Споры о выплате зарплаты в период отстранения от работы

(Иванова М.)

(«Трудовое право», 2014, N 5)

Текст документа

СПОРЫ О ВЫПЛАТЕ ЗАРПЛАТЫ В ПЕРИОД ОТСТРАНЕНИЯ ОТ РАБОТЫ

М. ИВАНОВА

Иванова Мария, юрист.

Как показывает анализ судебной практики, при наличии допущенных работодателем ошибок при отстранении работника от работы вероятность признания приказа об отстранении незаконным и удовлетворения иных требований работника достаточно высока. При этом для таких споров чаще, чем для других трудовых споров, характерны достижение сторонами согласия и заключение мирового соглашения.

В Трудовом кодексе РФ специального понятия «отстранение от работы» не установлено. Под отстранением от работы понимается принудительный запрет работнику выполнять свои должностные обязанности, инициированный работодателем или иным уполномоченным лицом.

Случаи, когда работодатель обязан отстранить сотрудника от работы, перечислены в ст. 76 ТК РФ. К таковым относятся:

— появление работника на работе в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения;

— непрохождение работником в установленном порядке обучения и проверки знаний и навыков в области охраны труда;

— непрохождение работником в установленном порядке обязательного медицинского осмотра (обследования), а также обязательного психиатрического освидетельствования в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ;

— выявление в соответствии с медицинским заключением противопоказаний для выполнения работником работы, обусловленной трудовым договором;

— приостановление действия на срок до двух месяцев специального права работника, если это влечет за собой невозможность исполнения работником обязанностей по трудовому договору и если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу, которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья;

— требование органов или должностных лиц, уполномоченных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ;

— в других случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами РФ. Также возможно отстранение на срок до четырех месяцев — в случае установления на основании медицинского заключения необходимости перевода работника при невозможности осуществления такого перевода. Данная обязанность возникает у работодателя независимо от причины такой невозможности перевода (собственный отказ работника от перевода либо отсутствие соответствующей работы у работодателя). Отстранение производится на весь указанный в медицинском заключении срок с сохранением места работы (должности) (ст. 73 ТК РФ).

Однако одного факта, указанного в вышеприведенной статье, недостаточно, чтобы отстранение от работы было признано законным. Большое значение имеет правильное его оформление. Рассмотрим на примере.

Р. обратился с иском к ООО «Астраханьгазпром» о восстановлении на работе, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда.

Решением Красноярского районного суда исковые требования удовлетворены.

Определением судебной коллегии по гражданским делам решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

Р. состоял в трудовых отношениях с ответчиком и работал в должности оператора технологических установок. Приказом ответчика уволен за появление на работе в состоянии алкогольного опьянения.

Суд, удовлетворяя требования истца, правильно установил обстоятельства, имеющие значение для дела, и дал им надлежащую оценку.

Факт появления работника на работе в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения должен быть доказан работодателем.

Состояние алкогольного, равно как и токсического или наркотического, опьянения работника должно быть определено работодателем в установленном порядке.

Согласно Временной инструкции о порядке медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения (утв. заместителем Министра здравоохранения СССР 1 сентября 1988 г. N 06-14/33-14) (с изм. и доп. от 12 августа 2003 г.) медицинское освидетельствование для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения назначается в случаях, когда закон предусматривает дисциплинарную ответственность за употребление алкоголя либо пребывание в состоянии опьянения.

Результаты медицинского освидетельствования для установления факта употребления алкоголя и состояния опьянения могут считаться действительными при условии, что они были получены в ходе медицинского обследования, выполненного в соответствии с настоящей Инструкцией, и при проведении лабораторных исследований были использованы только методики и устройства, разрешенные для применения в целях освидетельствования.

При рассмотрении дела судом было установлено, что протокол медицинского освидетельствования, составленный в медицинском пункте НУЗ МСЧ, не может являться достоверным достаточным доказательством пребывания работника в состоянии опьянения, поскольку не соответствует требованиям об относимости и допустимости доказательств.

Согласно выводам медицинского освидетельствования Р., проведенного в ОГУЗ «Наркологический диспансер», установлен факт употребления алкоголя, признаков опьянения не выявлено. Данное заключение было подтверждено в судебном заседании врачом-наркологом. Допрошенные в судебном заседании свидетели не подтвердили факт нахождения истца в алкогольном опьянении.

Поскольку юридически значимым обстоятельством для увольнения работника пп. «б» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ является не факт употребления алкоголя, а именно состояние опьянения, вывод суда о том, что увольнение работника являлось незаконным и он подлежит восстановлению в должности, является обоснованным.

Вывод: Отстранение от работы должно быть надлежащим образом оформлено.

Порядок отстранения можно описать в виде последовательности действий работодателя:

1. Выявление обстоятельств, указанных в ст. 76 ТК РФ.

2. Предоставление работнику письменного уведомления о предлагаемых вакантных местах у работодателя (иной работы). Поскольку обязанность предлагать иную работу у работодателя возникает лишь в двух случаях: при наличии медицинского заключения о временном переводе на легкий труд и при приостановлении действия специального права у работника, прохождение рассматриваемой стадии предложения работодателем иной работы работнику предусматривается лишь в этих случаях. В случае согласия на перевод работодателем совершается стандартная процедура перевода работника на иную должность.

3. При отсутствии вакантных мест и иной работы, которую работник может выполнять, и во всех остальных случаях — издание приказа об отстранении работника от должности с обязательным указанием срока отстранения и причин. Форма приказа произвольная, так как унифицированной формы данного документа законодательно не утверждено.

4. Ознакомление работника с приказом под личную подпись. При его отказе от ознакомления или удостоверения факта ознакомления подписью — составление акта об этом.

5. Фактическое отстранение от работы (недопущение к работе).

6. После устранения обстоятельств, послуживших причиной отстранения работника от работы, — издание приказа о допуске к работе и фактическое допущение работника до работы. С приказом работник должен быть ознакомлен под личную подпись. При отказе от подписания работодателем комиссионно составляется соответствующий акт.

* * *

Распространена ошибка, когда работодатель использует отстранение от работы в качестве дисциплинарного взыскания. Рассмотрим на примере.

К. обратилась в суд с иском к ответчику о восстановлении на работе, взыскании заработной платы, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула, компенсации за неиспользованный отпуск и компенсации морального вреда. В обоснование иска К. указала, что работала в ООО «Роялти-Мебель». По результатам очередного собрания учредителей данного общества она была отстранена от должности за недоверие. Истица просила признать незаконным отстранение ее от работы и обязать ответчика допустить ее к работе; взыскать с ответчика средний заработок за все время незаконного отстранения от работы. Из пояснений представителей ответчика следует, что причиной отстранения истицы от работы явилось недоверие к ней, вызванное допущенными ею в работе нарушениями. Таким образом, данную меру ответчик использовал в качестве дисциплинарного взыскания, намереваясь осуществить увольнение истицы, но не выполнил всех предусмотренных ст. 193 ТК РФ обязательных действий по расторжению трудового договора. Однако, как указал суд, такая мера не предусмотрена ст. 192 ТК РФ, устанавливающей перечень дисциплинарных взысканий. Ее применение не предусмотрено и ст. 76 ТК РФ, перечисляющей случаи возможного отстранения от работы.

При таких обстоятельствах отстранение истицы от работы является незаконным. В связи с изложенным Свердловский районный суд г. Костромы решением от 25.06.2010 по делу N 2-1931/10 исковые требования К. удовлетворил: признал незаконным отстранение К. от работы, обязал ООО «Роялти-Мебель» допустить К. к работе.

Вывод: Отстранение от работы не может быть использовано в качестве дисциплинарного взыскания.

* * *

Отстранение может быть использовано только по основаниям, перечисленным в Трудовом кодексе. На следующем примере видно, как работодатель применил отстранение не по предусмотренному основанию.

Л. обратилась в Кинешемский городской суд Ивановской области с иском к ООО «Ивгарант-Н» о признании приказа об отстранении от работы незаконным, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда. Требования свои мотивировала тем, что она работала в ООО «Ивгарант-Н» главным бухгалтером с 21.07.2010. 12.12.2011 Л. не смогла попасть на рабочее место, так как ее кабинет был заперт, в этот же день директор общества ознакомил истицу под роспись с приказом об отстранении от работы, копию которого на руки не выдал. Считая действия работодателя по отстранению ее от работы незаконными, Л. просила обязать ООО «Ивгарант-Н» отменить приказ об отстранении от работы, взыскать заработную плату за время вынужденного прогула с 12.12.2011 и компенсацию морального вреда в размере 10000 руб.

Решением Кинешемского городского суда Ивановской области от 06.02.2012 исковые требования удовлетворены частично, на ООО «Ивгарант-Н» возложена обязанность отменить приказ в части отстранения от исполнения своих должностных обязанностей Л., в пользу Л. взыскан средний заработок за период с 12.12.2011 по 06.02.2012 включительно за вычетом налога на доходы физических лиц в размере 22085,95 руб., компенсация морального вреда в размере 1000 руб., расходы на оплату услуг представителя в размере 5000 руб. В удовлетворении остальной части исковых требований отказано.

Ответчик обратился с апелляционной жалобой, в которой просил решение суда отменить, принять по делу новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

Из материалов дела следует, что главный бухгалтер ООО «Ивгарант-Н» Л. приказом от 09.12.2011 N 21 была отстранена от исполнения своих должностных обязанностей на время проведения служебной проверки.

Довод апелляционной жалобы о том, что отстранение от должностных обязанностей работника не является отстранением от работы, что указывает на соответствие приказа от 09.12.2011 N 21 требованиям ст. 76 ТК РФ, судебная коллегия находит несостоятельным, вытекающим из неверного понимания норм действующего российского трудового законодательства.

На основании совокупности представленных по делу доказательств судом установлено, что с 09.12.2011 Л. была лишена возможности выполнять свои трудовые обязанности на своем рабочем месте по причине издания работодателем приказа N 21.

Суд обоснованно оценил указанный приказ именно как отстранение истицы от работы, несмотря на использование в приказе терминологии «отстранить от исполнения должностных обязанностей», поскольку понятия «отстранение от исполнения должностных обязанностей» ТК РФ вообще не предусматривает.

Исчерпывающий перечень оснований отстранения работника от работы приведен в ст. 76 ТК РФ и не предусматривает возможности отстранения от работы в связи с проведением служебной проверки по факту недостачи главного бухгалтера общества с ограниченной ответственностью на основании приказа единоличного исполнительного органа такого общества.

Ссылки апелляционной жалобы на выполнение ответчиком как работодателем требований ст. 247 ТК РФ для выяснения причин и размера материального ущерба, причиненного работником, а также на необходимость фиксации работодателем следов совершения Л. преступления, предусмотренного ст. 160 УК РФ, не имеют правового значения для обоснования ответчиком правомерности оспариваемого истицей приказа об отстранении от работы.

Установленный трудовым и уголовно-процессуальным законодательством РФ порядок привлечения работника к материальной или уголовной ответственности в случае недостачи товарно-материальных ценностей не предусматривает возможности отстранения работника, подозреваемого в растрате или присвоении вверенных ему ценностей, по приказу работодателя в отсутствие требования органа или должностного лица, уполномоченного законом на применение соответствующей меры пресечения.

В нарушение ст. 56 ГПК РФ ответчиком не представлено суду доказательств возбуждения в отношении Л. уголовного дела по обвинению в совершении какого-либо преступления и применения к ней уполномоченными органами такой меры пресечения, как временное отстранение от должности, предусмотренной ст. 114 УПК РФ.

Доводы апелляционной жалобы о том, что после отстранения от работы 09.12.2011 Л. совершила прогул 13.12.2011, что давало основания ответчику для увольнения истицы по пп. «а» п. 6 ч. 1 ст. 81 ТК РФ, а также о наличии у работодателя оснований для увольнения данного работника на основании п. 7 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с утратой доверия не влияют на существо оспариваемого судебного постановления, поскольку находятся за пределами исковых требований Л., разрешенных судом первой инстанции в полном соответствии с ч. 3 ст. 196 ГПК РФ.

Кроме того, эти доводы носят гипотетический характер, так как в суде апелляционной инстанции обе стороны подтвердили, что основанием увольнения Л. из ООО «Ивгарант-Н» явилось ее заявление об увольнении по собственному желанию от 07.02.2012, соответствующий приказ об увольнении был издан ответчиком 21.01.2012. Приказы об увольнении истицы за прогул или в связи с утратой доверия ответчиком не издавались.

На основании изложенного судебная коллегия Ивановского областного суда вынесла Определение от 18.04.2012 по делу N 33-635, которым решение городского суда оставила без изменения, апелляционную жалобу — без удовлетворения.

Выводы:

1. Использование в приказе терминологии «отстранить от исполнения должностных обязанностей» равноценно использованию понятия «отстранение от работы», поскольку понятия «отстранение от исполнения должностных обязанностей» ТК РФ не предусматривает, и, кроме того, по сути, означает лишение возможности трудиться.

2. Исчерпывающий перечень оснований отстранения работника от работы приведен в ст. 76 ТК РФ, он не предусматривает возможности отстранения от работы по другим основаниям, в том числе в связи с проведением служебной проверки.

* * *

По общему правилу в период отстранения от работы зарплата не выплачивается. Но из этого правила есть исключения.

В случаях отстранения от работы работника, который не прошел обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда либо обязательный предварительный или периодический медицинский осмотр (обследование) не по своей вине, ему в силу ч. 3 ст. 76 ТК РФ производится оплата за все время отстранения от работы как за простой (ст. 157 ТК РФ).

Балтийский городской суд Калининградской области при рассмотрении требований Р. В.Н. к ЗАО «Б» о взыскании среднего заработка за период отстранения от работы с 11 июля 2008 г. по 15 августа 2008 г., признав, что у работодателя имелись законные основания для отстранения от работы истца, не прошедшего обучение и проверку знаний в области охраны труда после длительного перерыва в работе водителем, в то же время установил, что Р. В.Н. не прошел обучение и проверку знаний и навыков в области охраны труда не по своей вине, и взыскал за указанный период в его пользу среднюю заработную плату. Однако суд не учел, что в этом случае согласно ч. 3 ст. 76 ТК РФ время отстранения от работы расценивается как простой по вине работодателя и, соответственно, время простоя оплачивается в размере не менее двух третей средней заработной платы работника (ч. 1 ст. 157 ТК РФ). Неправильное применение судом первой инстанции норм материального права повлекло изменение решения суда в указанной части в суде кассационной инстанции. Определением судебной коллегии было принято решение о взыскании в пользу истца оплаты времени простоя согласно ч. 1 ст. 157 ТК РФ.

Важно! В стаж работы, дающий право на ежегодный оплачиваемый отпуск, включается время бездействия при последующем восстановлении на прежнем месте, а также период отстранения работника, не прошедшего обязательный медицинский осмотр не по своей вине (ст. 121 ТК РФ).

При необходимости временного отстранения от должности подозреваемого или обвиняемого в соответствии со ст. 114 УПК РФ временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное государственное пособие, которое выплачивается ему в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ, в размере пяти минимальных размеров оплаты труда. По своему смыслу данные выплаты являются процессуальными издержками, которые возмещаются за счет средств федерального бюджета либо средств участников уголовного производства.

Кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 15.11.2007 был сделан вывод о том, что при временном отстранении сотрудника ОВД от должности в случае привлечения его в качестве обвиняемого в совершении преступления, делающего невозможным исполнение им служебных обязанностей, денежное довольствие ему выплачивается в полном размере. Свой вывод суд мотивировал положениями ст. 16 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации, утв. Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 23.12.1992 N 4202-1.

Выводы:

1. Работодатель обязан возместить сотруднику не полученный им заработок во всех случаях незаконного лишения его возможности трудиться, в том числе в случае неправомерного отстранения. Чаще всего такое действие признается незаконным, если дисквалификация произошла по основанию, которое не предусмотрено законом, или вовсе отсутствуют причины для применения такой меры. Также могут возникнуть проблемы, если отстранение от работы оформлено неправильно.

2. Работодателю оплату времени отстранения следует дифференцировать в зависимости от наличия или отсутствия вины работника. Напомним, что согласно ст. 157 ТК РФ время простоя:

— по вине работодателя оплачивается в размере не менее 2/3 средней заработной платы работника;

— по причинам, не зависящим от работодателя и работника, оплачивается в размере не менее 2/3 ставки, оклада (должностного оклада), рассчитанных пропорционально времени простоя.

Примечание. На основании ст. 72.2 ТК РФ под простоем понимают временную приостановку работы по причинам экономического, технологического, технического или организационного характера.

Следовательно, если обстоятельства, из-за которых работник подлежит отстранению, возникли по вине работника, то и оплачивать такое отстранение не нужно.

Анализ судебной практики показывает, что при наличии допущенных работодателем ошибок при отстранении работника от работы вероятность признания приказа об отстранении незаконным и удовлетворения иных требований работника достаточно высока. Для таких споров чаще, чем для других трудовых споров, характерны достижение сторонами согласия и заключение мирового соглашения.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *