Кому суды оставляют детей?

(Колоколов Н.) («ЭЖ-Юрист», 2013, N 13) Текст документа

КОМУ СУДЫ ОСТАВЛЯЮТ ДЕТЕЙ?

Н. КОЛОКОЛОВ

Никита Колоколов, доктор юридических наук, профессор кафедры судебной власти и организации правосудия НИУ — ВШЭ, г. Москва.

Ежегодно суды рассматривают свыше 1 млн. гражданских дел, вытекающих из брачно-семейных отношений. Примерно четверть из них (500 тыс.) приходится на дела о расторжении брака супругов, имеющих совместных несовершеннолетних детей. Посмотрим, как складывается судебная практика по таким делам.

А о чем, собственно, спор?

Важно отметить, что при расторжении брака в России практически никогда не возникает спор о том, с кем будут проживать несовершеннолетние дети, ибо, само собой разумеется, что с матерью. Иное, в принципе, и вообразить трудно, ибо первая волна разводов приходится на 8-летие брака — период, когда дети еще маленькие, нуждаются в специфическом уходе, который в России традиционно возлагается на маму и бабушку по материнской линии. Более того, около 300 тыс. мужчин, покинувших семью, не только не сожалеют об утрате контакта с детьми, но и активно уклоняются от такой предусмотренной законом обязанности, как материальная помощь детям. Дел об определении места проживания ребенка — буквально единицы. Их анализ позволяет сделать однозначный вывод: основная причина возникновения таких споров — перенос застарелого межличностного конфликта бывших супругов в новую плоскость. Из общения с истцом, претендующим на контакты с детьми, уже с самого начала становится ясно, что далеко не жгучее желание видеть ребенка побудило его обратиться в суд. Ему не нравится совсем другое, например то, что бывшая супруга во второй раз, и наконец-то удачно, вышла замуж, ее новый партнер относительно богат, а он (истец) беден и, несмотря на это, по-прежнему вынужден платить алименты. Существуют и иные причины квазиспоров. У супругов — двое малолетних детей-школьников. На момент расторжения брака спора о месте их проживания не было, оба мальчика остались с мамой. Отец выплачивает на содержание детей алименты в размере 1/3 заработка. Поскольку, как теперь это принято, доход он получает в основном черным налом, то законный размер алиментов — чисто символический. Мать потребовала увеличить выплаты, мотивируя это тем, что нужно оплачивать дорогостоящую гувернантку, поскольку сама она регулярно задерживается на работе. Отец поставил вопрос о передаче детей ему. Его вторая жена находится в отпуске по уходу за их собственным ребенком, и он считает, что она в состоянии одновременно воспитывать и его детей от первого брака. Естественно, что в таком случае алименты будет платить мать, получающая белую заработную плату. Очевидно, что в таких случаях цель возбуждения спора — побудить ответчицу отказаться от алиментных взысканий.

Суд — на стороне отца

В последнее время наблюдается рост числа процессов, по результатам которых дети остаются у отцов. Вот стабильная практика одного из центральных регионов. Решением Касторенского районного суда Курской области от 20.07.2009 установлено: — в удовлетворении исковых требований Ивановой <1> об определении местом жительства ее дочери Татьяны 7 мая 2003 года рождения по месту проживания матери отказать; ——————————— <1> Все имена и фамилии, указанные в данной статье, изменены.

— определить местом жительства Татьяны дом ее отца Петрова. Обоснованием такого решения стал тот факт, что Иванова ушла из семьи в июне 2007 года, оставив дочь с мужем. До сентября 2007 года ребенка не навещала, жизнью дочери не интересовалась, материальной помощи не оказывала. В октябре 2008 года Иванова зарегистрировала брак с другим мужчиной. В период раздельного проживания стороны пришли к соглашению о месте жительства ребенка и договорились, что дочь останется жить с отцом, а истица будет навещать ребенка. В начальный период раздельного проживания родителей Петровой Татьяны истица забирала дочь к себе в село каждый выходной, затем приезжала к дочери 1 — 2 раза в месяц по выходным дням, потом лишь звонила ей по телефону. Татьяна посещает детские учреждения, окружена заботой и вниманием отца и других близких родственников, поэтому изменение места жительства девочки противоречит ее интересам. В решении Ленинского районного суда г. Курска от 12.07.2011 указано: определить место жительства несовершеннолетних Бутова 23 мая 1998 года рождения и Бутова 23 января 2003 года рождения с отцом. По делу установлено, что с 2009 года сыновья постоянно проживают с отцом, мать до весны 2010 года общалась с ними лишь изредка. Дети здоровы и ухожены, в квартире чисто, уютно, создана обстановка для их развития, много игр, одежды, в достаточном ассортименте имеется питание. Данные обстоятельства подтвердили и свидетели. Как правило, спор о месте проживания детей — ящик по меньшей мере с двойным дном: выигрывает тот, кто действует как истинный стратег непрямым путем, так как благополучие ребенка для истца редко когда является самым главным. В споре, с кем жить детям, полная победа состоит в том, чтобы без ущерба для себя заставить противника отказаться от свой цели. Более того, порой судьи, передавая ребенка отцу, вообще теряют чувство самосохранения. Судья Кировского районного суда г. Новосибирска провела два судебных заседания по делу по иску Сидорова о восстановлении в родительских правах без участия прокурора, чем были нарушены положения ст. ст. 45, 72, 148, 150 ГПК РФ и п. 2 ст. 78 СК РФ. На основании решения судьи 16 марта 2011 года администрация дома ребенка N 1 передала Сидорову его несовершеннолетнюю дочь, которую он убил 28 апреля 2011 года. Комментарии, как говорится, излишни.

Что принять во внимание?

При подготовке дел, в которых определяют, с кем жить ребенку после развода родителей, к судебному разбирательству судье следует правильно определить обстоятельства, имеющие значение для разрешения возникшего спора и подлежащие доказыванию сторонами, обратив особое внимание на те из них, которые характеризуют личные качества родителей либо иных лиц, воспитывающих ребенка, а также сложившиеся взаимоотношения этих лиц с ребенком. Такие дела назначаются к разбирательству в судебном заседании только после получения от органов опеки и попечительства составленных и утвержденных в установленном порядке актов обследования условий жизни лиц, претендующих на воспитание ребенка. В соответствии с ч. 2 ст. 47 ГПК РФ и ст. 78 СК РФ к участию в деле, независимо от того, кем предъявлен иск в защиту интересов ребенка, должен быть привлечен орган опеки и попечительства. Именно он обязан провести обследование условий жизни ребенка и лица (лиц), претендующего на его воспитание. Этот же орган представляет суду акт обследования и основанное на нем заключение по существу спора, подлежащее оценке в совокупности со всеми собранными по делу доказательствами. Заключение органа опеки и попечительства должно быть подписано руководителем органа местного самоуправления либо уполномоченным на это должностным лицом подразделения органа местного самоуправления, на которое возложено осуществление функций по охране прав детей. Решая вопрос о месте жительства несовершеннолетнего, необходимо иметь в виду, что оно определяется исходя из его интересов, с обязательным учетом мнения ребенка, достигшего 10 лет. Естественно, что суд принимает во внимание возраст ребенка, его привязанность к каждому из родителей, братьям, сестрам и другим членам семьи, нравственные и иные личные качества родителей, отношения, существующие между каждым из родителей и ребенком, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития (с учетом рода деятельности и режима работы родителей, их материального и семейного положения, имея в виду, что само по себе преимущество в материально-бытовом положении одного из родителей не является безусловным основанием для удовлетворения требований этого родителя), а также другие обстоятельства, характеризующие обстановку, которая сложилась в месте проживания каждого из родителей. При рассмотрении таких дел суд учитывает реальную возможность родителя обеспечить надлежащее воспитание ребенка, характер сложившихся взаимоотношений родителя с ребенком, привязанность ребенка к лицам, у которых он находится, и другие конкретные обстоятельства, влияющие на создание нормальных условий жизни и воспитания ребенка родителем, а также лицами, у которых фактически проживает и воспитывается несовершеннолетний. В одном деле сотрудник оперчасти СИЗО капитан Д. после расторжения брака длительный период проживал отдельно от бывшей супруги и двоих несовершеннолетних детей в квартире у своей матери. Участковый инспектор рассказал ему, что его бывшая и погуливает, и выпивает. Д. поставил вопрос о лишении бывшей супруги родительских прав, передаче ему детей. Проверка условий жизни детей показала, что живут они, как все соседские дети, родители которых тоже пьют. Естественно, что ответчица пообещала пить поменьше, гулять — пореже. В итоге в иске Д. было отказано. Тем более возникли вопросы: где Д. был несколько предыдущих лет, почему не занимался детьми? Нельзя отрицать, что материнство в нашем Отечестве некоторыми воспринимается как нечто незыблемое, уникальное, отсюда и проигрыш Российской Федерации в Европейском суде по правам человека военнослужащему, прапорщику, который желал вместо матери уйти в отпуск по уходу за ребенком. Как подчеркнул ЕСПЧ, если родители равны, то у них должны быть равными права и возможности, особенно в мирное время. Институт определения места проживания детей до судебного решения для России пока нов, практики его применения нет, как нет и практики применения КоАП РФ за нарушение судебного решения. Инициатива привлечения к уголовной ответственности за неисполнение судебного решения принадлежит службе судебных приставов. Но пока нет фактов, свидетельствующих о том, что ФССП заставила себя уважать зарвавшихся родителей, возбудив против них уголовное дело.

Возможности определяют варианты общения

Судебная практика свидетельствует, что вариантов общения родителей с детьми множество. Главное — четко определиться, какое общение в состоянии обеспечить истец, есть ли у него для этого реальные возможности. Например, место для встреч, деньги на совместные поездки, программа каждой из встреч. В одном деле Фомин обратился в суд с иском, в котором указал, что его ребенок 1 сентября 2002 года рождения после расторжения брака проживает с матерью, гражданкой Лениной. После вступления ее в другой брак ему чинят препятствия в общении с сыном. Ответчица обратилась со встречным иском об определении порядка осуществления родительских прав бывшим супругом, в котором предложила иной порядок общения истца с несовершеннолетним сыном. Решением Люблинского районного суда г. Москвы от 07.04.2011, оставленным без изменения Определением Судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 20.10.2011, исковые требования Фомина удовлетворены частично, в удовлетворении встречного иска Лениной отказано. Суд также установил, что несовершеннолетний С. Фомин обучается во 2-м классе средней общеобразовательной школы с понедельника по пятницу. Три раза в неделю он занимается в секции тхеквандо, 4 раза в неделю — в музыкальной школе. С учетом данных обстоятельств суд частично удовлетворил иск Фомина об определении порядка общения с несовершеннолетним сыном, в передаче истцу его надзорной жалобы для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ отказано (Определение судьи ВС РФ от 23.04.2012 N 5-В12-9). В другом деле решением Кировского районного суда г. Ярославля от 23.08.2010 постановлено: «Определить порядок общения Будыкина с несовершеннолетней дочерью 18 марта 2005 года рождения: летом 1 раз в 2 года начиная с 2010 года вывозить ее на отдых как в пределах Российской Федерации, так и за границу в порядке, определенном по согласованию с матерью и с учетом мнения ребенка». Истец оспорил указание на необходимость согласования с матерью несовершеннолетней порядка организации летнего отдыха ребенка, в чем ему надзорные инстанции отказали, поскольку летний отдых ребенка должен происходить не только по усмотрению одного родителя, но и с учетом мнения второго родителя и согласия самого ребенка. В случае наличия препятствий со стороны матери истец не лишен права обратиться в суд с иском о возложении обязанности не чинить препятствия в общении с дочерью (Определение судьи ВС РФ от 15.02.2012 N 8-812-1).

Доход не имеет значения

Очень часто возникает вопрос: имеет ли значение для суда, что один из родителей получает большую зарплату, чем другой, имеет лучшие жилищные условия или решающее значение (несмотря на то что доказательства суд оценивает в совокупности) имеет психологическая экспертиза? Так, в одном из дел после расторжения брака 07.11.2006 Бобков и Логвинова проживали совместно в г. Андреаполе Тверской области. Затем Логвинова с сыном уехала в г. Курск. Она 09.06.2009 устроилась на работу в качестве продавца-кассира в магазин. В ее квартире созданы все условия для проживания ребенка. В связи с возникшим между сторонами спором о месте жительства ребенка органы опеки и попечительства как по прежнему месту жительства сторон, так и по месту жительства ответчицы проводили обследования материально-бытовых условий. Согласно заключению территориального отдела защиты населения Андреапольского района Тверской области как органа опеки и попечительства определение места жительства ребенка с отцом нецелесообразно, так как ребенок очень привязан к матери. Представитель отдела опеки и попечительства администрации Курского района Курской области в судебном заседании также считал, что ребенок должен проживать вместе с матерью, так как это в интересах ребенка, и у матери имеются для этого необходимые условия. Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований, суд правильно применил положения ч. 3 ст. 65 СК РФ, поскольку учел привязанность ребенка к матери, возраст ребенка, возможность создания ребенку условий для воспитания и развития, режим работы отца. Также правильным является вывод суда о том, что само по себе преимущество в материально-бытовом плане отца не может являться определяющим условием передачи ему ребенка. Доводы жалобы о том, что образ жизни ответчицы не соответствует морально-нравственным нормам в связи с злоупотреблением ею спиртными напитками, суд проверил, и они не нашли своего подтверждения.

——————————————————————

Название документа