Развитие частноправовых начал в трудовом законодательстве: некоторые проблемы

(Халдеева Н. В.) ("Российская юстиция", 2013, N 3) Текст документа

РАЗВИТИЕ ЧАСТНОПРАВОВЫХ НАЧАЛ В ТРУДОВОМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВЕ: НЕКОТОРЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Н. В. ХАЛДЕЕВА

Халдеева Н. В., кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена практике применения некоторых норм правового регулирования трудовых отношений работников Крайнего Севера. В статье излагаются существующие проблемы и предлагаются пути их решения.

Ключевые слова: трудовое право, трудовые отношения, работники Крайнего Севера.

The article is devoted to the practice of application of some norms of legal regulation of labor relations of the employees of the Far North. The article sets out the existing problems and proposed ways of their solution.

Современное развитие трудового законодательства характеризуется совершенствованием способов метода трудового права, в том числе углублением дифференциации в правовом регулировании труда. Так, в действующем Трудовом кодексе имеются специальные достаточно объемные по своему содержанию разделы, посвященные особенностям регулирования труда отдельных категорий работников, которые закреплены в его четвертой части. Социально-правовая защищенность работников является мировой проблемой, которую каждая страна решает по-своему, исходя из своих политических и социально-экономических условий, отмечает К. Н. Гусов <1>. -------------------------------- <1> Гусов К. Н. Комментарий к Трудовому кодексу Российской Федерации. 7-е издание (переработанное и дополненное). М.: Проспект, 2008. С. 332.

Ю. П. Орловский, А. Ф. Нуртдинова дополняют это высказывание, указывая, что существенным отличием системы источников трудового права от системы источников других отраслей права является действие принципа неухудшения положения работника: каждый акт меньшей юридической силы не может ухудшать положение работника по сравнению с вышестоящим актом, что является основой построения всей системы источников трудового права и отражением его социальной (защитной) функции <2>. -------------------------------- <2> Орловский Ю. П., Нуртдинова А. Ф. Трудовое право России: Учебник (2-е издание). М.: Контракт; ИНФРА-М, 2008. С. 29.

Положения ст. 37 Конституции РФ, обусловливая свободу трудового договора, предопределяют вместе с тем обязанность государства обеспечивать справедливые условия труда, в том числе надлежащую защиту прав и законных интересов работника, как экономически более слабой стороны в трудовом правоотношении, что согласуется с основными целями правового регулирования труда в Российской Федерации как социальном и правовом государстве (ч. 1 ст. 1, ст. ст. 2 и 7 Конституции Российской Федерации). Толковый словарь В. Даля раскрывает лексическое значение термина "защита", который означает "заступничество, покровительство" <3>, который отличается от термина "охрана". А. М. Андрияхина и К. О. Гущина отмечают, что, несмотря на схожесть данных понятий, они имеют ряд различий <4>, с чем нельзя не согласиться. Защита предполагает комплекс мероприятий, направленных на пресечение определенного посягательства на права и законные интересы и действует непосредственно после начала посягательства как такового. Охрана же является более масштабным понятием, включающим комплекс мер, направленных не только на пресечение противоправных действий, но и на защиту законных прав и интересов вообще. -------------------------------- <3> Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. Т. 1. М., 1965. С. 668. <4> Андрияхина А. М., Гущина К. О. Защита трудовых прав граждан: Практическое пособие. М.: Дашков и К, 2008. 216 с.

Что касается защиты, то в теории трудового права она рассматривается в литературе в широком и узком смысле. В широком смысле под защитой трудовых прав следует понимать реализацию защитной функции трудового права, которая, в свою очередь, отражает защитную функцию государства. Поэтому защита трудовых прав работников в широком смысле включает и защиту в узком смысле <5>. -------------------------------- <5> Там же.

Защита установленных правил в государстве осуществляется в форме принуждения исполнять предписания права. В этой связи следует согласиться с А. С. Добровым, который отмечает, что большая часть людей подчиняются правовым нормам именно потому, что государство угрожает использовать принуждение <6>. Если же отсутствует установленное государством правило, соответственно, исключается и применение наказания за его неисполнение. Например, ч. 8 ст. 325 ТК РФ устанавливает, что размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в организациях, финансируемых из местных бюджетов, - органами местного самоуправления, у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, - коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами. Неправомерность установления данного правила подтверждается следующими выводами. -------------------------------- <6> Добров А. С. Формирование права без законодателя (Очерки по теории источников права). Часть первая. Обычное право (Окончание) // Вестник гражданского права. 2010. N 3. С. 5.

Согласно ст. 72 Конституции РФ трудовое законодательство находится в совместном ведении РФ и субъектов. В соответствии с ч. 1 ст. 6 Трудового кодекса РФ к ведению федеральных органов государственной власти в сфере трудовых отношений относится принятие нормативных правовых актов, устанавливающих порядок заключения, изменения и расторжения трудовых договоров; обеспечиваемый государством уровень трудовых прав, свобод и гарантий работникам (включая дополнительные гарантии отдельным категориям работников); особенности правового регулирования труда отдельных категорий работников. Часть 2 ст. 6 Трудового кодекса РФ предусматривает возможность принятия органами государственной власти субъектов РФ нормативных правовых актов по вопросам, не отнесенным к полномочиям федеральных органов государственной власти. Вывод о неправомерности перераспределения указанных полномочий подтверждается и судебной практикой, например, Определением Верховного Суда РФ от 13.10.2010 N 72-Г10-12, которым установлено, что в силу ст. 6 ТК РФ вопросы установления гарантий относятся к полномочиям федеральных органов государственной власти, поэтому предоставление законом Приморского края лицам, замещавшим государственные должности в правительстве края, гарантии в виде выплаты денежного вознаграждения до устройства на новое место работы в течение года после освобождения от должности выходит за пределы полномочий субъекта РФ <7>. -------------------------------- <7> ООО Журнал "Налоги и финансовое право". 2010 // СПС "КонсультантПлюс".

Защитная функция трудового права, констатирует В. И. Миронов, проявляется в обязанности государственных органов обеспечить соблюдение всеми работодателями прав и свобод человека и гражданина в сфере труда <8>. -------------------------------- <8> Миронов В. И. Трудовое право России: Учебник // Управление персоналом. 2005. С. 16.

Позиция государства в отношении работников Крайнего Севера в части исключения основных гарантий и компенсаций из своих обязательств противоречит не только указанным положениям Трудового кодекса РФ, но и сложившейся системе их установления и предоставления. Вправе ли государство снимать с себя обязательства по защите основных трудовых прав и свобод работников, которые переехали в северные районы страны, не предполагая, что установленные гарантии и компенсации для них будут исключены? Определяя в качестве одной из важнейших целей трудового законодательства установление государственных гарантий и создание благоприятных условий труда, законодатель установил целый комплекс норм, призванных обеспечить достижение этой цели. Среди них можно назвать и 40-часовую рабочую неделю, и перерывы для отдыха и питания, и выходные и нерабочие праздничные дни, отпуска, гарантии и т. д. Относительно работников Крайнего Севера также установлен целый ряд гарантий при заключении трудового договора в этих районах, при выполнении трудовой функции и при выезде из них, но очень специфичным образом. Одни государственные гарантии предоставляются всем работникам северных районов, другие - только его части. В связи с этим правовым явлением имеются различные высказывания в литературе. Так, например, В. Ф. Яковлев отмечает, что усиление частноправовых начал трудового права вовсе не свидетельствует об утрате им публично-правовой составляющей. Напротив, публично-правовой аспект в трудовом праве как составной части социального права приобретает все более яркую окраску, что проявляется главным образом в установлении основного (базового) уровня трудовых прав и гарантий на государственном уровне <9>. -------------------------------- <9> См.: Яковлев В. Ф. О взаимодействии публичного и частного права // Публичное и частное право: проблемы развития и взаимодействия, законодательного выражения и юридической практики: Материалы Всероссийской научно-практической конференции. Екатеринбург, 1999 С. 8; Дмитриева И. К. Принципы российского трудового права: Монография. М.: Цифоровичок, 2004. 334 с.; Суханов Е. А. О проблемах становления и развития российского частного права // Цивилистические записки: Межвузовский сборник научных трудов. 2004. Вып. 3. С. 26 - 46; Белых В. С. О соотношении публичного и частного права в правовом регулировании общественных отношений // Там же. С. 65 - 66.

Позволим не согласиться с данным высказыванием автора, поскольку именно в трудовом праве для большей части работников Крайнего Севера и не установлен основной, базовый уровень тех гарантий, которые установлены для другой, меньшей части работников. Правовым абсурдом хотелось бы назвать данные правовые установления, которые не укладываются в рамки правового понимания. Исходя из основной задачи трудового законодательства регулировать трудовые и непосредственно связанные с ними отношения в качестве обязательных условий должны быть установлены минимальные гарантии прав всех работников, поскольку в настоящее время в одних случаях эти минимальные правовые гарантии установлены, в других - без каких-либо обоснований исключены. Такое положение привело к нарушению единства трудового права, что подтверждается следующими выводами. Установление системы оплаты труда для всех работодателей, включая государственные и муниципальные учреждения, осуществляется исключительно в договорном порядке или в локальных нормативных актах. При этом ст. ст. 133 и 133.1 установлена государственная правовая гарантия, обеспечивающая работнику получение заработной платы не ниже минимального размера оплаты труда. Следовательно, в данном случае соблюден установленный в ст. 1 Трудового кодекса принцип государственной гарантии прав работников в области оплаты труда. В соответствии с положениями ст. 313 Трудового кодекса государственные гарантии и компенсации лицам, работающим в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, устанавливаются Трудовым кодексом, другими федеральными законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. Дополнительные гарантии и компенсации указанным лицам могут устанавливаться законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, коллективными договорами, соглашениями, локальными нормативными актами исходя из финансовых возможностей соответствующих субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления и работодателей. Вместе с тем нормы ст. ст. 320, 323, 325 и 326 Трудового кодекса не содержат даже минимальных государственных гарантий работникам северных районов страны, возложив в полной мере их установление на иные лица - субъекты Российской Федерации, органы местного самоуправления и работодателей, не относящихся к бюджетной сфере финансирования, что является неправомерным. В соответствии со ст. 320 ТК "Сокращенная рабочая неделя" устанавливается, что для женщин, работающих в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, коллективным договором или трудовым договором устанавливается 36-часовая рабочая неделя, если меньшая продолжительность рабочей недели не предусмотрена для них федеральными законами. Статья 323 ТК РФ, устанавливающая гарантии медицинского обслуживания, предусматривает ее предоставление, если это определено коллективным договором. Статья 325 ТК РФ, устанавливающая правила компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно устанавливает их только для работников организаций, финансируемых из федерального бюджета. Размер, условия и порядок компенсации расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно для лиц, работающих в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в организациях, финансируемых из местных бюджетов, - органами местного самоуправления, у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, - коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами. Статья 326 ТК РФ, регламентирующая вопросы компенсации расходов, связанных с переездом аналогично ст. 325 Трудового кодекса устанавливает их только для работников организаций, финансируемых из федерального бюджета. Размер, условия и порядок компенсации расходов, связанных с переездом, лицам, работающим в организациях, финансируемых из бюджетов субъектов Российской Федерации, устанавливаются органами государственной власти субъектов Российской Федерации, в организациях, финансируемых из местных бюджетов, - органами местного самоуправления, у работодателей, не относящихся к бюджетной сфере, - коллективными договорами, локальными нормативными актами, принимаемыми с учетом мнения выборных органов первичных профсоюзных организаций, трудовыми договорами. Как видно из представленных статей, ни о каких государственных гарантиях прав работника в этой части речь не идет - обязательный минимальный размер их в Трудовом кодексе не установлен. Это говорит о том, что на часть работников северных районов страны не распространяется действие положений ч. 1 ст. 1 Трудового кодекса, ст. 2, ч. 1 ст. 7 Конституции РФ и другие, гарантирующие всем работникам государственные гарантии их прав и свобод и их защиту. Соответственно, в трудовом законодательстве, на наш взгляд, появилось новое правовое явление - исключение защитной функции государства через нормы трудового права в отношении отдельных субъектов права. Между тем такие нормы, которые содержит ст. 1 Трудового кодекса, имеют значение не только для определения целей и задач отрасли. Их важность, на наш взгляд, заключается в том, что в процессе системного толкования других норм трудового права должны учитываться в обязательном порядке цели и задачи последнего. И если одной из целей трудового законодательства является установление государственных гарантий и компенсаций, то минимальный их размер в обязательном порядке должен быть прописан в Трудовом кодексе как основном федеральном законе в отношении всех работников, а не их части. Резюмируя сказанное, можно сделать вывод о том, что исключение предоставления государственных гарантий для большей части работников Крайнего Севера и приравненных к ним местностей нарушает основной принцип защитной функции государства, реализованной в трудовом законодательстве в части обеспечения их предоставления и защиты и положения ч. 1 ст. 1 Трудового кодекса.

------------------------------------------------------------------

Название документа