Право граждан на оплату труда: уголовно-правовой аспект

(Мальцев В. В.) ("Законность", 2014, N 6) Текст документа

ПРАВО ГРАЖДАН НА ОПЛАТУ ТРУДА: УГОЛОВНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

В. В. МАЛЬЦЕВ

Мальцев Василий Васильевич, профессор Волгоградской академии МВД России, доктор юридических наук, профессор.

В статье выявляются недостатки состава невыплаты заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат (ст. 145.1 УК РФ), сделан вывод о привилегированном положении субъектов этого преступления, обосновываются предложения об изменении диспозиций нормы, направленные на повышение ее эффективности.

Ключевые слова: невыплата заработной платы, корыстная или иная личная заинтересованность, руководитель организации, работодатель.

The right of citizens to payment: criminal law aspect V. V. Maltsev

The article revealed defects of the elements of non-payment of salaries, pensions, studentships, aids and other allowances (Article 145.1 of the Criminal Code of the Russian Federation), concluded on a privileged position of subjects of this crime, and substantiated proposals to change the dispositions of a legal rule in order to enhance its efficiency.

Key words: non-payment of salary, vested or other personal interest, head of organization, employer.

Статья 145.1 (невыплата заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных выплат <1>) введена в УК РФ 1996 г. Федеральным законом от 15 марта 1999 г. N 48-ФЗ, а затем в нее еще трижды вносились изменения. Сейчас она действует в редакции Федерального закона от 23 декабря 2010 г. N 382-ФЗ. -------------------------------- <1> Далее используется сокращенное наименование - невыплата заработной платы.

Четырехкратное всего лишь за десять лет обращение законодателя к вопросам уголовно-правового выражения деяния, названного в законе невыплатой заработной платы, по сути, напрямую связано с определенного рода колебаниями в ходе социально-экономического развития страны и все еще существующими изъянами в нормативном определении состава этого преступления. По-видимому, разработчики УК РФ 1996 г. полагали, что в постсоветский период для разрешения проблемы невыплаты заработной платы будет вполне достаточно социально-экономических регуляторов. Жизнь внесла, к сожалению, свои коррективы в эти расчеты. Так, в 2010 г. прокурорами выявлено 875 тыс. нарушений в сфере оплаты труда, внесено 40,7 тыс. представлений об их устранении, возбуждено 44 уголовных дела по признакам ст. 145.1 УК <2>. Едва ли хотя бы половина из возбужденных дел закончилась обвинительными приговорами. Для сравнения: по данным Генеральной прокуратуры России, из 109 уголовных дел, расследованных в стране в 2003 г., судебный приговор по ст. 145.1 состоялся в отношении лишь 13 работодателей <3>. Получается, что приблизительно только одно из восьми уголовных дел разрешилось обвинительным приговором суда. Такое положение нельзя объяснить единственно недостатками предварительного расследования. В гораздо большей степени оно обусловливается неточным, если не сказать некорректным в пользу работодателей, определением признаков состава невыплаты заработной платы. Отсюда и нежелание следственных органов "возиться" с подобного рода правонарушениями, и их неуловимо мизерная доля в общей структуре нарушений в сфере оплаты труда. Кому захочется расследовать уголовное дело по обвинению руководителей организаций, работодателей (уважаемых, обычно богатых и влиятельных граждан) в преступлении, предусмотренном ст. 145.1 УК, когда вероятность вынесения оправдательного приговора только на основании уголовно-правовой оценки субъективной стороны такого преступления чрезвычайно высока? -------------------------------- <2> См.: Губенко А. Защита права граждан на оплату труда // Законность. 2012. N 10. С. 13. <3> См.: Российская газета. 2004. 11 августа.

Все дело в том, что указанное в законе совершение этого деяния "из корыстной или иной личной заинтересованности" (ч. 1 ст. 145.1 УК) создает привилегированный статус субъектам этого преступления, когда такое указание фактически превращается в непреодолимый барьер для привлечения этих лиц к уголовной ответственности. Поскольку неквалифицированный состав рассматриваемого деяния, как формальный, может осуществляться только с прямым умыслом, то указание в диспозициях ч. ч. 1, 2 ст. 145.1 УК на обязательные мотивы совершения деяния одновременно дает обоснованную возможность субъекту этого преступления полагать, что невыплата по другим мотивам не только не противоправна и не наказуема, но иногда и полезна, ибо может совершаться во благо тех же самых не получивших заработок рабочих и служащих (допустим, в случаях так называемой "производственной необходимости"). Между тем добросовестное заблуждение лица о необходимости частичной или полной невыплаты заработной платы "по производственным мотивам" исключает осознание им общественной опасности совершаемого деяния, что свидетельствует и об отсутствии умысла на его совершение. К тому же, вряд ли надо объяснять, с какими серьезными трудностями сталкиваются следователь и суд при разграничении действительно добросовестного заблуждения и мнимого, притворного "добросовестного заблуждения", являющегося весьма эффективным способом уклонения от уголовной ответственности в этих случаях. Таким образом, само формирование у субъектов рассматриваемого преступления ясного представления об общественной опасности любых вариантов невыплаты заработной платы предполагает исключение из диспозиций ч. ч. 1, 2 ст. 145.1 УК упоминания о мотивах совершения деяния. Соотношение между составами деяний, предусмотренными ст. 145.1, ст. 201 (злоупотребление полномочиями) и ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями) УК, в целом можно охарактеризовать как отношение между специальной и общей нормами. Между тем одной из главных причин конструирования в Особенной части УК специальных норм является необходимость усиления защищенности отдельных, находящихся в более широкой (охраняемой) группе общественных отношений; а единой чертой специальной и общей нормы выступает то, что "они с разной степенью обобщения и с различной полнотой предусматривают признаки одного и того же преступления" <4>. -------------------------------- <4> Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. С. 211.

Умышленное нарушение нескольких конституционных прав граждан (вознаграждение за труд - ч. 3 ст. 37, социальное обеспечение по возрасту - ч. 1 ст. 39, бесплатное образование - ст. 43 Конституции России) лежит в основе криминализации невыплаты заработной платы. Более того, с общественными отношениями, выступающими объектом охраны ст. 145.1 УК, тесно связана и реализация других конституционных прав и свобод. В частности, права на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом деятельности (ч. 1 ст. 34), на охрану здоровья в частной системе здравоохранения (ч. 2 ст. 41), наконец, на охрану достоинства личности (ч. 1 ст. 21). Ведь сейчас, пожалуй, ничто так не умаляет достоинство человека, как отсутствие средств к существованию, а как следствие этого, необходимость для не получающих заработную плату рабочих и служащих унижаться, побираться, а нередко и голодать. В современных условиях возрастает опасность сокрытия истинных размеров выплачиваемой заработной платы. Ее выплата "в конвертах" прежде всего наносит невосполнимый ущерб материальному благополучию граждан в старости. По данным Роструда, в договорах на временное трудоустройство детей и безработных работодатели нередко устанавливали зарплату ниже минимального размера оплаты труда. Например, в Курской области, республиках Северного Кавказа она и вовсе не предусматривалась, выплачивалось лишь небольшое поощрение от службы занятости <5>. -------------------------------- <5> См.: Подросткам можно и не платить. Роструд проверил службы занятости // Российская газета. 2008. 29 марта.

Поэтому наряду с частичной и полной невыплатой заработной платы необходимо установить уголовную ответственность и за ее выплату в неустановленном порядке. Однако, поскольку эти деяния в плане причинения вреда личности все же менее опасны, чем предусмотренные в ч. ч. 1, 2 ст. 145.1 УК, для криминализации выплаты заработной платы в не установленном законом порядке должен быть увеличен срок (допустим, до шести месяцев), после которого такая выплата становится уголовно наказуемой. На основании изложенного предлагается следующая редакция диспозиций ч. ч. 1 и 2 ст. 145.1 УК РФ: "1. Частичная невыплата свыше трех месяцев заработной платы, пенсий, стипендий, пособий и иных установленных законом выплат или выплата их свыше шести месяцев в не установленном законом порядке, совершенная руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного структурного подразделения организации, -..."; "2. Полная невыплата свыше двух месяцев заработной платы, пенсий, стипендий пособий и иных установленных законом выплат или выплата заработной платы свыше двух месяцев в размере ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда, совершенные руководителем организации, работодателем - физическим лицом, руководителем филиала, представительства или иного обособленного подразделения организации, -...". Так как диспозиция ч. 3 ст. 145.1 УК и санкции статьи в целом адекватно отражают содержание и опасность упомянутого преступления, их следует оставить такими, какие они есть.

Пристатейный библиографический список

1. Губенко А. Защита права граждан на оплату труда // Законность. 2012. N 10. 2. Кудрявцев В. Н. Общая теория квалификации преступлений. М., 1999. 3. Подросткам можно и не платить. Роструд проверил службы занятости // Российская газета. 2008. 29 марта.

------------------------------------------------------------------

Название документа