Новая российская диаспора, некоторые аспекты развития

(Письменная Е. Е., Рязанцев С. В.) ("Миграционное право", 2012, N 4) Текст документа

НОВАЯ РОССИЙСКАЯ ДИАСПОРА, НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ РАЗВИТИЯ <*>

Е. Е. ПИСЬМЕННАЯ, С. В. РЯЗАНЦЕВ

-------------------------------- <*> Исследование проведено в рамках гранта Президента Российской Федерации для молодых докторов наук N МД-2107.2011.6.

Письменная Елена Евгеньевна, ведущий научный сотрудник ИСПИ РАН, доктор социологических наук, доцент.

Рязанцев Сергей Васильевич, руководитель Центра социальной демографии и экономической социологии ИСПИ РАН, член-корреспондент РАН, доктор экономических наук, профессор.

Рассмотрен отток высококвалифицированных трудовых ресурсов и реальные и потенциальные потери России, связанные с "утечкой умов". Даны статистические расчеты численности российской диаспоры за рубежом.

Ключевые слова: эмигранты, "утечка умов", российская диаспора.

New Russian diaspora, some aspects of development E. E. Pismennaya, S. V. Ryazantsev

Outflow of the highly qualified labor resources and real and potential losses of Russia connected with "brain drain" were considered. Statistical calculations of quantity of Russian diaspora abroad were given.

Key words: emigrants, "brain drain", Russian diaspora.

В начале 1990-х гг. российская диаспора за пределами стран СНГ и Балтии насчитывала порядка 2 млн. человек, которые проживают главным образом в США (примерно половина), по 300 тыс. в Израиле и Германии, порядка 150 тыс. в Латинской Америке, около 100 тыс. в Канаде и остальные в других странах. Эта часть диаспоры сформировалась в результате миграции в дореволюционный и советский периоды. Распад СССР и активная эмиграция из России на протяжении последних лет существенно увеличили численность российской диаспоры. В настоящее время, по данным МИД, российская диаспора превысила 25 млн. человек и вышла на второе место в мире после китайской. По данным МИД, в 2005 г. на консульском учете в качестве постоянно проживающих за границей состояли более 1,5 млн. российских граждан. Замечу, что, по экспертным оценкам представителей МИД, это примерно 10% от общей численности реально пребывающих за рубежом граждан России. Несложные расчеты показывают, что численность российских граждан может составлять за границей приблизительно 15 млн. человек. Предполагаю, что трудовые мигранты из России могут составлять порядка 10 млн. человек. По данным национальных источников, оценить достоверно и однозначно количество работников из России, пребывающих единовременно на заработках в различных странах, достаточно сложно. Ведется статистика по выезду, но не ведется статистики по количеству пребывающих (работающих) за рубежом. Оценок по количеству россиян, работающих за рубежом, в научной литературе немного, и особенно подробных исследований по этому вопросу не проводилось. По оценкам МОТ, в настоящее время за пределами России трудятся свыше 600 тыс. граждан России. Оценки, приводимые в публикациях МОМ, составляют от 1,5 до 2 млн. человек. В то же самое время представителями МОМ в Москве озвучивалась и другая цифра - 500 тыс. человек, в т. ч. 370 тыс. трудовых мигрантов в Европе. Однако в целом зарубежные источники по поводу россиян менее многословны, чем, например, по украинским или молдавским мигрантам. В "новом" зарубежье численность трудовых мигрантов из России очень невелика по понятным причинам - в этих государствах гораздо ниже уровень заработной платы. Занятость наших специалистов в странах СНГ связана в основном с деятельностью российских компаний, а также с отраслями и предприятиями, для которых не готовят специалистов в этих государствах - это топливно-энергетический сектор, машиностроение, химические технологии и т. п. Расчеты показывают, что в настоящее время 1 - 1,5 млн. россиян работают за рубежом. Это так называемая трудовая диаспора. Международная трудовая миграция стала для многих жителей России, особенно в провинции, средством "выживания" и реальным способом повышения своего материального благосостояния в новых экономических условиях. Русская (российская) диаспора выполняет важные социально-экономические функции. Помимо денежных переводов и инвестиций в российскую экономику это разработка и продвижение проектов с российскими партнерами в сфере бизнеса, торговли, научно-технического сотрудничества, образования, социальной поддержки населения. Диаспора пропагандирует российскую культуру и русский язык в странах своего проживания. Во многих странах весом ее вклад в развитие спорта, балета, живописи, музыки, науки и образования. Все это во многом влияет на формирование позитивного "имиджа" страны за рубежом. В большинстве экономически развитых стран россияне заняты во многих отраслях экономики принимающих стран - в строительстве, судоходстве, общественном питании, сельском хозяйстве, сфере гостеприимства и индустрии развлечений, науке, образовании, программных технологиях, здравоохранении. При этом они в большей степени, чем коренное население, заняты неквалифицированным трудом и представлены в низких социально-профессиональных категориях. В научной литературе последних лет существует точка зрения, что процесс интенсивной миграции высококвалифицированных специалистов является мировой тенденцией, обусловленной глобализацией. Возник термин "циркуляция умов", который стал все более активно применяться в отношении эмиграции специалистов из России. Циркуляция умов подразумевает, что миграция высококвалифицированных специалистов и ученых происходит вслед за движением капитала и проектов, носит временный и возвратный характер. С точки зрения миграционной теории можно предполагать, что в этом случае преобладают факторы "притяжения" в странах приема, а отнюдь не факторы "выталкивания" в странах оттока. В ситуации с эмиграцией высококвалифицированных специалистов из России, стран СНГ, развивающихся стран доминируют "выталкивающие" факторы на родине. Прежде всего это низкая оплата труда, отсутствие достаточных средств и оборудования для исследований, не финансируются командировки, бюрократизм в расходовании средств грантов, плохие жилищные условия. Бюджет научных учреждений практически не включает затрат на научные исследования, только средства на зарплату и коммунальные платежи. Это подорвало материальную базу для проведения исследований. Средняя заработная плата ученого в России едва достигает 1 тыс. долларов. В то время как в США она составляет 5 - 7 тыс. долларов в месяц. Зарплата высококвалифицированного программиста из России, работающего в крупной компании типа Alcatel, может доходить до 100 - 120 тыс. долларов в год (при 5 - 6 тыс. на родине). "Утечка умов" из России происходит практически из всех отраслей наук, но в большинстве своем из сферы космических технологий, прикладной и теоретической физики, компьютерных и тонких химических технологий, биохимии, микробиологии, генетики, математики, программирования. В 1996 г. из 100 наиболее известных российских ученых в области естественных наук 50 жили и работали за рубежом. В большинстве своем эмиграция происходит из тех направлений науки и технологии, с которыми власти России связывают свои надежды на инновационный "прорыв" страны. Среди эмигрировавших в этот период из России научных сотрудников преобладали известные исследователи. Проводившиеся исследования показали, что уезжали в основном кандидаты и доктора наук, имевшие высокий индекс цитирования, характеризовавшиеся коллегами как лидеры научных школ и исследовательских направлений. Главная трагедия России заключается в том, что страна теряет не только отдельных ученых, но и целые научные школы, исследовательские коллективы и перспективные направления. По экспертным оценкам, в 1990 - 2000-е гг. Россию покинули 70 - 80% ведущих математиков и 50% ведущих физиков-теоретиков. Несколько примеров из интервью. Из Всероссийского научно-исследовательского института экспериментальной физики (Арзамас-16), являющегося ведущим российским центром по ядерным исследованиям, за рубеж за последние двадцать лет выехало более 5 тыс. специалистов. Из НПО "Импульс", специализирующегося на производстве систем наведения, электронно-оптического и другого электронного оборудования преимущественно военного назначения, за рубеж уехали 1,8 тыс. ученых и инженеров. За десять лет (с середины 1980-х до середины 1990-х гг.) Российский научный центр вирусологии и биотехнологии ("Вектор"), занимающийся в том числе и разработками в области биологического оружия, покинуло 3,5 тыс. человек. Математический институт имени Стеклова за двадцать лет потерял 30 ученых, в т. ч. 20 человек выехали за границу. Таким образом, процесс эмиграции из России высококвалифицированных специалистов и ученых, несмотря на определенную трансформацию, продолжает оставаться процессом "утечки умов". Россия в мировой процесс "циркуляции умов", к сожалению, пока не включена в такой цивилизованной форме, как страны Западной Европы. Однако, по официальным данным, ежегодные масштабы эмиграции из России невелики. Например, в 2009 г. из России выехало всего 32,5 тыс. человек, в т. ч. в страны "дальнего зарубежья" - 12,1 тыс. человек. За небольшими абсолютными значениями, характеризующими эмиграцию из России в страны дальнего (старого) зарубежья, скрываются проблемы, связанные с качественной структурой миграционного потока. Эмигрируют молодые, образованные, активные люди. Небольшие абсолютные цифры эмиграции связаны не столько с реальным сокращением выезда, сколько с возникновением новых форм эмиграции, которые просто не могут быть зафиксированы прежними инструментами миграционного учета. Известна масса случаев, когда наши граждане живут за рубежом, но при этом не теряют российского гражданства и не выписываются из своего жилья в России. Качественный состав эмигрантов характеризуется значительной долей людей с высшим образованием. Каждый пятый эмигрант из России в постсоветский период имел высшее образование. Среди выбывших в Израиль - 30%, в США - более 40%, в Канаду - 60%. Исследования показывают, что у 40,5% иммигрантов, прибывших в Израиль из бывшего Советского Союза, общий срок обучения составляет 13 лет и более. При этом аналогичный уровень образования имеют лишь 24,2% израильтян. Уровень образования российских эмигрантов в Австралию также достаточно высок. По российским данным, среди эмигрантов в эту страну более 54% имели высшее образование. Это закономерный результат селективной миграционной политики Австралии, которая в первую очередь дает "зеленый свет" высококвалифицированным специалистам. Молодые и образованные специалисты, как правило, прибывают по приглашениям крупных австралийских фирм либо через балльную программу для миграции, которая отдает приоритет высококвалифицированным специалистам. Расчеты показывают, что за период 2002 - 2010 гг. из России в страны "дальнего" зарубежья на постоянное место жительства и для временного трудоустройства за рубежом выехали 741,9 тыс. человек. В их числе каждый третий человек - с высшим образованием. В их числе около 400 докторов и кандидатов наук - в поисках "лучшей доли" за рубежом. В данном исследовании был проведен сравнительный анализ данных российской статистики с данными национальной статистики стран, принимающих российских эмигрантов. Исследование показало, что зарубежные данные на порядок превышают сведения российских