Бывшие работники из числа гражданского персонала Министерства обороны СССР, являющиеся в настоящее время гражданами Российской Федерации и ранее получившие увечье при исполнении ими трудовых обязанностей на территории республики, входившей в состав бывшего СССР, имеют право на возмещение вреда здоровью по законодательству Российской Федерации (по материалам судебной практики)

(Ефремов А. В.) («Право в Вооруженных Силах», 2012, N 9) Текст документа

БЫВШИЕ РАБОТНИКИ ИЗ ЧИСЛА ГРАЖДАНСКОГО ПЕРСОНАЛА МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ СССР, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ ГРАЖДАНАМИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И РАНЕЕ ПОЛУЧИВШИЕ УВЕЧЬЕ ПРИ ИСПОЛНЕНИИ ИМИ ТРУДОВЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ НА ТЕРРИТОРИИ РЕСПУБЛИКИ, ВХОДИВШЕЙ В СОСТАВ БЫВШЕГО СССР, ИМЕЮТ ПРАВО НА ВОЗМЕЩЕНИЕ ВРЕДА ЗДОРОВЬЮ ПО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (ПО МАТЕРИАЛАМ СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ)

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

В статье рассмотрен вопрос о возмещении вреда здоровью гражданам РФ — бывшим работникам Минобороны СССР, получившим увечье при исполнении ими трудовых обязанностей на территории республики, входившей в состав бывшего СССР, который обусловливает проблемы правоприменительной практики.

Ключевые слова: работник, работодатель, возмещение вреда, несчастный случай, инвалидность, утрата трудоспособности, социальное страхование, увечье, вред здоровью, гражданский персонал.

Former employees of the civilian Ministry of defence of the USSR are now citizens of the Russian Federation, and has previously received the injury in the performance of their duties on the territory of the Republic of the former USSR are entitled to compensation for bodily injury under the legislation of the Russian Federation A. V. Efremov

The article considered the question of compensation for harm to former members of the military as a result of injury to disabled persons — which leads to problems in practice.

Key words: the worker, the employer, compensation, accident, disability, incapacity, social insurance, personal injury, damage to health, civilian personnel.

Взаимодействуя с природой, люди обучались пониманию ее законов. Верные решения природа награждала, они помогали выживанию людей. Неверные приводили к потерям энергии, болезням и впоследствии к гибели. В результате на Земле происходил отбор не только сильных, но все более разумных людей. Но, к сожалению, новые поколения людей, получая все больше знаний, одновременно все меньше понимают природу, общество и людей. И поэтому на первый план ставится право, которое в своей основе представляет собой систему прав человека, а принцип верховенства права — это приоритет прав человека, которым должно руководствоваться современное демократическое государство в своей правотворческой и правоприменительной деятельности. Верховенство права предстает как верховенство правового закона, т. е. закона, гарантирующего права человека, и если слово «закон» употреблять в широком смысле, имея в виду и нормативный акт, и судебный прецедент. Тезис о приоритете прав человека подвергается многочисленным нападкам даже в тех случаях, когда речь идет о внутригосударственной правовой системе. Так, несмотря на то, что этот принцип получил совершенно четкое, недвусмысленное закрепление в Конституции Российской Федерации, некоторые российские юристы до сих пор говорят о том, что приоритет прав личности — общественно опасный тезис, провоцирующий необузданный эгоизм и индивидуализм. Такой подход свидетельствует о непонимании диалектики личного и общественного блага, согласно которой общее благо — это не внешнее по отношению к человеку, довлеющее над ним начало, а необходимое условие блага каждого человека <1>. ——————————— <1> Зорькин В. Верховенство права и императив безопасности // Российская газета. 2012. 16 мая. С. 13.

Так, 2 сентября 2011 г. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации рассмотрела в порядке надзора гражданское дело к государственному учреждению — Ставропольскому региональному отделению ФСС России и государственному учреждению — Ростовскому отделению ФСС России о возмещении вреда, причиненного здоровью. В обоснование заявленных требований истица ссылалась на то, что работала продавцом солдатской чайной Военторга войсковой части Управления торговли Закавказского военного округа Минобороны СССР, расположенного на территории Грузинской ССР. 13 ноября 1990 г. с истицей произошел несчастный случай, квалифицированный согласно акту о несчастном случае на производстве по форме Н-1 как связанный с исполнением трудовых обязанностей. В 1993 г. в результате полученных в дорожно-транспортном происшествии телесных повреждений гр. П. была признана инвалидом II группы, а впоследствии инвалидом I группы, 12 октября 1993 г. ей установлена степень утраты трудоспособности 90% бессрочно. В 2005 г. истица впервые обратилась к ответчикам о назначении ей страхового обеспечения, однако получила отказ, в последующем по различным основаниям ее обращения в региональные отделения Фонда социального страхования Российской Федерации были оставлены без удовлетворения. Указанные обстоятельства послужили основанием для обращения П. в суд с иском, в котором она просила обязать Ставропольское региональное отделение Фонда социального страхования Российской Федерации назначить и выплачивать ей ежемесячные суммы в возмещение вреда, причиненного здоровью, с октября 2010 г. в размере 10252 руб., взыскать образовавшуюся задолженность по указанным выплатам за трехлетний период до обращения с соответствующим заявлением к ответчику. Решением Советского районного суда Ставропольского края от 14 октября 2010 г. исковые требования удовлетворены частично. Со Ставропольского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации в пользу П. в счет возмещения вреда здоровью единовременно за период с 22 декабря 2002 г. по 1 октября 2010 г. взыскано 687207 руб. Также взыскано ежемесячно с 1 октября 2010 г. по 10252 руб. В иске к Ростовскому отделению Фонда социального страхования Российской Федерации отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Ставропольского краевого суда 30 ноября 2010 г. решение суда в части удовлетворения заявленного иска отменила, в указанной части приняла новое решение — об отказе в удовлетворении иска. В остальной части судебное решение оставлено без изменения. В надзорной жалобе П. просила об отмене определения суда кассационной инстанции и оставлении в силе решения суда первой инстанции. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации надзорную жалобу удовлетворила, указав на следующее. В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права, повлиявшие на исход дела, без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов. Судом кассационной инстанции при рассмотрении дела были допущены существенные нарушения норм материального права. Удовлетворяя требования о возмещении ущерба, причиненного здоровью, в части, суд первой инстанции, исходя из установленных по делу обстоятельств, положений Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» (далее — Федеральный закон N 125-ФЗ), пришел к выводу о том, что истица имеет право на обеспечение по страхованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. При этом указано, что в силу ст. ст. 7, 28 Федерального закона N 125-ФЗ обеспечение по страхованию подлежит возмещению Фондом социального страхования Российской Федерации (его соответствующим отделением). Суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, сослался на то, что возмещение вреда, причиненного здоровью, должно производиться в соответствии с Соглашением от 9 сентября 1994 г. о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей (ратифицированным Российской Федерацией и Республикой Грузия). Согласно ст. 2 названного Соглашения возмещение вреда, причиненного работнику вследствие трудового увечья, иного повреждения здоровья (в том числе при наступлении потери трудоспособности в результате несчастного случая на производстве, связанного с исполнением работниками трудовых обязанностей, после переезда пострадавшего на территорию другой Стороны), смерти, производится работодателем Стороны, законодательство которой распространялось на работника в момент получения увечья, иного повреждения здоровья, смерти. Таким образом, суд кассационной инстанции пришел к выводу, что правоотношения по возмещению вреда здоровью П., причиненного в период ее трудовой деятельности на территории Республики Грузия, регулируются законодательством одной из Договаривающихся Сторон по Соглашению — Республики Грузия, в связи с чем обеспечение по страхованию не подлежит возмещению по законодательству Российской Федерации. Однако приведенные выводы суда кассационной инстанции основаны на неправильном толковании норм, регулирующих возникшие правоотношения. Как установлено судом, местом нахождения Военторга в момент причинения П. вреда являлась Грузинская ССР, а затем Республика Грузия. При этом в 1990 г. данная организация входила в состав Управления торговли Закавказского военного округа Минобороны СССР. После распада союзного государства Закавказский военный округ Минобороны СССР был временно переведен под юрисдикцию Российской Федерации, его финансирование производилось за счет средств бюджета Российской Федерации. В 1994 г. был образован отдел торговли Группы Российских войск в Закавказье, в состав которого вошел данный Военторг. На основании директивы Главного штаба сухопутных войск Минобороны России отдел торговли Группы Российских войск в Закавказье с подведомственными военторгами передан в подчинение Управления торговли Северо-Кавказского военного округа. Распоряжением Федерального агентства по управлению федеральным имуществом от 15 октября 2004 г. N 544-р принято решение о расформировании (ликвидации) Военторга и отдела Управления торговли Группы Российских войск в Закавказье Минобороны России. При таких обстоятельствах суд первой инстанции правомерно указал, что Военторг, находившийся в составе учреждений Минобороны СССР, а впоследствии Минобороны России, до момента ликвидации находился исключительно в ведомственном подчинении Минобороны СССР и Минобороны России, под юрисдикцию Республики Грузия не передавался. В этой связи вывод суда кассационной инстанции о распространении на возникшие правоотношения действия Соглашения от 22 января 1993 г. о взаимном признании прав на возмещение вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением трудовых обязанностей, а впоследствии законодательства Республики Грузия противоречит обстоятельствам дела и требованиям приведенных положений законодательства Российской Федерации. Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, утвержденные Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. N 4214-1 и действовавшие до вступления в силу Федерального закона N 125-ФЗ, предусматривали возмещение причиненного работнику в связи с исполнением им трудовых обязанностей вреда за счет средств работодателя, ответственного за причинение вреда, а в случае реорганизации или ликвидации предприятия — за счет средств его правопреемника, вышестоящего органа или органа, которому внесены или должны были быть внесены капитализированные суммы, подлежащие выплате в возмещение вреда. Согласно п. 5 ст. 7 Федерального закона N 125-ФЗ лица, чье право на получение возмещения вреда ранее было установлено в соответствии с законодательством СССР или законодательством Российской Федерации о возмещении вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением ими трудовых обязанностей, получают право на обеспечение по страхованию со дня вступления в силу указанного Федерального закона. Пунктом 1 ст. 28 Федерального закона N 125-ФЗ предусмотрено, что лицам, получившим до вступления в силу данного Федерального закона увечье, профессиональное заболевание либо иное повреждение здоровья, связанные с исполнением ими трудовых обязанностей и подтвержденные в установленном порядке, а также лицам, имеющим право на возмещение вреда в связи со смертью кормильца, обеспечение по страхованию производится страховщиком в соответствии с Федеральным законом N 125-ФЗ независимо от сроков получения увечья, профессионального заболевания либо иного повреждения здоровья. Таким образом, выводы суда первой инстанции о том, что П. имеет право на страховое обеспечение в связи с причинением вреда ее здоровью при исполнении трудовых обязанностей в соответствии с законодательством Российской Федерации, правомерны и основаны на нормах закона. То обстоятельство, что учреждение, в котором истица работала, было расположено на территории Грузинской ССР (Республики Грузия), не является основанием для отказа в реализации ею права на обеспечение по страхованию в соответствии с законодательством Российской Федерации. Довод Ставропольского регионального отделения Фонда социального страхования Российской Федерации, приведенный в возражениях на надзорную жалобу, о том, что уплата страховых взносов осуществлялась работодателем П. в бюджет союзного государства Грузия, необоснован, поскольку не нашел своего подтверждения в суде первой инстанции, о чем указано в решении суда. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ставропольского краевого суда от 30 ноября 2010 г. отменила, оставила в силе решение Советского районного суда Ставропольского края от 14 октября 2010 г. <2>. ——————————— <2> Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 2 сентября 2011 г. N 19-В11-15 (извлечение) // Бюллетень Пленума Верховного Суда Российской Федерации. 2012. N 4.

На основании приведенного судебного акта и Указа Президента Российской Федерации от 7 мая 1992 г. N 466 «О создании Вооруженных Сил Российской Федерации» следует сделать вывод, что работники, получившие вред здоровью при исполнении трудовых функций при работе в военных организациях, дислоцированных за пределами Российской Федерации, но отнесенных к ее юрисдикции, имеют право на возмещение вреда здоровью в соответствии с российским законодательством.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *