Вопросы квалификации злоупотреблений правом

(Малиновский А. А.) («Юрист», N 2, 2002) Текст документа

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ЗЛОУПОТРЕБЛЕНИЙ ПРАВОМ

А. А. МАЛИНОВСКИЙ

А. А. Малиновский, эксперт Главного государственно — правового управления Президента РФ, кандидат юридических наук.

Злоупотребление правом представляет собой такой способ осуществления права в противоречии с его назначением, посредством которого субъект причиняет вред личности, обществу, государству. Правильная квалификация деяния как злоупотребления правом имеет не только исключительно важное познавательное, научное, но и практическое значение. Однако проблема квалификации представляется чрезвычайно сложной, поскольку само понятие «злоупотребление правом» в большинстве случаев детально законодателем не определено, а то и вовсе является оценочным. На практике это означает отсутствие возможности у правоприменителя отыскать в законе четко прописанные признаки злоупотребления правом <*>. ——————————— <*> См. подробнее: Малиновский А. А. Злоупотребление правом. М.: МЗ ПРЕСС, 2002.

В то же время не решать серьезные вопросы практического характера нельзя. Особенно это касается тех сфер, где действующее законодательство напрямую связывает совершенное злоупотребление с необходимостью наступления неблагоприятных для субъекта правовых последствий (например, отказ в защите субъективного права в случае злоупотребления гражданскими правами; лишение родительских прав при наличии фактов злоупотребления родительскими правами; прекращение деятельности средства массовой информации в случае злоупотребления им свободой массовой информации; отмена регистрации кандидата в случае злоупотребления им правом на предвыборную агитацию; приостановление действия лицензии на торговлю, если владелец магазина беспошлинной торговли злоупотребляет своим правом и др.). Для того чтобы выяснить, является ли конкретное деяние злоупотреблением правом, необходимо осуществить анализ правовой ситуации, обратив внимание на следующие вопросы: 1. Обладает ли субъект конкретным правом (свободой, должностными полномочиями)? 2. Совершил ли он действия по осуществлению своего права? 3. Осуществлено ли субъективное право в противоречии с его назначением? 4. Был ли причинен вред личности, обществу, государству в результате осуществления права? При положительном ответе на все вышеперечисленные вопросы есть основание полагать, что субъект злоупотребил своим правом. Кратко раскрывая содержание вышеуказанных вопросов, отметим ряд моментов. Субъект считается обладающим субъективным правом лишь в том случае, когда он наделен конкретным правом управомочивающими нормами действующего законодательства. Осуществление конкретного субъективного права представляет собой совершение определенных действий по претворению в жизнь соответствующих правовых предписаний. Осуществление права в противоречии с его назначением имеет место в двух случаях. Первый, когда субъект осуществляет право, не соотнося свое поведение с общими или отраслевыми принципами права, то есть поступает вопреки смыслу и общим началам права. И второй, при котором субъект, осуществляя субъективное право, не исполняет корреспондирующую данному праву обязанность. Важно подчеркнуть, что право осуществляется в соответствии с его назначением лишь тогда, когда соответствующее правовое поведение совпадает с целью правовой нормы. Например, гражданин реализует право избираться для того, чтобы, став депутатом, осуществлять определенные функции (быть представителем своих избирателей, участвовать в правотворческой деятельности). Право избираться осуществляется в противоречии с его назначением, если кандидат, например, стремится (став депутатом) получить депутатскую неприкосновенность с целью уклонения от уголовной ответственности. Необходимым признаком злоупотребления правом является причинение вреда другим субъектам посредством осуществления своего субъективного права. Под вредом в данном случае следует понимать ущерб, убытки, нарушение прав и законных интересов граждан либо создание ситуации, при которой их невозможно реализовать. Меньше всего трудностей при квалификации деяния как злоупотребления правом возникает в сфере уголовного права. Это обусловлено тем, что конкретные признаки состава преступления четко указаны в соответствующих статьях Уголовного кодекса РФ. Согласно ст. 285 УК РФ злоупотребление должностными полномочиями представляет собой использование должностным лицом своих служебных полномочий вопреки интересам службы, если это деяние совершено из корыстной или иной личной заинтересованности и повлекло существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций либо охраняемых законом интересов общества или государства. Таким образом, должностное лицо злоупотребляет имеющимся у него правом в том случае, когда осуществляет свое право в противоречии с его назначением («вопреки интересам службы») и при этом причиняет вред личности, обществу или государству. Обращает на себя внимание тот факт, что уголовно наказуемое злоупотребление имеет место только в случае причинения существенного вреда охраняемым законом отношениям. Получается, что, если в результате злоупотребления правом вред был причинен незначительный, злоупотребление считается правомерным, а следовательно, ненаказуемым. При отграничении злоупотребления должностными полномочиями от превышения должностных полномочий следует исходить из того, что в первом случае должностное лицо использует предоставленные ему законом права и полномочия вопреки интересам службы, а во втором — совершает действия, явно выходящие за пределы его служебной компетенции (которые относятся к полномочиям другого должностного лица либо могли быть совершены самим должностным лицом только при наличии особых обстоятельств, указанных в законе или подзаконном акте, а также действия, которые никто и ни при каких обстоятельствах не вправе совершить) <*>. Таким образом, при превышении полномочий субъект не имеет конкретного субъективного права на осуществление определенных действий, а значит, данное деяние не может рассматриваться как злоупотребление правом. ——————————— <*> См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ. Под ред. Ю. И. Скуратова и В. М. Лебедева. М.: НОРМА, 1996. С. 661 — 665. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред. Ю. И. Скуратова, В. М. Лебедева) включен в информационный банк согласно публикации. — М.: Издательская группа ИНФРА-М-НОРМА, 2000. ——————————————————————

В соответствии со ст. 202 УК РФ злоупотребление полномочиями частными нотариусами и аудиторами представляет собой использование частным нотариусом или частным аудитором своих полномочий вопреки задачам своей деятельности и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам, если это деяние причинило вред правам и законным интересам граждан или организаций либо охраняемым интересам общества или государства. Для более точной квалификации необходимо определить, используются ли права указанных субъектов в противоречии с их назначением («вопреки задачам своей деятельности»). С этой целью нужно обратиться к законодательству, регламентирующему деятельность частных нотариусов и аудиторов, четко устанавливающему права и обязанности данных субъектов. Анализ данного законодательства как раз и позволит определить, осуществляет ли, например, нотариус свои права в противоречии с их назначением или нет. В отличие от УК в законодательстве о выборах содержатся не признаки злоупотреблений правом, а перечень конкретных деяний, которые в силу предписания закона признаются таковыми. Так, согласно ст. 45 «Недопустимость злоупотреблений правом на проведение агитации» Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» к злоупотреблению правом относятся: — злоупотребление кандидатом свободой массовой информации при проведении агитации; — подкуп избирателей (вручение им денежных средств и подарков, вознаграждение избирателей в зависимости от итогов голосования, проведение льготной распродажи товаров или их бесплатное распространение, предоставление услуг безвозмездно или на льготных условиях и др.); — осуществление кандидатом (избирательным объединением) благотворительной деятельности в ходе избирательной кампании или при проведении референдума; — реклама коммерческой деятельности кандидатов (избирательных объединений), осуществляемая в день голосования и в день, предшествующий дню голосования; — обнародование информации, способной нанести ущерб чести, достоинству или деловой репутации, если средство массовой информации не может предоставить кандидату возможность опубликовать опровержение или иное разъяснение в защиту его чести, достоинства или деловой репутации до окончания срока предвыборной агитации. (Сходные предписания содержатся в ст. 53 ФЗ «О выборах Президента РФ» и в ст. 60 ФЗ «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания РФ»). В данном случае вопрос о квалификации деяния как злоупотребления правом решается путем сопоставления конкретного поведения кандидата с предписанием правовой нормы. Гораздо сложнее дело обстоит в других случаях. Так, Семейный кодекс РФ не раскрывает такие понятия, как «злоупотребление родительскими правами» и «злоупотребление правами опекуна (попечителя)». В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ «О применении судами законодательства при разрешении споров, связанных с воспитанием детей» (от 27 мая 1998 г. N 10) лишь указывается, что под злоупотреблением родительскими правами следует понимать использование этих прав в ущерб интересам детей, например создание препятствий в обучении, склонение к попрошайничеству, воровству, проституции, употреблению спиртных напитков или наркотиков и т. п. Отсутствие в Семейном кодексе РФ дефиниции злоупотребления правом, безусловно, затрудняет квалификацию, тем более что соответствующие разъяснения Пленума Верховного Суда РФ вряд ли можно признать исчерпывающими. Для того чтобы квалифицировать конкретное поведение как злоупотребление родительскими правами, правоприменителю придется руководствоваться общим представлением о злоупотреблении правом как о таком осуществлении субъективного права в противоречии с его назначением, которое причиняет вред. Безусловно, квалификация должна осуществляться с учетом предписаний Семейного кодекса РФ о том, что родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей, а при осуществлении своих прав родители не должны причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Существенные трудности возникают и при квалификации злоупотреблений гражданским правом. Дело в том, что в ст. 10 ГК РФ (запрещающей гражданам и юридическим лицам осуществлять свои права исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотреблять правом в иных формах) отсутствует дефиниция злоупотребления правом. Статья 9 ГК РФ содержит предписание, согласно которому граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Исходя из анализа Кодекса, можно сделать вывод о том, что гражданские права необходимо осуществлять разумно, добросовестно, без намерения причинить вред другому лицу. Неразумное или недобросовестное осуществление права, а также осуществление права с намерением причинить вред другому лицу следует рассматривать как злоупотребление правом. Не выработала дефиницию злоупотребления гражданским правом и судебная практика. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского Кодекса РФ» (от 1 июля 1996 г.) указывается: «При разрешении споров следует иметь в виду, что отказ в защите права со стороны суда допускается лишь в случаях, когда материалы дела свидетельствуют о совершении гражданином или юридическим лицом действий, которые могут быть квалифицированы как злоупотребление правом, в частности действий, имеющих своей целью причинить вред другим лицам. В мотивировочной части соответствующего решения должны быть указаны основания квалификации действий истца как злоупотребление правом». Таким образом, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд предлагают судам по собственному усмотрению решать вопрос о квалификации действий как злоупотреблений правом. Судебной практике уже известны дела такого рода. Остановимся на одном из дел подробнее. ООО «Завод «Глобус» обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с иском к Отделению Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан о признании не подлежащим исполнению инкассового распоряжения. В обоснование заявленных требований ООО «Завод «Глобус» пояснило, что страховые взносы за май 1998 года были перечислены полностью, денежные средства в уплату страховых взносов списаны с расчетного счета ООО «Завод «Глобус», в связи с чем обязательства по уплате страховых взносов считаются исполненными согласно Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации от 12 октября 1998 г. N 24-П. Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан исковые требования не признало, пояснив, что ООО «Завод «Глобус» несвоевременно представило платежное поручение на уплату страховых взносов, зная о неплатежеспособности банка, в связи с чем усматривает в действиях ООО «Завод «Глобус» злоупотребление правом, и просило в иске отказать. Изучив материалы дела, Арбитражный суд Республики Башкортостан установил следующее. ООО «Завод «Глобус» передало КБ «Башэнергобанк» платежное поручение на уплату страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации за май 1998 года. КБ «Башэнергобанк» принял платежное поручение к оплате, списал денежные средства с расчетного счета ООО «Завод «Глобус», однако в Отделение Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан их не перечислил в связи с отсутствием денежных средств на корреспондентском счете и поместил платежное поручение в картотеку. В связи с непоступлением страховых взносов ООО «Завод «Глобус» в Пенсионный фонд Российской Федерации Отделением Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан ООО «Завод «Глобус» было выставлено инкассовое распоряжение на бесспорное списание задолженности по страховым взносам. В соответствии с пунктом 4 Порядка уплаты страховых взносов работодателями и гражданами в Пенсионный фонд Российской Федерации, утвержденного Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2122-1, работодатели должны уплачивать страховые взносы один раз в месяц в срок, установленный для получения оплаты труда за истекший месяц. ООО «Завод «Глобус» своевременно не исполнило обязанности по уплате страховых взносов за май 1998 года, т. е. в июне 1998 года не выставило платежного поручения на перечисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации в нарушение вышеназванного Порядка. Денежные средства на расчетном счете ООО «Завод «Глобус» имелись в этот период. Это подтверждается актом документальной проверки Отделения Пенсионного фонда Российской Федерации по Республике Башкортостан от 4 августа 1999 года. Суд также установил, что ООО «Завод «Глобус» 25 августа 1998 года направило в КБ «Башэнергобанк» заявление о закрытии расчетного счета. Решение о закрытии расчетного счета в КБ «Башэнергобанк» было принято ООО «Завод «Глобус» в связи с задержкой банком платежей. Согласно извещению банка расчетный счет ООО «Завод «Глобус» был закрыт с 28 августа 1998 года. На момент закрытия на расчетном счете ООО «Завод «Глобус» имелся остаток денежных средств. На сумму этого остатка ООО «Завод «Глобус» 31 августа 1998 года было оформлено платежное поручение на перечисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации за май 1998 года. Указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что ООО «Завод «Глобус» знало о невозможности своевременного исполнения банком поручений клиентов, и тем не менее банку было передано поручение на перечисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. С учетом изложенного суд посчитал, что ООО «Завод «Глобус» не приняло всех необходимых мер по обеспечению поступления страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации: своевременно не представило платежное поручение на уплату в установленные сроки; платежное поручение на уплату страховых взносов представлено после закрытия расчетного счета в банке, у которого отсутствовали денежные средства для исполнения поручений клиентов; не приняло мер к отзыву платежного поручения. Таким образом, действия ООО «Завод «Глобус» не соответствуют требованиям добросовестного и разумного осуществления прав, и поэтому имеются основания для квалификации действий ООО «Завод «Глобус» как злоупотребления правом на основании статьи 10 Гражданского кодекса Российской Федерации. Руководствуясь вышеизложенным, арбитражный суд в иске отказал <*>. ——————————— <*> См. подробнее: письмо Пенсионного Фонда РФ от 24 марта 2000 г.

Другой аспект проблемы заключается в правильной квалификации тех деяний, которые законодатель обозначил термином «злоупотребление». В частности, в Законе РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» (1992 г.) говорится о «злоупотреблениях, допущенных законными представителями несовершеннолетнего при его госпитализации». В Законе РФ «О государственных пенсиях в РФ» содержится предписание о том, что «суммы пенсий, излишне выплаченные пенсионеру вследствие его злоупотребления (представление документов с заведомо неправильными сведениями, сокрытие изменений в составе семьи, на которую выплачивается пенсия по случаю потери кормильца, и т. д.), могут удерживаться из пенсии». В некоторых нормативных правовых актах термин «злоупотребление» применяется наряду с терминами «нарушение» или «правонарушение». Например, согласно Федеральному закону «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (1998 г.) председатель правления и его члены при выявлении финансовых злоупотреблений или нарушений, причинении убытков такому объединению могут быть привлечены к дисциплинарной, материальной, административной или уголовной ответственности в соответствии с действующим законодательством. —————————————————————— КонсультантПлюс: примечание. Закон РФ от 20.11.1990 N 340-1 «О государственных пенсиях в Российской Федерации» утратил силу в связи с принятием Федерального закона от 17.12.2001 N 173-ФЗ «О трудовых пенсиях в Российской Федерации». —————————————————————— Следует согласиться с мнением Емельянова В. И. о том, что в некоторых случаях содержание термина «злоупотребление» может быть установлено из контекста закона <*>. Анализируя закон, необходимо определить, идет ли речь о злоупотреблении правом (для этого целесообразно попытаться найти ответ на вопрос — обладает ли лицо соответствующим субъективным правом) или термин «злоупотребление» является синонимом термина «правонарушение», а потому применен законодателем некорректно. ——————————— <*> Емельянов В. И. Понятие злоупотребления гражданскими правами // Законность. 2000. N 11. С. 34.

В некоторых нормативных правовых актах законодатель сам дает характеристику злоупотребления, признавая его, например, преступным. Так, согласно ст. 405 ГПК РСФСР «торги могут быть признаны судом недействительными в течение трех лет со дня торгов, если они происходили с нарушением установленных правил, если строение было продано лицу, не имевшему права участвовать в торгах, а также в случае допущения судебным исполнителем, взыскателем или покупателем злоупотреблений. Если действия покупателя, допустившего злоупотребление, являются преступными, торги могут быть признаны судом недействительными в течение установленных законом сроков давности для приведения в исполнение обвинительного приговора». Анализируя данную норму, можно прийти к выводу, что покупатель, имеющий право участвовать в торгах, может совершить как преступное, так и непреступное злоупотребление правом. Безусловно, для более точной квалификации содеянного необходимо обратиться к соответствующим правилам торгов, в которых указаны права и обязанности покупателя. Термин «преступное злоупотребление» достаточно часто используется законодателем. Так, в уголовно — процессуальном законодательстве говорится о преступных злоупотреблениях судей, допущенных ими при рассмотрении уголовного дела, о преступных злоупотреблениях лиц, производивших расследование по уголовному делу. Не вызывает сомнений тот факт, что в данном случае речь идет о злоупотреблении процессуальными правами (полномочиями). Подводя итог, отметим, что правильная квалификация такого деяния, как злоупотребление правом, во многом зависит от того, насколько точно правоприменителю удалось проанализировать сложившуюся ситуацию и выявить признаки конкретного злоупотребления правом.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *