О некоторых вопросах, связанных с предоставлением гарантий лицам, воспитывающим детей без матери, беременным женщинам, женщинам, имеющим детей, при расторжении трудового договора

(Ефремов А. В.)

(«Право в Вооруженных Силах», 2012, N 9)

Текст документа

О НЕКОТОРЫХ ВОПРОСАХ, СВЯЗАННЫХ С ПРЕДОСТАВЛЕНИЕМ

ГАРАНТИЙ ЛИЦАМ, ВОСПИТЫВАЮЩИМ ДЕТЕЙ БЕЗ МАТЕРИ,

БЕРЕМЕННЫМ ЖЕНЩИНАМ, ЖЕНЩИНАМ, ИМЕЮЩИМ ДЕТЕЙ,

ПРИ РАСТОРЖЕНИИ ТРУДОВОГО ДОГОВОРА

А. В. ЕФРЕМОВ

Ефремов А. В., начальник юридического отделения военного комиссариата Чувашской Республики.

Анализируется законодательство, которым установлен ряд гарантий беременным женщинам, женщинам, имеющим детей, и лицам, воспитывающим детей без матери, при расторжении трудового договора по инициативе работодателя.

Ключевые слова: военные организации, трудовой договор, расторжение, гарантии.

On some issues related to the provision of safeguards in raising children without a mother, pregnant women, women with children, the termination of the employment contract

A. V. Efremov

Analyzed the legislation, which put a number of safeguards to pregnant women, women with children, and people with children without a mother terminate the employment contract by the employer.

Key words: military organizations, the labor contract, termination, guarantees.

Трудовым законодательством установлен ряд гарантий беременным женщинам, женщинам, имеющим детей, и лицам, воспитывающим детей без матери, при расторжении трудового договора по инициативе работодателя. Безусловное предоставление таких гарантий и правильное применение соответствующих норм трудового законодательства в отношении указанных категорий лиц, которым государством предоставляется особая социальная поддержка, являются обязанностью командиров воинских частей, начальников подведомственных Министерству обороны Российской Федерации учреждений, выступающих от имени организаций-работодателей в трудовых отношениях с работниками.

В соответствии со ст. 261 Трудового кодекса Российской Федерации (ТК РФ):

а) в отношении беременных женщин:

— не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя, за исключением случаев ликвидации организации либо прекращения деятельности индивидуальным предпринимателем;

— в случае истечения срочного трудового договора в период беременности женщины работодатель обязан по ее письменному заявлению и при предоставлении медицинской справки, подтверждающей состояние беременности, продлить срок действия трудового договора до окончания беременности. Женщина, срок действия трудового договора с которой был продлен до окончания беременности, обязана по запросу работодателя, но не чаще чем один раз в три месяца представлять медицинскую справку, подтверждающую состояние беременности. Если при этом женщина фактически продолжает работать после окончания беременности, то работодатель имеет право расторгнуть трудовой договор с ней в связи с истечением срока его действия в течение недели со дня, когда работодатель узнал или должен был узнать о факте окончания беременности;

— допускается увольнение женщины в связи с истечением срока трудового договора в период ее беременности, если трудовой договор был заключен на время исполнения обязанностей отсутствующего работника и невозможно с письменного согласия женщины перевести ее до окончания беременности на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации женщины, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую женщина может выполнять с учетом ее состояния здоровья. При этом работодатель обязан предлагать ей все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором;

б) в отношении женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 5 — 8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ);

в) в отношении одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 5 — 8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ);

г) в отношении других лиц, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет) без матери, не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным п. п. 1, 5 — 8, 10 или 11 ч. 1 ст. 81 или п. 2 ст. 336 ТК РФ).

На практике часто возникают вопросы, связанные с тем, кого следует относить к одиноким матерям, а также к лицам, воспитывающим детей без матери, так как отсутствует нормативное определение круга субъектов, к ним относящихся.

В Обзоре законодательства и судебной практики Верховного Суда Российской Федерации за первый квартал 2010 г. указывается:

«Официального определения понятия одинокой матери, равно как и лица, воспитывающего ребенка без матери, не содержится ни в Трудовом кодексе Российской Федерации, ни в иных федеральных законах. Вместе с тем в предшествовавшем регулировании в области социальной защиты материнства и детства общепризнанным считалось понятие одинокой матери как не состоящей в браке, если в свидетельствах о рождении детей запись об отце отсутствует или эта запись произведена в установленном порядке по указанию матери, даже при сохранении права на получение установленных законодательством выплат в случае вступления одинокой матери в брак. При этом наравне с такими матерями соответствующие денежные выплаты в свое время назначались женщинам, не состоящим в браке, записанным в качестве матерей усыновленных ими детей, а в отдельные периоды — также вдовам и вдовцам, имеющим детей и не получающим на них пенсию по случаю потери кормильца или социальную пенсию (например, п. 3 Постановления Совета Министров СССР от 12 августа 1970 года N 659 «Об утверждении Положения о порядке назначения и выплаты пособий беременным женщинам, многодетным и одиноким матерям» и п. 8 названного Положения, п. 4 Временного положения о порядке назначения и выплаты единовременного пособия при рождении ребенка, единого ежемесячного пособия на детей, государственного пособия одиноким матерям, утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 24 ноября 1990 года N 1177, п. 41 Положения о порядке назначения и выплаты государственных пособий гражданам, имеющим детей, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 сентября 1995 года N 883). Тем самым указанные граждане признавались нуждающимися в повышенной социальной защите, поскольку являлись единственными родителями (усыновителями) детей, то есть единственными лицами, наделенными родительскими правами и несущими родительские обязанности по воспитанию своих детей, как родных, так и усыновленных.

Что же касается лиц, воспитывающих детей указанного в части четвертой статьи 261 ТК Российской Федерации соответствующего возраста без матери, то ограничение на расторжение трудового договора с ними работодателем не связывается данной нормой с соблюдением каких-либо условий, в частности с наличием родственных отношений с ребенком или какими-либо иными конкретными обстоятельствами отсутствия материнского воспитания. Поэтому рассматриваемая гарантия должна предоставляться работникам, осуществляющим лично и непосредственно фактическое воспитание детей, например в случае, если мать ребенка умерла, объявлена умершей, лишена родительских прав, ограничена в родительских правах, признана безвестно отсутствующей, недееспособной (ограниченно дееспособной), по состоянию здоровья не может лично воспитывать и содержать ребенка, длительно отсутствует, отбывает уголовное наказание, обвиняется в совершении преступления и находится под стражей, уклоняется от воспитания детей или от защиты их прав и интересов, и в иных ситуациях. Таким образом, исходя из рассматриваемых положений части четвертой статьи 261 ТК Российской Федерации в целях повышения уровня социальной и правовой защиты и поддержания стабильности трудовых отношений поименованных в ней лиц с семейными обязанностями не допускается расторжение трудового договора по инициативе работодателя (за перечисленными в данной статье исключениями), наряду с работающими женщинами, имеющими детей в возрасте до трех лет, а также с работниками, воспитывающими детей этого возраста без матери в указанных выше случаях, — вне зависимости от того, являются ли они единственными воспитателями таких детей, и, кроме того, с работниками, являющимися единственными воспитателями детей, в том числе родных или усыновленных, оставшихся без материнского и (или) отцовского попечения в соответствующих установленных федеральным законодателем случаях, в возрасте старше трех лет, но не достигших 14 лет (детей-инвалидов до 18 лет)».

Ошибки, допущенные работодателем в данной сфере трудовых отношений, могут очень дорого обойтись для военной организации. Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в своем Определении от 8 октября 2009 г. по гражданскому делу N 74-В09-6, отменяя решение Нерюнгринского городского суда Республики Саха (Якутия) от 23 декабря 2008 г. и Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Республики Саха (Якутия) от 4 марта 2009 г., указала на то, что, отказывая в удовлетворении заявленного иска гр. Ч., суды первой и второй инстанций не проверили соблюдение ответчиком гарантий, установленных ТК РФ, в том числе ст. 261 ТК РФ, тем самым суды допустили ошибки, имеющие существенное значение для правильного разрешения трудового спора, заявленного по иску к военному комиссариату, что, соответственно, послужило основанием для отмены указанных решений судов, которые были признаны не соответствующими действующему законодательству, регулирующему условия и порядок прекращения трудовых отношений с работником по инициативе работодателя.

Согласно ст. 73 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» к отношениям, связанным с гражданской службой, применяются федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, в части, не урегулированной данным Федеральным законом.

Положений, исключающих предоставление гарантий, которые установлены законодательством Российской Федерации для женщин в связи с рождением и воспитанием детей, ни названный Федеральный закон, ни законодательство о государственной гражданской службе Российской Федерации не содержат.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона от 22 ноября 2011 г. N 25-П «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки Боровик В. Ю.» взаимосвязанные положения данных норм в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ими допускается увольнение с государственной гражданской службы одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в связи с сокращением замещаемой должности по инициативе представителя нанимателя, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Согласно названному Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации впредь до внесения федеральным законодателем в действующее правовое регулирование надлежащих изменений увольнение с государственной гражданской службы одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», не допускается.

Так, например, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в Определении от 23 марта 2012 г. N 8-ВПР12-4, отменяя соответствующее Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 августа 2011 г., указала на следующие обстоятельства.

И. В. Плынова обратилась в суд с иском к Управлению Федерального казначейства по Ярославской области о восстановлении на работе, взыскании компенсации морального вреда, в обоснование которого ссылалась на то, что была незаконно уволена по основаниям, предусмотренным п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», в связи с отказом от предложенных для замещения иных должностей гражданской службы и сокращением замещаемой ею должности гражданской службы — … отдела расходов отделения по городу Ярославлю и Ярославскому району Управления Федерального казначейства по Ярославской области.

Ответчик возражал против удовлетворения требований.

Решением Дзержинского районного суда города Ярославля от 12 июля 2011 г. исковые требования И. В. Плыновой удовлетворены частично. И. В. Плынова восстановлена на государственной гражданской службе в должности … отдела расходов отделения по городу Ярославлю и Ярославскому району Управления Федерального казначейства по Ярославской области с 11 апреля 2011 г. С ответчика в пользу И. В. Плыновой взыскана компенсация морального вреда в сумме … рублей.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 августа 2011 г. вышеназванное решение суда первой инстанции отменено. По делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований отказано. При рассмотрении дела судом кассационной инстанции были допущены существенные нарушения норм материального права, являющиеся основанием для пересмотра состоявшихся судебных постановлений в порядке надзора (в кассационном порядке). В ходе рассмотрения спора судом установлено, что приказом руководителя отделения по городу Ярославлю и Ярославскому району Управления Федерального казначейства по Ярославской области И. В. Плынова была принята на государственную гражданскую службу и назначена на должность … отдела расходов отделения по городу Ярославлю и Ярославскому району Управления Федерального казначейства по Ярославской области.

На основании Приказа руководителя Управления Федерального казначейства по Ярославской области от 17 января 2011 г. N 11 (во исполнение требований Приказа Федерального казначейства России от 28 декабря 2010 г. N 377) проведена реорганизация в форме присоединения к Управлению отделений Управления Федерального казначейства по Ярославской области, в связи с чем отделение по городу Ярославлю и Ярославскому району прекратило свою деятельность.

24 января 2011 г. И. В. Плынова была уведомлена представителем нанимателя о сокращении замещаемой ею должности с 1 апреля 2011 г.

Приказом руководителя Управления Федерального казначейства по Ярославской области от 11 апреля 2011 г. N 212 л/с истица освобождена от замещаемой должности и уволена с гражданской службы по п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в связи с отказом от предложенных для замещения иных должностей гражданской службы и сокращением замещаемой должности гражданской службы.

Разрешая спор, суд первой инстанции с учетом установленных по делу обстоятельств пришел к выводу о том, что увольнение И. В. Плыновой произведено с нарушением требований закона, поскольку истице были предложены не все вакантные должности государственной гражданской службы. При приеме на эти должности иных лиц ответчиком не были учтены уровень квалификации истицы, ее профессиональное образование, стаж государственной гражданской службы, классный чин и опыт руководящей работы, а также статус одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд кассационной инстанции указал на то, что увольнение И. В. Плыновой произведено с соблюдением установленного порядка, поскольку законом не предусмотрена обязанность представителя нанимателя (работодателя) предлагать гражданскому служащему, занимающему должность, подлежащую сокращению, все имеющиеся в учреждении вакантные должности. Судебная коллегия по гражданским делам Ярославского областного суда также отметила, что одинокие матери, воспитывающие ребенка в возрасте до 14 лет, преимущественного права оставления на государственной службе не имеют, так как положения ст. 261 ТК РФ не подлежат применению к отношениям, связанным с гражданской службой.

Судебная коллегия находит приведенные выводы суда кассационной инстанции основанными на неправильном толковании положений действующего законодательства, регулирующего порядок прохождения службы лицами, замещающими должности государственной гражданской службы.

В соответствии с ч. 4 ст. 261 ТК РФ расторжение трудового договора с одинокими матерями, воспитывающими ребенка в возрасте до 14 лет (ребенка-инвалида до 18 лет), другими лицами, воспитывающими указанных детей без матери, по инициативе работодателя не допускается.

Данная статья относится к числу специальных норм, предоставляющих определенным категориям работников повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение материнства и детства в соответствии с ч. 2 ст. 7 и ч. 1 ст. 38 Конституции Российской Федерации.

Помимо запрета на расторжение трудового договора с одинокими матерями, названная статья содержит аналогичное ограничение в отношении лиц, воспитывающих детей без матери, т. е. вдовец, воспитывающий ребенка, относится к лицам, на которых распространяются гарантии, установленные ч. 4 ст. 261 ТК РФ.

В силу таких государственных гарантий, как равенство граждан (ст. 19 Конституции Российской Федерации) и запрет дискриминации в сфере труда, вдова, воспитывающая ребенка, имеет такое же право на использование рассматриваемой льготы, как вдовец.

Для одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, которые проходят государственную гражданскую службу, гарантии, связанные с материнством и воспитанием детей, не установлены, однако это не может означать, что такие гарантии им не предоставляются.

Согласно ст. 73 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации» к отношениям, связанным с гражданской службой, применяются федеральные законы, иные нормативные правовые акты Российской Федерации, законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, содержащие нормы трудового права, в части, не урегулированной данным Федеральным законом.

Положений, исключающих предоставление гарантий, которые установлены законодательством Российской Федерации для женщин в связи с рождением и воспитанием детей, ни названный Федеральный закон, ни законодательство о государственной гражданской службе Российской Федерации не содержат.

Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о проверке конституционности положений части 4 статьи 31, пункта 6 части 1 статьи 33 и статьи 37 Федерального закона от 22 ноября 2011 г. N 25-П «О государственной гражданской службе Российской Федерации» в связи с жалобой гражданки Боровик В. Ю.» взаимосвязанные положения данных норм в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования ими допускается увольнение с государственной гражданской службы одинокой матери, воспитывающей ребенка в возрасте до 14 лет, в связи с сокращением замещаемой должности по инициативе представителя нанимателя, признаны не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Согласно названному Постановлению Конституционного Суда Российской Федерации впредь до внесения федеральным законодателем в действующее правовое регулирование надлежащих изменений увольнение с государственной гражданской службы одиноких матерей, воспитывающих ребенка в возрасте до 14 лет, по основанию, предусмотренному п. 6 ч. 1 ст. 33 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», не допускается.

И. В. Плынова является вдовой военнослужащего и матерью несовершеннолетнего Л. Плынова … года рождения, что подтверждается имеющимися в материалах дела свидетельствами о рождении ребенка и смерти его отца, нуждается в повышенной социальной защите, поскольку является единственным лицом, наделенным родительскими правами и несущим родительские обязанности по воспитанию и содержанию сына.

Отказывая в удовлетворении заявленного иска, суд кассационной инстанции не учел вышеприведенное требование, тогда как оно имело существенное значение для правильного разрешения спора, в связи с чем обжалуемое Определение не может быть признано соответствующим действующему законодательству, регулирующему условия и порядок прекращения служебных отношений с работником по инициативе представителя нанимателя.

При таких обстоятельствах судом кассационной инстанции допущено неправильное толкование норм материального права; данное нарушение положений закона повлияло на исход дела, и без его устранения невозможны восстановление и защита нарушенных трудовых прав И. В. Плыновой.

С учетом изложенного доводы надзорной жалобы и представления первого заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о наличии оснований для пересмотра состоявшегося по делу Определения Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда в порядке надзора (кассационном порядке) заслуживают внимания, в связи с чем Судебная коллегия в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом кассационной инстанции, которая повлекла вынесение неправосудного решения, признает Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 августа 2011 г. подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь ст. ст. 387, 390 ГПК РФ, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила: Определение Судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 22 августа 2011 г. отменить.

Оставить в силе решение Дзержинского районного суда города Ярославля от 12 июля 2011 г.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *