Из практики прокурорского надзора по гражданским делам

(Редакционный материал)

(«Законность», 2013, N 3)

Текст документа

ИЗ ПРАКТИКИ ПРОКУРОРСКОГО НАДЗОРА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

Декриминализация деяния, имея обратную силу и определенные правовые последствия для лиц, совершивших преступления в прошлое время, в то же время не изменяет факта вступления в силу обвинительного приговора суда, являющегося в этом случае основанием увольнения сотрудника органов внутренних дел.

К. проходила службу в органах внутренних дел в должности инспектора отдела кадров УВД.

Приговором районного суда от 25 января 2011 г., вступившим в законную силу 12 апреля 2011 г., К. осуждена за преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 129 Уголовного кодекса РФ, ей назначено наказание в виде штрафа в размере 80 тыс. руб. На основании ст. 78 УК К. освобождена от наказания в связи с истечением срока давности.

Приказом ГУ МВД РФ от 29 декабря 2011 г. К. уволена по п. «м» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел в связи с вступлением в силу обвинительного приговора суда.

ФЗ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в УК внесены изменения, согласно которым ст. 129 (клевета) признана утратившей силу.

Решением районного суда от 16 февраля 2012 г. исковые требования К. удовлетворены частично: приказ в части увольнения К. признан незаконным и отменен. К. восстановлена на службе в органах внутренних дел с 30 декабря 2011 г.

Апелляционным определением городского суда от 19 апреля 2012 г. указанное решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе ГУ МВД РФ ставился вопрос об отмене состоявшихся судебных постановлений в связи с существенными нарушениями норм материального права.

Разрешая спор, суд исходил из того, что ФЗ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ в УК внесены изменения, согласно которым ст. 129 (клевета) признана утратившей силу.

Применив положения ст. 10 УК об обратной силе закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, судебные инстанции пришли к выводу о том, что после вступления в силу ФЗ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ, которым были устранены преступность и наказуемость деяния, виновной в совершении которого признана К. вступившим в законную силу приговором суда, она не может считаться лицом, которое имеет или имело судимость, в том числе снятую или погашенную, применительно к ст. 9 Положения о службе в органах внутренних дел РФ. В связи с этим наличие обвинительного приговора в отношении К. после 8 декабря 2011 г. — даты вступления в силу этого ФЗ — не могло влиять на прохождение ею службы в органах внутренних дел.

Определением Верховного Суда РФ от 26 октября 2012 г. решение районного суда, Апелляционное определение городского суда отменены. По делу принято новое решение, которым в удовлетворении исковых требований К. о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе отказано.

Согласно п. «м» ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, утвержденного Постановлением Верховного Совета РФ от 23 декабря 1992 г. N 4202-1, сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы в связи с осуждением за преступление после вступления в законную силу обвинительного приговора суда, а также прекращением уголовного преследования за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, за исключением уголовных дел частного обвинения, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Эта норма связана с ограничениями в приеме на службу в органы внутренних дел и ее прохождении, предусмотренными ст. 9 Положения о службе в органах внутренних дел РФ, согласно которой гражданин РФ не может быть принят на службу в органы внутренних дел, в частности, если он имел судимость; не подлежит уголовному преследованию за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, за исключением уголовных дел частного обвинения, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием.

Соответствующие ограничения предусмотрены п. 2 ч. 1 ст. 29 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N З-ФЗ «О полиции», вступившего в силу с 1 марта 2011 г., в соответствии с которым сотрудник полиции не может находиться на службе в полиции в случае осуждения его за преступление по приговору суда, вступившему в законную силу, а равно в случае наличия судимости, в том числе снятой или погашенной.

Аналогичные положения были установлены и в отношении сотрудников милиции в ч. 2 ст. 19 Закона РФ от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 «О милиции» (не могут быть приняты на службу в милицию граждане, имеющие либо имевшие судимость, а также граждане, уголовное преследование в отношении которых прекращено за истечением срока давности, в связи с примирением сторон, за исключением уголовных дел частного обвинения, вследствие акта об амнистии, в связи с деятельным раскаянием).

Декриминализация деяния, имея обратную силу и определенные правовые последствия для лиц, совершивших преступления в прошлое время, в то же время не изменяет факта вступления в силу обвинительного приговора суда, являющегося в этом случае основанием увольнения сотрудника органов внутренних дел.

Специальное законодательство о прохождении службы в органах внутренних дел РФ с 1991 г. предусматривало ограничения для прохождения службы лицами, когда-либо имевшими судимость. В настоящее время Федеральным законом от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ «О полиции» установлен запрет на прохождение службы в полиции лицами, умышленно совершившими уголовно наказуемое деяние в период, когда совершение таких деяний было запрещено уголовным законом (п. 2 ч. 1 ст. 29).

Суд не принял во внимание, что эти ограничения связаны с тем, что служба в органах внутренних дел является особым видом государственной службы, она направлена на реализацию публичных интересов, что предопределяет наличие у сотрудников, проходящих службу в указанных органах, специального правового статуса, обусловленного выполнением конституционно значимых функций по обеспечению правопорядка и общественной безопасности. Законодатель, определяя правовой статус сотрудников, проходящих службу в органах внутренних дел, вправе устанавливать особые требования к их личным и деловым качествам. Установление таких требований обусловлено особыми задачами, принципами организации и функционирования правоохранительной службы, необходимостью поддержания доверия граждан к лицам, находящимся на службе в милиции, направлено на обеспечение условий для эффективной профессиональной деятельности сотрудников внутренних дел.

Кроме того, вступление в силу закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния в соответствии с нормами уголовно-процессуального законодательства, влечет строго определенные правовые последствия.

Частью 2 ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса РФ предусмотрено, что уголовное дело подлежит прекращению за отсутствием состава преступления в случае, когда до вступления приговора в законную силу преступность и наказуемость этого деяния были устранены новым уголовным законом.

В случае если этот закон введен в действие после вступления приговора в законную силу, применяется другой порядок — освобождение осужденного от наказания судом в рамках стадии исполнения приговора (п. 13 ст. 397 УПК). Таким образом, декриминализация деяния влияет лишь на отбытие осужденным наказания и не влечет отмены вступившего в силу приговора суда.

Следовательно, вывод судебных инстанций о применении положений ст. 10 УК об обратной силе закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, в связи с которым после вступления в силу ФЗ от 7 декабря 2011 г. N 420-ФЗ наличие обвинительного приговора в отношении К. не могло влиять на прохождение ею службы в органах внутренних дел, нельзя признать законным.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *