Об объекте преступлений в сфере компьютерной информации в российском уголовном праве

(Чирков П. А.)

(«Правовые вопросы связи», 2012, N 1)

Текст документа

ОБ ОБЪЕКТЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ В СФЕРЕ КОМПЬЮТЕРНОЙ ИНФОРМАЦИИ

В РОССИЙСКОМ УГОЛОВНОМ ПРАВЕ

П. А. ЧИРКОВ

Чирков П. А., заведующий кафедрой гражданского права и процесса Ярославского филиала ФГБОУ ВПО «Московский государственный университет экономики, статистики и информатики (МЭСИ)», заслуженный юрист Российской Федерации.

В истории развития человечества важнейшую, если не главную, роль выполняли технологии в сфере создания, обработки, хранения и использования информации. Современное состояние общества характеризуется тем, что значимая информация все более и более сосредоточивается в компьютерной среде, на электронных носителях, для чего совершенствуются и развиваются информационные компьютерные технологии.

Но использование новых средств телекоммуникации, глобальных и различных других компьютерных сетей предоставило новые возможности для злоупотреблений и нарушений прав на законное использование создаваемой и накапливаемой в этой среде информации, для причинения вреда охраняемым законом правам и интересам личности, общества и государства. Сегодня жертвами преступников, бесчинствующих в виртуальном пространстве, становятся не только люди, но и целые государства. Количество преступлений, совершаемых в киберпространстве, растет в тех же масштабах, что и число пользователей компьютерных сетей. По оценкам Интерпола, темпы роста преступности в глобальной сети Интернет являются самыми быстрыми на планете [1].

Закономерно, что в российском уголовном законодательстве в 1996 г. появились совершенно новые составы преступлений, выделенные в специальную главу под названием «Преступления в сфере компьютерной информации» [2].

В минском 2001 года Соглашении о сотрудничестве государств — участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации закреплено, что предметом этих преступлений является компьютерная информация, а компьютерная информация определена как информация, находящаяся в памяти компьютера, на машинных или иных носителях в форме, доступной восприятию ЭВМ, или передающаяся по каналам связи [3].

Совершенно очевидно, что информация защищается не сама по себе, а потому, что ее использование или препятствия к ее использованию наносят вред личным неимущественным и имущественным правам человека, организаций и государственным интересам.

Именно поэтому на XI Конгрессе ООН по предупреждению преступности и уголовному правосудию, прошедшем в Бангкоке в апреле 2005 г., преступности, связанной с использованием компьютеров, было уделено особое внимание и этот вопрос рассматривался в рамках проблемы эффективных мер по борьбе с транснациональной организованной преступностью. Следует отметить, что эксперты ООН говорят об особом характере киберпреступности и необходимости применения комплексных подходов в борьбе с ней, а также о неотложных мерах по обновлению уголовного законодательства государств — участников ООН [4].

Одна из основных особенностей этого рода преступлений — в использовании общемировых компьютерных сетей, что позволяет причинять ущерб гражданам и организациям в любых местах планеты за пределами государства, где преступник сидит за компьютером. Компьютерная преступность в силу этого стала явлением транснациональным. Такая ситуация требует особых подходов в уголовном праве к определению защищаемых объектов. В названном минском 2001 года Соглашении сказано, что стороны будут стремиться к гармонизации национального законодательства в области борьбы с преступлениями в сфере компьютерной информации. В Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации (Будапешт, 2001 г.) государства — члены Совета Европы и другие признали необходимость проведения в приоритетном порядке общей политики в сфере уголовного права, нацеленной на защиту общества от преступности в сфере компьютерной информации [5].

К сожалению, имеющиеся исследования показывают, что нормы гл. 28 УК РФ далеко не совершенны. Вместе с тем и уголовно-правовая наука не в полной мере изучила проблемы в этой части.

Значимым является прежде всего определение объекта компьютерных преступлений. Правильное определение объекта имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Важно определить, что подлежит уголовно-правовой защите, а законодательное развитие этого вопроса должно стремиться к устранению препятствий в борьбе с такими преступлениями как глобальным явлением.

Российский уголовный закон в настоящее время признает преступными действия хакеров только тогда, когда они сидят за компьютером и причиняют ущерб на территории России, а выходы с преступными намерениями по компьютерным сетям за пределы родной территории остаются ненаказуемыми. Так, известно рассматривавшееся в Лондонском суде Bow Street дело россиянина Владимира Левина, который, находясь в маленьком офисе АОЗТ «Сатурн» в Петербурге, проник в компьютерный центр Citibank и похитил 2,8 миллиона долларов [6]. При совершении своих действий на территории России Левин мог быть судим только в другой стране, где наступили вредные последствия его преступной деятельности.

Ситуация порождена особенностями определения в УК РФ объекта преступлений в сфере компьютерной информации.

Рубрикация Особенной части УК РФ по разделам дает представление о едином родовом объекте преступлений, включаемых в каждый раздел, поскольку именно объект преступления положен в основу группирования норм Особенной части. Деление разделов Особенной части УК РФ на главы основано на общности признаков, определяющих видовой объект преступлений, а каждый состав конкретного преступления имеет свой непосредственный объект. Видовой объект должен относиться к родовому объекту, а непосредственный — к видовому и родовому объектам как частное к общему. Такое деление объектов преступления образно называют делением «по вертикали» — от общего через частное к отдельному либо наоборот [7].

Преступления в сфере компьютерной информации относятся к группе преступлений, родовым объектом которых являются отношения, обеспечивающие общественную безопасность и общественный порядок, поскольку гл. 28 находится в разделе IX Уголовного кодекса РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка».

Большинство авторов, рассматривающих объекты этой группы преступлений, понятие общественной безопасности связывают с определением безопасности, закрепленным в ст. 1 Закона РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 «О безопасности», как состояния защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз [8].

Дуюнов В. К., признавая общественную безопасность наиболее существенным элементом объекта преступлений раздела IX УК, отмечает, что понятие безопасности впервые раскрыто в Законе РФ от 5 марта 1992 г. «О безопасности», и, исходя из этого, определяет общественную безопасность в качестве объекта уголовно-правовой охраны как совокупность общественных отношений, регулирующих безопасные условия жизни личности, общества и государства [9].

Термин «безопасность» достаточно давно утвердился в учебной литературе и доктрине уголовного права (государственная безопасность, общественная безопасность, безопасность личности, экологическая безопасность, безопасность движения и т. д.). При этом отмечается, что в законодательстве закреплен и термин «национальная безопасность». Согласно Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной Указом Президента РФ от 17 декабря 1997 г. N 1300 (в редакции от 10 января 2000 г. N 24), она представляет собой систему взглядов на обеспечение в Российской Федерации безопасности личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз во всех сферах жизнедеятельности. Таким образом, безопасность личности, общественная безопасность и государственная безопасность являются видовыми составляющими национальной безопасности.

В качестве единого видового объекта преступлений в сфере компьютерной информации, закрепленных в гл. 28 УК РФ, называют «безопасность информации и систем обработки информации с использованием ЭВМ».

Совершенно очевидно, что видовой объект преступлений, включенных в гл. 28 УК РФ, нельзя наполнять содержанием в отрыве от понятия родового объекта преступлений всего раздела IX УК РФ. В соответствии с этим информационная безопасность должна очерчиваться кругом отношений, обеспечивающих безопасность личности, общества и государства внутри России от внешних и внутренних угроз.

Таким образом, защищаемый объект исследуемых преступлений — это общественные отношения, обеспечивающие информационную безопасность внутри государства и самого государства Российского. В силу этого посягательства, совершаемые с территории России с помощью компьютерных технологий через международные компьютерные связи (сети) на защищаемую информацию в других странах, с точки зрения действующего уголовного законодательства России не могут признаваться преступными. Такое состояние уголовного закона создает условия для безнаказанности хакеров, затрудняет и международную интеграцию правоохранительных органов России в защите компьютерной информации, поскольку в определенных случаях исключает возможность для осуществления такой работы на законных основаниях.

Выход из этого положения нам видится прежде всего в изменении подхода к определению объекта преступлений в сфере компьютерной информации. В первую очередь необходимо внести изменения в УК РФ и данную группу преступлений выделить из раздела IX УК РФ «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка» в самостоятельный раздел, обозначив вненациональные особенности их родового объекта. Это позволит расширить круг правоохраняемых общественных отношений за пределы рамок национальной безопасности, даст возможность российским правоохранительным органам во взаимодействии с коллегами в других странах полномасштабно вести борьбу с киберпреступностью как явлением наднациональным.

Литература

1. Соглашение о сотрудничестве государств — участников Содружества Независимых Государств в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации. Минск, 1 июня 2001 г. [Интернет-сайт Исполнительного комитета СНГ]. URL: cis. minsk. by.

2. Уголовный кодекс РФ 1996 г. [Система «Гарант»]. Платформа F1 Эксперт.

3. О безопасности: Закон РФ N 2446-1 от 5 марта 1992 г. // ВВС РФ. 1992. N 15 [Система ГАРАНТ]. Платформа F1 Эксперт.

4. Борзенков Г. Н., Комиссаров В. С. Курс уголовного права. Том 4. Особенная часть [Интернет-сайт «Правотека. ру»]. 2010 г.

5. Дуюнов В. К. и др. Комментарий к Уголовному кодексу РФ [Интернет-сайт «Правотека. ру»]. 2010 г.

6. Постатейный комментарий к Уголовному кодексу РФ / Под ред. проф. А. И. Чучаева. М.: Инфра, 2009.

7. Тропина Т. Л. Киберпреступность: понятие, виды, состояние [Интернет-сайт CRIME. VL. RU].

8. Уголовное право России. Часть общая: Учебник для вузов / Под ред. проф. Л. Л. Кругликова. М.: БЕК, 1999.

9. [Центр новостей ООН]. URL: www. un. org/russian/news.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *