Проблемы правового регулирования добровольного прекращения права собственности

(Коновалов А. И.) («Юрист», 2013, N 23) Текст документа

ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ДОБРОВОЛЬНОГО ПРЕКРАЩЕНИЯ ПРАВА СОБСТВЕННОСТИ

А. И. КОНОВАЛОВ

Коновалов Александр Иванович, заведующий кафедрой гражданского права Северо-Кавказского филиала ФБГОУ ВПО «Российская академия правосудия», кандидат юридических наук, доцент.

В статье исследуется комплекс оснований добровольного прекращения права собственности. Выделены проблемы правового регулирования «отказа от права собственности», правового режима имущества, переданного в ходе исполнения обязательства отчуждения, определения момента перехода права собственности на имущество, вносимое в качестве вклада в уставный капитал.

Ключевые слова: прекращение права собственности, диспозитивное определение момента перехода права собственности, бездействие собственника, отказ от права собственности, момент перехода права собственности, объективные причины прекращения права собственности, безвозвратность отказа от права собственности.

Problems of legal regulation of voluntary termination of the property right A. I. Konovalov

Konovalov Aleksandr Ivanovich, candidate of juridical sciences, assistant professor, North-Caucasian Branch of the Federal Budgetary State Educational Institution of Higher Professional Education «Russian Academy of Sciences», head of the Chair of Civil Law.

This article looks at the reason of voluntary termination of the property right. Emphasized the problems of legal regulation «renouncing the right of ownership», the legal regime of the property transferred in the course of performance of the obligation of alienation, definition of the moment of transfer of ownership of the property contributed to the Charter capital.

Key words: termination of property rights, enabling the determination of the moment of transfer of ownership, inactivity of the proprietor, waiver of the ownership right, the moment of transfer of ownership, objective reasons for termination of ownership rights, irrevocable waiver of the right property.

Прекращение права собственности происходит лишь в случаях, прямо предусмотренных законом. Прежде всего, это случаи прекращения данного права по воле собственника. Такие случаи охватывают две группы ситуаций: отчуждение собственником своего имущества другим лицам и добровольный отказ собственника от своего права. В первой ситуации речь идет о различных сделках по отчуждению своего имущества, совершаемых его собственником (купля-продажа во всех ее разновидностях, мена, дарение, аренда с выкупом, рента с ее разновидностями и т. д.). Порядок прекращения права собственности отчуждателя (и возникновения права собственности у приобретателя) регулируется главным образом нормами о сделках и договорах. Проблемой в данном случае является нормативно-правовое регулирование процедуры перехода права собственности: момент перехода, условия, объем переходящего субъективного права. По общему правилу право собственности на приобретаемый товар переходит от продавца к покупателю одновременно с передачей товара (п. 1 ст. 223 ГК РФ). Причем в п. 1 ст. 224 ГК РФ определено, что передачей признается вручение вещи приобретателю, а равно сдача перевозчику для отправки приобретателю или сдача в организацию связи для пересылки приобретателю вещи, отчужденной без обязательства доставки. К передаче вещи приравнивается передача коносамента или иного товарораспорядительного документа на нее. Вместе с тем в силу диспозитивности гражданского права стороны в обязательствах отчуждения имущества вправе предусмотреть иной порядок перехода к приобретателю права собственности. Например, право собственности и риск утраты (повреждения) товара могут сохраняться за продавцом после передачи товара покупателю, например, до оплаты последним всей стоимости товара. Так, в договоре поставки стороны могут установить как общее правило о переходе права собственности на товары от поставщика к покупателю, так и особый порядок перехода, например, после отгрузки со склада поставщика, после получения товара от перевозчика. Статья 491 ГК РФ позволяет предусмотреть в договоре купли-продажи переход права собственности после оплаты его покупателем. Не исключается также переход к покупателю права собственности на товар в момент подписания договора. При этом судебная практика признает, что доказательством передачи товара является товарная или товарно-транспортная накладная с подписью уполномоченного лица и печатью (штампом) покупателя <1>. ——————————— <1> Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 01.03.2010 N А43-7588/2009, от 02.12.2009 N А38-2219/2009, от 16.10.2009 N А43-4178/2009, Дальневосточного округа от 19.04.2010 N Ф03-2220/2010, Западно-Сибирского округа от 15.06.2010 N А45-16238/2009, Московского округа от 12.04.2010 N КА-А40/3243-10, от 08.10.2009 N КГ-А40/10050-09, Поволжского округа от 12.05.2010 N А55-9079/2009 и др. // СПС «КонсультантПлюс».

В случаях, когда отчуждение имущества подлежит государственной регистрации, право собственности у приобретателя возникает с момента такой регистрации, если иное не установлено законом. Вместе с тем не всякая регистрация имущества является правопорождающим актом, точнее сказать правоустанавливающим, после проведения которого можно полагать, что у лица возникло право собственности на имущество. Дело в том, что в некоторых случаях выполняется государственная регистрация имущества, осуществляемая в административных либо финансовых целях, так называемая учетная регистрация имущества. При рассмотрении дела ФАС СЗО справедливо отметила: «…ответчик ошибочно полагает, что моментом передачи автомобиля покупателю является регистрация автомобиля в органах Государственной инспекции безопасности дорожного движения. Подобная регистрация носит административный характер и никак не влияет на момент возникновения права собственности у покупателя. Суды первой и апелляционной инстанций правильно указали на то, что нормы административного права о регистрации транспортных средств в органах Государственной инспекции безопасности дорожного движения не регулируют отношения, связанные с возникновением и прекращением права собственности на транспортные средства» <2>. ——————————— <2> Постановление от 06.09.2010 по делу N А21-11334/2009.

Остается за рамками ГК РФ регулирование такой формы отчуждения имущества, как внесение пая, доли в уставный (складочный) капитал юридического лица. Здесь оно, конечно, не может применяться по аналогии с п. 1 ст. 223 ГК РФ, однако никакого конкретного регулирования отношений по передаче имущества в формируемый капитал нет ни в ГК, ни в законах о формах юридических лиц. Так, глава III ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» <3> говорит о том, что «оплата долей в уставном капитале общества может осуществляться деньгами, ценными бумагами, другими вещами или имущественными правами либо иными имеющими денежную оценку правами» (ст. 15). То же самое и в ст. 90, 99 ГК РФ, а также в ст. 34 ФЗ «Об акционерных обществах» <4>. Представляется очевидным, что в момент регистрации юридическое лицо обретает право собственности на имущество, собранное с учредителей в качестве уставного капитала. В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» <5> отмечается, что имущество в натуре, внесенное учредителем (участником) в качестве вклада в уставный (складочный) капитал, становится собственностью общества, товарищества. А вот на вопрос о том, каков же правовой режим уставного капитала с момента внесения (оплаты) долей до регистрации общества, законодательство ответа не содержит. ——————————— <3> Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785. <4> Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. <5> Российская газета. 1996. 13 августа.

Весьма показательным является мнение профессора В. А. Лапача: «Действительные имущественные отношения участников (акционеров) в корпоративных организациях не поддаются раскрытию ни с точки зрения права частной собственности юридического лица, ни тем более путем примитивно-механистического переноса на корпоративные имущественные связи положений об общей долевой собственности. Мы не видим иной возможности для объяснения наблюдаемых явлений кроме как существованием особого субъективного права участия, обладающего уникальной вещно-обязательственной природой и в силу этого подлежащего отнесению в систематике объектов гражданских прав (ст. 128 ГК РФ) к «иному имуществу», каковое не может быть сведено к прямо указанным в законе категориям «вещей», «ценных бумаг» и «имущественных прав» <6>. ——————————— <6> Лапач В. А. Доля в уставном капитале хозяйственных обществ: гражданско-правовые и налоговые проблемы // Правосудие в Поволжье. 2005. N 3.

Добровольное прекращение права собственности встречается при добровольной ликвидации или реорганизации юридического лица. Право государственной и муниципальной собственности прекращается также на основании приватизации (ст. 217 ГК РФ). Утрата права собственности по объективным причинам, т. е. не зависящим от воли собственника, может быть связана с гибелью вещи. Если при этом сохраняются какое-то имущество или отходы, то право собственности на них принадлежит собственнику вещи. Кроме того, право собственности по причинам, не зависящим от воли собственника, утрачивается: при потере вещи после приобретения на нее права собственности лица, нашедшего ее, или другого лица (ст. 227, 228 ГК РФ); по основаниям приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) и в других случаях, предусмотренных законом. Право собственности конкретного гражданина прекращается с его смертью. Совокупный анализ статей ГК РФ, регулирующих и прекращение, и приобретение права собственности, приводит к выводу о допущении законодателем в некоторых случаях прекращения такого права в результате именно бездействия со стороны собственника. Так, согласно п. 1 ст. 225 ГК РФ бесхозяйной является вещь, которая не имеет собственника или собственник которой неизвестен, либо вещь, от права собственности на которую собственник отказался. Можно ли утверждать, что ситуации, регулируемые указанными правовыми нормами, стали следствием бездействия лиц по отношению к принадлежащим им правам собственности на определенное имущество? Бездействие (без учета других условий) и отказ от права собственности схожи тем, что иные лица не претендуют на такое право (передача которого другим субъектам не предполагается). Налицо в обоих случаях и отсутствие фактического обладания недвижимым имуществом. Отличие этих категорий состоит в том, что при бездействии невозможно установить, направлена ли воля субъекта именно на прекращение права. Из сказанного можно сделать вывод о том, что само по себе бездействие собственника по отношению к своему имуществу не может привести к утрате права на него. Таким образом, существует практическая необходимость отграничить случаи простого непользования правом (бездействия по отношению к нему) от тех, которые могут быть отнесены к оставлению права. Только гражданин или юридическое лицо обладают возможностью отказа от права собственности. Следовательно, государству и его органам, органам местного самоуправления не позволено отказываться от права собственности на принадлежащее им имущество (хотя они могут утратить его по другим основаниям). Вместе с тем ст. 225 и 226 ГК РФ подобного ограничения не содержат, что свидетельствует о несогласованности указанных статей с ч. 2 ст. 236 ГК РФ. Отказ от права собственности (ст. 236 ГК; ст. 53 Земельного кодекса) формально представляет собой новое для нашего законодательства основание прекращения этого права, хотя, по существу, оно и ранее могло использоваться в имущественных отношениях. В соответствии с этим правилом допускается добровольный отказ собственника от принадлежащего ему права (а по сути, его отказ от конкретной вещи или вещей) путем либо публичного объявления об этом, либо совершения реальных действий, бесспорно свидетельствующих об этом его намерении (например, выбрасывание ставших ненужными вещей). Важно иметь в виду, что до приобретения права собственности на вещь, от которой отказался ее прежний владелец, другим лицом права и обязанности первоначального собственника не прекращаются. Это означает не только возможность «возврата» данной вещи прежнему собственнику (поскольку он и так не утратил на нее своего права), но и возможность возложения на него ответственности, например, за причиненный данной вещью вред (если выброшенная собственником вещь обладала какими-либо вредоносными свойствами, как, например, старый телевизионный кинескоп). Собственник может отказаться от права собственности на принадлежащее ему имущество двумя способами: прямо объявить об отказе или совершить действия, определенно свидетельствующие о намерении не сохранять в дальнейшем какие-либо права на это имущество. Второй способ наиболее близок к понятию «брошенные вещи», которое применяется в ст. 226 ГК РФ. Права и обязанности сохраняются до того момента, когда имущество поступит в собственность другого лица. Это может произойти в силу приобретательной давности на основании ст. 225 и 234 ГК РФ, а для движимых вещей также по нормам, предусмотренным ст. 226 ГК РФ. Из положения, установленного в ч. 2 ст. 226 ГК РФ, следует, что отказ от права собственности способами, определенными в ч. 1, не рассматривается законом как окончательный. Собственник, который отказался от своей вещи, может затем изменить свое намерение и вновь принять вещь во владение, пользование и распоряжение, но только до момента возникновения права собственности на эту вещь у другого лица. Особо в ГК РФ урегулировано приобретение (судьба) движимой вещи, от которой собственник отказался (ст. 226 ГК РФ). Брошенные вещи, т. е. вещи, оставленные собственником с целью отказа от права собственности на них, могут быть обращены другим лицом в свою собственность. При этом лицо, в собственности, владении или пользовании которого находится земельный участок, водный или иной объект, где находится брошенная вещь (стоимость которой явно ниже суммы, соответствующей пятикратному минимальному размеру оплаты труда) либо брошенный лом металлов, бракованная продукция, топляк от сплава, отвалы и сливы, другие отходы, вправе обратить в свою собственность указанные брошенные вещи, приступив к их использованию или совершив иные действия, свидетельствующие об обращении их в свою собственность. Другие брошенные вещи поступают в собственность лица, вступившего во владение ими, если по его заявлению они признаны судом бесхозяйными. Проблема правового регулирования отказа от права собственности видится в следующем: а) не определяется четко правовой режим бесхозяйной (брошенной) вещи; б) требование закона о сохранении за бывшим (бывшим ли?) собственником обязанности ответственности за вред, причиненный кому-то брошенной вещью, представляется избыточным и несправедливым. Так, в дореволюционном законодательстве существовало понятие «отречение собственника от его права». Отречение это, конечно, должно было соответствовать всем тем условиям, при которых прекращается право по отречению; иначе оно выглядело недостаточно сильно, чтобы произвести перемену в юридических отношениях: одно фактическое отречение, одна декларация еще не прекращала права собственности. Но по дореволюционному законодательству вещь, никому не принадлежащая, считалась государственной; следовательно, при отречении хозяина вещи от права собственности она не становилась «бесхозяйной», а становилась собственностью государства <7>. ——————————— <7> Мейер Д. И. Русское гражданское право. Петроград: Типография «Двигатель», 1914.

Если по ст. 236 ГК РФ форма отказа от права собственности на движимое имущество может быть различной: публичное объявление об этом либо совершение реальных действий, определенно свидетельствующих об устранении данного лица от владения, пользования и распоряжения имуществом без намерения сохранить какие-либо права на это имущество, то ЗК РФ признает только подачу заявления надлежащей формы об отказе от прав на земельный участок. Таким образом, устные заявления не могут быть приняты во внимание, а если лицо просто не использует участок, что в ряде случаев является земельным правонарушением (неиспользование земельного участка, предназначенного для сельскохозяйственного производства либо жилищного или иного строительства, в течение трех лет; систематическое невыполнение обязательных мероприятий по улучшению земель, по охране почв от ветровой, водной эрозии и предотвращению других процессов, ухудшающих состояние почв), то это лицо будет предупреждено об ответственности за правонарушение. Для прекращения права собственности на земельный участок необходимо только осуществление государственной регистрации прекращения права собственности, никакого решения государственного органа для этого не требуется, и поэтому заявление об отказе от права собственности подается непосредственно в орган государственной регистрации. Орган государственной регистрации не может отказать собственнику земельного участка, желающему от него отказаться, в регистрации прекращения права собственности. Право собственности на земельный участок прекращается с даты государственной регистрации прекращения указанного права. В случае отказа собственника земельного участка от права собственности возможно появление режима бесхозяйного имущества, а вместе с ним и приобретательной давности. Пожалуй, это единственный случай реализации возможности, предусмотренный ст. 234 ГК РФ в отношении земельных участков. Согласно п. 2 ст. 53 ЗК РФ при отказе от права собственности на земельный участок (ст. 44 ЗК РФ) последний приобретает правовой режим бесхозяйной недвижимой вещи, порядок прекращения прав на которую устанавливается гражданским законодательством. В соответствии со ст. 225 ГК РФ бесхозяйная недвижимая вещь, не признанная по решению суда поступившей в муниципальную (или государственную при наличии соответствующих правовых условий) собственность, может быть приобретена в собственность в силу приобретательной давности (п. 3). При этом объектом приобретательной давности могут стать лишь бесхозяйные земельные участки, ранее предоставленные в частную собственность гражданам или юридическим лицам либо в собственность муниципальным образованиям. Все остальные участки не могут быть признаны бесхозяйными в силу той же презумпции государственной собственности (п. 2 ст. 214 ГК РФ). По нашему мнению, в силу ст. 16 ЗК РФ и п. 2 ст. 214 ГК РФ объектом приобретательной собственности не может стать и земельный участок, принадлежавший ранее физическим (юридическим) лицам на праве частной собственности, а в настоящее время не имеющий собственника, или если собственник такого земельного участка неизвестен. В таких случаях в силу изложенных статей земельный участок, хотя и относится к гражданско-правовой категории бесхозяйных вещей, должен перейти в собственность государства (муниципалитета), а не быть объектом давностного срока, т. к. в соответствии с п. 1 ст. 16 ЗК РФ и п. 2 ст. 214 ГК РФ государственной собственностью являются земля и другие природные ресурсы, не находящиеся в собственности граждан, юридических лиц либо муниципальных образований, а п. 2 ст. 53 ЗК РФ указывает на то, что правовой режим бесхозяйной недвижимой вещи приобретает только земельный участок, от которого отказался собственник участка (случаи, когда собственник участка неизвестен или имущество не имеет собственника, здесь не рассматриваются) <8>. ——————————— <8> См. также: Судебная защита земельных прав граждан России / Под ред. докт. юрид. наук, профессора Ю. Н. Андреева // Система «ГАРАНТ», 2012.

Исключена возможность признания имущества бесхозяйным и тогда, когда в отношении вещи возбужден спор. Обосновывается это тем, что признание имущества бесхозяйным возможно только тогда, когда сняты все сомнения в том, что вещь не имеет собственника или собственник неизвестен, либо собственник отказался от права собственности. Что касается жилых помещений, то ЖК РФ вообще не предусматривает отказа от права собственности на жилое помещение. Собственник по желанию может подать заявление о деприватизации жилья, однако это правило не распространяется на индивидуальные жилые дома. В силу ст. 9.1 Закона о приватизации жилищного фонда граждане, приватизировавшие жилые помещения, являющиеся для них единственным местом постоянного проживания, вправе передать принадлежащие им на праве собственности и свободные от обязательств жилые помещения в государственную или муниципальную собственность, а соответствующие органы исполнительной власти, органы местного самоуправления или уполномоченные ими лица обязаны принять их в собственность и заключить договоры социального найма этих жилых помещений с этими гражданами. Это и есть деприватизация жилья — безусловное, ничем не мотивированное субъективное право гражданина передать в публичную собственность свое жилое помещение <9>. ——————————— <9> На эту тему см.: Макеев П. В. Приватизация и расприватизация (деприватизация) жилого помещения как основания для изменения особого правового режима жилого помещения // Гражданин и право. 2009. N 2; Качалова И. В. Изменения в гражданско-правовом регулировании приватизации и деприватизации жилья // Законодательство. 2006. N 1; Шанхаев С. В. Новый порядок расприватизации жилого помещения // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 7; Литовкин В. Н. Жилищное законодательство: Вчера, сегодня, завтра // Жилищное право. 2010. N 6.

В связи с приведенной нормой Закона о приватизации жилья сразу возникает несколько вопросов: — в чем смысл бесплатной передачи дорогой недвижимой вещи в публичную собственность? Может быть, ее лучше продать и купить что-нибудь подешевле? — почему о деприватизации жилья нет ни слова в Гражданском и Жилищном кодексах? — какой конкретно сделкой оформляется переход права собственности от гражданина к государству или муниципальному образованию? Нормы, предусматривающие деприватизацию жилых помещений, должны быть размещены прежде всего в ГК и ЖК РФ. В гражданском праве нужно закрепить саму возможность деприватизации, определив ее как добровольное или принудительное прекращение права частной собственности на объект недвижимости без лишения владения и пользования этим объектом в связи с неисполнением денежных обязательств перед органами публичной власти или созданными ими унитарными предприятиями. В жилищном праве предстоит выделить группу норм, где необходимо закрепить основания и процедуру деприватизации жилых помещений. В Гражданском процессуальном кодексе, возможно, следует упомянуть об особом порядке рассмотрения исков о деприватизации жилых помещений. Движимое имущество, не нужное государственным органам управления, морально устаревшее, не используемое по назначению, снятое с эксплуатации, может быть реализовано в порядке, установленном Указом Президента Российской Федерации от 18 октября 2002 г. N 1205 «О высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении некоторых органов, учреждений и предприятий» <10>. ——————————— <10> Указ Президента Российской Федерации от 18 октября 2002 г. N 1205 «О высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении некоторых органов, учреждений и предприятий»: в ред. от 16 марта 2007 г. // СЗ РФ. 2007. N 12. Ст. 1376 // СПС «КонсультантПлюс».

Анализ проблем добровольного прекращения права собственности приводит к мысли о том, что субъективное право далеко не всегда может быть представлено в виде своеобразной константы, существующей в неизменном качестве и в четко установленных границах от момента возникновения до момента прекращения. Вполне возможен и иной модус существования субъективного права, который основан на дискретном представлении о праве.

ЛИТЕРАТУРА

1. Федеральный закон от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1996. N 1. Ст. 1. 2. Федеральный закон от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. 1998. N 7. Ст. 785. 3. Указ Президента Российской Федерации от 18 октября 2002 г. N 1205 «О высвобождении и реализации движимого имущества, находящегося в оперативном управлении некоторых органов, учреждений и предприятий»: в ред. от 16 марта 2007 г. // СЗ РФ. 2007. N 12. 4. Постановления ФАС Волго-Вятского округа от 01.03.2010 N А43-7588/2009, от 02.12.2009 N А38-2219/2009, от 16.10.2009 N А43-4178/2009, Дальневосточного округа от 19.04.2010 N Ф03-2220/2010, Западно-Сибирского округа от 15.06.2010 N А45-16238/2009, Московского округа от 12.04.2010 N КА-А40/3243-10, от 08.10.2009 N КГ-А40/10050-09, Поволжского округа от 12.05.2010 N А55-9079/2009 и др. 5. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 1 июля 1996 г. N 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» // Российская газета. 1996. 13 августа. 6. Постановление ФАС СЗО от 06.09.2010 по делу N А21-11334/2009. 7. Качалова И. В. Изменения в гражданско-правовом регулировании приватизации и деприватизации жилья // Законодательство. 2006. N 1. 8. Лапач В. А. Доля в уставном капитале хозяйственных обществ: гражданско-правовые и налоговые проблемы // Правосудие в Поволжье. 2005. N 3. 9. Литовкин В. Н. Жилищное законодательство: Вчера, сегодня, завтра // Жилищное право. 2010. N 6. 10. Макеев П. В. Приватизация и расприватизация (деприватизация) жилого помещения как основания для изменения особого правового режима жилого помещения // Гражданин и право. 2009. N 2. 11. Мейер Д. И. Русское гражданское право. Петроград: Типография «Двигатель», 1914. 12. Судебная защита земельных прав граждан России / Под ред. докт. юрид. наук, профессора Ю. Н. Андреева // Система «ГАРАНТ», 2012. 13. Шанхаев С. В. Новый порядок расприватизации жилого помещения // Право в Вооруженных Силах. 2005. N 7.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *