Противоречивый третий месяц

(Егоров В.)

("ЭЖ-Юрист", 2013, N 32)

Текст документа

ПРОТИВОРЕЧИВЫЙ ТРЕТИЙ МЕСЯЦ

В. ЕГОРОВ

Вадим Егоров, юрист, г. Москва.

Согласно ст. 178 ТК РФ при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику в исключительных случаях выплачивается выходное пособие в течение третьего месяца со дня увольнения по решению органа службы занятости населения при условии, если в двухнедельный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен. Распространяется ли данное положение на уволенных пенсионеров?

Перед законом все равны?

Теоретически работающие пенсионеры имеют те же права, что и все работники. Это касается и сроков предупреждения об увольнении, и выплаты всех выходных пособий. Отличие только в том, что пенсионеров не признают безработными и не выплачивают пособие по безработице, так как они получают трудовую пенсию.

Минфин России письмом от 15.03.2006 N 03-03-04/1/234 довел до сведения работодателей разъяснение Федеральной службы по труду и занятости, изложенное в его письме от 27.10.2005 N 1754-61, согласно которому у органов службы занятости нет достаточных оснований для отказа пенсионерам в сохранении за ними в течение третьего месяца со дня увольнения среднего месячного заработка.

Сохранение среднемесячного заработка за уволенным работником в течение третьего месяца со дня увольнения не поставлено действующим трудовым законодательством в зависимость от получения пенсии по старости. Справедливости ради следует сказать, что центры занятости не отказывают пенсионерам в выдаче справок для получения пособия за третий месяц.

Однако это не нравится многим работодателям, которые настаивают на том, что в ст. 178 ТК РФ речь идет лишь об исключительных случаях выплаты пособия за третий месяц. Разногласий добавил и законодатель, который не определил критерии исключительности таких случаев.

Исключением не является

Московский областной суд в Апелляционном определении от 21.08.2012 N 33-16695 решил, что из положений п. 17 Порядка регистрации безработных граждан, утв. Постановлением Правительства РФ от 22.04.1997 N 458 (утратило силу в связи с изданием Постановления Правительства РФ от 13.11.2010 N 904 - прим. ред.), следует, что, хотя пенсионеры и могут являться субъектом трудовых правоотношений, они лучше защищены в социальном смысле по сравнению с другими категориями работников. И наличие пенсии у этих лиц хотя и не лишает их права на получение предусмотренных ч. 2 ст. 178 ТК РФ выплат, но их большая социальная защищенность требует наличия весомых обстоятельств, которые могли бы быть признаны исключительными в смысле положений ч. 2 ст. 178 ТК РФ.

Таким образом, распространение на работающих пенсионеров гарантий и компенсаций, предусмотренных ТК РФ, не является безусловным основанием для применения в отношении их положений ч. 2 ст. 178 ТК РФ вне зависимости от исключительности обстоятельств для таких выплат.

Также суд указал, что сам по себе тот факт, что в двухнедельный срок после увольнения пенсионер обратился в Центр занятости населения и не был трудоустроен, не может быть рассмотрен как исключительное обстоятельство, поскольку это обстоятельство предусмотрено в качестве обязательного условия, соблюдение которого необходимо для сохранения работником заработка в течение третьего месяца со дня увольнения. Аналогичный вывод содержится в Кассационных определениях Санкт-Петербургского городского суда от 24.01.2012 N 33-800/2012 и Томского областного суда от 27.01.2012 N 33-150/2012.

Кировский областной суд в Апелляционном определении от 31.01.2012 N 33-306 заявил, что понятие исключительности позволяет полагать, что таких обстоятельств нет у большинства других лиц, относящихся к категории не трудоустроенных в течение третьего месяца со дня увольнения. Суд Ханты-Мансийского автономного округа - Югры в Кассационном определении от 15.11.2011 N 33-5073/2011 решил, что исключительность случая может иметь место при наличии доказательств того, что, несмотря на все принятые меры к трудоустройству работника, в том числе путем повышения квалификации, переобучения и т. д., трудоустройство конкретного работника явилось невозможным.

Если, к примеру, уволенная пенсионерка Т. имеет распространенную должность менеджера, то ничего исключительного в ее трудоустройстве нет. Кроме того, Т. получает пенсию, следовательно, у нее есть определенные средства к существованию. Также суд установил, что по истечении трех месяцев Т. снялась с учета и в Центр занятости с заявлением по трудоустройству больше не обращалась. На этом основании Московский областной суд в Апелляционном определении от 04.12.2012 N 33-23868 признал недействительным решение Центра занятости населения о сохранении средней заработной платы за третий месяц со дня увольнения.

В другом случае суд решил, что, поскольку причин, которые могли бы препятствовать трудоустройству пенсионера, при наличии которых он не имел бы средств к существованию, и иных обстоятельств исключительного характера не представлено, в выплате пособия за третий месяц ему следует отказать (Апелляционные определения Московского областного суда от 06.11.2012 N 33-22174, от 13.09.2012 N 33-16831).

Некоторым везет

Есть немало случаев, когда суды встают на сторону пенсионеров.

Так, Курский областной суд в Апелляционном определении от 15.03.2012 N 33-598-2012 решил, что наличие у уволенного пенсионера справки из медицинского учреждения об имеющемся у его жены заболевании как раз и является таким исключительным случаем.

Санкт-Петербургский городской суд в Кассационном определении от 06.12.2011 N 33-18045/2011 учел, что К. является инвалидом III группы, ей рекомендована занятость при неполной рабочей неделе, что подтверждается справкой Бюро МСЭ, а также что последняя проживает в городе, который не имеет надлежащего транспортного сообщения. Суд счел, что отсутствие у органа занятости населения возможности предложить уволенному работнику подходящую работу является исключительным случаем.

В некоторых регионах пенсионерам просто повезло. К примеру, Ростовский областной суд в Апелляционном определении от 02.07.2012 N 33-7612 решил, что нетрудоустройство гражданина, своевременно обратившегося в службу занятости населения, уже само по себе является исключительным обстоятельством для выплаты ему среднего заработка за третий месяц. То есть фактически (при соблюдении работником условия об обращении в органы службы занятости населения в двухнедельный срок после увольнения) любой случай нетрудоустройства работника через службу занятости в течение трех месяцев со дня увольнения является исключительным, позволяющим сохранить за уволенным работником (в том числе и за пенсионером) средний месячный заработок в течение третьего месяца. Аналогичный вывод содержится в Определении Владимирского областного суда от 01.12.2011 N 33-4033/2011 и в Кассационном определении Сахалинского областного суда от 22.11.2011 N 33-3296/11.

Самая неопределенная ситуация сложилась в Краснодарском крае.

Краевой суд в Апелляционном определении от 21.09.2012 N 33-16646/12 заявил, что гарантии при увольнении в связи с сокращением численности или штата работников организации распространяются на граждан, которым выплачивается пенсия по старости (судья - В. Руденко).

Тот же суд в Апелляционном определении от 23.08.2012 N 33-17165/2012 решает, что требования ст. 178 ТК РФ не распространяются на граждан, которым выплачивается пенсия, так как указанная в ней выплата по своей сути является мерой социальной защиты безработных, а пенсионеры не могут быть зарегистрированы безработными, поскольку они уже социально защищены государством посредством назначения пенсии (судья - А. Коваленко).

Получается, что не только суды разных регионов, но и даже судьи одного краевого суда единого подхода к данной проблеме до сих пор не выработали.

------------------------------------------------------------------

Название документа