официальных статистических служб (причины детально были описаны выше). Оказалось, что американские данные от 2 до 6 раз (в разные годы) превышают данные российские относительно численности эмигрантов из России. Данные по Германии в 2 - 3 раза выше, по Канаде - в 3 - 6 раз выше, по Израилю - в 5 - 6 раз выше, по Франции - в 12 - 15 раз выше. Объясняется подобное расхождение просто - статистика в России фиксирует только легальные выезды на постоянное место жительства, в ней отсутствует учет таких каналов выезда, как временные трудовые контракты, туризм, образовательные приглашения и т. д. В зарубежной статистике более четко фиксируется въезд мигрантов из России независимо от причины. Таким образом, эмиграционные потоки из России, фиксируемые российской официальной статистикой, нужно брать с существенной поправкой в сторону увеличения. "Утечка умов" из России привела к формированию крупной российской научной диаспоры. Под российской научной диаспорой можно понимать ученых и высококвалифицированных специалистов (с образованием не ниже высшего), которые родились в России, заняты в сфере научных исследований или близких к ней высокотехнологичных отраслях, активно поддерживающие научные и деловые контакты со своими соотечественниками, проживающими за рубежом, и коллегами, работающими в России. Как отмечает И. Дежина, "ядро российской научной диаспоры составляют исследователи-контрактники в области естественных наук, а персональный состав ее изменчив". Она исключает из ее состава тех, "кто полностью ассимилировался и порвал всякие связи с Россией и со своими соотечественниками, а также тех, кто, поддерживая связи с русскоязычными коллегами за рубежом, не имеет и не хочет иметь с Россией никаких отношений". Мы согласны с первой частью определения, предложенного И. Дежиной, относительно ассимиляционных процессов среди ученых. Однако не согласны, что из состава российской научной диаспоры следует исключить тех, кто общается только с соотечественниками, не поддерживая контактов с Россией. Полагаем, что коммуникация с соотечественниками, даже проживающими за рубежом, это уже есть свидетельство причастности к диаспоре и опосредованные контакты с Россией. Поэтому наше определение опирается на более широкую трактовку. Под наше определение подпадает примерно 100 - 150 тыс. человек, именно эту часть эмигрантов из России можно отнести к российской научной диаспоре. Эта оценка более значительна, чем приведенная С. Егеревым, который писал о максимальной численности диаспоры 20 - 30 тыс. человек. Но наши оценки значительно ниже приводимых в прессе: 800 тыс. или даже 1,5 млн. человек - ученых из России. Скорее всего, последняя цифра имеет отношение к общим масштабам эмиграции, чем к российской научной диаспоре. Российская научная диаспора главным образом сконцентрирована в США. По экспертным оценкам, 70% россиян-исследователей работают в США. По нашим расчетам, основанным на данных российской статистики за 2002 - 2010 гг., в США эмигрировали более 17 тыс. человек из России с высшим образованием, в т. ч. 74 доктора и кандидата наук. С учетом поправочного коэффициента по американской статистике в реальности эта цифра может составлять около 120 - 150 тыс. человек за период 1990 - 2010 гг. Многие специалисты из России приезжают в США по временным рабочим визам, однако, как правило, в течение 1 - 2 лет эти визы трансформируются в виды на жительство в США. Около 40% всех американцев, родившихся за пределами США, имеют степень магистра или доктора наук. Это подчеркивает, что в стране роль иммиграции в притоке высококвалифицированных специалистов очень велика. Согласно исследованиям И. Дежиной более 40% людей с докторской степенью в США являются иностранцами. Ситуация отличается по отраслям науки. Например, в технических и компьютерных науках эта цифра доходит до 57%. Распределение иностранных ученых по странам происхождения, приехавших в США, показывает, что лидерами являются китайцы (22%), индусы (14%), англичане (7%). Выходцы из стран бывшего СССР составляют 6%, из Канады, Германии и Южной Кореи - по 4%, Ирана и Японии - по 2%. По оценкам Национального научного фонда США, начиная с момента распада СССР из России выехало около 70 - 80% математиков и 50% физиков-теоретиков - специалистов мирового уровня. В настоящее время 17 ученых-эмигрантов из России являются членами Национальной академии наук США. На кафедрах ведущих университетов США работает много выходцев из России. Например, в университете Миннесоты на кафедре теоретической физики с 1994 г. русский даже стал рабочим языком. При достойной оплате труда и в условиях наличия возможностей нормально вести исследования ученые из России добиваются за рубежом значительных успехов. В 2003 г. Нобелевскую премию получил физик А. Абрикосов, работающий в США. В 1994 г. Филдсовской медалью за решение алгебраической проблемы Бернсайда был награжден ученый-математик Е. Зельманов, эмигрировавший из России в США. Такую же медаль получил другой математик из России, работающий в США, - В. Воеводский. Исследование базы "Scorpus" показало, что более 50% публикаций российской научной диаспоры идут именно из США. При этом наиболее цитируемые российские ученые также работают в США - на их долю приходится 44% всех ссылок (после 2003 г.). По индексу цитируемости среди эмигрантов из России первое место занимают выпускники МГУ, второе - выпускники МФТИ. По примерным оценкам, в настоящее время в сфере высоких технологий в США занято свыше 100 тыс. специалистов - выходцев из России. Российские программисты и специалисты в области информационных технологий и компьютерной техники работают в технологических парках США. Например, каждая третья разработка корпорации "Майкрософт" приходится на программистов - выходцев из России. Главный район проживания русских высококвалифицированных специалистов в США - это штат Калифорния. Численность русской технологической общины в Силиконовой долине составляет 30 - 50 тыс. специалистов с высшим образованием. Большая часть русских - инженеры и ученые. Причем, как подчеркивают эксперты, русские принадлежат к числу "жизненно необходимых сотрудников". За русских специалистов компании держатся до последнего, потому что они способны в самый последний момент прийти с решением, которое может спасти компанию. В Силиконовой долине создана американская ассоциация специалистов из России ("American Business Association of Russian Expatriates"). Цель организации - создать сеть, помогающую встраиваться в американский и, шире, мировой высокотехнологический бизнес членам российской диаспоры. Вторая страна приема российских высококвалифицированных специалистов - это Германия. По данным российской статистики, в Германию в 2002 - 2010 гг. эмигрировали около 40 тыс. специалистов с высшим образованием, в т. ч. 140 докторов и кандидатов наук. С учетом поправочного коэффициента на национальную статистику Германии эта цифра в реальности составляет от 80 до 120 тыс. человек и 300 - 450 человек соответственно. Специфической особенностью Германии является преобладание среди иностранных ученых выходцев из стран Европы. По данным И. Дежиной, в Институте Макса Планка на долю россиян приходится примерно 5%, на китайцев, индусов и американцев - по 4%. Это отражает довольно типичную картину в Германии в целом. По некоторым оценкам, в настоящее время в Германии работают 50 тыс. российских программистов и специалистов в области компьютерных технологий. Из европейских стран, принявших большое число российских ученых, можно отметить Великобританию, Францию и Швейцарию. Израиль принял около 4,5 тыс. ученых и специалистов с высшим образованием из России только в 2002 - 2010 гг., в т. ч. 30 докторов и кандидатов наук. С учетом поправки это составляет 22 - 27 тыс. и 150 - 180 человек соответственно. В Израиле ученые из России работают в университетах, исследовательских центрах, клиниках, больницах. По примерным оценкам, 40% научного потенциала Израиля приходится именно на иммигрантов из России. Все приведенные выше факты показывают, что Россия стала наряду со страной экспорта нефти и сырья страной экспорта интеллектуальных ресурсов. По данным ЮНЕСКО, Россия потеряла от эмиграции ученых более 30 млрд. долларов. По расчетам российского Министерства науки, с отъездом одного ученого она в среднем теряет 300 тыс. долларов. Отток высококвалифицированных трудовых ресурсов сопровождается реальными и потенциальными потерями результатов исследований, разработок, ноу-хау и других видов интеллектуальной продукции. Подобная интеллектуальная эмиграция обостряет проблему научно-технического отставания России от экономически развитых стран. Проблема "утечки умов" остается актуальной и серьезной для современной России и ее благополучия. К сожалению, эмиграционный потенциал среди высококвалифицированных специалистов и ученых в России остается очень высоким. По примерным оценкам, 200 - 250 тыс. программистов из России хотят эмигрировать из страны на работу за границу. Около 10% российских ученых ищут рабочее место за границей, 40% работают с зарубежными организациями и фондами, 20% ориентируются на временную трудовую эмиграцию за рубеж. Только 30% ученых в России не имеют эмиграционных настроений.

Литература

1. Архангельский В. Н., Иванова А. Е., Кузнецов В. Н., Рыбаковский Л. Л., Рязанцев С. В. Стратегия демографического развития России. М., 2005. 2. Рыбаковский Л. Л., Рязанцев С. В. Международная миграция в Российской Федерации: Доклад // URL: www. un. org. 3. Топилин А. В. Рынок труда России и стран СНГ: реалии и перспективы развития. М.: Экономика, 2004. 4. IOM World Migration Report 2000 // Co published by International Organization for Migration (IOM) United Nations. 5. International Migration Report 2002. New York: United Nations Population Division Department of Economic and Social Affairs, 2002. P. 1. 6. International Migration 2002. New York: United Nations, Population Division, Department of Economic and Social Affairs, 2003.

------------------------------------------------------------------

Название документа