Семейное право на рубеже XX — XXI веков: обзор выступлений на Международной научно-практической конференции

(Низамиева О. Н.) («Семейное и жилищное право», 2011, N 4) Текст документа

СЕМЕЙНОЕ ПРАВО НА РУБЕЖЕ XX — XXI ВЕКОВ: ОБЗОР ВЫСТУПЛЕНИЙ НА МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКОЙ КОНФЕРЕНЦИИ <*>

О. Н. НИЗАМИЕВА

——————————— <*> Nizamieva O. N. Family law at the turn of the XX — XXI centuries: the survey of the materials of the International theoretical and practical conference.

Низамиева Ольга Николаевна, доцент кафедры гражданского и предпринимательского права Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат юридических наук.

В статье дается обзор выступлений на Международной научно-практической конференции, состоявшейся в декабре 2010 г. в Казанском (Приволжском) федеральном университете. В обзоре представлены мнения ученых о современном состоянии и перспективах развития российского семейного права.

Ключевые слова: дети, семья, семейное право, Конвенция о правах ребенка.

In the article the survey of the materials of the International theoretical and practical conference, which was held in the Kazan (Volga region) Federal University in December 2010, is given. In the survey the opinions of the scientists about the current status and the future prospects of the Russian Family law are offered.

Key words: children, family, family law, The Convention on the rights of the child.

18 декабря в Казанском (Приволжском) федеральном университете состоялась Международная научно-практическая конференция «Семейное право на рубеже XX — XXI веков: к 20-летию Конвенции ООН о правах ребенка», организованная кафедрой гражданского и предпринимательского права юридического факультета Казанского университета и Исследовательским центром частного права при Президенте РФ. С приветствием к участникам конференции обратились: проректор по образовательной деятельности Казанского федерального университета Р. Г. Минзарипов, декан юридического факультета КФУ И. А. Тарханов, заведующий кафедрой экологического, трудового права и гражданского процесса КФУ З. Ф. Сафин, заместитель председателя Верховного Суда Республики Татарстан М. М. Хайруллин, заместитель председателя Федерального арбитражного суда Поволжского округа Г. А. Кормаков, советник Президента Федеральной нотариальной палаты Российской Федерации Т. В. Большакова и руководитель Управления ЗАГС Кабинета министров Республики Татарстан Э. А. Зарипова. Пленарное заседание открыла профессор Российского государственного социального университета, д. ю.н. А. М. Рабец докладом «Право ребенка на выживание и здоровое развитие и его реализация в законодательстве Российской Федерации». Докладчик отметила: «В связи с тем что выживание и здоровое развитие ребенка могут и должны обеспечиваться уже во внутриутробный период, в международном праве остро встал вопрос о понятии «ребенок» в смысле временного периода, с которого человеческое существо должно называться ребенком и с которого он приобретает указанные выше права. Существующие между государствами различия в сферах культуры, в вопросах религии, в политических, правовых системах (в частности, различное законодательство в отношении абортов) делают невозможным дать точное определение понятия «ребенок», которое могло бы удовлетворить все заинтересованные стороны». Характеризуя российское законодательство, А. М. Рабец выразила убежденность в том, что, устанавливая особые меры по охране жизни и здоровья будущих матерей, законодатель косвенно обеспечивает также право ребенка на выживание и здоровое развитие не только с момента его рождения, но и до рождения. В то же время, по мнению профессора, вряд ли способствует усилению правовой охраны детства введение в Уголовный кодекс РФ в качестве привилегированного состава преступления убийства матерью своего новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). Общее основание считать данное деяние менее опасным (привилегированным) видом убийства состоит в том, что беременность (особенно нежелательная) оказывает весьма неблагоприятное воздействие на психику женщины. Между тем подобное основание представляется весьма шатким, но тем не менее узаконенным оправданием жестокого отношения к самым слабым и незащищенным лицам, наделенным правовым статусом несовершеннолетних. Раскрывая право ребенка на охрану здоровья, А. М. Рабец обратила внимание на то, что в законодательстве РФ имеется не так уж мало норм, направленных на обеспечение права несовершеннолетнего на здоровое развитие. Другое дело, что многое зависит от эффективности экономических и организационных мер, направленных на борьбу за здоровье каждого ребенка. Так, Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» <1> устанавливает запрет на участие в проведении клинических исследований лекарственных препаратов для медицинского применения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Однако, по мнению А. М. Рабец, вряд ли такое решение всегда отвечает интересам несовершеннолетних подопечных. Она полагает, что им следует предоставить возможность давать согласие на проведение таких исследований в интересах детей с согласия органа опеки и попечительства. Иначе получается, что дети, живущие в родной семье или в семье усыновителя, имеют больше шансов на спасение жизни и здоровья (хотя, возможно, и больше риска от непредвиденного эффекта лекарственного препарата), чем дети, находящиеся под опекой (попечительством). ——————————— <1> Федеральный закон от 12 апреля 2010 г. N 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» // СЗ РФ. 2010. N 16. Ст. 1815.

Д. ю.н., доцент О. Ю. Косова, представляющая Иркутский юридический институт Академии Генеральной прокуратуры РФ, выступила с докладом «Конвенция о правах ребенка и право детей на семейное воспитание». О. Ю. Косова считает, что благополучие ребенка неразрывно связано с благополучием семьи и им определяется. Поэтому, занимаясь охраной детства, нельзя концентрироваться исключительно на личности детей и забывать о семье в целом, ибо сохранение нормальных, благоприятных для формирования личности детей семейных отношений в конечном счете всегда в их интересах. В интересах российских детей — осуществление на общегосударственном уровне эффективных комплексных мер по поддержке семейной организации жизни, а не ее разрушение. «При охране детства государству необходимо обеспечить семье экономические, культурно-информационные и другие необходимые социальные условия для полноценного выполнения социальных функций, прежде всего в части попечения о детях; пресечь процессы наркотизации, алкоголизации, обнищания, преступности и детей, и их родителей. В случае, когда семья социально неблагополучна, а реальные меры поддержки безрезультатны, использовать заложенные в Семейном кодексе РФ санкции в виде лишения родительских прав действительно как исключение, а не как безальтернативное правило», — подчеркнула О. Ю. Косова. Представитель Института государства и права РАН к. ю.н., доцент О. А. Хазова заострила внимание на проблеме реализации права ребенка на общение с родителями. Последние несколько лет свидетельствуют о том, что острота этой проблемы только нарастает, что подтверждается многочисленными случаями похищения родителями друг у друга детей и громкими судебными процессами. Многие из таких ситуаций не имеют правового решения. К сожалению, больше всего в таких ситуациях страдают дети, которые лишены возможности поддерживать контакт с отдельно проживающим родителем. «Россия, — отметила О. А. Хазова, — не является участницей ни одного из международных документов, направленных на предупреждение похищений и разрешение возникающих проблем, если такое похищение все-таки имело место. Далеко не всегда оказываются эффективными в этом отношении и двусторонние договоры (соглашения) о правовой помощи. Поэтому говорить о существовании какого бы то ни было эффективного механизма, позволяющего решать так называемые трансграничные споры родителей о детях и возвращать детей, незаконно перевезенных в другую страну, применительно к России не приходится». Роли договорного регулирования в обеспечении прав и интересов детей, его современному состоянию и перспективам развития был посвящен доклад к. ю.н., доцента Казанского федерального университета О. Н. Низамиевой. Современное семейное законодательство предоставляет возможность членам семьи заключать различные договоры и соглашения. Большинство из них, так или иначе, затрагивает интересы детей. Однако, несмотря на несомненные преимущества, договорный способ регулирования семейных отношений не имеет должного распространения. Механизм практического действия норм о семейных договорах оказался недостаточно продуманным. По мнению О. Н. Низамиевой, развитие теории семейно-правового договора, совершенствование законодательства и правоприменительной практики предполагают: разработку понятийного аппарата и общих положений о договоре в семейном праве; расширение сферы применения семейно-правового договора; унификацию правового регулирования однотипных по своей природе договорных отношений, выработку положений о договорной ответственности и обеспечении исполнения договорных обязательств, совершенствование отдельных договорных институтов. Механизм охраны имущественных прав детей — тема доклада к. ю.н., доцента Л. Б. Максимович (Институт государства и права РАН). В выступлении было отмечено, что меры по улучшению охраны имущественных прав несовершеннолетних детей, предпринятые в России за последние 20 лет, безусловно, направлены на выполнение требований Конвенции об обеспечении ребенку необходимого уровня жизни. Это и меры, связанные с восстановлением прав несовершеннолетних на участие в приватизации жилья, и нормы, имеющие целью обеспечение получения детьми содержания, и правила, создающие механизм охраны законных интересов наследственных прав неродившихся наследников, и др. В то же время между рассредоточенными по разным отраслям законодательства правовыми нормами, применяемыми для регулирования имущественных прав детей, зачастую имеются противоречия, что не способствует формированию единообразной правоприменительной практики и в конечном счете подрывает охрану имущественных прав детей. Примером такой нестыковки является индексация алиментов, выплачиваемых в твердой денежной сумме. Норма Семейного кодекса РФ, устанавливающая механизм индексации, никак не согласуется с Законом о минимальном размере оплаты труда <2>. Л. Б. Максимович полагает, что используемые законодателем критерии индексации должны быть разумными, соразмерными и адекватными целям, ради которых они устанавливаются. И для целей исчисления и индексации алиментных платежей, назначенных в твердой денежной сумме, необходимо избрать другой индекс, например прожиточный минимум. ——————————— <2> Федеральный закон от 19 июня 2000 г. N 82-ФЗ «О минимальном размере оплаты труда» // СЗ РФ. 2000. N 26. Ст. 2729.

Пленарное заседание завершилось сообщением О. А. Дюжевой (Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова) о международном обществе семейного права. Работа научного форума продолжилась в рамках четырех секций: «Социально-правовые проблемы охраны семьи, материнства, отцовства и детства», «Международно-правовые предпосылки охраны прав ребенка и их реализация в национальном праве», «Правовые механизмы защиты прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей» и «Проблемы правового регулирования отношений между супругами». Заседание секции «Социально-правовые проблемы охраны семьи, материнства, отцовства и детства» было открыто обзором наиболее актуальных проблем государственной социальной и правовой поддержки семей с детьми, сделанным к. ю.н., доцентом С. И. Смирновской (Оренбургский государственный аграрный университет). Она отметила, что, во-первых, существующие меры государственной поддержки низкоэффективные, не позволяют в полной мере защитить интересы детей. Во-вторых, в настоящее время в России отсутствует четкая, хорошо продуманная система мер поддержки семьи, материнства, отцовства и детства. В-третьих, прежний опыт социально-правовой поддержки семей с детьми в СССР и ныне действующая практика в зарубежных странах свидетельствуют о том, что меры поддержки семей с детьми влияют на рождаемость, на демографическую ситуацию в целом и на качество жизни семей с детьми. В выступлении д. с.н Ф. А. Ильдархановой и к. с.н. А. Н. Нурутдиновой (Научно-исследовательский центр семьи и демографии г. Казань) озвучены результаты социологического исследования «Развод: крушение семьи или исцеление». По мнению выступавших, рост числа разводов свидетельствует о кризисе российского института семьи. Среди причин разводов на первом месте стоит непонимание между супругами, отсутствие общих интересов, на втором месте — материальные сложности, стесненные жилищные условия. В свою очередь, распад семьи — это ключевая проблема социализации детей, психологической травмы. Только полноценная семья, в которой оба супруга уважают друг друга и участвуют в воспитании детей, может быть определяющим ресурсом решения проблемы детства, социализации подрастающего поколения. Вопросы медиации как нового способа урегулирования семейных споров вынесены на обсуждение к. ю.н., доцентом А. А. Елисеевой (Международный юридический институт г. Москва) и к. ю.н., доцентом О. Ю. Ситковой (Саратовская государственная академия права). В современных условиях динамичного развития гражданского общества юрисдикционные формы разрешения семейных споров зачастую оказываются недостаточно эффективными. С 1 января 2011 г. вступает в силу Закон «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» <3>. По мнению выступавших, медиация в России имеет хорошие перспективы эффективного развития. Использование медиации особенно важно в конфликтах, касающихся ребенка, так как нередки случаи, когда дети в семейном споре вместо помощи и поддержки со стороны родителей в стрессовых для них условиях вовлекаются в развивающийся конфликт. Именно в таких ситуациях, подчеркнула А. А. Елисеева, наиболее адекватным способом урегулирования спора может служить процедура медиации, в ходе которой при помощи беспристрастной третьей стороны (медиатора) родители смогут реально оценить положение, потребности и чувства ребенка при принятии решений о его дальнейшей судьбе, учитывая интересы всех заинтересованных лиц. ——————————— <3> Федеральный закон от 27 июля 2010 г. N 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» // СЗ РФ. 2010. N 31. Ст. 4162.

К. ю.н. Е. Д. Гаврилюк (Кировский филиал Академии ФСИН России) подняла вопрос о целесообразности принудительного установления отцовства. «Если мужчина не желает быть отцом ребенка добровольно, — отметила Е. Д. Гаврилюк, — то трудно представить, что он будет осуществлять обязанности родителя принудительно». Зачастую мать, настаивая на установлении отцовства в судебном порядке, преследует одну-единственную цель — взыскание алиментов. Но родительские обязанности, как известно, не исчерпываются только необходимостью содержать детей материально. К тому же взыскиваемые суммы могут быть ничтожно малы либо вообще отсутствовать, поскольку взыскание невозможно в силу отсутствия заработка и т. д. Практике известны случаи, когда мужчина, не желая становиться отцом ребенка, но вынужденный им быть по решению суда, начинает мстить женщине и ребенку, делает их жизнь невозможной, всячески демонстрируя свои «отцовские права». В связи с вышеозначенным Е. Д. Гаврилюк считает необходимым закрепить в семейном законодательстве норму, согласно которой достаточным юридическим основанием для взыскания алиментов будет являться факт биологического происхождения ребенка от определенного лица. А правовым последствием такого юридического факта целесообразно считать наступление не родительских прав, а только обязанности по содержанию несовершеннолетнего ребенка. Магистр частного права Д. С. Борминская (Исследовательский центр частного права при Президенте РФ), рассуждая о правах ребенка в контексте суррогатного материнства на примере Франции и Англии, отмечая пробелы российского законодательства, предложила: 1) относить договоры о суррогатном материнстве к разряду натуральных обязательств; 2) придать соглашениям о суррогатном материнстве исключительно некоммерческий характер; 3) предусмотреть судебное разрешение на запись супругов-заказчиков в качестве родителей ребенка. Если такое разрешение будет выдано еще до рождения ребенка, заказчики будут записаны в качестве его родителей даже в случае рождения ребенка, страдающего заболеванием. Если судебное решение будет принято после рождения ребенка, это дает возможность суррогатной матери оставить ребенка себе. Тем самым сводится к минимуму риск ее эксплуатации. Также была отмечена необходимость активного участия медицинского сообщества России, разработки и соблюдения им деонтологических правил. Заседание секции «Международно-правовые предпосылки охраны прав ребенка и их реализация в национальном праве» было открыто выступлением к. ю.н., доцента О. И. Величковой (Воронежский государственный университет). Она обратила внимание на различия в определениях понятия «ребенок», содержащихся в Конвенции о правах ребенка и Семейном кодексе РФ. Однако, по мнению О. И. Величковой, и международная, и российская дефиниции имеют существенные недостатки. В связи с этим предложена новая редакция п. 1 ст. 54 СК РФ: «Ребенком признается лицо (каждое человеческое существо) до достижения возраста восемнадцати лет либо до вступления в брак или до приобретения полной дееспособности по другим основаниям». Раскрывая судебно-медицинские аспекты насилия в отношении детей, представители Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы Министерства здравоохранения Республики Татарстан д. м.н., доцент В. А. Спиридонов и врач судебно-медицинский эксперт Е. В. Иогансон отметили, что работники здравоохранения должны играть ключевую роль в определении случаев жестокого обращения с детьми. Раннее выявление фактов насилия дает возможность уменьшить степень его последствий для ребенка. Требуется наладить текущий мониторинг подобных случаев на региональном и федеральном уровнях. К. ю.н., доцент В. Д. Рузанова (Самарский государственный университет) расставила акценты на проблеме межотраслевой гармонизации правового закрепления прав ребенка, согласованности в регулировании имущественных прав ребенка такими отраслями права, как гражданское и семейное. Решение проблемы видится В. Д. Рузановой в совершенствовании гражданского законодательства в направлении учета особенностей семейных связей родителей и детей. Право ребенка на имя — тема доклада к. ю.н., доцента Т. Н. Сафроновой (Воронежский государственный университет). Докладчик подчеркнула, что реализация положений Конвенции о праве ребенка на имя наталкивается на определенные трудности, обусловленные неполнотой и противоречивостью норм отечественного законодательства о присвоении и перемене имени ребенка. В частности, было констатировано наличие коллизий между положениями СК РФ и Закона об актах гражданского состояния <4> по вопросам внесения записи об отце ребенка, рожденного женщиной, не состоящей в браке, а также по вопросам перемены имени несовершеннолетними лицами. ——————————— <4> Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ «Об актах гражданского состояния» // СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340.

Проблемы реализации прав несовершеннолетних прозвучали в выступлении к. ю.н., доцента Е. В. Князевой (Университет Российской академии образования, г. Москва). С целью совершенствования защиты прав и интересов ребенка был сделан ряд предложений по изменению действующего законодательства: установить срок исковой давности по требованиям об оспаривании отцовства в три года; наделить правом предъявления иска о лишении родительских прав фактических воспитателей и самого несовершеннолетнего по достижении им возраста четырнадцати лет; расширить круг оснований лишения родительских прав, в том числе и в случае совершения родителем умышленного преступления против жизни и здоровья других близких родственников ребенка (братьев, сестер, бабушек и дедушек), и др. Учитывая существующие в России негативные тенденции уклонения родителей от уплаты алиментов несовершеннолетним детям, к. ю.н., доцент Т. В. Шершень (Пермский государственный университет) сделала вывод о необходимости установления в законе минимального размера алиментов, присуждаемых на несовершеннолетних детей, и формирования специального алиментарного фонда для выплаты алиментов несовершеннолетним детям как дополнительных гарантий обеспечения ребенку уровня жизни, необходимого для его умственного, физического, духовного, нравственного и социального развития. Продолжая тему алиментных обязательств, к. ю.н., доцент Н. А. Темникова (Омский государственный университет) настаивала на необходимости дополнения ст. 120 СК РФ пунктом о возможности в исключительных случаях вынесения решения суда о выплате алиментов и по достижении ребенком совершеннолетия или в случае приобретения несовершеннолетними детьми полной дееспособности до достижения ими совершеннолетия. К таким случаям, в частности, Н. А. Темникова отнесла: обучение по очной форме в учебном заведении высшего и среднего профессионального образования, утрату трудоспособности эмансипированным несовершеннолетним и беременность несовершеннолетней дочери. В сообщении к. ю.н., доцента Е. Ю. Ковальковой (Казанский филиал Российской академии правосудия) освещены вопросы правового регулирования взыскания алиментов в РФ. При рассмотрении особенностей правового регулирования взыскания алиментов основное внимание уделено тем приемам и средствам правового воздействия, которые являются наиболее важными в достижении цели предоставления содержания несовершеннолетним и обеспечения нуждающихся и нетрудоспособных членов семьи. Наследственные права несовершеннолетних стали темой докладов д. ю.н., профессора О. Е. Блинкова (Академия права и управления Министерства юстиции РФ) и к. ю.н., доцента А. А. Новикова (Санкт-Петербургский государственный университет). В докладах были поставлены вопросы о защите прав и интересов несовершеннолетнего гражданина в случаях, если его законные представители не приняли наследство или не дали согласие ребенку на принятие наследства, о возможности назначения опекуна ребенку в завещании и др. Выступления к. ю.н., доцента З. А. Ахметьяновой (Казанский федеральный университет) и И. В. Карпуниной (Институт экономики, управления и права, г. Казань) были направлены на раскрытие вопросов реализации и защиты вещных прав несовершеннолетних. В докладе о семейно-правовых предпосылках гражданско-процессуального статуса ребенка декан Ярославского государственного университета Н. Н. Тарусина сделала вывод о том, что классические конструкции искового производства при рассмотрении семейных дел с участием ребенка, в том числе формальное «навязывание» ему статуса процессуальной фигуры истца (ответчика) по делу, являются сугубо искусственными и неприемлемыми. К. ю.н, доцент С. Б. Селецкая (Казанский федеральный университет) уделила внимание специфике правового статуса несовершеннолетнего родителя. Было обосновано предложение об обязании органов загса в случае обращения несовершеннолетних родителей с заявлением о регистрации рождения ребенка несовершеннолетними родителями сообщать органам опеки и попечительства по месту жительства данных родителей сведения о рождении у них ребенка. На секции «Правовые механизмы защиты прав и интересов детей, оставшихся без попечения родителей» в докладе к. ю.н., доцента И. Ф. Александрова (Самарский государственный экономический университет) были подняты проблемы правового регулирования опеки и попечительства над несовершеннолетними детьми. И. Ф. Александров видит целесообразным создание государственной системы органов опеки и попечительства, включающей все уровни власти: федеральную, региональную (субъекты РФ), местное самоуправление. Каждый уровень власти, по мнению выступавшего, должен иметь свои задачи, перечень участников с конкретной ответственностью, статьи финансирования деятельности по опеке и попечительству. Доклад к. ю.н., доцента А. Н. Левушкина (Ульяновский государственный университет) был посвящен проблемам и перспективам применения института усыновления. Докладчиком было предложено дополнить ст. 129 СК РФ в части установления месячного срока, в течение которого родители могут отозвать свое согласие на усыновление ребенка. Говоря о совершенствовании правовой конструкции устройства детей, оставшихся без попечения родителей, в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, д. ю.н., профессор А. В. Барков (Московская академия экономики и права) высказал идею о целесообразности построения таких отношений на договорной основе. По его мнению, эти отношения ничем не отличаются от отношений по оказанию социальных услуг опекунами (попечителями) или приемными родителями и также требуют договорного правового режима. Наиболее оптимальной А. В. Баркову представляется конструкция двухстороннего соглашения между органом опеки (попечительства) и организацией, оказывающей социальные услуги, в пользу подопечного ребенка, нуждающегося в социальном содействии по преодолению трудной жизненной ситуации. Затрагивая проблемы защиты жилищных прав приемных детей, к. ю.н., доцент Н. Ф. Звенигородская (Крестьянский государственный университет им. Кирилла и Мефодия, г. Санкт-Петербург) поставила вопрос: следует ли считать приемного ребенка членом семьи собственника (нанимателя) жилого помещения? Она полагает, что в случае предоставления жилого помещения приемной семье вопрос должен решаться однозначно и только в пользу приемного ребенка, так как приемные родители получают жилое помещение в качестве льготы, установленной законодательством для приемных семей. Поэтому справедливым будет признать за приемным ребенком равное с другими членами семьи право на предоставленное жилое помещение. В случае же вселения приемного ребенка в жилое помещение, принадлежащее приемным родителям на праве собственности или по договору социального найма, признать членом семьи приемного ребенка весьма проблематично. Он не может быть отнесен ни к другим родственникам, ни к нетрудоспособным иждивенцам, так как на содержание приемных детей приемным родителям по договору о приемной семье органом опеки и попечительства предоставляются денежные средства. К. ю.н., доцент Е. П. Присяжнюк (Нижегородский государственный университет) обратила внимание на проблему истребования предварительного разрешения органов опеки и попечительства при нотариальном удостоверении доверенностей от имени несовершеннолетних граждан и применении положений ст. 21 Закона об опеке и попечительстве <5>. По мнению Е. П. Присяжнюк, сфера, в которой не требуется предварительное разрешение на удостоверение доверенности органами опеки, ограничена личными неимущественными интересами несовершеннолетнего гражданина. При удостоверении доверенностей, носящих имущественный характер, предварительное разрешение органов опеки и попечительства необходимо. ——————————— <5> Федеральный закон от 24 апреля 2008 г. N 48-ФЗ «Об опеке и попечительстве» // СЗ РФ. 2008. N 17. Ст. 1755.

Вопросы о доверительном управлении имуществом детей, оставшихся без попечения родителей, были затронуты в выступлении к. ю.н., доцента П. З. Иванишина (Казанский федеральный университет), который сделал вывод о необходимости утверждения на уровне Правительства Российской Федерации типового договора доверительного управления имуществом несовершеннолетнего. В рамках заседания секции «Проблемы правового регулирования отношений между супругами» были обсуждены проблемы распространения многоженства в России и реакции общества на данное явление (Р. Р. Сулейманов — представитель Центра евразийских и международных исследований Казанского федерального университета), а также супружеской правосубъектности в исламском праве (Г. Х. Гараева — преподаватель Татарского государственного гуманитарно-педагогического университета). К. ю.н., доцент Т. А. Ермолаева (Саратовская государственная академия права) сосредоточила внимание на коллизионных вопросах расторжения брака. Развод, полагает Т. А. Ермолаева, представляет собой такой правовой институт, который служит источником, пожалуй, наиболее многочисленных случаев резкого расхождения по своему содержанию законов различных стран. Особенно сложные проблемы возникают в тех случаях, когда муж и жена имеют различное гражданство, причем отечественный закон одного из супругов не допускает развода. Законодательство некоторых стран специально обговаривает возникновение данной коллизии. В российском семейном законодательстве подобная норма отсутствует, и поэтому на практике возникают различного рода проблемы. Для преодоления указанной коллизии, считает Т. А. Ермолаева, необходимо дополнить п. 1 ст. 160 СК РФ следующей формулировкой: «В случаях, когда закон общего гражданства одного супруга либо обоих супругов запрещает расторжение брака, применяется российское право, если один из супругов имеет российское гражданство либо супруги-иностранцы постоянно проживают на территории Российской Федерации». Проблемы соотношения брачного договора и Закона о государственной регистрации прав на недвижимое имущество <6> затронуты в сообщении к. ю.н., доцента О. А. Федоровой (Санкт-Петербургский государственный университет). ——————————— <6> Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // СЗ РФ. 1997. N 30. 3594.

Развитие судебной практики и проблемы доказывания по делам о разделе общего имущества супругов освещены в выступлениях к. ю.н, доцента Ф. И. Хамидуллиной (Казанский федеральный университет) и к. ю.н., доцента А. А. Серебряковой (Ульяновский государственный университет). При подведении итогов заседаний секций и конференции в целом был отмечен ее высокий научно-практический уровень и широкое представительство многими регионами России, а также ближнего зарубежья. Сборник статей по итогам конференции выйдет весной 2011 г.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *