Договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации

(Сергеев А. П., Терещенко Т. А.) («Арбитражные споры», 2013, N 2) Текст документа

ДОГОВОР О ПРЕДОСТАВЛЕНИИ В ПОЛЬЗОВАНИЕ МЕСТА В КАБЕЛЬНОЙ КАНАЛИЗАЦИИ

А. П. СЕРГЕЕВ, Т. А. ТЕРЕЩЕНКО

Сергеев А. П., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Терещенко Т. А., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права юридического факультета Санкт-Петербургского государственного экономического университета.

Действующее гражданское законодательство закрепляет наиболее распространенные (традиционные) договорные конструкции. Однако постоянно развивающиеся потребности гражданского оборота в условиях разнообразия объектов гражданских прав с необходимостью влекут разработку новых юридических схем взаимодействия. Адекватное моделирование прав и обязанностей и, как следствие, обеспечение их эффективной реализации/исполнения и защиты, в том числе посредством оперативных санкций и досрочного прекращения отношений, в подобных ситуациях предполагает не только правильное применение закона по аналогии, но и учет действия общих положений гражданского права. Так, практикой востребованы договоры о предоставлении в пользование операторам связи соответствующим собственником места в кабельной канализации, например для прокладки кабелей и их дальнейшего использования в интересах оператора связи. В настоящей статье мы проанализируем особенности исполнения и прекращения подобных договоров на примере нарушения оператором связи сроков оплаты по договору о предоставлении в пользование места в кабельной канализации, ответив на закономерно возникающие вопросы: 1) вправе ли собственник кабельной канализации отключать кабели оператора связи, а также ограничивать доступ оператора связи к кабельной канализации; 2) вправе ли собственник кабельной канализации в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора (если такое право предусмотрено в договоре или отсутствует в нем) и, как следствие, самостоятельно осуществить демонтаж кабелей в случае прекращения действия договора?

Квалификация договора

Очевидно, что ответы на поставленные вопросы невозможны без первичной квалификации правовой природы договора о предоставлении в пользование места в кабельной канализации и, как следствие, обращения к (а) общим положениям Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) об обязательствах и договорах, (б) положениям Особенной части ГК РФ, применимым к данном договору, (в) законодательству о связи. В соответствии с пунктом 5 статьи 6 Федерального закона от 07.07.2003 N 126-ФЗ «О связи» (далее — Закон о связи) операторы связи на возмездной основе вправе размещать кабели связи в линейно-кабельных сооружениях связи (то есть объектах инженерной инфраструктуры, созданных или приспособленных для размещения кабелей связи, — пункт 6 статьи 2 Закона о связи) вне зависимости от принадлежности этих сооружений. Специальных норм, посвященных регулированию отношений операторов связи с собственниками линейно-кабельных сооружений, Закон о связи не содержит. Из приведенной выше нормы следует лишь то, что отношения операторов связи с владельцами линейно-кабельных сооружений должны строиться на договорной и возмездной основе, причем последние не могут отказывать операторам связи без достаточных оснований в возможности размещать кабели связи в соответствующих сооружениях. Анализ положений Особенной части ГК РФ, посвященных отдельным видам обязательств, позволяет отметить, что договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации имеет определенные черты сходства с договором аренды, поскольку связан с предоставлением во временное пользование своеобразного имущества — места в кабельной канализации. Вместе с тем указанную правовую конструкцию невозможно признать видом договора аренды из-за своеобразия предоставляемого в пользование имущества (места в кабельной канализации), которое невозможно обособить с точки зрения требований, предъявляемых к арендованному имуществу, принимая во внимание положения статьи 606 ГК РФ и пункта 3 статьи 607 ГК РФ. Данная позиция превалирует и в судебной практике.

Так, ВАС РФ в Определении от 03.03.2011 N ВАС-2032/11 <1> не нашел оснований для квалификации спорного договора пользования каналом кабельной канализации в качестве договора аренды, указав, что по договору было предоставлено место в канале кабельной канализации, где предполагалось осуществить прокладку кабеля связи, и это место не является самостоятельным объектом, обособленным от сооружения в целом. Кроме того, в данном канале находятся кабели связи как самого истца, так и третьих лиц. Стороны заключили не поименованный в ГК РФ договор, который не противоречит данному Кодексу и Закону о связи, а отношения сторон регулируются общими положениями об обязательствах и условиями самого договора. ——————————— <1> Все приведенные в статье судебные акты содержатся в справочной правовой системе «КонсультантПлюс».

В этой связи можно провести определенную аналогию с подходом судов к оценке договоров использования конструктивных частей недвижимого имущества, которые также не признаются договорами аренды, исходя из того, что «в соответствии с пунктом 1 статьи 607 ГК РФ объектами аренды, помимо прямо перечисленных в данной норме, могут быть только непотребляемые вещи. При этом передача вещи в аренду всегда влечет временное отчуждение собственником права пользования этой вещью. Между тем <…> конструктивный элемент здания <…> не является самостоятельным объектом недвижимости, который мог бы быть передан в пользование отдельно от здания» (пункт 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 N 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» <2>). Учитывая сказанное, признание договора пользования кабельной канализацией разновидностью договора аренды по признаку отнесения объекта использования к недвижимому имуществу (см., например, Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 07.06.2012 по делу N А63-5026/2011) является ошибочным, поскольку в таких случаях осуществляется подмена квалифицирующего признака договорной конструкции. ——————————— <2> Вестник ВАС РФ. 2002. N 3.

Таким образом, договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации относится к числу так называемых непоименованных договоров, которые не противоречат действующему законодательству (статья 421 ГК РФ). Следовательно, регулирование отношений сторон должно определяться положениями гражданского законодательства и договорными условиями. На основании пункта 1 статьи 6 ГК РФ правила об аренде могут применяться только по аналогии закона, если иное не вытекает из существа обязательства (вывод о допустимости аналогии закона также находит подтверждение в судебной практике — см., например, Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.08.2012 по делу N А05-9755/2011).

Правовые последствия нарушения оператором связи сроков оплаты по договору

Вопрос о правовых последствиях просрочки со стороны оператора связи в оплате по договору о предоставлении в пользование места в кабельной канализации (в том числе о наличии у собственника права отключать кабели оператора связи, а также ограничивать доступ оператора связи к кабельной канализации либо отказываться от договора) зависит непосредственно от согласованных сторонами условий, а также общих норм гражданского законодательства. Если предположить, что стороны не урегулировали в договоре подобную ситуацию, то целесообразно обратиться к правилам статьи 328 ГК РФ, посвященным исполнению встречных обязательств. В соответствии с пунктом 2 данной статьи в случае непредоставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения обязательства либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства либо отказаться от исполнения этого обязательства и потребовать возмещения убытков. Обязательство, возникшее на основании договора о предоставлении в пользование места в кабельной канализации, безусловно, предполагает встречное исполнение: собственник предоставляет оператору связи на возмездной основе место для размещения кабеля в кабельной канализации, а оператор связи вносит за это плату. Поэтому, на первый взгляд, у собственника кабельной канализации в случае нарушения сроков оплаты оператором связи возникает право приостановить исполнение своих обязательств. Однако неизбежен другой закономерный вопрос: какие обязательства лежат на собственнике кабельной канализации и как они соотносятся с возможностью отключения кабеля и ограничения доступа операторов связи к кабельной канализации? Если обязанности собственника сводятся к предоставлению оператору связи места для размещения кабеля в кабельной канализации и, по всей видимости, к обслуживанию данной кабельной канализации, то это означает, что собственник не предоставляет в пользование оператору связи свои кабели и не оказывает оператору связи услуг связи. Представляется, что в таких случаях отключение кабеля и ограничение доступа операторов связи к кабельной канализации будет выходить за рамки тех обязательств, которые возложены по договору на собственника кабельной канализации. Прекратить обслуживание кабельной канализации собственник с очевидностью не может, поскольку в данной канализации находятся его собственные кабели и размещены на договорной основе кабели других лиц. Приостановить оказание услуги оператору связи по предоставлению места в кабельной канализации собственник кабельной канализации, в сущности, тоже не может, так как для этого пришлось бы удалить кабель оператора связи, а это приведет к его разрушению. Поэтому из общих положений ГК РФ вытекает вывод, что, хотя в данном случае обязательство и предполагает взаимное исполнение, сам характер обязательства, то есть те услуги, которые оказываются собственником кабельной канализации операторам связи (понятие «услуга» здесь и далее употребляется в самом широком смысле), не позволяет собственнику воспользоваться правом приостановить исполнение своих обязательств до получения платы за оказываемые услуги. (В этой связи уместно заметить, что, разумеется, проблема применения статьи 328 ГК РФ гораздо сложнее, чем кажется. Можно полностью согласиться с А. Г. Карапетовым относительно того, что приостановление исполнения востребовано тогда, когда право дает кредитору возможность отвергнуть ненадлежащее исполнение и настаивать на реальном исполнении <3>. — Прим. авт.) ——————————— <3> Более подробно об особенностях применения статьи 328 ГК РФ см.: Карапетов А. Г. Приостановление исполнения обязательства как способ защиты прав кредитора. М.: Статут, 2011. 239 с. Справочная правовая система «КонсультантПлюс».

В таких случаях собственник кабельной канализации может воспользоваться лишь правом в одностороннем порядке отказаться от исполнения обязательства, которое предусмотрено тем же пунктом 2 статьи 328 ГК РФ (то есть расторгнуть договор в одностороннем порядке). Других положений общей части ГК РФ, на которые можно было бы опереться, если вопрос прямо не разрешен в договоре, на наш взгляд, нет. Помня о возможности применения норм об аренде по аналогии закона, отметим, что правила о договоре аренды, закрепленные главой 34 ГК РФ, не предусматривают возможность применения к арендаторам, несвоевременно вносящим арендную плату, таких санкций, как недопуск их к пользованию арендованным имуществом, отключение электричества, водоснабжения и пр. В соответствии со статьей 614 ГК РФ арендодатель вправе лишь требовать от таких арендаторов внесения арендной платы вперед, а в соответствии со статьей 619 ГК РФ — досрочного расторжения договора аренды. Поэтому положения Особенной части ГК РФ также не могут служить основанием для применения к операторам связи, не вносящим плату за пользование местом в кабельной канализации, таких не предусмотренных договором оперативных санкций, как отключение кабелей и ограничение доступа операторов связи в кабельную канализацию. Разумеется, сказанное в силу свободы договора (статья 421 ГК РФ) не исключает возможности включения в договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации условия о том, что в случае неоплаты услуг собственник имеет право на отключение кабеля и ограничение доступа операторов связи в кабельную канализацию. Что касается одностороннего отказа от договора о предоставлении в пользование места в кабельной канализации в случае просрочки оператором связи в предоставлении оплаты, то здесь необходимо обратить внимание на следующее. Под односторонним отказом от договора в российском законодательстве понимается неюрисдикционный способ прекращения договорного обязательства, в соответствии с которым обязательство прекращается не решением суда, а волеизъявлением одной из сторон. О таком способе прекращения обязательства говорится, в частности, в статье 310, пункте 2 статьи 328, пункте 3 статьи 450 ГК РФ, а также во многих статьях Особенной части ГК РФ. Односторонний отказ от исполнения обязательства как способ его прекращения отличается от расторжения договора по требованию одной из сторон. Данному способу прекращения обязательства посвящены пункт 2 статьи 450, пункт 2 статьи 452 и пункт 3 статьи 453 ГК РФ. При расторжении договора по требованию одной из сторон обязательство прекращается в судебном порядке. По общему правилу, односторонний отказ от договора, равно как и одностороннее изменение его условий, недопустимы. Это положение прямо закреплено в статье 310 ГК РФ, первое предложение которой гласит: «Односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом». Вместе с тем из этого общего правила есть немало исключений, установленных в законе (см., например, статьи 463, 464, 468, 475, 480, 523, 546, 715 ГК РФ и др.). Право на односторонний отказ от договора может быть предусмотрено и договором самих сторон, если данный договор связан с осуществлением предпринимательской деятельности. На такую возможность прямо указывает второе предложение статьи 310 ГК РФ: «Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства». Вывод о том, что в случаях, предусмотренных законом, а в отношениях с участием предпринимателей — также и соглашением сторон, договор может быть расторгнут по одностороннему заявлению одной из сторон без обращения в суд, подтверждается также российской судебной практикой. Это наглядно видно по практике, связанной с применением статьи 715 ГК РФ, которая, как известно, предоставляет заказчику право на односторонний отказ от договора подряда при наличии предусмотренных в ней оснований. Применяя данную статью, российские суды исходят из того, что заказчик может реализовать свое право на односторонний отказ от договора подряда даже без формального уведомления подрядчика о таком отказе, когда из поведения заказчика ясно следует его намерение отказаться от договора подряда (см., например, Постановления ФАС Уральского округа от 21.09.2009 N Ф09-2533/09-С5, ФАС Западно-Сибирского округа от 30.12.2009 N А70-4018/2009 и др.). Таким образом, российское законодательство и судебная практика допускают односторонний отказ от договора. Это, как уже указывалось выше, возможно в случаях, прямо предусмотренных законом, а для отношений с участием предпринимателей — также и в случаях, предусмотренных договором. Односторонний отказ от договора является самостоятельным способом прекращения обязательства, который реализуется волеизъявлением одной из сторон договора без обращения в суд. Поэтому если договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации содержит условие о праве собственника расторгнуть договор в одностороннем порядке без обращения в суд, это условие не будет противоречить гражданскому законодательству. Возможность одностороннего отказа от договора о предоставлении в пользование места в кабельной канализации не вступает в противоречие и с антимонопольным законодательством. Хотя пункт 5 статьи 6 Закона о связи и предоставляет операторам связи право размещать кабели связи в линейно-кабельных сооружениях связи вне зависимости от принадлежности этих сооружений, данная норма означает лишь то, что владельцы линейно-кабельных сооружений не могут отказывать операторам связи в предоставлении данной услуги, если для этого имеется техническая возможность (в том числе свободные места) и отсутствуют законные основания для отказа от предоставления данной услуги. Однако, как следует из пункта 5 статьи 6 Закона о связи, услуга по предоставлению места в кабельной канализации оказывается на возмездной основе. Поэтому если операторы связи не оплачивают данную услугу, у собственника кабельной канализации появляется законное основание для лишения их данной услуги посредством одностороннего отказа от договора о предоставлении в пользование места в кабельной канализации. Разумеется, собственник кабельной канализации является монополистом в сфере предоставления услуг по размещению кабелей операторов связи в кабельной канализации и не может злоупотреблять своим монопольным положением, в частности необоснованно завышать цену за оказание услуг по предоставлению места для размещения кабеля в кабельной канализации. Если, по мнению оператора связи, цена данных услуг является завышенной, он вправе обратиться с соответствующей жалобой в антимонопольный орган, а в последующем (при необходимости) в суд. Кроме того, собственник кабельной канализации, если он сам является оператором связи, не может необоснованно ограничивать доступ других операторов связи на рынок услуг связи, пользуясь своим доминирующим положением владельца кабельной канализации. Однако факт такого нарушения антимонопольного законодательства должен быть доказан оператором связи, которого без достаточных оснований лишили или ограничили в доступе на рынок услуг связи. Таким образом, отказ собственника кабельной канализации от договора о предоставлении места для размещения кабеля в кабельной канализации в связи с неоплатой услуг является законным и обоснованным действием и не может расцениваться в качестве злоупотребления доминирующим положением. Вместе с тем повышенную осторожность следует проявлять в тех случаях, когда между собственником кабельной канализации и оператором связи имеется спор по поводу цены услуги по размещению кабелей операторов связи в кабельной канализации или иных условий договора. Если оператор связи не оплачивает данную услугу, ссылаясь на то, что установлена монопольно высокая цена или она в одностороннем порядке увеличена, у него имеется шанс доказать, что договор с ним расторгается незаконно, даже если в договоре содержится условие об одностороннем отказе от договора в случае допущенной оператором связи просрочки в оплате услуг. Не исключена вероятность и того, что оператор связи может выдвинуть данный аргумент и в последующем при рассмотрении спора о расторжении договора и последствиях демонтажа кабеля. Поэтому с тактической точки зрения собственник кабельной канализации должен иметь в запасе необходимые доказательства того, что он не злоупотреблял своим доминирующим положением. С односторонним отказом от договора в случае нарушения оператором связи сроков оплаты услуг непосредственно связан вопрос о последствиях расторжения договора, в частности о допустимости возложения на оператора связи обязанности по демонтажу кабеля и, что не менее важно, о праве собственника кабельной канализации осуществить демонтаж кабеля самостоятельно и возложить понесенные расходы по демонтажу на оператора связи, если последний не выполняет данной обязанности. Представляется, что договорное условие об обязанности оператора связи демонтировать кабель в случае досрочного прекращения договора не противоречит законодательству, поскольку направлено на ликвидацию последствий расторжения договора и создание возможности использования освободившегося места для размещения кабелей других операторов или для собственных нужд собственника кабельной канализации. Правовым основанием для совершения собственником кабельной канализации действий по демонтажу кабеля в случае уклонения оператора связи от выполнения данной обязанности может, помимо договорного условия, служить статья 397 ГК РФ, предоставляющая кредитору право самостоятельно или силами привлеченных третьих лиц совершить те действия по исполнению обязательства, которые не выполняются должником, с последующим возложением на должника понесенных расходов. Дополнительным правовым основанием для совершения подобных действий служит пункт 2 статьи 328 и пункт 5 статьи 453 ГК РФ, которые предоставляют стороне, отказавшейся от договора из-за нарушения условий договора другой стороной, право требовать возмещения всех причиненных ей убытков. Если в результате демонтажа кабеля последний будет поврежден, вопрос о том, должен ли собственник кабельной канализации нести за это ответственность, необходимо решать на основе общих правил об условиях наступления гражданско-правовой ответственности. При демонтаже кабеля собственник кабельной канализации или привлеченное им третье лицо должны соблюдать технические требования по проведению подобных работ (если таковые имеются), а также проявить необходимую заботливость и осмотрительность. Иначе говоря, не должно быть вины лица, производившего демонтаж кабеля, в порче данного кабеля. В случае когда демонтаж кабеля невозможен без его повреждения (несмотря на соблюдение всех технических правил и мер предосторожности), вред оператору связи как владельцу кабеля должен считаться причиненным правомерными действиями, за которые причинитель вреда не несет ответственности. Вместе с тем следует учитывать, что, если при демонтаже кабеля силами собственника кабельной канализации или привлеченного им третьего лица кабель будет поврежден, в соответствии с гражданским законодательством будет предполагаться, что это произошло по вине лица, производившего демонтаж. Поэтому, если причинение повреждений кабелю в результате его демонтажа неизбежно, целесообразно заранее заручиться необходимыми доказательствами отсутствия вины. Таким доказательством может, в частности, служить заключение независимой технической экспертизы о том, что демонтаж кабеля невозможен без его повреждения. Кроме того, целесообразно иметь доказательства того, что оператору связи неоднократно предлагалось самостоятельно демонтировать кабель, но он этого не сделал в установленные разумные сроки.

Заключение

Подводя итог сказанному, можно сделать следующие выводы: — договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации является непоименованным договором, который не противоречит действующему законодательству (статья 421 ГК РФ). К отношениям сторон, не урегулированным договором, могут применяться общие положения гражданского права о договорах и обязательствах, а по аналогии закона — правила об аренде; — если договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации не содержит условий о том, что в случае неоплаты услуг собственник кабельной канализации имеет право на отключение кабеля и ограничение доступа операторов связи в кабельную канализацию, собственник не может воспользоваться данными оперативными санкциями; — включение в договор о предоставлении в пользование места в кабельной канализации условия о праве собственника кабельной канализации на односторонний отказ от данного договора в случае неоплаты оператором связи оказанных ему услуг не противоречит Закону о связи и антимонопольному законодательству; — собственник кабельной канализации не может злоупотреблять своим монопольным положением в части произвольного установления цен за предоставление в пользование места в кабельной канализации; — в случае уклонения оператора связи от исполнения обязанности по демонтажу кабеля при прекращении договора кабель может быть демонтирован собственником кабельной канализации, который не отвечает за повреждение кабеля, если последний не может быть демонтирован без его повреждения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *