Всегда ли члены семей военнослужащих имеют право на получение жилого помещения от военного ведомства?

(Глухов Е. А.) («Право в Вооруженных Силах», 2010, N 10) Текст документа

ВСЕГДА ЛИ ЧЛЕНЫ СЕМЕЙ ВОЕННОСЛУЖАЩИХ ИМЕЮТ ПРАВО НА ПОЛУЧЕНИЕ ЖИЛОГО ПОМЕЩЕНИЯ ОТ ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА?

Е. А. ГЛУХОВ

Глухов Е. А., подполковник юстиции.

В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» военнослужащим — гражданам Российской Федерации, проходящим военную службу по контракту <1>, и совместно проживающим с ними членам их семей предоставляются не позднее трехмесячного срока со дня прибытия на новое место военной службы служебные жилые помещения по нормам и в порядке, которые предусмотрены федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, с учетом права на дополнительную жилую площадь. ——————————— <1> Далее в настоящей статье под военнослужащими будут пониматься только военнослужащие — граждане Российской Федерации, проходящие военную службу по контракту, не являющиеся участниками накопительно-ипотечной системы жилищного обеспечения военнослужащих.

При этом с момента вступления в силу Федерального закона от 27 мая 1998 г. N 76-ФЗ «О статусе военнослужащих» военнослужащие в вопросе получения жилья были разделены на две категории: 1) заключившие контракт о прохождении военной службы до 1 января 1998 г. (за исключением курсантов военных образовательных учреждений профессионального образования) и совместно проживающие с ними члены их семей после пяти лет военной службы вправе претендовать на предоставление жилых помещений по договору социального найма; 2) заключившие первый контракт о прохождении военной службы после 1 января 1998 г., а также офицеры, которые были назначены на воинские должности после 1 января 1998 г. в связи с окончанием военных вузов и получением в связи с этим офицерского воинского звания (начиная с 1998 г.), а также совместно проживающие с ними члены их семей вправе рассчитывать во время службы лишь на получение служебных жилых помещений. Не вдаваясь в законность и справедливость такого разделения в зависимости от даты заключения контракта о прохождении военной службы <2>, отметим лишь то, что, как видно из приведенной нормы Закона, правом на жилище обладают не только сами военнослужащие, но и совместно проживающие с ними члены их семей. Кроме того, постепенно все большая часть военнослужащих с членами своих семей в период военной службы будет обеспечиваться только служебным жильем. ——————————— <2> Рассматривая вопрос жилищного обеспечения граждан, уволенных с военной службы, Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 5 апреля 2007 г. N 5-П указал, что установление различия в правах лиц, находящихся в сходных ситуациях, в зависимости лишь от произвольной даты недопустимо.

В настоящей статье автор рассмотрит некоторые спорные вопросы о получении жилья от военного ведомства членами семьи военнослужащего, которые зачастую совершенно по-разному решаются различными правоприменителями. Вопрос N 1. Кто имеет право на жилищное обеспечение совместно с военнослужащим? Федеральный закон «О статусе военнослужащих» к членам семьи военнослужащего относит супруга, несовершеннолетних детей, детей старше 18 лет, которые стали инвалидами до достижения ими возраста 18 лет, детей в возрасте до 23 лет, обучающихся в образовательных учреждениях по очной форме обучения, а также иждивенцев военнослужащего (п. 5 ст. 2). Однако Жилищный кодекс Российской Федерации (далее — ЖК РФ) несколько иначе определяет круг членов семьи нанимателя жилого помещения. Так, согласно ч. 1 ст. 69 ЖК РФ к членам семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма относятся проживающие совместно с ним его супруг, а также дети и родители данного нанимателя (вне зависимости от их возраста). Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы признаются членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство. В исключительных случаях иные лица могут быть признаны членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма в судебном порядке. В целях разрешения данной коллизии Пленум Верховного Суда Российской Федерации в п. 22 своего Постановления от 14 февраля 2000 г. N 9 «О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих» (в редакции от 6 февраля 2007 г.) отметил, что при решении вопроса о том, кого следует относить к членам семьи военнослужащего, имеющим право на обеспечение жильем, следует руководствоваться нормами ЖК РФ. Таким образом, необходимыми условиями обеспечения жильем вместе с военнослужащим иных лиц являются их близкое родство (либо нахождение гражданина Российской Федерации у военнослужащего на иждивении) и совместное с ним проживание. Вопрос N 2. Являются ли члены семьи военнослужащего самостоятельными субъектами жилищных отношений с участием военного ведомства? При ответе на данный вопрос следует обратить внимание на процедуру получения жилых помещений военнослужащими и членами их семей. Как указал Верховный Суд Российской Федерации в своем Определении от 9 августа 2002 г. N 82-В02пр-6 <3>, договор социального найма предусматривает предоставление жилого помещения в порядке улучшения жилищных условий согласно очередности, т. е. подразумевается определенная процедура предоставления жилого помещения. В самом общем виде данная процедура предполагает две стадии: 1) признание гражданина нуждающимся в жилом помещении и 2) распределение ему жилья. ——————————— <3> Документ опубликован не был. СПС «КонсультантПлюс».

Сразу сделаем оговорку, что основания и порядок обеспечения военнослужащих и членов их семей жильем имеет как одинаковые, так и отличительные черты по сравнению с порядком обеспечения граждан Российской Федерации жильем по договорам социального найма, приведенным в гл. 7 ЖК РФ. Общим требованием ко всем гражданам Российской Федерации, претендующим на получение жилья от государства, является их нуждаемость в жилье. И ЖК РСФСР (ст. 28), и ЖК РФ (ч. ч. 2 и 3 ст. 49, ч. 1 ст. 52) в качестве обязательного условия для обеспечения жильем устанавливают признание гражданина по установленным законодательством основаниям нуждающимся в жилом помещении. Об этом указал в своем разъяснении по вопросам применения ЖК РФ и Верховный Суд Российской Федерации: «Конституционное право граждан на жилище заключается, в том числе, в предоставлении жилища из государственного, муниципального и других жилищных фондов малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище (выделено нами. — А. Г.)» <4>. ——————————— <4> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 2 июля 2009 г. N 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации» // Рос. газ. 2009. 8 июля.

Отличительными же особенностями порядка обеспечения жильем военнослужащих и членов их семей являются следующие. Во-первых, для реализации военнослужащими и членами их семей своего права на жилище им не обязательно нужно быть малоимущими. Действительно, так как военная служба является видом федеральной государственной службы, военнослужащих можно отнести к категории государственных служащих. Поэтому провозглашать, что защитники Отечества могут реализовать свое право на жилище только в случае их нахождения у черты бедности, государство не вправе. Кроме того, исходя из характера военной службы, который предусматривает довольно частые смены места службы и населенных пунктов, повышенную опасность для здоровья, можно согласиться с мнением ряда ученых <5> о том, что право на жилищное обеспечение выступает в роли одного из видов довольствия военнослужащего, предоставляемого ему в целях качественного выполнения им своих обязанностей. ——————————— <5> См.: Синица А. А. Организационно-правовые вопросы обеспечения военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации и членов их семей квартирным довольствием: Дис. … канд. юрид. наук. М., 1994. С. 78 — 80; Кузнецов Н. И., Старов Б. Ф. Военная администрация: Учеб. М., 1998. С. 214.

Во-вторых, наделение военнослужащего и членов его семьи статусом нуждающихся в жилых помещениях осуществляется не органом местного самоуправления, как то предписано в ч. 3 ст. 52 ЖК РФ, а жилищными комиссиями органов военного управления и довольствующими квартирными органами Министерства обороны Российской Федерации <6>. ——————————— <6> Именно такой вывод следует из анализа п. 1 и п. 26 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденной Приказом Министра обороны Российской Федерации от 15 февраля 2000 г. N 80.

В-третьих, только сам военнослужащий, а не члены его семьи вправе обратиться в жилищную комиссию по вопросу признания его и членов его семьи нуждающимися в жилых помещениях. Следует напомнить, что право на жилище, гарантированное Федеральным законом «О статусе военнослужащих», носит не абсолютный, а заявительный характер и для его реализации необходимо выполнение определенных действий — сбор документов, свидетельствующих об отсутствии жилых помещений в данном населенном пункте либо о несоответствии размера имеющегося жилого помещения нормам принятия на учет и др. В рапорте в жилищную комиссию военнослужащий указывает состав своей семьи, прилагает документы, подтверждающие данные сведения. В свою очередь, жилищная комиссия воинской части, принимая решение о признании военнослужащего нуждающимся в получении жилья, одновременно принимает решение и о постановке совместно с военнослужащим в очередь нуждающихся в жилых помещениях (либо об отказе в постановке в данную очередь) членов семьи военнослужащего. Для решения данного вопроса необходимо указание об этом в рапорте военнослужащего (волеизъявление), а также приложение к рапорту документов, свидетельствующих об отсутствии у членов семьи военнослужащего права пользования на иное жилое помещение (об истечении пятилетнего срока с момента намеренного ухудшения ими жилищных условий). Следовательно, в протоколе жилищной комиссии по рапорту военнослужащего должны отражаться и решения по всем указанным в рапорте членам его семьи. И этот документ о принятом решении не позднее чем через три рабочих дня со дня его утверждения командиром воинской части должен быть выдан или направлен военнослужащему, подавшему соответствующий рапорт о принятии на учет (ч. 6 ст. 52 ЖК РФ). Возникает вопрос: как быть жилищной комиссии, если военнослужащий по какой-либо причине не указал в рапорте всех внесенных в его личное дело членов своей семьи? Например, довольно часто военнослужащий не указывает в рапорте о постановке на учет в качестве нуждающихся в жилом помещении своих детей, оставшихся после развода проживать вместе с бывшими супругами. С одной стороны, исходя из того что право на жилище носит заявительный характер, в данном случае необходимо принимать решение только по тем лицам, которых военнослужащий указал в своем рапорте. С другой стороны, если военнослужащий специально или непредумышленно не указал в рапорте членов семьи, с ним проживающих, то данный вопрос необходимо выяснять на заседании жилищной комиссии в присутствии заявителя <7>. Сами по себе неприязненные отношения между военнослужащим и членами его семьи не должны влечь для них (для членов семьи) отказ в признании нуждающимися в получении жилых помещений. ——————————— <7> В соответствии с Положением о жилищных комиссиях (приложение N 2 к Приказу Министра обороны Российской Федерации 2000 г. N 80) на заседаниях жилищной комиссии должны присутствовать военнослужащие, жилищные вопросы которых рассматриваются в ходе заседания.

Отдельно следует остановиться на праве на жилище детей военнослужащего, которые после его развода остались проживать с бывшей супругой. Вне зависимости от прекращения брака дети не могут быть бывшими. Они по-прежнему внесены в личное дело военнослужащего, он должен выплачивать алименты на их содержание, может получать ВПД для их проезда к месту проведения отпуска и обратно. Однако проживание ребенка военнослужащего отдельно от него формально является самостоятельным основанием для отказа в обеспечении его жилым помещением от военного ведомства. По мнению автора настоящей статьи, сложившаяся ситуация требует вмешательства законодателя и внесения изменений в нормативные правовые акты в части обеспечения жильем несовершеннолетних детей военнослужащего, как проживающих совместно с ним, так и проживающих отдельно. Ведь развод и неурядицы родителей не должны сказываться на праве ребенка на жилье, которое он имел ранее, до развода его родителей. А потеря таким ребенком права на жилище происходит без каких-либо действий с его стороны. Сходная ситуация возможна в случае, когда военнослужащий, будучи уже признанным нуждающимся в жилом помещении совместно с членами своей семьи, напишет рапорт с просьбой исключить из списков нуждающихся своего бывшего супруга (супругу) и оставшихся с ней детей. Волеизъявление военнослужащего является основанием для внесения изменений в документы жилищного учета. В этом случае автор рекомендует председателям жилищных комиссий перед принятием решений по такому рапорту оформить справку о проверке жилищных условий <8>, где отразить факт совместного или раздельного проживания бывшего супруга и детей военнослужащего. ——————————— <8> Такой документ предусмотрен п. 27 Инструкции о порядке предоставления жилых помещений в Вооруженных Силах Российской Федерации. Он предоставляется при рассмотрении вопроса об улучшении жилищных условий лицами, уже имеющими в данном гарнизоне жилое помещение.

Учитывая изложенное, следует согласиться с мнением Е. Н. Трофимова о том, что члены семьи военнослужащего не обладают самостоятельным правом на обеспечение жильем от военного ведомства. Право членов семей военнослужащих на получение жилого помещения от федерального органа исполнительной власти производно от права на получение жилья самого военнослужащего. Даже получение жилого помещения членами семьи погибшего (умершего) военнослужащего является лишь следствием нереализованного при жизни военнослужащего его права на получение жилья <9>. ——————————— <9> Трофимов Е. Н. К вопросу о предоставлении военнослужащим и членам их семей нескольких жилых помещений на условиях социального найма // Право в Вооруженных Силах. 2010. N 2.

В Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 27 декабря 2005 г. N 502-О сформулирована правовая позиция, в соответствии с которой «военная служба представляет собой особый вид государственной службы, непосредственно связанной с обеспечением обороны страны и безопасности государства, прав и свобод граждан и, следовательно, осуществляемой в публичных интересах. Лица, несущие военную службу, выполняют конституционно значимые функции, чем обусловливается их правовой статус, а также содержание и характер обязанностей государства по отношению к ним. Необходимость выполнения военнослужащими поставленных задач в любых условиях, в том числе сопряженных со значительным риском для жизни и здоровья, влечет за собой обязанность государства гарантировать этим лицам социальную защиту, соответствующую их особому статусу». Статус члена семьи военнослужащего не предполагает выполнение публичных конституционно значимых функций, и, несмотря на то, что члены семьи вместе с военнослужащим довольно часто вынуждены менять место жительства, претерпевать определенные тяготы, связанные с проживанием в закрытых военных городках и удаленной от «цивилизации» местности, законодатель не относит их к той категории граждан, которым жилье предоставляется бесплатно либо за доступную плату (ст. 40 Конституции Российской Федерации). Сделанный вывод подтверждается и буквальным толкованием абз. 1 и 15 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»: государство несет бремя ответственности по жилищному обеспечению военнослужащего; сам военнослужащий имеет право на улучшение жилищных условий в период прохождения военной службы. Однако если жилищной комиссией воинской части принимается решение об исключении из списков нуждающихся в получении жилых помещений бывших членов семьи военнослужащего (больше с ним не проживающих) по основанию, предусмотренному подп. 2 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ, такое решение затрагивает их права и должно быть до них доведено. Целесообразность доведения такого решения заключается в необходимости реализации принципа правовой определенности, а также предотвращения конфликтных ситуаций на стадии получения самим военнослужащим жилья. Исходя из положений ст. 46 Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд. Следовательно, члены семьи военнослужащего могут оспорить принятое в отношении них решение об исключении из числа лиц, нуждающихся в получении жилья, в суд. Может в суд обратиться и сам военнослужащий. Разница заключается в том, что такого рода спор по заявлению военнослужащего в отношении действий жилищной комиссии и командира воинской части, утвердившего ее решение, будет рассматриваться военным судом, а подобное заявление члена его семьи, не имеющего статуса военнослужащего — районным судом (ст. 254 ГПК РФ). Здесь следует сделать оговорку о том, что если оба супруга являются военнослужащими, то на них обоих распространяются в полном объеме права и социальные гарантии, обусловленные особым правовым статусом военнослужащего. Поэтому расторжение между ними брака и раздельное проживание само по себе не изменяет их правовое положение в части жилищных правоотношений. Интересным в данном ракурсе представляется гражданское дело, рассмотренное Западно-Сибирским окружным военным судом 18 апреля 2008 г. <10>. ——————————— <10> Определение Западно-Сибирского окружного военного суда от 18 апреля 2008 г. по делу Н-овой // URL: http:// ovs. nsk. sudrf. ru/ modules/ information/ documents/ doc20090817-112840.doc.

В ходе рассмотрения дела суд установил следующее: «Подполковник Н. проходил военную службу по контракту в военном учебном заведении. 2 июля 2001 г. подполковник Н. и члены его семьи — супруга Н-ова, а также несовершеннолетний сын Кемеровской КЭЧ были включены в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений (и соответственно ранее были признаны жилищной комиссией нуждающимися в жилом помещении). 28 августа 2006 г. Н., имеющий выслугу лет в календарном исчислении 17 лет и 1 мес., уволен с военной службы по истечении срока контракта о прохождении военной службы, а на основании приказа начальника военного вуза от 11 сентября 2006 г. исключен из списков личного состава. Супруга уволенного с военной службы Н. подполковник м/с Н-ова обратилась с рапортом в жилищную комиссию военного вуза, которая приняла решение о замене в списке нуждающихся на получение жилых помещений подполковника Н. на подполковника м/с Н-ову, однако 16 января 2008 г. начальник Кемеровской КЭЧ уведомил последнюю, что замена в списках учета одного гражданина на другого, в том числе и на члена семьи, действующим законодательством не предусмотрена, а поэтому порекомендовал заявительнице в установленном порядке встать на очередь нуждающихся в получении жилых помещений. В заявлении в гарнизонный военный суд Н-ова оспорила действия начальника КЭЧ, связанные с отказом включить ее в автоматизированную систему учета военнослужащих, нуждающихся в получении жилых помещений, вместо супруга, уволенного с военной службы, и потребовала обязать данное воинское должностное лицо устранить допущенные нарушения путем включения ее вместо мужа в автоматизированную систему учета со 2 июля 2001 г. Гарнизонный военный суд удовлетворил требования Н-овой. В кассационной жалобе начальник Кемеровской КЭЧ просил суд указанное решение отменить, а дело направить на новое судебное разбирательство. При этом он, ссылаясь на положения ч. 3 ст. 52 ЖК РФ и абз. 1 п. 27 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в ВС Российской Федерации, делал вывод о том, что для постановки на учет нуждающихся в получении жилых помещений военнослужащий обязан непосредственно обратиться с рапортом в орган, ведущий этот учет. Заявительница Н-ова с таким рапортом никогда не обращалась, а ее просьба о замене в очереди вместо уволенного мужа не является по своему содержанию рапортом о постановке в очередь для получения жилья. В заключение кассационной жалобы констатировалось, что в ходе судебного разбирательства Н-овой не были представлены доказательства того, что замена в очереди, о которой идет речь, не нарушает прав и законных интересов других лиц, а поэтому вывод гарнизонного военного суда в этой части является спорным. Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, окружной военный суд пришел к следующим выводам. Военнослужащие включаются в список очередников на получение жилых помещений на основании решений жилищных комиссий, оформляемых протоколами и утверждаемых командирами (начальниками) воинских частей (учреждений) (п. 28 Инструкции). Таким образом, датой постановки военнослужащего на учет для получения жилых помещений является дата принятия соответствующего решения жилищной комиссией. При этом в автоматизированную систему учета нуждающихся в получении жилых помещений включаются не только сами военнослужащие, но и члены их семей, о чем свидетельствует файл этой системы «сведения о членах семьи военнослужащего», который, наряду с другими данными, содержит графы дат регистрации и утраты права на получение жилого помещения. Как следует из материалов дела, Н-ова 2 июля 2001 г., т. е. на день решения жилищной комиссии о принятии на учет всех членов ее семьи в качестве нуждающихся в получении жилого помещения, обладала статусом военнослужащего, а поэтому с данной даты имела самостоятельное право состоять на данном учете, которое было невозможно реализовать ввиду того, что на учет был поставлен ее супруг Н., поэтому следует прийти к выводу о том, что со 2 июля 2001 г. (с даты принятия решения жилищной комиссией по рапорту ее супруга) Н-ова имеет право состоять на учете, о котором идет речь в настоящем судебном решении. Данное право Н-овой состоять на учете в качестве нуждающейся в жилых помещениях в соответствии со ст. 55 ЖК Российской Федерации не прекращалось, и она как военнослужащая, проходящая в настоящее время военную службу по контракту, будучи не обеспеченной жильем, согласно ст. 56 ЖК Российской Федерации не подлежит снятию с учета в качестве нуждающихся в получении жилых помещений, поскольку не подпадает ни под один из пунктов данной статьи, а поэтому она имеет право на получение жилья от Министерства обороны Российской Федерации с даты постановки на учет…». По мнению автора настоящей статьи, приведенный вывод окружного военного суда о том, что оба супруга-военнослужащих не могут по раздельности состоять в очереди нуждающихся в получении жилого помещения, является дискуссионным <11>. ——————————— <11> Судами указанный вывод делается на основании п. 9 ст. 2 Федерального закона «О статусе военнослужащих», в соответствии с которым если военнослужащие одновременно имеют право на получение одной и той же социальной гарантии и компенсации по нескольким основаниям (например, как военнослужащий и как член семьи военнослужащего), то им предоставляется по их выбору социальная гарантия и компенсация по одному основанию, за исключением случаев, особо предусмотренных законодательными и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации (прим. ред.).

Во-первых, законодательство не содержит запрета на признание нуждающимися в улучшении жилищных условий обоих супругов-военнослужащих. А во-вторых, нет ни в Семейном кодексе Российской Федерации, ни в Гражданском кодексе Российской Федерации, ни в других законодательных актах требований к супругам проживать вместе. Поэтому ничто не запрещает супругам-военнослужащим проживать отдельно друг от друга и состоять в очереди на жилье также по раздельности, даже при прохождении военной службы в одной воинской части. Ключевым в решении данного вопроса будет волеизъявление военнослужащего, изложенное в рапорте в жилищную комиссию. Вместе с тем раздельное признание супругов-военнослужащих нуждающимися в получении жилых помещений экономически невыгодно военному ведомству, так как может повлечь необходимость предоставления двух квартир на одну семью военнослужащих. Вопрос N 3. Имеют ли право на получение жилья от военного ведомства члены семьи военнослужащего, погибшего (умершего) в период прохождения военной службы? Правом на получение жилья от государства обладают лица, наделенные одновременно двумя статусами: 1) статусом нуждающегося в его получении и 2) статусом малоимущего либо иного лица, отнесенного федеральным законом, указом Президента Российской Федерации или законом субъекта Российской Федерации к категории граждан, имеющих право на получение жилья (ст. 49 ЖК РФ). К категории нуждающихся в получении жилья обычно относят граждан, не имеющих жилых помещений вовсе либо имеющих жилые помещения, размер которых менее учетной нормы площади жилого помещения, установленной органом местного самоуправления в месте жительства гражданина. Поэтому если в связи со смертью военнослужащего, ранее признанного вместе с членами своей семьи нуждающимся в жилом помещении, площадь жилого помещения, занимаемая каждым из членов его семьи, стала превышать учетную норму, то члены семьи погибшего (умершего) военнослужащего, согласно нормам ЖК РФ, больше не относятся к категории лиц, нуждающихся в получении жилья. Далее обратимся к нормам специального законодательства — Федерального закона «О статусе военнослужащих», который в п. 5 ст. 2 провозглашает, что социальные гарантии и компенсации, которые предусмотрены данным Федеральным законом, иными федеральными конституционными законами и федеральными законами, устанавливаются военнослужащим и членам их семей. Согласно п. 2 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» за членами семей военнослужащих, потерявших кормильца, после гибели (смерти) военнослужащего сохраняется право на улучшение жилищных условий в соответствии с федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Сходное требование содержится и в п. 4 ст. 24 указанного Закона. Из анализа положений п. п. 2 и 4 ст. 24 Федерального закона «О статусе военнослужащих» следуют как минимум два вывода. Во-первых, даже после смерти кормильца-военнослужащего члены его семьи могут на законных основаниях получить жилое помещение от военного ведомства, не будучи отнесенными к категории малоимущих либо к иной категории граждан, которым жилье предоставляется бесплатно либо за доступную плату. Во-вторых, порядок получения членами семьи погибшего (умершего) военнослужащего жилого помещения должен быть определен специальным нормативным правовым актом. В настоящее время такие нормативные правовые акты существуют, однако в качестве обязательного условия для получения жилья членами семьи они определяют признание военнослужащего и членов его семьи до гибели (смерти) военнослужащего нуждающимися в жилом помещении в соответствующем военном ведомстве и сохранение у членов семьи оснований нуждаемости после гибели (смерти) военнослужащего. Так, в соответствии с п. 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 25 августа 1999 г. N 936 «О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих и сотрудников органов внутренних дел, Государственной противопожарной службы, уголовно-исполнительной системы, непосредственно участвовавших в борьбе с терроризмом на территории Республики Дагестан и погибших (пропавших без вести), умерших, ставших инвалидами в связи с выполнением служебных обязанностей» (с последующими изменениями) федеральным органам исполнительной власти предписано предоставлять во внеочередном порядке семьям погибших (пропавших без вести) военнослужащих, нуждающимся в улучшении жилищных условий, жилые помещения по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Изданный в развитие данного Постановления Приказ Министра обороны Российской Федерации от 26 января 2000 г. N 44 «О дополнительных мерах по социальной защите членов семей военнослужащих, выполнявших задачи на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации и погибших (пропавших без вести), умерших, ставших инвалидами в связи с выполнением служебных обязанностей» (в редакции от 23 апреля 2007 г.) также предписывает предоставлять жилые помещения семьям погибших военнослужащих, нуждающихся в улучшении жилищных условий. Таким образом, как ни горько это звучит, но если жилищные условия членов семьи погибшего военнослужащего в результате его смерти улучшились и на каждого из членов семьи стало приходиться количество метров жилого помещения большее, чем установлено учетной нормой в данном населенном пункте, жилье им более не положено. Если же умерший военнослужащий числился «бесквартирным» (либо имеющаяся у членов его семьи площадь жилья менее учетной нормы), умерший был признан нуждающимся в получении жилого помещения, то члены его семьи наделяются самостоятельным статусом нуждающихся в жилых помещениях. Вопрос N 4. Имеют ли право на получение жилья члены семьи умершего военнослужащего, который на момент своей смерти не был признан нуждающимся в получении жилья? На первый взгляд, ответ на данный вопрос прост: раз военнослужащий не был признан нуждающимся в получении жилья, значит и в период прохождения службы жилье ему было не положено. Следовательно, и члены его семьи не имеют права на его получение. Однако жизненные ситуации весьма разнообразны, а существующее законодательство иногда имеет пробелы в регулировании складывающихся правоотношений. Ниже пойдет речь о той категории военнослужащих, которые по вполне объективным и уважительным причинам не смогли реализовать свое право на получение жилья в период прохождения военной службы. Так, например, офицеры — выпускники военных вузов 1998 — 2008 гг. в период прохождения военной службы имеют право только на получение служебных жилых помещений. При получении служебного жилого помещения по нормам, установленным федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, такие военнослужащие снимаются с учета нуждающихся в получении жилых помещений (улучшении жилищных условий) в соответствии с п. 31 Инструкции о порядке обеспечения жилыми помещениями в Вооруженных Силах Российской Федерации. В дальнейшем такие военнослужащие могут бы ть снова признаны нуждающимися в жилых помещениях только перед увольнением с военной службы по достижении общей продолжительности военной службы 20 лет и более либо при увольнении с военной службы по достижении ими предельного возраста пребывания на военной службе, по состоянию здоровья или в связи с организационно-штатными мероприятиями при общей продолжительности военной службы 10 лет и более (абз. 12 п. 1 ст. 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих»). Таким образом, в случае, когда военнослужащий указанной категории уже имеет более 10 лет выслуги на военной службе, обеспечен служебной квартирой по действующим нормам и еще не увольняется с военной службы по льготному основанию, он не имеет права быть признанным в качестве нуждающегося в получении жилья по договору социального найма либо в собственность. Соответственно члены его семьи также не числятся на учете в органах военного управления в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Смерть указанного военнослужащего при таких обстоятельствах влечет для членов его семьи невозможность получения ими иного жилого помещения и вполне может привести к их выселению из служебного жилья «на улицу». В соответствии с подп. 1 п. 2 ст. 103 ЖК РФ не могут быть выселены из служебных жилых помещений и жилых помещений в общежитиях без предоставления других жилых помещений члены семей военнослужащих, погибших (умерших) или пропавших без вести при исполнении обязанностей военной службы, состоящие на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Гарантия обеспечения жильем в данном случае сохраняется только за семьями тех военнослужащих, которые погибли (умерли) или пропали без вести при исполнении обязанностей военной службы. В тех же случаях, когда смерть военнослужащего наступила не в связи с исполнением обязанностей военной службы, их семьи могут быть выселены из служебного жилья без предоставления иного жилого помещения. Еще нелепее и несправедливее выглядит ситуация, когда военнослужащий уже имеет 20-летнюю выслугу на военной службе или право уволиться с военной службы по одному из льготных оснований при наличии 10 лет выслуги на военной службе, но решает продолжить служить Родине. До начала процесса увольнения такого военнослужащего он не будет поставлен в очередь на получение жилья. Поэтому его неожиданная смерть, даже при исполнении служебных обязанностей, опять-таки влечет очень неблагоприятные последствия для его семьи в виде потери права на жилищное обеспечение и возможного выселения из занимаемого жилья. Кроме того, здесь необходимо принимать во внимание то, что часто предоставляемые военнослужащим служебные квартиры находятся в закрытых военных городках, вдали от крупных населенных пунктов, и члены семьи военнослужащего приехали туда вслед за самим военнослужащим. Проживать там постоянно, как правило, люди намерения не имеют. Поэтому даже при невыселении семьи умершего военнослужащего из служебного жилья в условиях отсутствия перспективы получения иного жилья от военного ведомства многие сами покидают такие квартиры. Такая же ситуация имеет место в случае, если смерть военнослужащего наступила в период его переезда при переводе в другую военную организацию в иную местность или до признания его на новом месте военной службы нуждающимся в жилье. При этом жилищная комиссия по прежнему месту его военной службы имеет все основания и даже обязана снять семью такого военнослужащего с учета в качестве нуждающихся в жилом помещении в связи с их выездом на место жительства в другое муниципальное образование (п. 3 ч. 1 ст. 56 ЖК РФ). В новой военной организации члены семьи умершего военнослужащего в качестве нуждающихся в жилых помещениях также не числятся, поскольку он еще не успел туда обратиться. Изложенное позволяет ставить вопрос о внесении изменений в действующее законодательство в части его совершенствования по вопросам обеспечения жильем членов семей погибших (умерших) военнослужащих, имевших на первые 20 лет военной службы право на обеспечение только служебными жилыми помещениями. Одной из таких мер, по мнению автора, могло бы быть принятие постановления Правительства Российской Федерации о порядке признания указанной категории военнослужащих нуждающимися в жилых помещениях, ссылка на которое появилось в Федеральном законе «О статусе военнослужащих» еще 1 декабря 2008 г. <12>, но которое до настоящего времени не принято. В таком постановлении следует отразить возможность признания некоторых категорий погибших военнослужащих и членов их семей нуждающимися в жилых помещениях уже после смерти военнослужащего. ——————————— <12> Федеральным законом от 1 декабря 2008 г. N 225-ФЗ абзац 12 пункта 1 статьи 15 Федерального закона «О статусе военнослужащих» был дополнен вторым предложением следующего содержания: «Порядок признания указанных лиц нуждающимися в жилых помещениях и порядок предоставления им жилых помещений в собственность бесплатно определяются Правительством Российской Федерации».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *