Конфликт интересов на службе как основа коррупционного преступления (криминологический аспект)

(Ким Е. П., Быков А. В.) ("Российский следователь", 2013, N 10) Текст документа

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ НА СЛУЖБЕ КАК ОСНОВА КОРРУПЦИОННОГО ПРЕСТУПЛЕНИЯ (КРИМИНОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ) <*>

Е. П. КИМ, А. В. БЫКОВ

-------------------------------- <*> Kim E. P., Bykov A. V. Conflict of interest in the public service as a basis of a corruption offense (criminological aspects).

Ким Евгений Петрович, заведующий кафедрой уголовного права Хабаровского филиала Института повышения квалификации СК России, доктор юридических наук, профессор.

Быков Антон Витальевич, доцент кафедры уголовного права Хабаровского филиала Института повышения квалификации СК России.

В статье анализируются термины "коррупция", "коррупционное преступление", "конфликт интересов на службе", взаимосвязь последнего с механизмом совершения преступления, раскрываются признаки коррупционного преступления и дается его понятие.

Ключевые слова: коррупция, коррупционное преступление, конфликт интересов на службе, мотив преступления, должностное лицо.

The article analyses the terms "corruption", "crime-ridden", "conflict of interest in the service", the relationship of the last with the mechanism of the crime revealed signs of corruption crimes and given his concept.

Key words: corruption, corruption crime, conflict of interest in the service, the motive for the crime, officer.

Выступая на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры России в 2013 г., Президент Российской Федерации В. В. Путин отметил, что "безопасность людей, защита их прав, подавление криминальных угроз для экономики, очищение власти от коррупции - это важнейшие условия развития нашей страны...". Одновременно Президент России определил как принципиальную задачу снижение уровня коррупции в стране <1>. -------------------------------- <1> Доклад Президента России на расширенном заседании коллегии Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 05.03.2013. URL: http://президент. рф/news.

Надо отметить, что за последние пять лет такие установки стали традиционными для главы государства, руководителей государственных органов, а также общественных деятелей. Причем заметная часть таких призывов носит не просто характер деклараций, а является конкретными предложениями по совершенствованию антикоррупционного законодательства, внедрению новых механизмов противодействия коррупции. С 2008 г. законодательно закреплены новые ограничения для служащих государственных и муниципальных органов, серьезное внимание уделено мерам профилактики и недопущения коррупционного поведения. К сожалению, не все подобные инициативы поддерживаются на государственном уровне. Например, в 2012 г. Калининградской областной Думой в Федеральное Собрание Российской Федерации был внесен проект Федерального закона N 146012-6 "О внесении изменений в Федеральный закон "О государственной гражданской службе Российской Федерации" и Федеральный закон "О муниципальной службе в Российской Федерации". Законопроектом предлагалось ввести дополнительное ограничение, связанное с государственной гражданской службой и муниципальной службой, устанавливающее, что лица, имевшие судимость за преступления, предусмотренные ч. ч. 3 и 4 ст. 159 (мошенничество), ч. ч. 3 и 4 ст. 160 (присвоение или растрата), ст. ст. 285 (злоупотребление должностными полномочиями), 290 (получение взятки), 291 (дача взятки), 291.1 (посредничество во взяточничестве) и 292 (служебный подлог) УК РФ, не могут быть приняты на указанную службу, а также являться государственными гражданскими и муниципальными служащими. Несмотря на справедливость предлагаемых ограничений, данный законопроект получил отрицательную оценку Правительства Российской Федерации <2>, после чего был отозван субъектом законодательной инициативы <3>. Примечательно, что при согласовании законопроекта Правовое управление Госдумы Российской Федерации высказало мнение о том, что необходимо включить в законопроект ряд преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления <4>. -------------------------------- <2> URL: http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf. <3> URL: http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf. <4> URL: http://asozd2.duma. gov. ru/main. nsf.

Примечательно, что, критически оценивая представленный законопроект, Правительство Российской Федерации обратило внимание законодателей на несоответствие составов коррупционных преступлений тому перечню, который закреплен в указании Генеральной прокуратуры Российской Федерации N 52-11, МВД России от 15.02.2012 N 2 "О введении в действие перечней статей УК РФ, используемых при формировании статистической отчетности" <5> (далее - указание N 52-11). -------------------------------- <5> СПС "КонсультантПлюс".

Насколько резонны такие возражения? Понятие коррупционного преступления в России законодательно не закреплено. В соответствии со ст. 1 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" <6> под коррупцией понимается: -------------------------------- <6> СПС "КонсультантПлюс".

а) злоупотребление служебным положением (ст. 285 УК РФ), дача взятки (ст. 291 УК РФ), получение взятки (ст. 290 УК РФ), злоупотребление полномочиями (ст. 201 УК РФ), коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами (ст. 204 УК РФ); б) совершение вышеуказанных деяний от имени или в интересах юридического лица. Таким образом, в данном Законе перечислены всего 5 составов преступлений, которые можно соотнести с УК РФ. Если обратиться к истории вопроса, то необходимо отметить, что после принятия Закона о противодействии коррупции первым ведомством, определившим составы коррупционных преступлений, стал Следственный комитет при прокуратуре Российской Федерации. В указании от 29.12.2008 N 7-224 "Об организации работы в системе Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации в сфере противодействия коррупции" <7> был обозначен 21 коррупционный состав преступления. -------------------------------- <7> СПС "КонсультантПлюс".

В указании от 15.02.2012 N 52-11 в п. 1 перечня 23 содержатся важные критерии: "К преступлениям коррупционной направленности относятся противоправные деяния только при наличии всех перечисленных ниже критериев: 1) наличие надлежащих субъектов уголовно наказуемого деяния, к которым относятся должностные лица, указанные в примечании к ст. 285 УК РФ, лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, действующие от имени и в интересах юридического лица, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением, указанные в примечании к ст. 201 УК РФ; 2) связь деяния со служебным положением субъекта, отступлением от его прямых прав и обязанностей; 3) обязательное наличие у субъекта корыстного мотива (деяние связано с получением им имущественных прав и выгод для себя или для третьих лиц); 4) совершение преступления только с прямым умыслом. Исключением являются преступления хотя и не отвечающие указанным требованиям, но относящиеся к коррупционным в соответствии с ратифицированными Российской Федерацией международно-правовыми актами и национальным законодательством, а также связанные с подготовкой условий для получения должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав либо незаконного представления такой выгоды" <8>. -------------------------------- <8> СПС "КонсультантПлюс".

Этим же указанием к коррупционным преступлениям без дополнительных условий относятся следующие составы: ст. ст. 141.1, 184, 204, п. "а" ч. 2 ст. 226.1, п. "б" ч. 2 ст. 229.1, ст. ст. 289, 290, 291, 291.1 УК РФ. В случае если основное совершенное преступление было коррупционным, то к такому будет относиться и последующее (ст. ст. 174, 174.1, 175, ч. 3 ст. 210, ст. ст. 294, 295, 296, 302, 307, 309 УК РФ). Также коррупционным признается корыстно совершенное преступление, предусмотренное пп. "а" и "б" ч. 2 ст. 141, ч. 2 ст. 142, ст. ст. 170, 201, 202, 285, 285.1, 285.2, 285.3, ч. ч. 1 и 2, п. "в" ч. 3 ст. 286, ст. ст. 292, 305 УК РФ. К той же категории относятся преступления, совершенные должностным лицом, государственным служащим и служащим органов местного самоуправления, а также лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой или иной организации, предусмотренные ч. ч. 3 и 4 ст. 159, ч. ч. 3 и 4 ст. 160, ч. ч. 3 и 4 ст. 183, п. "в" ч. 3 ст. 226, ч. 3 ст. 226.1, п. "б" ч. 3 ст. 228.1, ч. 2 ст. 228.2, п. "в" ч. 2 ст. 229, ч. ч. 3 и 4 ст. 229 УК РФ. Нельзя не отметить, что в разделе 4 Приказа СК России от 28.12.2012 N 88 "Об утверждении статистического отчета "Сведения о деятельности следственных органов Следственного комитета Российской Федерации по противодействию коррупции" <9> перечень коррупционных преступлений расширен до 46 составов. -------------------------------- <9> СПС "КонсультантПлюс".

Таким образом, на сегодняшний день скудная дефиниция понятия "коррупция", содержащаяся в ст. 1 отечественного Закона о противодействии коррупции, восполняется ведомственными нормативными актами. В международно-правовых актах мы также не встретим четкого определения коррупционного преступления. Например, Конвенция Совета Европы о гражданско-правовой ответственности за коррупцию от 04.11.1999 определяет коррупцию как "просьбу, предложение, дачу или принятие, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего имущества или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение этой обязанности или поведение, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового" <10>. Вместе с этим согласно комментарию к ст. 7 Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка от 17.12.1979 понятие "коррупция" должно определяться в соответствии с национальным правом. В соответствии со Справочным документом ООН о международной борьбе с коррупцией "коррупция - это злоупотребление государственной властью для получения выгод в личных целях" <11>. По мнению П. А. Кабанова, данное понятие является достаточно универсальным и рабочим <12>, хотя и не официальным. Поэтому согласимся со справедливым мнением исследователей о том, что "современное состояние международного договорного сотрудничества в борьбе с коррупцией свидетельствует о наличии ряда проблем, требующих своего разрешения на мировом и региональном уровнях. Так, например, действующим международным правом пока не выработано единого определения коррупции" <13>. Между тем отсутствие научно разработанной концепции коррупционного преступления в материальном праве свидетельствует, по нашему мнению, об отставании уголовно-правовых разработок от потребностей юридической науки и правоприменительной практики. Ведь если в качестве правового основания для понятия "неосторожная преступность" служит ст. 26, а для понятия "преступность несовершеннолетних" - ст. ст. 19 - 20 УК РФ, то для понятия "коррупционная преступность" таких норм не существует. -------------------------------- <10> Международно-правовые основы борьбы с коррупцией и отмыванием преступных доходов: Сборник документов / Сост. В. С. Овчинский. М.: ИНФРА-М, 2004. С. 282, 317. <11> Справочный документ о международной борьбе с коррупцией, подготовленный секретариатом ООН. A/CONF. 169/14.195. 13 April. <12> Кабанов П. А. Коррупция как объект криминологического познания // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2007. N 2 (13). С. 155. <13> Бабай А. Н. и др. Международно-правовые основы противодействия коррупции в России: Монография. Хабаровск: ДВПИК ФСКН России, 2012. С. 17.

Вместе с этим в пользу выделения коррупционных преступлений в самостоятельную главу УК РФ в юридической литературе приводились следующие доводы: распространенность указанных преступлений; особенности организации их предупреждения; дифференциация и индивидуализация мер воздействия, применяемых к виновным <14>. -------------------------------- <14> Лунев В. В. Курс мировой и российской криминологии: Учебник: В 2 т. М.: Юрайт, 2011. Т. II. Особенная часть. С. 470.

Тем не менее криминологическое исследование такого многомерного явления, как коррупция, требует определиться с его существенными и необходимыми признаками <15>. Простого перечисления составов преступлений, субъектов, их совершающих, на наш взгляд, недостаточно. -------------------------------- <15> Букаев Н. М. и др. Особенности методики расследования должностных преступлений коррупционной направленности: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 16 - 23.

В юридической литературе выделяют следующие группы деликтов, к которым относят то или иное преступление коррупционной направленности: некоторые преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина (воспрепятствование осуществлению избирательных прав, фальсификации избирательных документов и другие формы "покупки" власти - политическая коррупция); преступления против собственности (присвоение или растрата и др.); преступления против интересов службы в коммерческих и иных организациях (злоупотребления, коммерческий подкуп и т. п.); традиционные должностные преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (злоупотребления, присвоение, взяточничество, служебный подлог и др.) <16>. -------------------------------- <16> Лунев В. В. Указ. соч. С. 470.

Известно, что критерием построения системы Особенной части УК является родовой объект преступления. Представляя собой относительно однородную группу общественных отношений, охраняемых уголовным законом от преступных посягательств, родовой объект преступления, как правило, выступает в качестве наименования соответствующих разделов Особенной части УК. Например, преступления против собственности (раздел VIII), преступления против общественной безопасности (раздел IX), преступления против правосудия (раздел X) и т. д. Имеется ли общий родовой объект у коррупционных преступлений? Ведь законодатель не счел нужным выделить "коррупционные преступления" в отдельную главу Особенной части УК РФ. Возможно, это объясняется не только различием в уголовно-правовой и криминологической характеристиках преступлений такой категории, но и тем, что в "сложных предметах и явлениях природы и общества часто чрезвычайно трудно найти и выделить такое изменение признаков, которое ставило бы группу предметов, являющихся известной разновидностью, вне любой другой группы предметов, обладающих другой разновидностью, того же самого вида" <17>. Иными словами, перечисленные в ведомственных правовых актах составы преступлений, которые считаются коррупционными, слишком разнородны по своей сути. При этом их может объединять единый мотив, форма вины. Однако родовой объект у коррупционных преступлений разнится. Коррупция многогранна и многопланова: сфера бытового обслуживания, образования, государственного управления и т. д. В каждой из указанных сфер имеются свои характерные охраняемые законом общественные отношения, т. е. объекты преступлений. На наш взгляд, именно этим обстоятельством объясняется разбросанность коррупционных преступлений по главам Особенной части УК РФ. В частности, наиболее типичные коррупционные преступления сосредоточены в гл. 30 УК РФ "Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления". Однако исходя из общих признаков коррупции, раскрываемых законодательством, нельзя не согласиться с тем, что коррупционными являются преступления и из других глав УК РФ. -------------------------------- <17> Асмус В. Ф. Логика. М., 1947. С. 52.

Коррупционное преступление - понятие собирательное, поэтому единого характерного признака для всех его составляющих (места, времени, способа, орудия и средств совершения) не имеет. В этом плане можно говорить лишь о конкретном преступлении коррупционной направленности, что подтверждается, в частности, результатами проведенного автором анкетирования. Анкетированию были подвергнуты 150 следователей системы СК России, проходивших обучение в Хабаровском филиале Института повышения квалификации СК России в 2012 - 2013 гг. Отвечая на вопрос, "какие преступления следует относить к группе коррупционных", 89% опрошенных назвали преступления, которые совершаются должностными лицами, по службе, 8% ограничились перечислением только составов преступлений (получение взятки должностным лицом; дача взятки должностному лицу; служебный подлог; воспрепятствование осуществлению правосудия и следствия; провокация взятки или коммерческого подкупа; подкуп потерпевшего, свидетеля или переводчика; злоупотребление должностными полномочиями; нецелевое расходование бюджетных средств; нецелевое расходование средств государственных фондов; превышение должностных полномочий; присвоение полномочий должностного лица; незаконное участие в предпринимательской деятельности). Только 3% респондентов на поставленный вопрос ответили относительно правильно: преступления, совершенные в результате конфликта интересов по службе. Следует также отметить, что к признакам, характеризующим преступление как коррупционное, 85% опрошенных отнесли только наличие субъекта конфликта интересов по службе. Представляется, что определяющим признаком при выделении группы коррупционных преступлений должен быть конфликт интересов на службе, который должен быть разрешен противоправным путем. Например, изнасилование прокурорским работником несовершеннолетних девушек не образует состава коррупционного преступления в связи с тем, что отсутствует конфликт интересов по службе <18>. -------------------------------- <18> В Хабаровском крае тайно осудили на 13 лет зампрокурора района, который полдня насиловал трех школьниц. URL: http://www. newsru. com/crime.

На наш взгляд, с криминологической точки зрения все коррупционные преступления объединяет единый механизм совершения, связанный с "конфликтом интересов на службе". Попробуем обосновать этот тезис. Как следует из анализа составов преступлений, относимых ведомственным законодательством к коррупционным, во всех случаях такие преступления посягают на государственные, муниципальные интересы либо интересы конкретного юридического лица. В связи с этим резонно предположить, что совершению любого коррупционного преступления предшествует та ситуация, которую принято называть "конфликт интересов". Согласно ст. 19 Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе Российской Федерации" (в ред. от 30.12.2012) <19> под конфликтом интересов понимается ситуация, при которой личная заинтересованность гражданского служащего влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей и при которой возникает или может возникнуть противоречие между личной заинтересованностью гражданского служащего и законными интересами граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации, способное привести к причинению вреда этим законным интересам граждан, организаций, общества, субъекта Российской Федерации или Российской Федерации. Под личной заинтересованностью гражданского служащего, которая влияет или может повлиять на объективное исполнение им должностных обязанностей, понимается возможность получения гражданским служащим при исполнении должностных обязанностей доходов (неосновательного обогащения) в денежной либо натуральной форме, доходов в виде материальной выгоды непосредственно для гражданского служащего, членов его семьи или лиц, указанных в п. 5 ч. 1 ст. 16 настоящего Федерального закона, а также для граждан или организаций, с которыми гражданский служащий связан финансовыми или иными обязательствами. В случае возникновения у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, гражданский служащий обязан проинформировать об этом представителя нанимателя в письменной форме. -------------------------------- <19> СПС "КонсультантПлюс".

Совершение коррупционного преступления немыслимо без конфликта на службе, который может быть связан с конкретными жизненными обстоятельствами, когда лицо (служащий) поставлено перед выбором: нарушить или соблюсти закон. В зависимости от выбора решения мы можем говорить о степени правомерности (противоправности) поведения служащего (должностного лица). Например, служащий публичного органа, сталкиваясь с предложением взятки, вправе отказаться от нее и, выполнив требования закона, поставить в известность прокурора и работодателя о склонении к совершению коррупционного преступления, либо принять взятку. Так, государственный налоговый инспектор отдела выездных проверок Рудая, находясь в служебной командировке, обладая денежными средствами и возможностями для найма жилого помещения для проживания, воспользовалась силами проверяемого предприятия, поселившись в гостинице за его счет. По мнению суда, поведение налогового инспектора, полагавшего возможным безвозмездно воспользоваться услугами проверяемой организации, свидетельствует о личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, что ведет к конфликту интересов. При таких обстоятельствах, несмотря на незначительность суммы, оплаченной за счет проверяемого предприятия, суд посчитал, что имело место существенное нарушение охраняемых законом интересов государства, выразившееся в подрыве авторитета государственных органов перед проверяемым предприятием <20>. В данном случае налицо конфликт интересов, когда государственный служащий имел возможность избежать разрешения ситуации противоправным путем, однако счел необходимым совершить преступление. -------------------------------- <20> Приговор Нижневартовского городского суда Ханты-Мансийского автономного округа - Югры от 28.01.2011. URL: http://rospravosudie. com.

Рассуждая об этом, нельзя не определить круг потенциальных субъектов коррупционных преступлений. В зависимости от состава конкретного преступления ими могут быть должностные лица, признаки которых расшифрованы в примечаниях к ст. ст. 285, 318 УК РФ, а также иные сотрудники органов государственной и муниципальной власти. Последние, не подпадая под категорию должностных лиц, также могут совершать коррупционные преступления <21>. Например, в мошенничестве с использованием служебного положения могут быть замешаны как должностное лицо, так и служащий публичного органа, не являющийся должностным лицом. -------------------------------- <21> Авторы не рассматривают таких субъектов преступления, как должностные лица учреждений и предприятий, однако все изложенное в полной мере может быть распространено и на них с учетом того, что для управленческой, социальной и коммерческой деятельности также характерна ситуация, соответствующая конфликту интересов на государственной и муниципальной службе.

Глава администрации сельского поселения Пищаев, не имея возможности решить вопрос об отчуждении муниципального недвижимого имущества, обещал потерпевшему за денежное вознаграждение повлиять на решение совета депутатов по этому вопросу. Судом действия Пищаева справедливо квалифицированы как мошенничество с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 159 УК РФ) ввиду того, что денежные средства от потерпевшего Пищаев получил под предлогом "внесения платы за организацию работы по подготовке документов по продаже имущества" <22>. Обращает на себя внимание тот факт, что Пищаев, желая обогатиться, вступил в противоречие с ограничениями, возложенными на него по роду службы, т. е. сложился конфликт интересов, разрешенный виновным противоправным путем. -------------------------------- <22> Приговор Краснобаковского районного суда Нижегородской области от 04.06.2011. URL: http://kr-bakovsky. nnov. sudrf. ru.

В другом случае судом была признана виновной по ч. 3 ст. 159 УК РФ специалист администрации сельской администрации Боровкова, которая, не являясь должностным лицом, с целью хищения денежных средств вносила в табель учета рабочего времени заведомо ложные сведения о фактически отработанном времени, с помощью чего были похищены денежные средства муниципального образования <23>. -------------------------------- <23> Приговор Брасовского районного суда Брянской области от 27.10.2010. URL: http://rospravosudie. com.

Помимо выводов о субъектах коррупционных преступлений, вышеизложенное наталкивает на мысль, что конфликт интересов на службе обусловливает общий признак для коррупционных преступлений - умышленную форму вины. Это объясняется тем, что лицо, пребывая в состоянии конфликта интересов, самостоятельно выбирает путь его разрешения. Именно поэтому рассматривать в качестве коррупционного неосторожное преступление, на наш взгляд, необоснованно. Этим можно объяснить тот факт, что, например, такое распространенное должностное преступление, как халатность (ст. 293 УК РФ), не включено в формы ведомственных отчетов и не учитывается как коррупционное. Другим необходимым элементом коррупционного преступления является мотив, под которым понимаются обусловленные определенными потребностями и интересами внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствовалось при его совершении. Мотив как побуждение человека совершить определенный поступок вообще и мотив преступления в частности представляет собой сложный эмоциональный и волевой процесс, происходящий в психике человека <24>. Л. А. Саврасов справедливо полагал, что "мотив преступления есть та живая, окрашенная эмоциональными тонами, глубоко внедренная в психику идея, которая при известном толчке - импульсе извне порождает в результате более или менее сложного душевного процесса умысел - волю к преступлению" <25>. На наш взгляд, мотивы совершения коррупционных преступлений описаны в п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16.10.2009 N 19 "О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий": корысть и иная личная заинтересованность. При характеристике иной личной заинтересованности в качестве мотивов упоминается карьеризм, семейственность, желание приукрасить действительное положение, получить взаимную услугу, заручиться поддержкой в решении какого-либо вопроса, скрыть свою некомпетентность. Глубинной же причиной совершения преступлений такой категории является страсть к наживе и гипертрофированная потребность человека к признанию другими собственной значимости <26>, которая опять же проявляется в увеличении коррупционером своих материальных возможностей <27>. Поскольку для служащего публичного органа действуют многочисленные ограничения в части источников и способов получения дохода, то именно эти обстоятельства обусловливают противоправный способ разрешения возникшего конфликта интересов. Трудно не согласиться с Д. А. Шестаковым, справедливо полагающим, что коррупция - элемент экономической преступности, под которой следует понимать свойство экономики воспроизводить внутри себя и вне себя множество преступлений <28>. Этих духом пропитаны все коррупционные явления. -------------------------------- <24> Геворгян В. М. Разграничение убийства по найму и убийства из корыстных побуждений // Современное право. 2007. N 9. <25> Саврасов Л. А. Мотив в убийстве. Пролетарская революция и право. М., 1918. С. 45. <26> Быков А. В. Профилактика коррупционных преступлений, совершаемых служащими органов местного самоуправления // Власть и управление на востоке России: научный журнал. 2010. N 3 (52). С. 166. <27> Халиков А. Н. Должностные преступления: характеристика, расследование, предупреждение (криминалистический аспект): Монография / Под ред. В. И. Комиссарова. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 82; Ларичев В. Д. Получение взятки муниципальным служащим: уголовно-правовые и криминологические аспекты: Монография. М.: Юрлитинформ, 2012. С. 154 - 156. <28> Шестаков Д. А. Тезисы об уголовно-правовой реакции на коррупцию // Криминология: вчера, сегодня, завтра. 2005. N 2 (9). С. 243.

Например, забота о благополучии потомства - святая обязанность каждого родителя. Однако в случае конфликта интересов на службе такие побуждения могут склонить служащего к совершению преступления: родитель стремится улучшить материальный достаток ребенка недопустимыми способами. Так, директор муниципального учреждения Ахметова, желая улучшить материальное положение своей дочери Гариповой, приняла ее на работу в качестве художника-оформителя. При этом Гарипова фактически на указанной должности не работала, однако ежемесячно получала зарплату. Указанными действиями Ахметовой муниципальному бюджету был причинен материальный ущерб, в связи с чем ее действия были квалифицированы по ч. 1 ст. 285 и ч. 1 ст. 159 УК РФ <29>. -------------------------------- <29> Приговор Тюлячинского районного суда Республики Татарстан от 14.06.2011. URL: http://rospravosudie. com.

Таким образом, в основе коррупционных преступлений лежат конфликты интересов на службе в органах государственной или местной власти, допускаемые соответствующими служащими. Оценивая вышеизложенное, мы приходим к выводу о том, что коррупционное преступление - это умышленное деяние служащего государственного или муниципального органа, разрешающее возникший конфликт интересов на службе противоправным путем, при условии соответствия такого деяния признакам конкретного преступления, предусмотренного в Особенной части УК РФ (наличие последствий, особого предмета преступления и т. д.). При этом "конфликт интересов на службе" является как бы "пограничным состоянием", находясь в котором служащий неизбежно принимает то или иное решение, влекущее определенные правовые последствия. Постепенно обостряясь, данный конфликт создает "благоприятную" обстановку для разрешения его противоправным способом. Конфликт интересов как дефект социальных обстоятельств необходим для всех преступлений коррупционной направленности. Перспектива разрешения конфликта интересов противоправным путем наиболее вероятна в тех условиях, где отсутствует надлежащий контроль за поведением государственных и муниципальных служащих, а также соответствующие профилактические мероприятия.

------------------------------------------------------------------

Название документа