Судебная защита конституционных прав и свобод человека в сфере труда

(Сошникова Т. А.) («Адвокат», 2013, N 4) Текст документа

СУДЕБНАЯ ЗАЩИТА КОНСТИТУЦИОННЫХ ПРАВ И СВОБОД ЧЕЛОВЕКА В СФЕРЕ ТРУДА

Т. А. СОШНИКОВА

Сошникова Тамара Аркадьевна, заведующая кафедрой гражданского процесса и социальных отраслей права Московского гуманитарного университета, доктор юридических наук, профессор.

Т. А. Сошникова анализирует практику Конституционного Суда РФ и судов общей юрисдикции по защите социально-трудовых прав работников, дает оценку правовым позициям Конституционного Суда РФ, которые имеют актуальное значение для развития законодательства и единообразия в правоприменении, а также обращает внимание на тот факт, что нередко высшие судебные инстанции, наделенные правом толковать законы и даже признавать их не соответствующими Конституции РФ, оправдывают действия законодателя и слабо защищают интересы человека труда.

Ключевые слова: Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции, социально-трудовая сфера, защита трудовых прав и законных интересов работников.

Judicial defence of the constitutional rights and freedoms of the person in the work sphere T. A. Soshnikova

Head of the chair of Civil Process and Social Branches of Law of Moscow university of humanities, Doctor of Law, professor T. A. Soshnikova analyzes practice of the Constitutional Court of the Russian Federation and courts of general jurisdiction on defence of the social and labour rights of workers, gives an assessment to legal positions of the Constitutional Court of the Russian Federation which have relevance for the legislation and uniformity development in law application, and also pays attention to that fact that not seldom the highest judicial authorities allocated with the right to interpret laws and even to recognize them not corresponding to the Constitution of the Russian Federation, justify actions of the legislator and poorly defence interests of the person of work.

Key words: the Constitutional Court of the Russian Federation, courts of general jurisdiction, social and labor sphere, defence of labour rights and legitimate interests of workers.

В соответствии со ст. 352 Трудового кодекса РФ к основным способам защиты трудовых прав относятся: — самозащита работниками трудовых прав; — защита трудовых прав и законных интересов работников профессиональными союзами; — государственный контроль (надзор) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права; — судебная защита. Несмотря на то что судебная защита поставлена законодателем на последнее место среди других способов защиты, на практике она остается наиболее востребованной и надежной. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2012 г. судами общей юрисдикции рассмотрено в общей сложности 10306516 гражданских дел. В их числе 645152 — дела, вытекающие из трудовых правоотношений. Судебная защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется каждому ч. 1 ст. 46 Конституции РФ. Данная конституционная норма сформулирована в соответствии с международными договорами, в том числе со ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г. Гражданин Российской Федерации, реализуя свое конституционное право на судебную защиту, вправе воспользоваться несколькими способами. К способам судебной защиты прав и свобод в сфере труда следует отнести защиту в порядке конституционного, уголовного, гражданского и арбитражного судопроизводства. Конституционный Суд РФ занимает особое место в конституционном механизме защиты социально-экономических прав, к числу которых в первую очередь относится право на труд. За время его существования объектом конституционного контроля были более 30 федеральных нормативных правовых актов, регламентирующих отношения в социально-трудовой сфере. В совокупности же только по вопросам социально-трудовых прав было принято более 40 постановлений Конституционного Суда РФ (25% принятых), в которых, в частности, интерпретировались конституционные положения, касающиеся социального обеспечения, пенсионной системы, возмещения вреда, права на жилище, права на образование, труда и правового статуса безработных и др. <1>. ——————————— <1> См.: Бондарь Н. С., Джагарян А. А. Конституционно-судебная защита социально-трудовых прав с участием профсоюзов. М., 2008. С. 26, 27.

Вопрос эффективности применения защиты прав в порядке конституционного судопроизводства достаточно специфичен, поскольку само производство дел в Конституционном Суде РФ имеет ряд весьма примечательных особенностей. В отличие от других судов Конституционный Суд РФ не рассматривает жалобы на неправильное применение закона, приведшее к ущемлению прав граждан, и не разрешает гражданско-правовые и экономические споры, не рассматривает уголовные дела. Его назначение другое — проверять конституционность самих законов, в том числе тех, которые затрагивают права и свободы граждан. В соответствии со ст. 3 Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории России Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле (п. 3). Под законом в данном случае понимается любой закон, будь то федеральный, федеральный конституционный либо закон субъекта РФ. В случае признания закона или каких-либо его норм не соответствующими Конституции РФ они утрачивают силу и не могут применяться. Таким образом, судебную защиту получает не только лицо, обратившееся с жалобой, но и другие граждане, права которых оказались под угрозой. Что же касается конкретного дела, в котором был применен закон, признанный неконституционным, то оно подлежит пересмотру в обычном порядке. В настоящее время граждане и организации Российской Федерации достаточно активно пользуются правом обращения за защитой своих экономических и социально-трудовых прав в Конституционный Суд РФ. В качестве примера можно привести правовую позицию Суда, которая позволила определенным образом истолковать положения ч. 1 ст. 82 ТК РФ, внеся своим Определением от 15 января 2008 г. N 201-О-П ясность в правоприменительную практику <2>. ——————————— <2> Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 201-О-П «По жалобе открытого акционерного общества «Центр восстановительной медицины и реабилитации «Сибирь» на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 82 Трудового кодекса Российской Федерации» // СПС «КонсультантПлюс».

В Конституционный Суд РФ с жалобой обратилось ОАО «Центр восстановительной медицины и реабилитации «Сибирь», которое оспаривало конституционность положения ч. 1 ст. 82 ТК РФ, согласно которому при принятии решения о сокращении численности или штата работников организации и возможном расторжении трудовых договоров с работниками в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ работодатель обязан в письменной форме сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. В судебной практике сложилась правовая неопределенность в связи с недостаточно четкой формулировкой данной нормы, которая допускает различную интерпретацию даты «начала проведения соответствующих мероприятий», т. е. даты, от которой следует исчислять предусмотренный в ней срок. Это позволяет правоприменителю трактовать данную обязанность работодателя по своему усмотрению: работодатель обязан уведомить выборный профсоюзный орган либо не менее чем за два месяца до издания распорядительного акта о сокращении численности или штата работников и начала предупреждения работников о предстоящем увольнении по указанному основанию в соответствии со ст. 180 ТК РФ (фактически — не менее чем за четыре месяца до начала непосредственного расторжения работодателем трудовых договоров), либо не менее чем за два месяца до начала увольнения работников, т. е. одновременно с их предупреждением о предстоящем увольнении (фактически — не менее чем за два месяца до увольнения работников). Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что назначение ч. 1 ст. 82 ТК РФ состоит в том, чтобы предоставить профсоюзной организации время, необходимое для надлежащей реализации имеющихся у нее правомочий по защите социально-трудовых прав и интересов работников при расторжении с ними трудовых договоров. Вместе с тем — с учетом вытекающих из Конституции РФ требований справедливого согласования прав и интересов работников с правами и интересами работодателей как сторон трудового договора и как участников социального партнерства — она не предполагает несоразмерное ограничение таких правомочий работодателя, как рациональное управление имуществом, в том числе путем принятия самостоятельно и под свою ответственность необходимых кадровых решений, в целях осуществления эффективной экономической деятельности. Отсюда следует: если в организации действует первичная профсоюзная организация, на работодателя возлагается публичная обязанность сообщить ее выборному органу в письменной форме о предстоящем сокращении численности или штата работников и возможном расторжении с ними трудовых договоров в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ не позднее чем за два месяца до начала увольнения работников, — иное истолкование положения ч. 1 ст. 82 ТК РФ приводило бы к несоразмерному ограничению прав и интересов работодателя, что, в свою очередь, означало бы нарушение необходимого баланса интересов сторон трудовых отношений. Такой срок следует признать справедливым, а также разумным и достаточным для осуществления выборным органом первичной профсоюзной организации имеющихся у него полномочий по защите интересов работников — констатировал Конституционный Суд РФ. В данном случае орган конституционного контроля, используя свое право истолкования нормативного акта или отдельного его положения, проверяемого посредством конституционного судопроизводства, внес ясность в понимание правовой нормы, чем обеспечил единообразие правоприменительной практики и фактически защитил права и работодателей, и работников, и выборных профсоюзных органов. Правовые позиции Конституционного Суда РФ формируются и реализуются под воздействием и на основе экономических и социальных отношений. В связи с этим значительно возрастает практическая значимость его правовых позиций по вопросам защиты прав граждан, позволяющих точнее понимать сущность и особенности правового регулирования различных элементов общественных отношений в целях правильного применения соответствующих норм. В этом смысле в качестве примера можно привести Определение Конституционного Суда РФ от 17 декабря 2008 г. N 1087-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Желиховской Людмилы Николаевны на нарушение ее конституционных прав положениями статьи 392 ТК РФ». Как следует из материалов дела, Л. Н. Желиховская, работавшая в ЗАО «Курскрезинатехника» в должности мастера, 29 марта 2007 г. была уволена с работы по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ (сокращение штата работников организации). Полагая действия работодателя законными, она не оспаривала увольнение. Однако после того, как ей стало известно, что 13 декабря 2007 г. (спустя восемь с половиной месяцев со дня ее увольнения) на ту же должность принят другой работник, Л. Н. Желиховская обратилась в суд с иском к ЗАО «Курскрезинатехника» о восстановлении на работе и оплате времени вынужденного прогула. Судебные инстанции всех уровней отказали ей в иске в связи с пропуском срока для обращения в суд за защитой своих прав, установленного ст. 392 ТК РФ (один месяц со дня вручения копии приказа об увольнении или выдачи трудовой книжки). Конституционный Суд в названном Определении указал, что месячный срок для обращения в суд по спорам об увольнении выступает в качестве одного из необходимых правовых условий для достижения оптимального согласования интересов сторон трудовых отношений; сам по себе этот срок не может быть признан неразумным и несоразмерным, поскольку направлен на быстрое и эффективное восстановление нарушенных прав работника, включая право на труд, в случае незаконного расторжения трудового договора по инициативе работодателя и является достаточным для обращения в суд. Связывая начало течения месячного срока исковой давности для обжалования увольнения с работы не с днем, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права, а — в исключение из общего правила — с днем вручения работнику копии приказа об увольнении либо с днем выдачи трудовой книжки, законодатель исходил из того, что работник именно в этот день узнает о возможном нарушении своих трудовых прав и что своевременность обращения в суд за разрешением спора об увольнении зависит от его волеизъявления. Однако при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников уволенные работники не всегда могут узнать о нарушении своих прав именно в этот срок. В связи с этим Конституционный Суд отмечает, что прекращение трудового договора на основании п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ признается правомерным при условии, что сокращение численности или штата работников в действительности имело место. Вместе с тем, с одной стороны, работодатель не может быть ограничен в праве впоследствии восстановить упраздненную должность в штатном расписании в целях осуществления эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом; а с другой стороны, в таких случаях нельзя исключать возможность злоупотребления правом со стороны работодателя, использующего сокращение штата работников для увольнения конкретного лица. Поскольку уволенный работник может узнать о восстановлении в штатном расписании должности, которую он ранее занимал, лишь по истечении предусмотренного ч. 1 ст. 392 ТК РФ срока и поскольку только судом устанавливаются обстоятельства, свидетельствующие о нарушении прав этого работника, о чем он не знал и не мог знать на момент вручения ему копии приказа об увольнении либо выдачи трудовой книжки, суд, рассматривая в порядке ч. 3 ст. 392 ТК РФ соответствующее ходатайство, не вправе отказать в восстановлении пропущенного процессуального срока без исследования фактических обстоятельств дела, которые могут послужить основанием для такого восстановления <3>. Представляется, что такая правовая позиция Конституционного Суда будет способствовать в дальнейшем более взвешенному подходу судов общей юрисдикции к исследованию причин пропуска сроков исковой давности работниками при обращении за защитой своих трудовых прав. ——————————— <3> См.: Вестник Конституционного Суда РФ. 2009. N 3.

Несмотря на всю важность постановлений и определений Конституционного Суда России для защиты социально-трудовых прав работников, работодателей, интересов государства, необходимо отметить, что основная доля защиты рассматриваемых прав ложится на суды общей юрисдикции. По данным Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в 2012 г. этими судебными органами было рассмотрено 16658 дел о восстановлении на работе (поступило в суды 21587 дел); 495957 исков об оплате труда (поступило 549702 иска); 7363 дела о возмещении ущерба, причиненного при исполнении трудовых обязанностей (поступило 9270 дел); 47402 иска по делам, вытекающим из других трудовых отношений (поступило 64493 иска). Надо отметить, что в среднем 93,8% исков решены в пользу работников, а по вопросам заработной платы 97,4% исков решены удовлетворительно. Эти цифры свидетельствуют, во-первых, об огромной роли судов общей юрисдикции в защите социально-трудовых прав, а во-вторых, о массовых нарушениях работодателями трудовых прав работников. Как совершенно справедливо пишет профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Ю. П. Орловский, «реальная степень выполнения положений трудового законодательства со стороны работодателей довольна низка. Существует множество крайних форм его игнорирования. По данным опросов считают, что существуют достаточно серьезные проблемы в соблюдении норм трудового законодательства: 68% работодателей, 85% руководителей судебных инстанций, 56% руководителей трудовых инспекций, 83% руководителей профсоюзов» <4>. ——————————— <4> Актуальные проблемы трудового законодательства в условиях модернизации экономики: Монография / Отв. ред. Ю. П. Орловский. М.: Юстицинформ, 2012.

К сожалению, работодатели нередко забывают, что без работников невозможно развивать ни одно производство, без них не существует бизнес. Игнорирование прав и интересов работников приводит к социальным конфликтам, которые никогда не способствовали развитию экономики. Защита прав в социально-трудовой сфере осуществляется судами общей юрисдикции не только в рамках гражданского судопроизводства. Уголовный кодекс также содержит несколько статей, направленных на защиту рассматриваемых прав. В частности, в соответствии со ст. 143: 1) нарушение правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенное лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, наказывается штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо обязательными работами на срок до 480 часов, либо исправительными работами на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до одного года, либо лишением свободы на тот же срок; 2) то же деяние, повлекшее по неосторожности смерть человека, наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового. По данным Роструда, в 2012 г. было зарегистрировано 9434 несчастных случая с тяжелыми последствиями, что на 13,6% меньше, чем в 2011 г. (10923). В результате несчастных случаев на производстве погибло 2896 (в 2011 г. — 3220) работников, в том числе 230 женщин (в 2011 г. — 240) и 3 работника в возрасте до 18 лет (в 2011 г. — 4). При этом по сравнению с 2011 г. количество погибших на производстве работников в целом по Российской Федерации уменьшилось на 10,1%. Несмотря на общее снижение количества погибших на работе и производственных травм в целом, с сожалением необходимо констатировать, что уровень травматизма на работе в нашей стране весьма высокий. В общей структуре причин несчастных случаев на производстве с тяжелыми последствиями, происшедших в Российской Федерации в 2012 г., более 75% занимают типичные причины организационного характера, такие как нарушения требований безопасности, неудовлетворительная организация производства работ, недостатки в обучении работников безопасности труда, нарушения трудовой дисциплины и т. д. Так, только по причине неудовлетворительной организации производства работ в 2012 г. произошел каждый третий несчастный случай на производстве с тяжелыми последствиями <5>. Все это свидетельствует об игнорировании работодателями норм трудового законодательства, правил и норм по охране труда, о чем ярко свидетельствует Апелляционное определение Астраханского областного суда от 8 августа 2012 г. по делу N 33-2410/2012. На счастье представителя работодателя, в возбуждении уголовного дела по ч. 1 ст. 143 УК РФ по основаниям п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием в деяниях состава преступления было отказано, и дело рассматривалось в рамках гражданского судопроизводства. ——————————— <5> См.: Федеральная служба по труду и занятости. Доклад об осуществлении и эффективности в 2012 году государственного надзора и контроля в сфере труда и социальной защиты населения // http://www. rostrud. ru/press-centre/49/.

Судом установлено, что 17 июля 2012 г. в ходе производства ремонтных работ произошел несчастный случай на производстве с тяжелым исходом, в результате которого П. получил телесные повреждения: перелом свода черепа, ушиб головного мозга, ушибленные раны, ушиб мягких тканей головы, открытый перелом левого надколенника, вывих средней фаланги четвертого пальца левой кисти, ушиб зрительного нерва ОД, травматический шок первой степени. Исследовав представленные сторонами доказательства, суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что случай, имевший место с П. 17 июля 2011 г., является несчастным случаем на производстве. Во исполнение условий трудового договора истец, выполняя ремонтные работы, не был обеспечен работодателем средствами индивидуальной защиты, рабочей одеждой и страховым поясом, перед началом работы с ним не произведен инструктаж, что повлекло в результате падения причинение вреда здоровью. Доводы жалобы ответчика о том, что П. самовольно находился на рабочем объекте в выходной день с целью получения дополнительного заработка, являлись предметом рассмотрения в суде первой инстанции, данным доводам судом дана надлежащая оценка. Кроме того, как правильно указал суд, место работы истца по трудовому договору работодателем не определено, с приказом о приеме на работу, равно как и с должностной инструкцией электросварщика и с правилами внутреннего трудового распорядка, истец не ознакомлен, в связи с чем вменять указанные нарушения истцу П. у суда оснований не имелось. В соответствии со ст. 219 ТК РФ каждый работник имеет право в том числе на рабочее место, соответствующее требованиям охраны труда; обеспечение средствами индивидуальной и коллективной защиты в соответствии с требованиями охраны труда за счет средств работодателя. Однако работодатель не в полной мере выполнил требования закона в этой части, что привело к несчастному случаю на производстве. Суд первой инстанции взыскал с общества с ограниченной ответственностью «Производственно-коммерческая фирма «Циус» в пользу П. компенсацию морального вреда в размере 100 тыс. руб., пособие по временной нетрудоспособности в размере 27468 руб. 46 коп., индексацию в сумме 936 руб. 58 коп., заработную плату за июль 2011 г. в сумме 3808 руб. 04 коп., почтовые расходы в сумме 1047 руб. 67 коп., расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 руб., в остальной части в удовлетворении иска отказано. Апелляционным определением Астраханского областного суда это решение оставлено в силе <6>. ——————————— <6> Апелляционное определение Астраханского областного суда от 8 августа 2012 г. по делу N 33-2410/2012 // СПС «КонсультантПлюс».

Необходимо заметить, что в последнее время суды стали постоянно взыскивать с работодателей значительные суммы в виде компенсации морального вреда, что полностью соответствует российскому законодательству и международной практике. В соответствии со ст. 145 УК РФ судебной защите в уголовном судопроизводстве подлежат права женщин, которым необоснованно отказано в приеме на работу или произведено необоснованное увольнение женщины по мотивам ее беременности, а равно необоснованный отказ в приеме на работу или необоснованное увольнение с работы женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет, по этим мотивам. Такие деяния наказываются штрафом в размере до 200 тыс. руб. или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до 18 месяцев либо обязательными работами на срок до 360 часов. Безусловно, работодатели, понимая это, прямо никогда не скажут женщине, что ее права нарушаются в связи с ее беременностью либо наличием малолетнего ребенка. Поэтому судебная практика по данной статье фактически отсутствует. Что же касается привлечения к уголовной ответственности за невыплату или задержку выплаты заработной платы по ст. 145.1 УК РФ, то, по данным Роструда за 2012 г., для обеспечения привлечения работодателей к уголовной ответственности по результатам проверок по оплате труда в следственные органы Следственного комитета РФ государственными инспекциями труда направлено 867 материалов, по которым возбуждено 30 уголовных дел. В заключение хочется подчеркнуть: в соответствии со ст. 18 Конституции РФ верховенствующая роль в деле защиты прав и свобод человека и гражданина принадлежит правосудию, защищенность личности напрямую зависит от уровня законности и демократичности правил осуществления правосудия и степени их воплощения в правоприменительную практику. Пока же судебная власть, по нашему мнению, далеко не всегда справляется с выполнением возложенных на нее задач. Подтверждением этих слов может служить позиция как Конституционного, так и Верховного судов России по вопросу относительно определения понятия минимальной заработной платы и ее составных частей. До 1 сентября 2007 г. в минимальный размер оплаты труда (МРОТ) не включались выплаты, призванные компенсировать влияние на работника неблагоприятных производственных факторов или стимулировать работника к качественному результату труда (на это указывалось в ч. 2 ст. 129 ТК РФ). С учетом изменений, внесенных в ст. ст. 129 и 133 ТК РФ Федеральным законом от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ, с 1 сентября 2007 г. в размер МРОТ включаются стимулирующие и компенсационные выплаты. В настоящее время этот размер составляет 5205 руб., что не обеспечивает даже прожиточный минимум, который по Российской Федерации за третий квартал 2012 г. равен 6643 руб., а для трудоспособного человека — 7191 руб. <7>. По всей России в суды поступает значительное количество исков, оспаривающих установление работодателями окладов и тарифных ставок ниже МРОТ, но с учетом надбавок за вредные и тяжелые условия труда либо за работу в особых климатических условиях (районы Крайнего Севера и приравненные к ним местности) эти оклады становятся равными минимальному размеру оплаты труда либо немного выше, что вроде бы соответствует Конституции РФ. ——————————— <7> См.: Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2012 г. N 1337.

Свою лепту в такую правоприменительную практику внес и Конституционный Суд РФ, неоднократно рассматривавший обращения граждан о признании Федерального закона от 20 апреля 2007 г. N 54-ФЗ противоречащим Конституции РФ. В своих Определениях от 1 октября 2009 г. N 1160-О-О, от 17 декабря 2009 г. N 1557-О-О Суд указывает, что допускается установление тарифной ставки или оклада ниже минимального размера оплаты труда. При этом Суд разъясняет, что при прочих равных обстоятельствах граждане, имеющие право на льготы, должны получать оплату труда в размере большем, чем те, кто таких прав не имеет. Верховный Суд РФ в Обзоре судебной практики за четвертый квартал 2009 г. (утв. Постановлением Президиума ВС РФ от 10 марта 2010 г.) разъяснил, что не должны быть ниже уровня МРОТ именно оклады работников (тарифные ставки, базовые оклады). Любые компенсационные, стимулирующие, а равно и социальные выплаты могут устанавливаться лишь свыше МРОТ. Однако через несколько месяцев ВС РФ принял новое разъяснение, отозвав ранее официально опубликованное. Теперь работодатели вправе включать в МРОТ все компенсационные и поощрительные выплаты, а тарифные ставки и оклады устанавливать ниже МРОТ. Однако с учетом огромного количества жалоб, поступающих в судебные инстанции, в том числе от работников, осуществляющих свою трудовую деятельность в районах Крайнего Севера, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ в своем Определении от 24 июня 2011 г. N 52-В11-1 установила, что зарплата работников организаций, расположенных в районах Крайнего Севера и приравненных к ним местностях, должна быть определена в размере не менее минимального размера оплаты труда, после чего к ней должны быть начислены районный коэффициент и надбавка за стаж работы в данных районах или местностях <8>. ——————————— <8> См.: СПС «КонсультантПлюс».

Можно привести еще целый ряд примеров, когда высшие судебные инстанции, наделенные правом толковать законы и даже признавать их не соответствующими Конституции РФ, оправдывают действия законодателя, идущие вразрез с положениями, закрепленными в ч. 2 ст. 55 Конституции о том, что в России не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. В связи с этим подчеркнем, что судебной защите прав и свобод индивида в правовом государстве должна отводиться важнейшая роль. Правовое государство не может ограничиться лишь закреплением в Конституции перечня прав и свобод граждан, оно обязано гарантировать их осуществление правовыми, экономическими, политическими и культурными средствами.

Библиография

Научные труды

Актуальные проблемы трудового законодательства в условиях модернизации экономики: Монография / Отв. ред. Ю. П. Орловский. М.: Юстицинформ, 2012. Бондарь Н. С., Джагарян А. А. Конституционно-судебная защита социально-трудовых прав с участием профсоюзов. М., 2008.

Нормативные правовые акты, судебная практика, официальные документы

Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» (ред. от 25 декабря 2012 г.) // СПС «КонсультантПлюс». Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 201-О-П «По жалобе открытого акционерного общества «Центр восстановительной медицины и реабилитации «Сибирь» на нарушение конституционных прав и свобод положением части первой статьи 82 ТК РФ» // СПС «КонсультантПлюс». Постановление Правительства РФ от 20 декабря 2012 г. N 1337. Апелляционное определение Астраханского областного суда от 8 августа 2012 г. по делу N 33-2410/2012 // СПС «КонсультантПлюс». Доклад Федеральной службы по труду и занятости об осуществлении и эффективности в 2012 году государственного надзора и контроля в сфере труда и социальной защиты населения // http://www. rostrud. ru/press-centre/49/.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *