Воровство на работе: как привлечь работника к ответственности и взыскать ущерб

(Савельева А.) («Трудовое право», 2013, N 9) Текст документа

ВОРОВСТВО НА РАБОТЕ: КАК ПРИВЛЕЧЬ РАБОТНИКА К ОТВЕТСТВЕННОСТИ И ВЗЫСКАТЬ УЩЕРБ

А. САВЕЛЬЕВА

Савельева Анна, юрисконсульт.

Случаи воровства на рабочем месте нередки, привлечением к уголовной или административной ответственности за данные проступки занимаются правоохранительные органы. У работодателя в подобных ситуациях другая задача — возместить материальный ущерб, причиненный содеянным, и наказать в рамках требований трудового законодательства.

Недавно в новостных программах появилось следующее сообщение: «В Тульской области задержали женщину, которая воровала парфюмерию. Изобретательная работница склада для своих нужд приспособила термос — в нем она проносила туалетную воду и духи мимо поста охраны. На вахте ничего подозрительного не замечали. Однако вскоре пропажа духов обнаружилась. Оперативники получили информацию о хищениях парфюмерии. При проведении специальных мероприятий стражи порядка установили схему реализации преступного замысла. Как оказалось, женщина использовала для кражи духов термос. Она выпивала кофе, который находился у нее в термосе, проносила пустую емкость на территорию склада и наполняла ее парфюмерной продукцией. После одной из таких краж полицейские задержали злоумышленницу с поличным. Теперь полицейским предстоит установить ущерб, нанесенный складу. А злоумышленницу ожидает уголовное наказание». Преступление, которое совершила работница, в народе называют воровство, Уголовный же кодекс определяет его как хищение. Под хищением в статьях УК РФ понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинивших ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (ст. 158 УК РФ). Статьей 241 ТК РФ установлено, что за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка. Однако ТК РФ и иными федеральными законами может быть предусмотрено иное. Пункты 5 и 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ предусматривают, что материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в случаях причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда, и причинения ущерба в результате административного проступка, если таковой установлен соответствующим государственным органом. Пермский краевой суд в Апелляционном определении от 27 февраля 2013 г. по делу N 33-1954 установил следующее. МУП обратилось в суд с иском к Р. о взыскании ущерба. Заявленные требования мотивированы следующим: комитетом был заключен трудовой договор с Р., позднее трудовой договор был расторгнут. В МУП была проведена ревизия, по результатам которой оформлен акт, установлены нарушения законодательства при проведении списания шин на автотранспортные средства. Согласно представленным для проверки документам указанные шины были приобретены по договору поставки, заключенному МУП с ИП. От имени предприятия договор подписан Р. Было возбуждено уголовное дело по факту хищения путем мошенничества с использованием служебного положения в крупном размере при заключении вышеуказанного договора, Р. признан обвиняемым. Чайковским городским судом вынесен обвинительный приговор, из которого следует, что умышленными действиями Р. был причинен вред имуществу МУП, в связи с чем МУП признан судом потерпевшим. Судом постановлено «взыскать с Р. <…> рублей ущерба, причиненного МУП». Об отмене решения просит в апелляционной жалобе ответчик Р. Проверив доводы апелляционной жалобы и возражения на нее, судебная коллегия не находит оснований к отмене решения суда. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. В соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 243 ТК РФ материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника, в том числе в случае причинения ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда. В соответствии с ч. 2 ст. 392 ТК РФ работодатель имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба. Установив обстоятельства дела, суд первой инстанции пришел к выводу об обоснованности заявленного иска о возмещении ущерба виновным лицом. Делая такой вывод, суд исходил из того, что вина ответчика в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 159 УК РФ, установлена вступившим в законную силу приговором Чайковского городского суда; умышленными действиями Р. был причинен ущерб МУП, предприятие признано потерпевшим; размер ущерба ответчиком не оспаривается, установленных законом обстоятельств, исключающих ответственность работника, не установлено; срок обращения в суд не пропущен. Выводы суда являются обоснованными и мотивированными. Доводы апелляционной жалобы не свидетельствуют о неправильности постановленного решения и не влекут его отмену. Пункт 16 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 16 ноября 2006 г. N 52 «О применении судами законодательства, регулирующего материальную ответственность работников за ущерб, причиненный работодателю» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 52) гласит: «Если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что работник обязан возместить причиненный ущерб, суд в соответствии с частью первой статьи 250 ТК РФ может с учетом степени и формы вины, материального положения работника, а также других конкретных обстоятельств снизить размер сумм, подлежащих взысканию, но не вправе полностью освободить работника от такой обязанности. При этом следует иметь в виду, что в соответствии с частью второй статьи 250 ТК РФ снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не может быть произведено, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях. Оценивая материальное положение работника, следует принимать во внимание его имущественное положение (размер заработка, иных основных и дополнительных доходов), его семейное положение (количество членов семьи, наличие иждивенцев, удержания по исполнительным документам) и т. п.». Судебная коллегия Липецкого областного суда в Определении от 3 августа 2011 г. по делу N 33-2266/2011 установила следующее. ФГУП обратилось с иском к И. о возмещении ущерба, причиненного преступлением при исполнении ответчиком своих трудовых обязанностей, путем присвоения, то есть хищения чужого имущества, вверенного виновному с использованием своего служебного положения. В обоснование требований ФГУП ссылалось на то, что И. работала в должности <…>, с ней был заключен договор о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества. При проверке комиссией у И. была обнаружена недостача денежных средств. Приговором Задонского районного суда Липецкой области И. была признана виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ. Приговором суда за ФГУП признано право на удовлетворение исковых требований в порядке гражданского судопроизводства. Приговор вступил в законную силу. Ответчик И. иск не признала. Суд вынес решение «взыскать с И. в пользу ФГУП в возмещение причиненного преступлением ущерба <…>». В кассационной жалобе ответчик И. просит решение суда отменить, считая его незаконным и необоснованным. Судебная коллегия не находит оснований для отмены судебного решения. Согласно ст. 238 ТК РФ работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Согласно ч. 1 ст. 233 ТК РФ материальная ответственность работника наступает за ущерб, причиненный им работодателю в результате виновного противоправного поведения, действия или бездействия. Исходя из положений ст. 239 ТК РФ обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника, ответчиком не указано, а судом не установлено. Случаи материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба определены ст. 243 ТК РФ: материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба возлагается на работника в следующих случаях — когда в соответствии с настоящим Кодексом или иными федеральными законами на работника возложена материальная ответственность в полном размере за ущерб, причиненный работодателю при исполнении работником трудовых обязанностей (п. 1 ч. 1); причинение ущерба в результате преступных действий работника, установленных приговором суда (п. 5 ч. 1). Согласно ст. 250 ТК РФ снижение размера ущерба, подлежащего взысканию с работника, не производится, если ущерб причинен преступлением, совершенным в корыстных целях. Согласно ч. 4 ст. 61 ГПК РФ вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом. Поэтому не подлежит дополнительному доказыванию то обстоятельство, что ответчица причинила ущерб истцу преступлением, совершенным в корыстных целях. Данный факт, как и размер причиненного ущерба, установлен вступившим в законную силу приговором Задонского районного суда Липецкой области. Судом установлено, что ответчица частично возместила ущерб. Других объективных доказательств о возмещении ответчиком причиненного ущерба суду не представлено. Судебная коллегия приходит к выводу, что судом правильно установлены обстоятельства по делу, выводы суда подробно мотивированы, представленным по делу доказательствам дана верная правовая оценка, нарушений норм материального и процессуального права судом не допущено. Должность лица, совершившего хищение, не является ограничением для привлечения его к материальной ответственности. Напротив, ст. 277 ТК РФ, к примеру, устанавливает, что руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Кассационным определением от 30 ноября 2011 г. по делу N 33-15126/2011 Волгоградский областной суд установил следующее. Прокурор Калачевского района Волгоградской области обратился в суд в интересах комитета с иском к Н. о возмещении материального вреда, причиненного преступлением. В обоснование иска указал, что приговором Калачевского районного суда Волгоградской области Н. признан виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159 УК РФ, дважды совершил хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, причинив комитету материальный вред. Ответчик частично возместил ущерб в добровольном порядке. Суд постановил иск прокурора Калачевского района Волгоградской области в интересах комитета к Н. о возмещении материального вреда, причиненного преступлением, удовлетворить; взыскать с Н. в пользу комитета в возмещение материального вреда, причиненного преступлением <…>. В кассационной жалобе представитель Н. оспаривает законность и обоснованность постановленного решения и просит его отменить. Согласно п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред. Как следует из материалов дела и установлено судом первой инстанции, приговором Калачевского районного суда Волгоградской области, вступившим в законную силу, установлено, что Н., являясь генеральным директором ОАО, совершил хищение чужого имущества путем обмана с использованием своего служебного положения в особо крупном размере, причинив комитету ущерб. При таких обстоятельствах, располагая допустимыми доказательствами, суд пришел к обоснованному выводу, что Н., совершивший хищение денежных средств, кроме уголовной, также несет гражданско-правовую ответственность перед потерпевшим, и принял правильное решение о взыскании с него в пользу комитета в возмещение материального вреда, причиненного преступлением <…>. Довод, содержащийся в кассационной жалобе, о том, что Н., являясь руководителем ОАО, похищенными денежными средствами лично не распоряжался и с учетом ст. 1068 ГК РФ не должен нести гражданско-правовую ответственность перед потерпевшим, не может служить основанием к отмене решения суда, поскольку основан на неверном толковании норм права. В соответствии с ч. 1 ст. 277 ТК РФ руководитель организации несет полную материальную ответственность за прямой действительный ущерб, причиненный организации. Согласно п. 9 Постановления Пленума ВС РФ N 52 полная материальная ответственность руководителя организации за ущерб, причиненный организации, наступает в силу закона (ст. 277 ТК РФ), работодатель вправе требовать возмещения ущерба в полном размере независимо от того, содержится ли в трудовом договоре с этим лицом условие о полной материальной ответственности. При этом вопрос о размере возмещения ущерба (прямого действительного ущерба, убыток) решается на основании того федерального закона, в соответствии с которым руководитель несет материальную ответственность. В п. 4 указанного Постановления говорится, что к обстоятельствам, имеющим существенное значение для правильного разрешения дела о возмещении ущерба работником, обязанность доказать которые возлагается на работодателя, в частности, относятся: отсутствие обстоятельств, исключающих материальную ответственность работника; противоправность поведения (действия или бездействие) причинителя вреда; вина работника в причинении ущерба; причинная связь между поведением работника и наступившим ущербом; наличие прямого действительного ущерба; размер причиненного ущерба; соблюдение правил заключения договора о полной материальной ответственности. Поскольку действия Н. признаны приговором суда противоправными, вывод суда первой инстанции о том, что отсутствуют основания для привлечения к гражданско-правовой ответственности работодателя ОАО, является правильным. В большинстве случаев привлечение к материальной ответственности является не единственным наказанием работника за совершенное им хищение. Утрата доверия к нему со стороны работодателя влечет за собой и дисциплинарное наказание, чаще всего увольнение. Подпункт «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ позволяет работодателю расторгнуть трудовой договор с работником за совершение последним по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Пленум Верховного Суда РФ в Постановлении от 17 марта 2004 г. N 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление Пленума ВС РФ N 2) дает разъяснения, что «по этому основанию могут быть уволены работники, совершившие хищение (в том числе мелкое) чужого имущества, растрату, умышленное его уничтожение или повреждение, при условии, что указанные неправомерные действия были совершены ими по месту работы и их вина установлена вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. В качестве чужого имущества следует расценивать любое имущество, не принадлежащее данному работнику, в частности имущество, принадлежащее работодателю, другим работникам, а также лицам, не являющимся работниками данной организации. Установленный месячный срок для применения такой меры дисциплинарного взыскания исчисляется со дня вступления в законную силу приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях». Ключевым моментом в увольнении по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является совершение лицом хищения. Так, в Определении Свердловского областного суда от 22 мая 2012 г. по делу N 33-6007/2012 установлено следующее нарушение процедуры увольнения. К. предъявил к ОАО иск о восстановлении на работе в должности водителя-испытателя <…>. Решением суда постановлено: исковые требования К. удовлетворить. В жалобе ОАО просит решение как незаконное и необоснованное отменить и в удовлетворении иска отказать. В жалобе указано, что занимаемая истцом должность непосредственно связана с осуществлением передвижения на автомобиле с бурильной установкой, являющемся товарной ценностью. Материалами дела подтверждена противоправность совершенных истцом действий. Договор о полной материальной ответственности с истцом расторгнут не был. Изучив материалы дела, доводы апелляционной жалобы, судебная коллегия находит ее не подлежащей удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случаях: совершения виновных действий работником, непосредственно обслуживающим денежные или товарные ценности, если эти действия дают основание для утраты доверия к нему со стороны работодателя. Согласно разъяснениям, изложенным в п. 45 Постановления Пленума ВС РФ N 2, расторжение трудового договора с работником по п. 7 ч. 1 ст. 81 Кодекса в связи с утратой доверия возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности (прием, хранение, транспортировку, распределение и т. п.), и при условии, что ими совершены такие виновные действия, которые давали работодателю основание для утраты доверия к ним. При установлении в предусмотренном законом порядке факта совершения хищения, взяточничества и иных корыстных правонарушений эти работники могут быть уволены по основанию утраты к ним доверия и в том случае, когда указанные действия не связаны с их работой. Представляется, что вопрос о совершении работником указанных виновных действий должен решаться аналогично требованиям, указанным в пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, при наличии вступившего в законную силу приговора суда. Как следует из материалов дела и установлено судом, К. работал в ОАО, при этом с ним был заключен договора о полной индивидуальной материальной ответственности. При осмотре машины, выезжавшей с территории ОАО для производства бурильных работ, под ее рамой обнаружена штанга бурильная. Водители-испытатели и К., находившиеся в кабине, какие-либо документы на штангу не представили, от дачи объяснений отказались. В тот же день на основании заявления начальника СВК ОАО по признакам преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, п. «в» ч. 3 ст. 158 УК РФ, в отношении неизвестных возбуждено уголовное дело. Ответчиком издан приказ, из содержания которого следует, что в соответствии со ст. 193 ТК РФ в связи с утратой доверия ввиду совершения виновных действий водителем-испытателем участка контрольных испытаний К. к нему применена мера дисциплинарного взыскания в виде увольнения по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, в качестве основания указаны докладная записка начальника пожарно-сторожевой охраны, объяснительная записка К., уголовное дело. В этот же день приказом ответчика К. уволен с работы за совершение виновных действий, дающих основание для утраты доверия по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Вместе с тем в ходе расследования происшедшего на предприятии и в рамках уголовного дела вина К. в покушении на хищение не установлена. Согласно Постановлению Пленума ВС РФ N 2 расторжение трудового договора с работником по п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ возможно только в отношении работников, непосредственно обслуживающих денежные или товарные ценности. Частью 1 ст. 49 Конституции РФ установлено, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Разрешая возникший спор, суд также установил, что в момент происшедшего водитель-испытатель К. не являлся материально ответственным лицом, так как соответствующий договор при работе в данной должности с ним не заключался; на выезде он выполнял обязанности помощника, доверенности на право управления автомобилем не имел; обнаруженная охраной во время вывоза с территории завода штанга бурильная ему в связи с исполнением трудовых обязанностей работодателем вверена не была; должность водителя-испытателя в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности, утвержденный Постановлением Министерства труда и социального развития Российской Федерации от 31.12.2002 N 85, не включена; вина истца в покушении на хищение имущества ответчика вступившим в законную силу обвинительным приговором суда не установлена. В связи с этим суд первой инстанции пришел к правильному выводу о незаконности увольнения и наличии оснований для удовлетворения требований о восстановлении на работе, поскольку водитель-испытатель не является работником, непосредственно обслуживающим материальные ценности. Не менее значимым для привлечения к дисциплинарной ответственности по п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является наличие приговора суда либо постановления судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. В противном случае приказ об увольнении будет отменен и работник восстановлен на работе, как это следует из Апелляционного определения Пермского краевого суда от 26 сентября 2012 г. по делу N 33-8062. К. А. предъявил иск к ОАО, просил признать незаконным и отменить приказ о его увольнении по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, ссылаясь на то, что ответчик уволил его незаконно за совершение хищения без соответствующего приговора суда. Судом постановлено решение, согласно которому признан незаконным и отменен приказ об увольнении К. А. по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, о взыскании причиненного материального ущерба, изменена запись в трудовой книжке на увольнение по собственному желанию, взысканы удержанная заработная плата и компенсация морального вреда, в части взыскания среднего заработка — отказано. В апелляционной жалобе К. А. оспаривает состоявшееся решение в части отказа в удовлетворении требования о взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, полагая, что судом нарушены нормы материального права. В апелляционной жалобе ОАО просит отменить состоявшееся решение в удовлетворенной части иска, полагая его незаконным и необоснованным, приводя доводы о законности увольнения, поскольку факт хищения денежных средств К. А. признал. Из материалов дела следует, что К. А. был принят на должность <…>. К. А. направил ответчику заявление об увольнении по собственному желанию. Приказом К. А. был уволен с занимаемой должности по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ за однократное грубое нарушение работником трудовых обязанностей: совершение по месту работы хищения. Основанием для увольнения истца послужили объяснительная Б. об оформлении ее на работу по договору подряда на очистку стрелочных переводов без фактического выполнения трудовой функции и аналогичная объяснительная К. А. В отношении К. А. и Б. были возбуждены уголовные дела. В соответствии с пп. «г» п. 6 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем за совершение по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, растраты, умышленного его уничтожения или повреждения, установленных вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Как указано в Постановлении Пленума ВС РФ N 2, работник может быть уволен по указанному основанию при условии, что указанные неправомерные действия были совершены им по месту работы и его вина установлена вступившим в законную силу приговором суда либо постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. Разрешая спор, суд, руководствуясь положениями приведенной выше правовой нормы, пришел к правильному выводу о том, что увольнение истца произведено незаконно. Судом установлено, что в нарушение требований трудового законодательства вина К. А. в совершении хищения имущества, принадлежащего ответчику, приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях, не установлена, указанные акты отсутствуют, и потому увольнение истца по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является незаконным. Факт нарушения работодателем трудового законодательства при увольнении истца подтверждается материалами дела. Таким образом, судебная коллегия отклоняет доводы апелляционной жалобы ответчика о законности увольнения истца как неосновательные. Согласно ст. 247 ТК РФ до принятия решения о возмещении ущерба конкретными работниками работодатель обязан провести проверку для установления размера причиненного ущерба и причин его возникновения. Для проведения такой проверки работодатель имеет право создать комиссию с участием соответствующих специалистов. Истребование от работника письменного объяснения для установления причины возникновения ущерба является обязательным. В случае отказа или уклонения работника от представления указанного объяснения составляется соответствующий акт. Разрешая требование о взыскании с ответчика произведенного удержания, суд первой инстанции пришел к обоснованному выводу об удовлетворении требования, поскольку ответчиком был нарушен порядок удержания, размер материального ущерба определен не был. Немаловажным является и то обстоятельство, что приговор либо постановление суда должны уже вступить законную силу. Работодателю не следует торопиться и увольнять работника раньше установленного законом срока, иначе подобный приказ об увольнении будет признан судом незаконным, работник будет восстановлен на работе, а работодатель, в свою очередь, будет вынужден оплатить вынужденный прогул. Подобная ситуация раскрыта в Кассационном определении Курского областного суда от 15 декабря 2011 г. по делу N 33-3326-2011. С. Р. работал в ЗАО в должности <…>. Приказом С. Р. уволен по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ — за совершение мелкого хищения. Считая увольнение по данному основанию незаконным, С. Р. обратился в суд с вышеназванным иском, указав, что факт совершенного им мелкого хищения не установлен вступившим в законную силу судебным актом в отношении него. С учетом уточненных в судебном заседании исковых требований С. Р. просит признать приказ ЗАО о прекращении действия трудового договора с ним незаконным, восстановить его на работе в должности <…>. Судом постановлено: «Исковые требования С. Р. удовлетворить частично. Признать незаконным приказ ЗАО о прекращении действия трудового договора с работником С. Р. Восстановить С. Р. на работе в должности <…>. Взыскать с ЗАО в пользу С. Р. денежную компенсацию морального вреда <…>». В кассационной жалобе директор ЗАО просит отменить решение суда в части взыскания с ЗАО в пользу С. Р. компенсации морального вреда и снизить сумму расходов по оплате услуг представителя. Проверив материалы дела, законность решения суда в рамках доводов кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда подлежащим изменению в части определения размера компенсации морального вреда, подлежащего взысканию в пользу С. Р., и расходов по оплате услуг представителя, в остальной части — оставлению без изменения по следующим основаниям. Согласно пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае однократного грубого нарушения работником трудовых обязанностей — совершения по месту работы хищения (в том числе мелкого) чужого имущества, установленного вступившим в законную силу приговором суда или постановлением судьи, органа, должностного лица, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях. В соответствии с разъяснениями Постановления Пленума ВС РФ N 2 при рассмотрении дел о восстановлении на работе лиц, трудовой договор с которыми расторгнут по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 Кодекса, суды должны учитывать, что по этому основанию могут быть уволены работники, совершившие хищение (в том числе мелкое) чужого имущества, растрату, умышленное его уничтожение или повреждение, при условии, что указанные неправомерные действия были совершены ими по месту работы и их вина установлена вступившим в законную силу приговором суда. Как разъяснил Пленум ВС РФ в п. 23 Постановления N 2, при рассмотрении дела о восстановлении на работе лица, трудовой договор с которым расторгнут по инициативе работодателя, обязанность доказать наличие законного основания увольнения и соблюдение установленного порядка увольнения возлагается на работодателя. Основанием для увольнения С. Р. явились: акт задержания, акт взвешивания, объяснительная С. Р., служебная записка начальника отдела по контролю за движением ТМЦ о совершении хищения, докладная записка гл. энергетика об отсутствии С. Р. на работе, акт комиссии об отсутствии С. Р. на рабочем месте, служебная записка начальника отдела по контролю за движением ТМЦ об отсутствии С. Р. на работе, уведомление и постановление межмуниципального отдела МВД России. В то же время из материалов дела усматривается, что на момент расторжения с истцом трудового договора С. Р. к уголовной либо административной ответственности в установленном законом порядке привлечен не был, на момент издания приказа об увольнении С. Р. у работодателя отсутствовали вступившие в законную силу приговор либо постановление по делу об административном правонарушении по ст. 7.27 КоАП РФ в отношении истца, которыми была бы установлена его вина в совершении мелкого хищения по месту работы. Данное обстоятельство представителем ответчика в судебном заседании не оспаривалось. Факт совершения мелкого хищения по месту работы сам по себе не является основанием для расторжения трудового договора по вышеназванному основанию. При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что у работодателя отсутствовали правовые основания для расторжения с истцом трудового договора по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, и правомерно в соответствии с требованиями ст. 394 ТК РФ восстановил С. Р. на работе в той должности, которую он занимал до увольнения, и взыскал в его пользу заработную плату за время вынужденного прогула. Решение суда в указанной части сторонами по делу не обжалуется, кассационная жалоба представителя ответчика не содержит доводов, опровергающих решение суда в указанной части. При определении размера компенсации морального вреда судом первой инстанции не учтены все фактические обстоятельства по делу, в частности, что факт совершения истцом мелкого хищения по месту работы имел место быть. С. Р. в суде кассационной инстанции не оспаривал то обстоятельство, что за совершение им мелкого хищения в ЗАО мировым судьей судебного участка С. Р. привлечен к административной ответственности и подвергнут административному наказанию в виде штрафа, который уплатил. Поэтому с учетом того, что у работодателя имелись правовые основания для увольнения истца по пп. «г» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, работодателем нарушен порядок увольнения, поскольку на момент увольнения отсутствовал вступивший в законную силу судебный акт в отношении С. Р., судебная коллегия полагает, что размер компенсации морального вреда, определенный судом ко взысканию в пользу истца, завышен, не соответствует степени перенесенных истцом нравственных страданий, не отвечает требованиям разумности. Поэтому судебная коллегия приходит к выводу о том, что решение суда в указанной части подлежит изменению, размер компенсации морального вреда подлежит снижению. Подводя итоги, хотелось бы отметить следующее. Хищение работником имущества работодателя влечет за собой последствия, затрагивающие различные отрасли права: уголовную или административную отрасль (привлечение к ответственности в рамках уголовного или административного судопроизводства), трудовую отрасль права (дисциплинарное взыскание за совершенный проступок) и гражданскую (возмещение вреда работодателю как материальная ответственность работника). Наступление вышеуказанных последствий требует точного соблюдения процедур, предусмотренных законодательством, — дисциплинарная и материальная ответственность в данной ситуации может возникнуть только при наличии вступившего в законную силу приговора суда или постановления соответствующего государственного органа. Сам факт возбуждения уголовного дела или дела об административном правонарушении не дает работодателю права на привлечение к той или иной ответственности. И фраза «поспешишь — людей насмешишь» здесь наиболее уместна. Только при соблюдении всех требований законодательства работодатель сможет и уволить лицо, утратившее доверие в связи с совершением проступка, и взыскать реальный ущерб, причиненный хищением. В противном случае убытки потерпит не работник, а лицо, предоставившее ему работу.

——————————————————————

Название документа