллектуальной собственности. Недобросовестная конкуренция в сфере интеллектуальной собственности" (Гладкая Е. И.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2014) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

АНАЛИТИЧЕСКИЙ ОБЗОР ПРАКТИКИ ПО СПОРАМ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

НЕДОБРОСОВЕСТНАЯ КОНКУРЕНЦИЯ В СФЕРЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 23 мая 2014 года

Е. И. ГЛАДКАЯ

Чтобы установить наличие недобросовестной конкуренции необходимо на основании положений Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции" доказать в совокупности несколько обстоятельств: - наличие конкурентных отношений между сторонами спора (каждая из сторон имеет статус хозяйствующего субъекта, деятельность осуществляется на одном товарном рынке); - факт совершения действий, составляющих недобросовестную конкуренцию; - нацеленность субъекта на получение преимуществ в предпринимательской деятельности; - противоречие данных действий законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; - факт причинения (возможность причинения) данными действиями убытков другим хозяйствующим субъектам - конкурентам или вреда их деловой репутации. Специфика доказывания наличия недобросовестной конкуренции в сфере интеллектуальной собственности заключается в следующем: - необходимо доказать наличие у стороны прав на результат интеллектуальной деятельности (средство индивидуализации) и сходство между результатом интеллектуальной деятельности (средством индивидуализации), в отношении которого он обладает правами, и объектами, используемыми второй стороной при совершении действий, составляющих недобросовестную конкуренцию; - требуется учитывать особенности доказывания обстоятельств, существенных для конкретного вида недобросовестной конкуренции (в том числе доказывания возможности введения потребителей в заблуждение в отношении характера, способа и места производства, потребительских свойств, качества и количества товара или в отношении его производителей (далее - заблуждение), доказывания того, что введен в оборот товар с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации).

1. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЯ

Недобросовестная конкуренция - любые действия хозяйствующих субъектов (группы лиц), которые: - направлены на получение преимуществ при осуществлении предпринимательской деятельности; - противоречат законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости; - причинили или могут причинить убытки другим хозяйствующим субъектам - конкурентам либо вред их деловой репутации (ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"). Хозяйствующий субъект - коммерческая или некоммерческая организация, которая осуществляет деятельность, приносящую ей доход, индивидуальный предприниматель или иное физическое лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, но осуществляющее профессиональную деятельность, которая приносит доход, на основании государственной регистрации и (или) лицензии, а также в силу членства в саморегулируемой организации (ст. 4 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции"). Антимонопольный орган - Федеральная антимонопольная служба и ее территориальные управления (п. 13 Указа Президента РФ от 09.03.2004 N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти", Постановление Правительства РФ от 30.06.2004 N 331 "Об утверждении Положения о Федеральной антимонопольной службе").

2. ОСНОВНЫЕ ПРИМЕНИМЫЕ НОРМЫ

2.1. Нормы о запрете недобросовестной конкуренции

О недопустимости действий, составляющих недобросовестную конкуренцию: - ст. 2 Конвенции, учреждающей Всемирную организацию интеллектуальной собственности (заключена в г. Стокгольме 14.07.1967); - ст. 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности (заключена в г. Париже 20.03.1883) (далее - Парижская конвенция); - ст. 10 ГК РФ. О способах защиты исключительного права, нарушенного действиями, которые признаны актом недобросовестной конкуренции: - п. 7 ст. 1252 ГК РФ. О праве, применимом к обязательствам, возникающим вследствие недобросовестной конкуренции: - ст. 1222 ГК РФ. О недобросовестной конкуренции как основании для признания предоставления правовой охраны товарному знаку недействительным: - ст. 1512 ГК РФ.

2.2. Нормы о действиях, признаваемых недобросовестной конкуренцией

О действиях, признаваемых актом недобросовестной конкуренции: - ст. 10.bis Конвенции по охране промышленной собственности" (заключена в г. Париже 20.03.1883); - ст. 13 Соглашения о единых принципах и правилах конкуренции (заключено Республикой Беларусь, Республикой Казахстан и Российской Федерацией в г. Москве 09.12.2010); - ст. 20.1 Федерального закона от 04.12.2007 N 329-ФЗ "О физической культуре и спорте в Российской Федерации"; - ст. 8 Федерального закона от 01.12.2007 N 310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации"; - ст. 14 Федерального закона от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

3. АНАЛИЗ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

3.1. Недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации

3.1.1. Обстоятельства, которые подлежат доказыванию для установления факта недобросовестной конкуренции, связанной с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации иного лица

3.1.1.1. Чтобы установить, что производитель товаров совершил действия, составляющие недобросовестную конкуренцию, связанную с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации, необходимо доказать в совокупности факт возникновения исключительного права на такое средство и факт его использования

Постановление ФАС Московского округа от 03.03.2009 N КА-А40/12967-08-П по делу N А40-25769/07-152-183 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 30.06.2009 N 10740/08 по делу N А40-25769/07-152-183 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано). Обстоятельства дела: Иностранная компания является правообладателем товарного знака Mortier. Индивидуальный предприниматель приобрел исключительные права на товарные знаки, содержащие элемент Mortier, и выдал иному лицу лицензию на использование некоторых из них для маркировки товаров. Иностранная компания обратилась в антимонопольный орган с заявлением о признании действий индивидуального предпринимателя недобросовестной конкуренцией. Решением антимонопольного органа дело о нарушении антимонопольного законодательства прекращено. Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Чтобы признать действия хозяйствующего субъекта, связанные с приобретением и использованием исключительных прав на товарный знак (фирменное наименование), актом недобросовестной конкуренции, необходимо доказать, что недобросовестной конкуренцией являются как действия, связанные с приобретением товарного знака (фирменного наименования), так и действия, связанные с использованием прав на него. Указанные действия рассматриваются в совокупности и не могут быть квалифицированы как акт недобросовестной конкуренции по отдельности. Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Московского округа от 05.05.2008 N КА-А40-1538/08 по делу N А40-25679/07-152-183.

3.1.2. Обстоятельства, которые не препятствуют установлению факта недобросовестной конкуренции, связанной с приобретением и использованием исключительного права на средство индивидуализации иного лица

3.1.2.1. Действия по приобретению и использованиютоварного знака, который идентичен широко известному товарному знаку иного лица, могут быть признаны недобросовестной конкуренцией, даже если товарные знаки зарегистрированы в отношении товаров разных классов МКТУ

Постановление Президиума ВАС РФ от 24.04.2012 N 16912/11 по делу N А40-73286/10-143-625. Обстоятельства дела: Товарный знак VACHERON CONSTANTIN зарегистрирован в отношении товаров 14 класса МКТУ иностранной компанией - известным производителем швейцарских часов. Позднее товарный знак VACHERON CONSTANTIN был зарегистрирован российским обществом в отношении товаров 25 класса МКТУ и использовался для введения в гражданский оборот одежды и других товаров класса люкс. Роспатент отказал иностранной компании в удовлетворении возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку, зарегистрированному в России, на основании неоднородности товаров, в отношении которых зарегистрированы противопоставляемые товарные знаки. Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованием признать недействительным решение Роспатента. Вывод и обоснование суда: Регистрация спорного товарного знака под другим классом МКТУ может быть направлена на получение необоснованного преимущества за счет использования сложившейся деловой репутации известного мирового бренда, создает угрозу введения потребителя в заблуждение относительно товара или его изготовителя и представляет собой противоречащий честным обычаям в промышленности и торговых делах акт недобросовестной конкуренции, запрещенный ст. 10.bis Парижской конвенции и ст. 10 ГК РФ. Действия общества по регистрации спорного товарного знака не соответствуют принципам надлежащей осмотрительности и недопущения недобросовестного использования экономических преимуществ, полученных в результате продолжительного использования иностранной компанией ее товарного знака.

3.1.3. Ситуации, в которых приобретение и использование исключительного права на средства индивидуализации признаются актом недобросовестной конкуренции

3.1.3.1. Если распространитель продукции зарегистрировал товарный знак, тождественный средствам индивидуализациипроизводителя, приобретение и использование исключительного права на такой товарный знак самим распространителем и иными лицами на основании лицензионных договоров с ним признаются недобросовестной конкуренцией

Постановление ФАС Московского округа от 16.03.2012 по делу N А40-54063/11-147-461. Обстоятельства дела: Распространитель продукции компаний (группы лиц) приобрел исключительные права на товарные знаки, тождественные товарным знакам BLACK RED WHITE и BRW этих компаний и фирменному наименованию одной из них, и предоставлял право использования товарных знаков по лицензионным договорам. Позднее товарные знаки распространителя продукции были отчуждены иностранной организации. Компании (группа лиц) обратились в антимонопольный орган с заявлением о признании действий распространителя продукции и иностранной организации недобросовестной конкуренцией. Решением антимонопольного органа заявление удовлетворено. Распространитель и иностранная компания обратились в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Установленные обстоятельства свидетельствуют о наличии в действиях распространителя продукции и иностранной компании недобросовестности, связанной с регистрацией и использованием товарных знаков, которые воспроизводят международные и национальные товарные знаки третьих лиц, а также их фирменные наименования. Такие действия направлены на получение необоснованных конкурентных преимуществ, причинение вреда интересам третьих лиц, в том числе их деловой репутации, и противоречат законодательству РФ, требованиям разумности, добропорядочности и справедливости.

3.1.3.2. Приобретение и использование исключительного права на средство индивидуализации, воспроизводящее наименование программы для ЭВМ, исключительное право на которую возникло у конкурента ранее, признаются актом недобросовестной конкуренции

Постановление ФАС Московского округа от 05.06.2012 по делу N А40-91368/11-120-744 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 28.09.2012 N ВАС-12255/12 по делу N А40-91368/11-120-744 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано). Обстоятельства дела: Общество является правообладателем программы для ЭВМ "МЭТР". Компания приобрела права на использование товарного знака "МЭТР" и направила в адрес общества требование прекратить незаконное использование товарного знака и заключить лицензионное соглашение. Общество подало в антимонопольный орган заявление об осуществлении компанией недобросовестной конкуренции, связанной с приобретением и использованием исключительного права на товарный знак. Антимонопольный орган квалифицировал действия компании как акт недобросовестной конкуренции. Компания обратилась в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Действия компании, которые выражаются в приобретении и использовании исключительных прав на товарный знак "МЭТР" в тот период, когда словесное обозначение уже использовалось обществом, могут причинить последнему убытки и противоречат требованиям добропорядочности, разумности и справедливости. При таких обстоятельствах антимонопольный орган правомерно признал действия компании актом недобросовестной конкуренции.

3.1.3.3. Если средство индивидуализации тождественно широко известному обозначению, право на которое зарегистрировано до приобретения права на спорное средство индивидуализации, приобретение и использование такого права признаются актом недобросовестной конкуренции

Постановление ФАС Московского округа от 15.10.2012 по делу N А40-10944/12-119-111. Обстоятельства дела: Комбинат и общество являются правопреемниками самостоятельных предприятий пищевой промышленности СССР, которые с 1977 г. осуществляли производство и реализацию на территории СССР растворимых кофейных напитков "ЛЕТНИЙ". В настоящее время комбинат и общество производят и реализуют данный кофейный напиток, включенный в перечень видов растворимых кофейных напитков действующего ГОСТ. Общество приобрело права на товарный знак "ЛЕТНИЙ". Комбинат ввел в гражданский оборот растворимый кофейный напиток под тождественным наименованием. Общество обратилось с заявлением в антимонопольный орган. Антимонопольный орган пришел к выводу, что и комбинат, и общество вправе использовать словесное обозначение "ЛЕТНИЙ" в качестве средства индивидуализации растворимых кофейных напитков, и признал действия общества, связанные с приобретением и использованием товарного знака, актом недобросовестной конкуренции. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным данное решение. Вывод и обоснование суда: Общество зарегистрировало товарный знак с целью получить преимущество при осуществлении предпринимательской деятельности на данном рынке, что противоречит законодательству РФ, обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости и объективно может причинить убытки комбинату. В этом случае преимущества в предпринимательской деятельности приобретаются за счет устранения конкурентов с товарного рынка и снижения затрат на продвижение товара, который находится в обороте с 1977 г. и известен широкому кругу потребителей. Комбинат, будучи вытесненным с рынка, лишается части прибыли от производства и реализации такого товара. Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Московского округа от 10.12.2012 по делу N А40-16148/12-130-149.

3.2. Недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением исключительного права на средства индивидуализации иного лица

3.2.1. Ситуации, в которых приобретение исключительного права на товарный знак признается актом недобросовестной конкуренции на основании ст. 10.bis Парижской конвенции

3.2.1.1. Если бывший правообладатель товарных знаков - производитель товаров сохранил право использовать в других результатах интеллектуальной деятельности обозначение, являющееся элементом этих товарных знаков, приобретение исключительных прав на них без цели использования является актом недобросовестной конкуренции на основании ст. 10.bis Парижской конвенции

Постановление ФАС Московского округа от 26.05.2011 N КГ-А41/3689-11 по делу N А41-27786/10 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 15.09.2011 N ВАС-11412/11 по делу N А41-27786/2010 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано). Обстоятельства дела: Производитель товаров и общество заключили договор об отчуждении последнему исключительных прав на товарные знаки "Раптика". Бывший правообладатель обратился в арбитражный суд с требованием признать недействительным указанный договор, подписанный прежним директором. Доводы сторон: Производитель товаров сослался на то, что отчуждение исключительных прав на товарные знаки может стать причиной введения потребителей в заблуждение относительно товара или производителя товара, поскольку после уступки прав на товарные знаки за производителем сохранилось право использовать обозначение "Раптика" в составе других объектов интеллектуальной собственности. Общество указало на то, что фактически потребители не могут быть введены в заблуждение, поскольку оно не производит аналогичной продукции. Вывод и обоснование суда: Приобретение товарных знаков фактического производителя продукции без цели их использования не согласуется с требованиями добросовестности, честности в торговых делах. Подобные действия могут быть квалифицированы как недобросовестная конкуренция в соответствии со ст. 10.bis Парижской конвенции, запрещающей всякий акт конкуренции, противоречащий честным обычаям в промышленных и торговых делах. В результате заключения сделки хозяйствующему субъекту, который является собственником средств производства продукции, выпускаемой под обозначением "Раптика", и обладает исключительными правами на результаты интеллектуальной деятельности, в состав которых включено обозначение "Раптика", созданы препятствия в реализации продукции.

3.2.1.2. Размещение товарного знака, зарегистрированного в отношении товаров, на которых его размещение невозможно, на упаковке, произведенной и проданной без согласия правообладателя, является актом недобросовестной конкуренции на основании ст. 10.bis Парижской конвенции

Постановление Президиума ВАС РФ от 10.03.2009 N 14962/08 по делу N А11-3939/2007-К1-14/239. Обстоятельства дела: Завод является правообладателем товарного знака в отношении ликероводочных изделий. Следственное управление обнаружило бутылки с изобразительным элементом товарного знака завода, изготовленные компанией для торгового дома. Завод обратился в арбитражный суд с требованием запретить введение в гражданский оборот тары с использованием этого товарного знака, а также признать изготовленную компанией тару контрафактным товаром. Вывод и обоснование суда: Производство и хранение компанией бутылок с размещенным на них товарным знаком нарушили исключительные права завода на товарный знак. Действия компании нельзя признать добросовестными, так как в нарушение положений ст. 10.bis Парижской конвенции бутылки с изображением товарного знака завода произведены и проданы торговому дому, не имевшему законных прав на использование этого товарного знака. Товарный знак производителя пищевых жидкостей (алкогольных напитков) не может быть размещен на самом товаре. В связи с этим упаковка (стеклотара) является неотъемлемой частью такого товара и необходимым средством для размещения товарного знака в целях индивидуализации производителя.

3.2.1.3. Приобретение исключительных прав на товарный знак является актом недобросовестной конкуренции на основании ст. 10.bis Парижской конвенции, если товарный знак и средства индивидуализации известного лица сходны до степени смешения и зарегистрированы в отношении однородных товаров

Постановление Президиума ВАС РФ от 01.07.2008 N 3565/08 по делу N А40-61852/06-110-454. Обстоятельства дела: Товарный знак AKAI был зарегистрирован гонконгской организацией, фирменное наименование которой содержит указанный товарный знак и сходно до степени смешения с фирменным наименованием известной японской компании. Заявка на регистрацию товарного знака подана через месяц после регистрации гонконгской организации в качестве юридического лица. Роспатент отказал японской компании в удовлетворении возражений против регистрации товарного знака, мотивированных тем, что его регистрация нарушает права японской компании на фирменное наименование и зарегистрированный ранее товарный знак AKAI и вводит потребителя в заблуждение относительно производителя товара, поскольку на территории России именно японская компания известна как производитель электронной техники. Японская компания обратилась в арбитражный суд с требованием признать недействительным решение Роспатента. Доводы стороны: Японская компания сослалась на то, что правообладатель спорного товарного знака не имеет к ней никакого отношения, создан позднее и сознательно в своей деятельности проводит аналогии, вызывая ассоциации с японской компанией. Вывод и обоснование суда: Приобретение гонконгской компанией исключительного права на товарный знак являлось актом недобросовестной конкуренции. Японская компания получила право на фирменное наименование задолго до того, как была зарегистрирована гонконгская организация со схожим элементом в наименовании и подана заявка на регистрацию спорного товарного знака. Месяца, который прошел с даты регистрации гонконгской организации в качестве юридического лица до даты подачи названной заявки, было недостаточно для того, чтобы потребители могли связать спорное обозначение именно с этой организацией. Гонконгская организация знала или должна была знать о том, что спорное обозначение ранее использовалось в России японской компанией не только как часть фирменного наименования, но и как товарный знак, который и в настоящее время зарегистрирован в других странах. Данное лицо выдает себя за японскую компанию с целью приобретения конкурентных преимуществ за счет известности обозначения последней. Примечание. Об обстоятельствах, которые подлежат доказыванию для установления на основании ст. 10.bis Парижской конвенции недобросовестной конкуренции, связанной с использованием средств индивидуализации в доменных именах, см. п. 3.4 данного материала.

3.3. Недобросовестная конкуренция, связанная с введением в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации иных лиц

3.3.1. Введение в оборот товара с незаконным использованием олимпийской (паралимпийской) символики как обстоятельство, подлежащее доказыванию для установления недобросовестной конкуренции

Примечание. В соответствии со ст. 8 Федерального закона от 01.12.2007 N 310-ФЗ "Об организации и о проведении XXII Олимпийских зимних игр и XI Паралимпийских зимних игр 2014 года в городе Сочи, развитии города Сочи как горноклиматического курорта и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" признаются недобросовестной конкуренцией и влекут наступление соответствующих последствий введение в оборот товара, если при этом незаконно использовались олимпийская символика и (или) паралимпийская символика, и введение в заблуждение, в том числе создание ложного представления о причастности производителя товара, рекламодателя к Олимпийским и (или) Паралимпийским играм. Согласно п. 16.2 Постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 N 11 "О некоторых вопросах применения Особенной части Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" указанные действия признаются недобросовестной конкуренцией, даже если они не приводят и не могут привести к последствиям, предусмотренным Федеральным законом от 26.07.2006 N 135-ФЗ "О защите конкуренции".

3.3.1.1. Введение в оборот товара с незаконным использованием олимпийской (паралимпийской) символики является обстоятельством, которое подлежит доказыванию для установления недобросовестной конкуренции

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.2011 N 3255/11 по делу N А05-8003/2010. Обстоятельства дела: В принадлежащем обществу лотерейном клубе на лотерейных автоматах наклеены этикетки красно-синего цвета с логотипом, сходным с товарным знаком в виде пяти переплетающихся колец и стилизованных языков пламени белого, синего и красного цветов, который принадлежит Олимпийскому комитету России. Наклейки не производились не правообладателями олимпийской символики или с их согласия, договоры об использовании товарного знака с лицами, причастными к организации упомянутой лотереи, не заключались. Постановлением антимонопольного органа общество привлечено к административной ответственности, предусмотренной ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Удовлетворяя требование общества, суды исходили из того, что антимонопольным органом не установлены границы товарного рынка, состав хозяйствующих субъектов, конкурирующих между собой на рынке, не выяснено, какие именно преимущества по отношению к другим участникам рынка получило общество при использовании упомянутых этикеток. Антимонопольный орган обратился с заявлением в ВАС РФ. Вывод и обоснование суда: Положения о том, что введение в оборот товара с незаконным использованием олимпийской символики признается недобросовестной конкуренцией, являются специальными по отношению к нормам антимонопольного законодательства. С учетом этого такие действия признаются недобросовестной конкуренцией, даже если они не приводят и не могут привести к последствиям, упомянутым в антимонопольном законодательстве. Использование обществом олимпийской символики в нарушение требований закона образует состав административного правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 14.33 КоАП РФ. Примечание. Ранее арбитражные суды придерживались иной позиции, согласно которой факт введения в оборот товара с незаконным использованием олимпийской (паралимпийской) символики не является единственным основанием для установления недобросовестной конкуренции в форме введения в оборот товара. См., например: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 29.09.2009 по делу N А79-6610/2009. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 25.11.2010 по делу N А05-6003/2010. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.09.2010 по делу N А05-3953/2010.

3.3.2. Действия, которые составляют введение товара в оборот

3.3.2.1. Любая перепродажа товаров является их новым введением в оборот

Постановление ФАС Поволжского округа от 28.12.2012 по делу N А72-4406/2012. Обстоятельства дела: Индивидуальный предприниматель реализовал через торговую точку товар с использованием олимпийской символики без соответствующего разрешения. Антимонопольный орган вынес постановление о привлечении его к административной ответственности по ст. 14.33 КоАП РФ. Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением об отмене постановления антимонопольного органа. Доводы стороны: Индивидуальный предприниматель сослался на то, что им был приобретен товар с олимпийской символикой, ранее введенный в оборот другим лицом. Вывод и обоснование суда: Понятие "введение в оборот" не предусматривает какой-либо очередности выставления товаров для продажи. Предприниматель приобретал товары с олимпийской символикой не для личного использования, а для их перепродажи в торговых точках. Любая перепродажа товара является новым введением в оборот.

3.3.3. Доказательства введения товара в оборот

3.3.3.1. О введении в оборот товара могут свидетельствовать печатная рекламная продукция и размещение предложений к продаже товаров на сайтах в сети Интернет

Постановление ФАС Московского округа от 10.09.2012 по делу N А40-105222/11-144-932. Обстоятельства дела: Общество ввело в гражданский оборот на территории России автомобили с использованием в названии цвета кузова Olympic White части товарного знака, содержащего олимпийскую символику, что подтверждено буклетами и контентом интернет-сайтов. Действия общества признаны актом недобросовестной конкуренции. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: В буклетах, посвященных автомобилям, и на интернет-сайтах дилеров автомобилей в Российской Федерации размещена информация о предложениях к продаже автомобилей, в частности моделей, цвет кузова которых имеет наименование Olympic White ("Олимпийский белый") <*>. Факт введения в оборот товара доказан. -------------------------------- <*> Данные выводы сделаны судом первой инстанции и не опровергнуты вышестоящими судами.

Аналогичный вывод содержит: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 02.02.2011 по делу N А19-772/10.

3.3.3.2. Введение в оборот товара может быть доказано образцами продукции

Постановление Президиума ВАС РФ от 19.07.2011 N 3255/11 по делу N А05-8003/2010. Обстоятельства дела: В принадлежащем обществу лотерейном клубе на лотерейных автоматах наклеены этикетки красно-синего цвета с логотипом, сходным с товарным знаком в виде пяти переплетающихся колец и стилизованных языков пламени белого, синего и красного цветов, который принадлежит Олимпийскому комитету России. Антимонопольный орган признал действия общества, выразившиеся в использовании чужого товарного знака без заключения с правообладателем соответствующего договора, нарушающими законодательство. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Наклейки с использованием олимпийской символики не производились Олимпийским комитетом России, Оргкомитетом "Сочи 2014" или с их согласия, соответствующие договоры с обществом на использование товарного знака не заключались. Факт введения в оборот товара доказан.

3.3.3.3. Введение в оборот товара может быть доказано товарораспорядительными документами

Постановление ФАС Московского округа от 11.09.2012 по делу N А40-112470/11-153-1018. Обстоятельства дела: Антимонопольный орган признал действия общества по реализации серии книг в художественном оформлении, сходном до степени смешения с художественным оформлением серии аналогичных книг, правообладателем которого является издательство, актом недобросовестной конкуренции. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Книги введены в гражданский оборот, что подтверждено представленными копиями кассового и товарного чеков о покупке книг <*>. -------------------------------- <*> Данные выводы сделаны судом апелляционной инстанции и не опровергнуты вышестоящим судом.

Аналогичный вывод содержат: Постановление ФАС Московского округа от 26.06.2013 по делу N А40-96161/12-17-935. Постановление ФАС Московского округа от 12.07.2011 N КА-А40/4744-11-1,2 по делу N А40-71066/10-94-388.

3.3.3.4. Введение в оборот инвестиционных паев паевого фонда, в наименовании которого незаконно использованы результаты интеллектуальной деятельности (средства индивидуализации), может быть доказано документами о доверительном управлении фонда

Постановление ФАС Московского округа от 29.12.2009 N КА-А40/13879-09 по делу N А40-74513/09-21-573 (в соответствии с Определением ВАС РФ от 19.04.2010 N 4116/10 по делу N А40-74513/09-21-573 в передаче дела в Президиум ВАС РФ отказано). Обстоятельства дела: Антимонопольный орган признал действия общества по доверительному управлению паевым инвестиционным фондом, в наименовании которого используется сочетание "Сочи 2014", актом недобросовестной конкуренции в форме введения в оборот товара с незаконным использованием результатов интеллектуальной деятельности. Общество обратилось в арбитражный суд с требованием признать незаконным решение антимонопольного органа. Вывод и обоснование суда: Совершение действий, составляющих недобросовестную конкуренцию, подтверждено документами о доверительном управлении фондом. Согласно Правилам доверительного управления паевым фондом "Олимпийский проспект - Сочи 2014", зарегистрированным ФСФР России, управляющей компанией фонда является общество. Факт введения в оборот товара доказан.

3.4. Недобросовестная конкуренции, связанная с использованием средств индивидуализации в доменных именах

3.4.1. Обстоятельства, подлежащие доказыванию при установлении недобросовестной конкуренции, связанной с использованием средств индивидуализации в доменных именах

3.4.1.1. Использование в доменном имени товарного знака, принадлежащего иному лицу, квалифицируется как акт недобросовестной конкуренции на основании ст. 10.bis Парижской конвенции, если доказаны сходство товарного знака и доменного имени, отсутствие прав и законных интересов в отношении его у администратора домена и факты недобросовестной регистрации и использования доменного имени

Постановление Президиума ВАС РФ от 18.05.2011 N 18012/10 по делу N А40-47499/10-27-380. Обстоятельства дела: Иностранная компания обладает исключительным правом на международный товарный знак MUMM. Физическое лицо является администратором домена mumm. ru. Иностранная компания обратилась в арбитражный суд с требованием запретить использовать товарный знак в доменном имени. Доводы стороны: По мнению иностранной компании, регистрация физическим лицом домена препятствует регистрации на имя компании домена, тождественного товарному знаку, что не позволяет последней реализовать законное право на товарный знак в российском сегменте сети Интернет. Вывод и обоснование суда: При квалификации действий администратора домена в качестве акта недобросовестной конкуренции проверяется наличие одновременно трех обстоятельств: доменное имя идентично или сходно до степени смешения с товарным знаком иностранной компании; у владельца доменного имени нет каких-либо законных прав и интересов в отношении доменного имени; доменное имя зарегистрировано и используется недобросовестно. Аналогичный вывод содержит: Постановление Президиума ВАС РФ от 11.11.2008 N 5560/08 по делу N А56-46111/2003.

------------------------------------------------------------------

Название документа