Международная торговля, ВТО и международные трудовые стандарты: какие уроки могут быть полезны для России?

(Лютов Н. Л.) ("Трудовое право в России и за рубежом", 2013, N 3) Текст документа

МЕЖДУНАРОДНАЯ ТОРГОВЛЯ, ВТО И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ТРУДОВЫЕ СТАНДАРТЫ: КАКИЕ УРОКИ МОГУТ БЫТЬ ПОЛЕЗНЫ ДЛЯ РОССИИ? <*>

Н. Л. ЛЮТОВ

-------------------------------- <*> Lyutov N. L. International trade, WTO and international labor standards: what lessons can be useful for Russia?

Лютов Никита Леонидович, доцент Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина (МГЮА), кандидат юридических наук.

В статье исследуется взаимосвязь международной торговли и соблюдения международных трудовых стандартов в условиях глобализации экономики.

Ключевые слова: международная торговля, международные трудовые стандарты, многонациональные корпорации, таможенные преференции.

The article investigates the interrelation of international trade and international labor standards compliance in the conditions of economy globalization.

Key words: international trade, international labor standards, multinational corporations, customs preferences.

С конца 60-х до начала 80-х годов XX в. внимание мирового сообщества было обращено на деятельность многонациональных корпораций (МНК). В связи с либерализацией международной торговли удельный "вес" МНК в мировой экономике многократно увеличился. Правительства и международные профсоюзы были встревожены ростом влияния МНК, фактическим отсутствием возможности контроля за их деятельностью, дискриминационной практикой в сфере труда, которая применялась корпорациями в развивающихся странах. Как показывают исследования, МНК стремятся перенести производство на те предприятия, где нет профсоюзного представительства работников, и соглашаются "терпеть" профсоюзы только в ситуации, когда это совершенно неизбежно для них <1>. -------------------------------- <1> Cooke W. N. Multinationals, globalisation and industrial relations // Global industrial relations. M. J. Morley, P. Gunningle, D. G. Collings (eds.). London and New York: Routledge, 2006. P. 343.

Самую емкую характеристику негативных последствий глобализации дала радикальный французский политик М. Ле Пен: "...глобализация создана для того, чтобы рабы производили товары для продажи их безработным" <2>. Речь идет о том, что благодаря глобализации производство реальных товаров переносится в страны с низкими социальными издержками для собственников, лишая развитые страны рабочих мест, одновременно поощряя повсеместные нарушения трудовых прав работников в развивающихся странах из-за "гонки на дно" между ними. При этом развивающиеся страны нередко обвиняют экономически развитые государства в использовании международных трудовых стандартов в протекционистских целях: исключительно для защиты собственных производителей от дешевого импорта <3>. -------------------------------- <2> Le Mediascope. Marine Le Pen: la mondialisation? "Faire fabriquer par des esclaves pour vendre des ". URL: http://lemediascope. fr/ video-marine-le-pen-la - mondialisation - %C2%AB-faire-fabriquer-par - des-esclaves-pour - vendre-a-des-chomeurs-%C2%BB/ <3> Salazar-Xirinachs J. M. Should there be enforceable international labor standards: the perspective of Developing Countries. Comments at the Fifth Annual Conference on Public Service and the Law. University of Virginia School of Law, February 28, 2004. URL: http://www. sedi. oas. org/ DTTC/TRADE/PUB/ STAFF_ARTICLE/ jmsx04_Univ_VA_comments. pdf.

В качестве средства усиления контроля за соблюдением стандартов МОТ некоторые авторы предлагают увязывать соблюдение актов МОТ с вопросами международной торговли <4>, т. е. включать так называемую социальную оговорку в международные договоры. Другие специалисты, наоборот, критикуют МОТ <5> за то, что она выходит за рамки своего непосредственного мандата и занимается вопросами, за которые отвечают другие международные организации. -------------------------------- <4> Barry Ch., Reddy S. G. International Trade & Labor Standards: a Proposal for Linkage. New York: Columbia University Press, 2008. P. 43; и др. <5> Simpson W. R. Standard-setting and supervision: A system in difficulty // Les normes internationales du travail: un patrimoine pour l'avenir en l'honneur de Nicolas Valticos. : BIT, 2004. P. 59 - 61.

Говорить о том, что МОТ должна строго ограничивать себя непосредственно вопросами установления и соблюдения международных трудовых стандартов в отрыве от проблем экономики и политики, вряд ли продуктивно. Дебаты по поводу "социальной оговорки", касавшиеся проблемы вовлечения МОТ в регулирование международной торговли в рамках Всемирной торговой организации (ВТО) между представителями международных профсоюзов, объединений работодателей, правительствами развитых и развивающихся стран велись в течение долгого времени и особенно обострились в 1996 - 1999 гг. На Сингапурской конференции ВТО 1996 г. все участники подтвердили общее согласие выполнять основополагающие права и принципы в сфере труда так, как они понимаются МОТ. Однако, как было указано в итоговой декларации конференции, трудовые стандарты не должны использоваться в протекционистских целях. Экономические преимущества для бедных стран не должны ставиться под сомнение, однако ВТО и МОТ согласно декларации должны продолжать сотрудничество. Таким образом, в соответствии с Сингапурской декларацией 1996 г. <6> вопросы труда не были поставлены в повестку дня ВТО. Основной аргумент <7> противников увязывания торговых и трудовых стандартов в рамках ВТО принято называть аргументом "рождественской елки". Он сводится к тому, что социальных вопросов, затрагиваемых процессами глобализации, очень много, и если увязывать каждый из них со свободой торговли, то, подобно рождественской ели, завешанной слишком большим количеством игрушек, система международных торговых соглашений просто рухнет. Этот аргумент, в частности, приводится в совместном заявлении трех бывших Генеральных директоров ВТО <8>. Кроме того, сторонники экономического либерализма говорят о том, что открытые рынки приведут к быстрому экономическому росту в развивающихся странах и это в конце концов приведет к улучшению условий труда <9>. О том, что такие рассуждения приводят лишь к разрушению и деградации экономики, хорошо свидетельствует опыт недавней "шоковой терапии" в России, а также тот факт, что все современные развитые государства начинали свой экономический рывок в индустриальную эпоху, как раз жестко защищая свои внутренние рынки от импорта. Знаменитая фраза "laissez-faire", которая была сказана Ж. Б. Кольберу французскими купцами в ответ на вопрос о том, чем правительство может им помочь, была произнесена после весьма длительного периода жесткого государственного протекционизма. -------------------------------- <6> Singapore Ministerial Declaration, 1996. URL: http://www. wto. org/ english/theWTO_e/ minist_e/ min96_e/wtodec_e. htm. <7> См.: Лютов Н. Л. Всемирная торговая организация: перспективы участия в установлении международных трудовых стандартов // Трудовое право. 2009. N 7. С. 80 - 84. <8> Dunkel A., Sutherland P., Ruggiero R. Joint statement on the multilateral trading system. 1 Febr. 2001. URL: http://www. wto. org/ english/news_e/ news01e/ jointstatdavos_jan01e. htm. <9> Mansoor F. The WTO versus the ILO and the case of child labour // Web Journal of Current Legal Issues, No. 2, 2004. URL: http://webjcli. ncl. ac. uk/ 2004/issue2/mansoor2.html.

Утверждения о том, что международно-правовое регулирование торговых отношений в рамках ВТО и отношений в сфере труда не связаны между собой, не соответствуют действительности. В современных условиях важнейший способ принуждения государств, нарушающих международные трудовые стандарты, их исполнять - это не "беззубые" механизмы в рамках МОТ и других международных организаций, а оказание экономического давления. Это давление оказывается либо путем включения "социальной оговорки" в международные торговые договоры, либо путем принятия односторонних актов, таких, как генеральные системы торговых преференций США и ЕС <10>. Но для государств - членов ВТО, включая с 2012 г. и Россию, установление запрета импорта или торговых барьеров в отношении других государств-членов допустимо только на условиях, предусмотренных Генеральным соглашением по тарифам и торговле (ГАТТ) 1947 г. <11>, пересмотренным в 1994 г. <12>. -------------------------------- <10> См.: Лютов Н. Л. Торговые преференции и международные трудовые стандарты: возможности для России // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. 2008. N 2. С. 148 - 152. <11> General Agreement on Tariffs and Trade, 1947 (GATT, 1947) // WTO Site. URL: http://www. wto. org/ english/docs_e/ legal_e/gatt47_e. pdf. <12> General Agreement on Tariffs and Trade, 1994 (GATT, 1994) // WTO Site. URL: http://www. wto. org/ english/docs_e/ legal_e/06-gatt. pdf.

Государство может устанавливать три вида ограничений в отношении импорта. Первый - это полный запрет импорта продукции из той или иной страны. Второй - запрет поставки определенных видов продукции, и третий - запрет импорта продукции, произведенной определенным способом. Первые два типа ограничения противоречат ст. ст. I и XI ГАТТ, устанавливающим принцип "наиболее предпочтительной нации", т. е. отношение к любому экспортеру не худшее, чем к государству, которому оказывается наибольшее предпочтение (запрет торговой дискриминации), а также ограничивающим торговые квоты. Согласно правилам ГАТТ такие ограничения могут быть тем не менее обоснованны, если они делаются государством-импортером в ответ на нарушение государством-экспортером международных обязательств в его отношении. Проблема, однако, заключается в том, что применительно к нормам международного трудового права, нарушенным государством-экспортером, обязательства возникают, как правило, не в отношении импортера, а в отношении физических лиц или международных организаций. В силу весьма ограничительного подхода к определению такого рода норм применительно к международному трудовому праву в настоящее время единственным случаем применения полного торгового эмбарго в ответ на нарушение трудовых прав стал случай Мьянмы, связанный с грубым нарушением принципа запрещения принудительного труда в течение многих десятилетий. Третий тип торговых ограничений, т. е. запрет импорта продукции, изготовленной нежелательным способом (например, с использованием детского труда), допускается ст. III ГАТТ в случае, если ограничение применяется нейтрально с точки зрения страны происхождения товара. Однако, для того чтобы государство могло законно, с точки зрения ГАТТ, применять этот тип ограничений, оно должно определенным образом удостовериться в способе производства товаров конкретных производителей. Для этого может применяться сертификация продукции, осуществляемая либо на добровольной основе за счет частного или государственного финансирования, либо на обязательной основе. В качестве примера добровольной негосударственной сертификации можно назвать сеть неправительственных организаций "Гудвив интернешнл" (англ. - Good Weave International, ранее - Rugmark), осуществляющую мониторинг в отношении использования детского труда при производстве ковров <13>. На такого рода сертификацию правила ГАТТ не распространяются. Примеры добровольной сертификации соблюдения производителем международных трудовых стандартов по инициативе государств также существуют, например, на основании бельгийского Закона о содействии социально-ответственному производству 2002 г. <14> Но такого рода меры спорны с точки зрения возможного нарушения ст. III-4 ГАТТ, поскольку вызывают подозрения в том, что они используются государствами для защиты не прав человека, а собственных производителей. -------------------------------- <13> См. сайт организации: Good Weave International. URL: http://www. goodweave. org/home. php. <14> Wet ter bevordering van sociaal verantwoorde productie 27 Februari 2002. URL: http://www. ejustice. just. fgov. be/ cgi_loi/ change_lg. pl? language= nl&la;=N&cn;= 200202273 2&table;_name=wet.

Сказанное хорошо иллюстрирует мысль о том, что позиция, при которой международная торговля и соблюдение государствами международных трудовых стандартов воспринимаются как две независимые системы, не только не соответствует действительности, но и представляет серьезную угрозу для соблюдения норм международного трудового права. О современной финансовой глобализации принято говорить как о некоем совершенно объективном процессе, фактически не зависящем от воли людей. На самом деле это, конечно, не так. Глобализация и диспропорциональный рост МНК существуют до тех пор, пока собственник благодаря либеральному законодательству, касающемуся финансовых операций, имеет право в любой момент выводить денежные потоки из одной страны в другую. Как только возможности собственника в этом отношении будут ограничены, и сама глобализация, и ее негативные последствия для всех, кроме финансовых капиталистов, также будут существенно редуцированы. Для того чтобы МОТ могла избежать упреков в том, что она сама стала "агентством по глобализации" <15>, она должна четко и недвусмысленно артикулировать свою позицию применительно к проблеме международной торговли. К сожалению, в настоящее время МОТ проводит иную политику. В Глобальном пакте о рабочих местах (Global Jobs Pact), принятом на Международной конференции труда в 2009 г. в качестве реакции на мировой финансовый кризис, одним из ключевых пунктов признается необходимость "обеспечения эффективной и хорошо регулируемой торговли и рынков, которые принесут пользу всем, а также избежания государственного протекционизма. При устранении барьеров на внутренних и внешних рынках должен учитываться различный уровень развития государств" <16>. Таким образом, свобода международной торговли уже воспринимается МОТ как неизбежная данность, которую можно лишь немного корректировать, учитывая социальные соображения. То есть МОТ выглядит в этой ситуации как "добрый следователь", стремящийся "смягчить приговор" социальным правам, выносимый Бреттон-Вудскими учреждениями. На основе такого подхода строятся и исследования МОТ, касающиеся последствий экономического кризиса для развивающихся стран <17>. -------------------------------- <15> Standing G. The ILO: An Agency for Globalization? // Development and Change. Vol. 39, Issue 3, 2008. P. 355 - 384. <16> ILO. Recovering from the crisis: A Global Jobs Pact. Resolution adopted by the International Labour Conference at its Ninety-eighth Session. Geneva, 2009. P. 9 - 10. <17> Jansen M., Uexkull E. Trade and employment in the global crisis. Geneva: ILO, Academic Foundation, 2010.

России не следует оставаться в стороне от увязывания международной торговли и соблюдения международных трудовых стандартов. Так же как и в США и ЕС, в нашей стране действует национальная система таможенных преференций. Однако принципы предоставления преференций никак не увязаны с соблюдением государствами-экспортерами каких-либо требований. Представляется, что установление гласной и открытой системы таможенных преференций, условием предоставления которых будет, помимо прочего, ратификация и соблюдение экспортерами основополагающих принципов в сфере труда, целесообразно по двум причинам. Во-первых, таким образом Россия сможет улучшить свой имидж в качестве государства, уважающего международно признанные права человека в сфере труда. Во-вторых, следует откровенно признать, что установление этой системы предоставит дополнительные возможности для России при проведении внешней политики и аргументы на переговорах с другими государствами по иным вопросам. Как показывает опыт США и ЕС, установление такого условия для предоставления преференций совместимо с правилами ВТО.

------------------------------------------------------------------

Название документа