О материальной ответственности работников-водителей

(Ханина К., Ханин В.) («Трудовое право», 2013, N 6) Текст документа

О МАТЕРИАЛЬНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РАБОТНИКОВ-ВОДИТЕЛЕЙ

К. ХАНИНА, В. ХАНИН

Ханина Ксения, кандидат юридических наук, адвокат, Московской городской коллегии адвокатов.

Ханин Владимир, адвокат Московской городской коллегии адвокатов.

По общему правилу работник-водитель отвечает за причиненный им ущерб ограниченно: либо в пределах среднего заработка, либо (в определенных законом случаях) — лишь за реальный ущерб. При этом автомобиль является источником повышенной опасности и управление им, как правило, связано с риском повреждения как самого автомобиля, так и с причинением ущерба третьим лицам.

I. Источники правового регулирования материальной ответственности работников

В теории права юридическая ответственность определяется как обязанность лица претерпевать определенные лишения государственно-властного характера, предусмотренные законом, за совершенное правонарушение <1>. Ответственность может быть направлена на личность нарушителя (личная ответственность) либо на его имущество (имущественная ответственность). ——————————— <1> Общая теория права и государства: Учебник / Под ред. В. В. Лазарева. М.: Юрист, 1994. С. 204.

Материальная ответственность сторон трудовых правоотношений, в частности работников, — один из видов имущественной юридической ответственности. Общие правила об объеме, случаях и порядке привлечения работников к ответственности, условиях ее ограничения и особенностях содержатся в гл. 39 ТК РФ. Ряд узких вопросов об особенностях материальной ответственности работников урегулирован подзаконными нормативными актами. Примерами таких нормативных актов являются, в частности, Постановление Правительства РФ от 14 ноября 2002 г. N 823 «О порядке утверждения перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности», Постановление Минтруда России от 31 декабря 2002 г. N 85 «Об утверждении перечней должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной или коллективной (бригадной) материальной ответственности, а также типовых форм договоров о полной материальной ответственности» и другие. В соответствии с положениями ст. 232 ТК РФ трудовым договором или заключаемыми в письменной форме соглашениями, прилагаемыми к нему, может конкретизироваться материальная ответственность сторон этого договора. При этом договорная ответственность работодателя перед работником не может быть ниже, а работника перед работодателем — выше, чем это предусмотрено Трудовым кодексом РФ или иными федеральными законами. Вопросам о материальной ответственности работников посвящено специальное Постановление Пленума Верховного Суда РФ — Постановление от 16 ноября 2006 г. N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» (далее — Постановление Пленума N 52). Разъяснения законодательных предписаний о материальной ответственности работников также даются различными государственными органами в письмах. Речь идет, например, о Письме Федеральной службы по труду и занятости от 19 октября 2006 г. N 1746-6-1. Формально-юридически и судебная практика, и подобные разъяснения в форме писем не являются источниками права и не подлежат принудительному исполнению, однако учитываются при разрешении судами конкретных споров.

II. Общие положения о материальной ответственности работников за ущерб, причиненный работодателю

Четыре кита всякой ответственности — вина, противоправность, причинно-следственная связь, наличие вреда — лежат и в основе материальной ответственности работников. В п. 4 Постановления Пленума N 52 Верховный Суд РФ разъясняет, что «к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности». Поскольку работник презюмируется более слабой стороной трудового правоотношения, законодатель установил ряд ограничений в части размера и условий привлечения его к ответственности. Прежде всего работник отвечает только за реальный — прямой действительный — ущерб; упущенная выгода взысканию с работника не подлежит. Кроме того, ТК РФ установлено два вида ответственности работников — ограниченная и полная. Общим правилом является ограничение ответственности работника размером его среднего заработка (ст. 241 ТК РФ). К полной ответственности работник может быть привлечен только в случаях, исчерпывающим образом определенных ТК РФ или иными федеральными законами.

III. Определение работника-водителя

Определение водителя в различных отраслях права отличается. Так, в административном праве в соответствии с положениями п. 1.2 Правил дорожного движения РФ, утвержденных Постановлением Совета Министров — Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (с последующими изменениями) водителем признается лицо, управляющее каким-либо транспортным средством, погонщик, ведущий по дороге вьючных, верховых животных или стадо. К водителю приравнивается обучающий вождению. Тарифно-квалификационные характеристики по общеотраслевым профессиям рабочих, утвержденные Постановлением Минтруда России от 10 ноября 1992 г. N 31 (с изм. и доп.), содержат описание характеристики работ и требования к знаниям водителей автомобиля четвертого, пятого и шестого разрядов. Профессия лиц, осуществляющих перевозку различных грузов на лошадях, волах, мулах и других тягловых животных, именуется возчиком. Водитель автомобиля (всех указанных разрядов) осуществляет управление транспортными средствами и поддерживает их функционирование: заправку топливом, смазочными материалами, охлаждающей жидкостью; проверку технического состояния автомобиля; устранение возникших во время работы мелких неисправностей, не требующих разборки механизмов. В зависимости от разряда и особенностей работы водитель автомобиля должен осуществлять дополнительные функции (водитель автобуса — объявлять остановочные пункты и порядок оплаты проезда с использованием радиоустановки; устанавливать компостеры; продавать абонементные книжки на остановочных пунктах; водитель грузового автомобиля — подачу автомобиля под погрузку и разгрузку грузов, контроль за погрузкой, размещением и креплением груза в кузове автомобиля и др.). В настоящей статье под работником-водителем будет пониматься лицо, с которым заключен трудовой договор, предполагающий в качестве основной трудовой обязанности управление транспортным средством.

IV. Ограниченная материальная ответственность работника-водителя

Общее правило об ограничении размера материальной ответственности, установленное положениями ст. 241 ТК РФ, в полной мере применяется к работникам-водителям. В пределах месяца со дня окончательного установления работодателем размера ущерба, причиненного работником, взыскание суммы ущерба может быть осуществлено по распоряжению работодателя. Если месячный срок истек или работник не согласен добровольно возместить причиненный работодателю ущерб, а сумма причиненного ущерба, подлежащая взысканию с работника, превышает его средний месячный заработок, то взыскание может осуществляться только судом. Размер ущерба, причиненного работником-водителем работодателю, определяется по фактическим потерям, исчисляемым исходя из рыночных цен, действующих в данной местности на день причинения ущерба, но не ниже стоимости имущества по данным бухгалтерского учета с учетом степени износа этого имущества. В соответствии с положениями п. 13 Постановления Пленума N 52 в тех случаях, когда невозможно установить день причинения ущерба, работодатель вправе исчислить размер ущерба на день его обнаружения. При взыскании с работника-водителя ущерба, причиненного им третьим лицам, учитывается также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам (п. 15 Постановления Пленума N 52). В силу ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель вправе предъявить иск к работнику о взыскании сумм, выплаченных в счет возмещения ущерба третьим лицам, в течение одного года с момента выплаты работодателем данных сумм. А вот на какой момент должен быть определен средний заработок работника-водителя — на время причинения ущерба, на время его обнаружения либо на время его взыскания, — из закона неясно. Не содержит каких-либо разъяснений по данному вопросу и Постановление Пленума N 52. Судебная практика определения размера среднего месячного заработка работника различна. Одни суды определяют ко взысканию средний месячный заработок работника за предшествующий год на день причинения ущерба, другие — на день вынесения решения. Например, по делу N 2-1512 областное государственное унитарное предприятие «Автоколонна N 1700» 18 июня 2003 г. обратилось в порядке регресса с иском к водителю Е. о возмещении ущерба в размере 96 763,2 руб., причиненного при исполнении трудовых обязанностей, и совершении им 31 декабря 2002 г. дорожно-транспортного происшествия (к административной ответственности не привлекался). Ответчик исковые требования признал в размере среднего месячного заработка — 3968,2 руб., исчисленного на момент вынесения судом решения. Мировой судья судебного участка N 1 г. Северодвинска принял признание иска ответчиком в этой части и взыскал с Е. в пользу истца ущерб в размере среднего месячного заработка — 3968,2 руб., исчисленного на момент вынесения судом решения — 25 ноября 2003 г. В деле же N 2-450, рассмотренном мировым судьей судебного участка N 2 Холмогорского района, ущерб с водителя, повредившего раму автомобиля вследствие нарушения правил эксплуатации, был взыскан в пределах среднего месячного заработка, исчисленного на дату причинения ущерба. По мнению судьи Архангельского областного суда Н. В. Дивина, размер материального ущерба и размер среднего месячного заработка работника должны определяться на день причинения ущерба, что будет соответствовать требованиям ст. ст. 241, 246 ТК РФ <2>. ——————————— <2> См. Справку по результатам изучения практики рассмотрения судами Архангельской области гражданских дел, связанных с применением норм Трудового кодекса РФ, регулирующих материальную ответственность работника за ущерб, причиненный работодателю: http://www. arhcourt. ru/?Documents/Civ/Gen/2003/200411110002 (по состоянию на 23.03.2013).

Поскольку размер среднего заработка работников-водителей часто может быть значительно меньше повреждений, виновно причиненных имуществу работодателя (автомобилю, грузу, др.) либо третьим лицам, целесообразным является не только страхование гражданской ответственности, но и добровольное страхование автомобиля от различных рисков (каско). При этом условия договоров страхования, ограничивающие ответственность страховщиков в результате определенных действий страхователя <3>, правильно фиксировать в трудовых договорах с водителем при определении его должностных обязанностей. Чтобы водитель понимал, например, что оставление в автомобиле правоустанавливающих документов на него в отсутствие водителя является нарушением трудовых обязанностей. ——————————— <3> Например, многие страховые компании включают в договоры добровольного страхования (каско) условие о 99%-ной франшизе по риску «Угон», если вместе с машиной похищены правоустанавливающие документы на нее (паспорт транспортного средства, свидетельство о регистрации транспортного средства), ключи, брелоки сигнализации.

V. Случаи привлечения работников-водителей к полной материальной ответственности

Исчерпывающий перечень случаев полной материальной ответственности работников приведен в ст. 243 ТК РФ.

Возможность заключения с работниками-водителями договоров о полной материальной ответственности. Как следует из положений п. 1 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, материальная ответственность в полном размере возлагается на работника в случаях, когда в соответствии с положениями ТК РФ или иного федерального закона такая ответственность может быть на него возложена за причинение ущерба работодателю при исполнении трудовых обязанностей. Положениями ТК РФ установлено, что к полной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества могут быть привлечены работники, достигшие возраста восемнадцати лет и непосредственно обслуживающие или использующие денежные, товарные ценности или иное имущество. При этом с такими работниками работодатель обязан заключить письменный договор о полной материальной ответственности. Перечни работ и категорий работников, с которыми могут заключаться указанные договоры, а также типовые формы этих договоров утверждаются в порядке, устанавливаемом Правительством РФ (ст. 244 ТК РФ). Как уже отмечалось ранее, такие Перечни утверждены Постановлением Минтруда России от 31.12.2002 N 85. Работники — водители автомобилей в указанных перечнях отсутствуют, и поэтому, как нам представляется, если в качестве трудовой функции работника в трудовом договоре указано только управление транспортным средством, то с такими работниками не может быть заключен письменный договор о полной материальной ответственности. В решении Прилузского районного суда Республики Коми от 28 апреля 2009 г. приведено, на наш взгляд, убедительное обоснование данной позиции: «…суд находит несостоятельным довод представителя истца о том, что транспортное средство само по себе является материальной ценностью, следовательно, заключение с Л. договора о полной материальной ответственности является правомерным, учитывая, что сохранность транспортного средства не может быть объектом договора, так как данный материальный объект является техническим средством, при помощи которого транспортируются материальные ценности, а не самим транспортируемым имуществом, ибо его перемещение само по себе не является целью перевозки». Если все же договор о полной материальной ответственности в нарушение законодательства заключается с работником-водителем, такой работник должен быть освобожден от обязанности возместить причиненный по его вине ущерб имуществу работодателя в размере, превышающем его средний месячный заработок. Судебная практика по данному вопросу, однако, противоречива. Во многих случаях суды считают, что на водителя не может быть возложена обязанность по возмещению вреда в полном объеме, превышающем его средний месячный заработок <4>. Некоторые же суды придерживаются противоположной позиции <5>. ——————————— <4> Обзор законодательства и судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 2009 года, утвержденный Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 10 марта 2010 г.; Костромской областной суд. Апелляционное определение от 28 мая 2012 г. N 33-727; Ростовский областной суд. Апелляционное определение от 8 ноября 2012 г. по делу N 33-12974/12. <5> Московский городской суд. Определение от 17 июня 2010 г. по делу N 33-13873.

В то же время, если трудовым договором на водителя возлагаются и функции экспедитора, с таким работником может быть заключен письменный договор о полной материальной ответственности как с экспедитором.

Возможность привлечения работников-водителей к полной материальной ответственности в случае недостачи ценностей, вверенных им по разовому документу. В соответствии с положениями п. 2 ч. 1 ст. 243 ТК РФ работник-водитель может быть привлечен к полной материальной ответственности при недостаче ценностей, полученных им по разовому документу. Для привлечения к ответственности в таком случае работодатель обязан представить суду такой документ, подтверждающий передачу водителю ценного имущества работодателя. Под разовым документом, как правило, понимается выданная водителю доверенность на получение определенных ценностей. Необходимость оформления такого документа возникает в том случае, когда водитель привлекается для получения или передачи материальных ценностей в отсутствие работника, в чьи трудовые обязанности входит данная функция. Поручение должно носить срочный и разовый характер; в круг трудовых обязанностей водителя не должна входить работа, связанная с непосредственным обслуживанием денежных или иных материальных ценностей. При этом получение материальных ценностей по разовому документу возможно только при наличии добровольного согласия работника на осуществление таких действий. Отсутствие добровольного согласия работника на получение материальных ценностей по разовому документу может быть основанием для признания незаконным привлечения к полной материальной ответственности в судебном порядке. Кроме того, работодатель, вверяя разово материальные ценности работнику, должен «принять необходимые меры и создать условия, позволяющие обеспечить выполнение работником порученного задания без ущерба для вверенных ему ценностей» <6>. ——————————— <6> Определение Верховного Суда РФ от 20.07.2000 N 16-впр00-11.

Полная материальная ответственность работников-водителей при умышленном причинении вреда имуществу работодателя. Самостоятельным основанием для возложения полной материальной ответственности на водителя является умышленное причинение вреда имуществу работодателя (п. 3 ч. 1 ст. 243 ТК РФ). В Трудовом кодексе РФ понятие умысла не определено. Определения различных форм вины наиболее полно разработаны в рамках уголовного права. Уголовный кодекс РФ подразделяет умысел на прямой и косвенный. Прямой умысел имеет место, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность и неизбежность наступления общественно опасных последствий и желало их наступления. Косвенный умысел имеет место, если лицо осознавало общественную опасность своих действий (бездействия), предвидело возможность наступления общественно опасных последствий, не желало, но сознательно допускало эти последствия либо относилось к ним безразлично (ст. 25 УК РФ). Суды при рассмотрении споров о материальной ответственности работников исходят из приведенных определений прямого и косвенного умысла <7>. ——————————— <7> Краснодарский краевой суд. Апелляционное определение от 30 августа 2012 г. по делу N 33-17369/2012 и др.

При этом следует иметь в виду, что наличие умысла в действиях (бездействии) водителя должно быть доказано работодателем. Если недостача вверенного работнику имущества, его порча или уничтожение произошли по неосторожности, наступает ограниченная материальная ответственность в пределах среднего месячного заработка.

Полная материальная ответственность работников-водителей при причинении ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения. Возможность привлечения работника-водителя к полной материальной ответственности при причинении ущерба в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения предусмотрена положениями п. 4 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Дополнительным обстоятельством, подлежащим доказыванию в данной категории споров, является состояние опьянения водителя. Надлежащим доказательством состояния опьянения признается соответствующий акт освидетельствования, составленный на момент причинения ущерба. Именно на акт освидетельствования сослалась судебная коллегия по гражданским делам Хабаровского краевого суда, оставляя в силе принятое судом первой инстанции решение о взыскании с работника-водителя причиненного им работодателю материального ущерба в полном объеме, в Кассационном определении от 1 сентября 2010 г. по делу N 33-5725: «Судом установлено, что <…> года в 6 часов 00 минут на 23 км автодороги Хабаровск — Чита водитель Д., управляя автомобилем <…> государственный номер <…>, неправильно выбрал скорость, не справился с управлением и допустил опрокидывание автомобиля в кювет. Согласно акту освидетельствования на состояние алкогольного опьянения N МО 000033 от 31 мая 2009 г. на момент оформления дорожно-транспортного происшествия Д. находился в состоянии алкогольного опьянения». Форма вины — умысел или неосторожность — в рассматриваемых случаях не имеет значения. Судебная практика подтверждает данный вывод. Так, в Кассационном определении от 23 ноября 2011 г. по делу N 33-5925/2011 судебная коллегия по гражданским делам Тюменского областного суда указала следующее: «Полная материальная ответственность при причинении ущерба в состоянии опьянения наступает независимо от того, был ли умысел работника в причинении ущерба или ущерб причинен им по неосторожности. Это обусловлено тем, что сам факт появления на работе в состоянии опьянения является грубейшим нарушением трудовой дисциплины. Судом первой инстанции было установлено, что… ущерб причинен В. ООО «Техносервис» в состоянии алкогольного опьянения и в рабочее время. Указанные обстоятельства подтверждаются исследованными в суде доказательствами и являются как по отдельности, а тем более в совокупности основаниями возложения на В. полной материальной ответственности за причиненный работодателю ущерб».

Полная материальная ответственность работников-водителей при причинении ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда. Кажущаяся формальная простота доказывания при рассмотрении судами споров о причинении работниками-водителями ущерба в результате преступных действий, установленных приговором суда, требует, однако, учета ряда особенностей. Автомобиль — источник повышенной опасности, и даже неосторожное использование его в нарушение Правил дорожного движения может привести к трагическим последствиям. Статьи 109 и 118 УК РФ содержат составы преступлений, вероятность совершения которых работниками-водителями наиболее велика: причинение смерти по неосторожности и причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности. Очевидно, что для возможности привлечения работника-водителя к полной материальной ответственности по основанию, предусмотренному положениями п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ, обязательно наличие вступившего в законную силу приговора суда. При этом с учетом формы вины работника (неосторожности) суды могут уменьшать размер взыскиваемого с работника ущерба. Правомерность подобного подхода подтвердил Иркутский областной суд, подтверждая в Апелляционном определении от 26 июня 2012 г. по делу N 33-5187/12 правильность решения суда первой инстанции: «Разрешая спор, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что на день совершения ДТП Б. состоял в трудовых отношениях с истцом, вред Т. Л.Г. им был причинен при выполнении трудовых обязанностей, вина Б. в совершении ДТП и причинении вреда установлена вступившим в законную силу приговором Ангарского городского суда Иркутской области от 9 августа 2011 г., что в силу ч. 4 ст. 61 ГПК РФ является обязательным обстоятельством для суда при рассмотрении данного спора. Снижая размер ущерба, подлежащий взысканию с работника, суд правильно руководствовался разъяснениями, данными высшей судебной инстанцией в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52, а именно п. 16, где указано, что, если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с ч. 1 ст. 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности. Так, при определении суммы ущерба, подлежащего возмещению ответчиком, суд учел, что преступление, совершенное Б., относится к категории неумышленных преступлений, принял во внимание его имущественное положение». На работодателе также лежит обязанность по доказыванию причинно-следственной связи между преступлением, совершенным работником-водителем, и ущербом, причиненным работодателю. В качестве примера приведем дело, рассмотренное Набережночелнинским городским судом Республики Татарстан. Работником-водителем при исполнении служебных обязанностей было совершено преступление — причинен тяжкий вред здоровью пешехода. Пострадавший впоследствии умер. Работодатель водителя в ходе рассмотрения гражданского дела по иску в пользу несовершеннолетнего ребенка пострадавшего заключил мировое соглашение о выплате ребенку возмещения вреда по случаю смерти кормильца и компенсации морального вреда. После чего обратился в суд с регрессными требованиями к работнику-водителю. Суд первой инстанции иск работодателя удовлетворил. Суд же апелляционной инстанции — Верховный Суд Республики Татарстан — Апелляционным определением от 17 сентября 2012 г. по делу N 33-9580/2012 отменяя первоначальное решение и принимая новое, привел следующие аргументы: «…заслуживают внимания доводы апелляционной жалобы представителя ответчика об отсутствии причинно-следственной связи между совершением Н. вышеуказанного преступления и смертью С. М., а также выплатой истцом впоследствии в счет возмещения вреда по случаю смерти кормильца и компенсации морального вреда приведенных сумм в пользу несовершеннолетней Ф. И.О. В данном случае суд безосновательно счел доказанным наличие причинно-следственной связи между поведением работника и наступившим ущербом у ИП Ф., поскольку такие доказательства в деле отсутствуют. Вступившим в законную силу приговором суда в отношении Н. установлена вина ответчика в причинении тяжкого вреда здоровью С. М. в результате совершения преступления <…> года. При этом на момент вынесения приговора С. М. был жив. <…> года он был выписан из отделения больницы скорой медицинской помощи с <…>, а <…> года он умер. Ходатайств о назначении судебно-медицинской экспертизы на предмет установления причинно-следственной связи между причинением ответчиком телесных повреждений С. М. и его смертью стороны суду не заявляли. …Также судебная коллегия считает необходимым отметить, что выводы суда о наличии преюдиции обстоятельств, установленных приговором суда и вышеуказанным определением суда по гражданскому делу, являются несостоятельными, поскольку указанными судебными постановлениями не установлена вина Н. в смерти С. М. А потому данные судебные постановления не могут являться основанием для возложения на ответчика обязанности по возмещению вреда работодателю. Более того, заключенное мировое соглашение не доказывает и вину Н. в причинении ущерба своему работодателю в заявленном объеме, поскольку вопрос о размере выплат был разрешен сторонами без исследования его судом, а размер ущерба был установлен ими по договоренности».

Полная материальная ответственность работников-водителей при причинении ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом. Возможность возложения полной материальной ответственности на работника, причинившего ущерб в результате административного проступка, предусмотрена положениями п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Верховный Суд РФ в п. 12 Постановления Пленума N 52 разъяснил, что работник может быть привлечен к полной материальной ответственности, если по результатам рассмотрения дела об административном правонарушении соответствующим органом вынесено либо постановление о назначении административного наказания (п. 1 ч. 1 ст. 29.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях), либо постановление об освобождении от административной ответственности в связи с малозначительностью административного правонарушения (ст. 2.9, п. 2 ч. 1.1 ст. 29.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях), поскольку в обоих случаях устанавливается факт совершения административного правонарушения. Истечение сроков давности привлечения к административной ответственности либо издание акта об амнистии, если такой акт устраняет применение административного наказания, является безусловным основанием, исключающим производство по делу об административном правонарушении, и, следовательно, в указанных ситуациях работник-водитель не может быть привлечен к полной материальной ответственности по п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ. Судебная практика по делам этой категории в целом единообразна: при наличии соответствующего постановления по делу об административном правонарушении, если такое постановление вступило в силу, суды взыскивают с работника-водителя причиненный работодателю реальный ущерб в полном объеме <8>. ——————————— <8> См., например, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 18 июля 2012 г. N 33-9716/2012.

Полная материальная ответственность работников-водителей при причинении ущерба не при исполнении трудовых обязанностей. Повреждение работником-водителем имущества работодателя за пределами рабочего времени либо при использовании имущества в рабочее время в личных целях также является одним из оснований для взыскания с работника ущерба в полном объеме, а не в размере среднего заработка (п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ). Форма вины работника в данной категории дел не имеет значения. В данном случае предполагается, что само по себе использование имущества работодателя не при исполнении трудовых обязанностей — это по меньшей мере злоупотребление правом, и потому предполагает более жесткие условия имущественной ответственности. При доказанности факта причинения вреда имуществу работодателя не при исполнении трудовых обязанностей суды привлекают работников-водителей к полной материальной ответственности. В качестве примера можно привести Определение Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 17 июня 2010 г. по делу N 33-13873, которым оставлено в силе принятое в пользу работодателя решение: «В силу должностной инструкции водителя грузового автомобиля, действующей на комбинате, водитель обязан сдавать автомобиль и ставить его на отведенное место после возвращения с работы на территории предприятия заказчика. Однако в день похищения автомобиля Т. данное требование инструкции не выполнил, хотя был ознакомлен с ней, о чем свидетельствует его подпись. <…> То обстоятельство, что Т. проработал на комбинате менее двух недель и в день угона автомобиля был уволен, не освобождает его от обязанности возместить причиненный ущерб истцу, так как п. 8 ч. 1 ст. 243 ТК РФ предусматривает полную материальную ответственность и в случае причинения ущерба не при исполнении работником трудовых обязанностей».

VI. Заключение

Общие положения ТК РФ об обязанности работодателя устанавливать размер ущерба и причину его возникновения (в частности, с созданием соответствующей комиссии, истребованием от работника письменных объяснений, при необходимости — составлением акта об отказе или уклонении работника от дачи объяснений) в полной мере распространяются и на отношения с работниками-водителями. Могут заключаться с работниками-водителями и договоры о коллективной (бригадной) материальной ответственности за причинение ущерба, если невозможно разграничить ответственность каждого работника. Например, при работе двух подменяющих друг друга водителей на одном транспортном средстве в течение одной смены. В этом случае при рассмотрении конкретного спора судом будут применяться все императивные нормы трудового законодательства о коллективной ответственности. Учитывая проведенный выше анализ нормативных предписаний и судебной практики, работодателю следует понимать, что по общему правилу работник-водитель отвечает за причиненный им ущерб ограниченно: либо в пределах среднего заработка, либо — только в определенных законом случаях — лишь за реальный ущерб. При этом автомобиль — источник повышенной опасности, и управление им, как правило, связано с риском повреждения как самого автомобиля, так и с причинением ущерба (имущественного и личного) третьим лицам. Потому при наличии у организации возможности выбрать способ сотрудничества с водителем — заключить с ним трудовой договор или привлечь для выполнения конкретной работы на основании гражданско-правового договора — с позиции потенциальной возможности взыскания причиненного водителем ущерба правильнее урегулировать отношения с ним в области гражданского права.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *