Процедура отстранения от должности директора в случае предполагаемого, но недоказанного воровства

(Сорокина Ю.)

(«Трудовое право», 2013, N 10)

Текст документа

ПРОЦЕДУРА ОТСТРАНЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ ДИРЕКТОРА

В СЛУЧАЕ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО, НО НЕДОКАЗАННОГО ВОРОВСТВА

Ю. СОРОКИНА

Сорокина Ю., адвокат.

Подозрение в воровстве директора компании — весомое основание для отстранения его от должности, но только временного, до тех пор, пока не будет вынесен тот или иной приговор. Решение об отстранении может принять суд, а исполняет его представитель организации, являющейся непосредственным работодателем «подозрительного» директора. Закон оставляет много неясностей, связанных с этой процедурой, разобраться с которыми помогает сложившаяся судебная практика.

Отстранение от работы (должности) — это временное недопущение работника нанимателем по своей инициативе либо по требованию уполномоченных государственных органов к исполнению предусмотренных трудовым договором обязанностей с приостановлением начисления заработной платы на период отстранения.

Статьей 76 ТК предусмотрены следующие случаи отстранения работника от работы:

— нанимателем по требованию уполномоченных государственных органов;

— непосредственно уполномоченным государственным органом;

— по инициативе самого нанимателя.

В данной статье мы рассмотрим отстранение работника от занимаемой должности по требованию уполномоченных государственных органов.

На практике необходимость отстранения руководителя организации от работы по требованию органов и должностных лиц, уполномоченных федеральным законом, возникает, когда руководитель привлекается в качестве подозреваемого (обвиняемого) в уголовном преступлении. От работы могут быть отстранены как руководитель бюджетной организации, обвиняемый, например, в нецелевом расходовании бюджетных средств (ст. 285.1 УК РФ), так и руководитель коммерческой организации, подозреваемый, предположим, в незаконном получении кредита (ст. 176 УК РФ).

По действующему уголовно-процессуальному законодательству только суд, в т. ч. в ходе досудебного производства, правомочен инициировать временное отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности (подп. 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ). Суд может это сделать на основании ст. ст. 111 и 114 УПК РФ по своему усмотрению либо в порядке удовлетворения согласованного с прокурором ходатайства дознавателя или следователя, если они считают необходимым применение к руководителю этой меры процессуального принуждения.

Статьей 114 УПК РФ не регламентирован порядок рассмотрения данного ходатайства судом. Но из анализа процессуальных норм, определяющих смысл и содержание мер принуждения, следует, что ходатайство об отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности рассматривается районным судом в порядке ч. ч. 4, 6 ст. 108 УПК РФ.

В течение 48 часов с момента поступления ходатайства судья выносит постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности или об отказе в этом. В случае удовлетворения ходатайства временно отстраненный от должности подозреваемый или обвиняемый имеет право на ежемесячное государственное пособие в размере пяти минимальных размеров оплаты труда. Данный вопрос разрешается в судебном заседании одновременно с рассмотрением материала о временном отстранении от должности подозреваемого или обвиняемого. В постановлении судья должен указать на необходимость выплаты вышеуказанного пособия, что в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ входит в перечень процессуальных издержек по делу. Постановление о временном отстранении подозреваемого или обвиняемого от должности направляется по месту его работы либо руководителю вышестоящей организации (учреждения).

На практике. Приймак К. Т., являющийся директором ООО «УК Кунгур-Центр», подозревается в том, что использовал свои полномочия вопреки законным интересам организации, в целях извлечения выгод совершил присвоение строительного кирпича, в результате чего был причинен материальный ущерб в особо крупном размере на общую сумму 1956200 руб.

В судебном заседании прокурор поддержал ходатайство следователя о необходимости временно отстранить Приймака К. Т. от должности, поскольку имеются основания полагать, что Приймак К. Т. может воспрепятствовать установлению истины по делу, фальсифицировать или уничтожить доказательства, изобличающие его в совершении вышеуказанных преступлений, либо оказать давление на свидетелей.

В соответствии с ч. 6 ст. 114 УПК РФ временно отстраненный от должности подозреваемый имеет право на ежемесячное пособие, которое выплачивается ему в соответствии с п. 8 ч. 2 ст. 131 УПК РФ в размере пяти минимальных размеров оплаты труда.

Ходатайство следователя было удовлетворено. Подозреваемый Приймак К. Т. временно отстранен от должности директора, и ему было определено ежемесячное государственное пособие.

Обвиняемый вправе участвовать в судебном разбирательстве уголовного дела в судах первой, второй и надзорной инстанций, а также в рассмотрении судом вопроса об избрании в отношении него меры пресечения и в иных случаях, предусмотренных п. п. 1 — 3 и 10 ч. 2 ст. 29 УПК РФ, то есть в том числе и при рассмотрении ходатайства о временном отстранении от должности.

Отметим, что в ст. 114 УПК РФ не предусматривается возможность участия в судебном заседании при рассмотрении данного ходатайства потерпевшего или его представителя.

Однако очевидно, что потерпевший или его представитель вправе довести до сведения суда свою позицию относительно представленного в суд ходатайства, а также обжаловать принятое судом решение. В связи с этим представляется целесообразным внесение в Уголовно-процессуальный кодекс РФ дополнения, позволяющего потерпевшему или его представителю участвовать в судебном заседании при рассмотрении ходатайства о временном отстранении от должности, что обеспечит право участника уголовного судопроизводства на защиту своих интересов.

Рассмотренный выше пример подтверждает, что в законодательстве не определен точный момент, с которого должно быть исполнено постановление об отстранении от должности, а также сам порядок отстранения и контроль за исполнением принятого судом решения. Анализ положений норм УПК РФ позволяет сделать вывод, что временное отстранение от должности исполняется немедленно, обжалование решения об отстранении от должности не приостанавливает данную меру принуждения.

В соответствии с ч. 3 ст. 114 УПК РФ суд, вынеся постановление о временном отстранении подозреваемого (обвиняемого) руководителя от должности, должен направить его по месту работы, с которой связано проведение расследования. Отменить временное отстранение от работы можно только на основании постановления дознавателя, следователя и прокурора, выносимого ими, когда отпадает необходимость в применении этой меры.

На практике. Любченко И. А., являясь генеральным директором ОАО «Дом отдыха Покровское», вступила в преступный сговор с Алексеевым А. В., который являлся единственным учредителем ООО «Порецкое».

Действуя из корыстных побуждений, путем обмана и злоупотребления доверием, они похитили принадлежащее ОАО «Дом отдыха Покровское» имущество в виде четырех земельных участков и размещенных на них 44 зданий, строений и сооружений, состоящих из 4 жилых корпусов: здание — спальный корпус, здание административное, здание кафе, развлекательно-оздоровительный комплекс, здание — хозяйственно-бытовой комплекс, здание — склад, 21 дача, 2 дачных дома, здание — столовая, здание — трансформаторная подстанция, здание — трансформаторная подстанция, здание — трансформаторная подстанция, сооружение — канализационная станция, сооружения водозабора, очистные сооружения, состоящие из насосной станции, проходная, сооружение — танцевальная площадка — общей стоимостью 1455965241 (один миллиард четыреста пятьдесят пять миллионов девятьсот шестьдесят пять тысяч двести сорок один) рубль 50 коп.

Вопрос отстранения от занимаемой должности Любченко И. А. и Алексеева А. В. рассматривался судом вместе с определением меры пресечения. Ходатайство следователя было удовлетворено. В отношении Любченко И. А., Алексеева А. В. была избрана мера пресечения в виде содержания под стражей с отстранением от занимаемых должностей. Промежуток времени отстранения от занимаемых должностей судом установлен не был.

В вышестоящей инстанции данное постановление суда отменено не было.

Так, до окончания рассмотрения данного уголовного дела по существу Любченко И. А. и Алексеев А. В. были отстранены от занимаемой должности. Одинцовским городским судом Московской области был вынесен в отношении указанных лиц обвинительный приговор, в соответствии с которым Любченко И. А., Алексеев А. В. были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, т. е. хищения чужого имущества путем обмана и злоупотребления доверием, группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере, была назначена мера наказания в виде реального лишения свободы сроком на 6 лет со штрафом в размере 300000 руб. без ограничения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В связи с тем что возможен длительный период отстранения руководителя (директора) от должности, рассмотрим следующую ситуацию с точки зрения возможных последствий его отстранения от работы как для него самого, так и для организации.

Итак, судья, руководствуясь процессуальными нормами и учитывая ст. ст. 20, 273 — 275 ТК РФ, направил работодателю копию постановления суда об отстранении директора. Правоохранительный орган, инициирующий через суд отстранение директора от должности, сам не правомочен приводить решение суда в исполнение, так что это должен сделать полномочный представитель организации, являющейся работодателем директора.

Однако проблема заключается в том, что ни ТК РФ, ни УПК РФ не содержат детального механизма отстранения директора от должности.

Существует еще одна сложность: законодательство позволяет осуществлять руководство организацией различным органам (например, ее единственному участнику (учредителю), управляющей организации (управляющему) или исполнительному коллегиальному органу), также способным принять какое-либо решение, которое повлечет нарушение уголовного законодательства.

Если в учредительных документах организации порядок отстранения директора не предусмотрен, то решение суда нужно будет исполнять, применяя положения нормативных правовых актов, регулирующих сходные отношения, а при отсутствии таких норм исходить из общих начал и смысла законодательства.

На практике. Грицай А. А., являясь директором (учредителем) ООО «Ливдант Экселлент», вступил в предварительный сговор с Менгажединовым Н. З., заранее распределив между собой роли, с целью хищения чужого имущества.

Менгажединов Н. З., согласно отведенной ему преступной роли, в ходе телефонных переговоров представляясь именем Николай, называясь представителем ООО «Ливдант Экселлент», убедил директора ООО «Гала-Пласт» в возможности осуществления ООО «Ливдант Экселлент» поставки полиэтилена на общую сумму 220011 руб.

Аналогичные действия были проделаны и в отношении других организаций: ООО «Еврострой-Тара» — сумма ущерба 760014 руб. 40 коп.; ООО «Литэкс» — сумма ущерба 310009,60 руб.; ООО «Роспак» — сумма ущерба 17796 руб. 80 коп.; ООО «ПроСинтез» — сумма ущерба 162000 руб.

С ООО «Полипро» был заключен договор на приобретение экструзионной линии для изготовления полиэтиленовых труб стоимостью 2700000 руб., с ООО НПП «Симплекс» — договор на поставку полиэтилена низкого давления на общую сумму 908080,80 руб.

Также организацией были заключены договоры с физическими лицами на поставку 2 тракторов стоимостью 250000 руб. каждый и трактора стоимостью 300000 руб., пресс-подборщика стоимостью 200000 руб.

Всего сумма ущерба, причиненного преступными действиями Грицай А. А. и Менгажединова Н. З. данным организациям, составила 6077911 руб. 80 коп.

Данные лица в ходе следственных действий были отстранены от занимаемых должностей.

По приговору суда Менгажединов Н. З. и Грицай А. А. были признаны виновными в инкриминируемых им преступлениях.

Менгажединову Н. З. было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на четыре года без штрафа, без ограничения свободы. Наказание считать условным с испытательным сроком на три года.

Грицай А. А. было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на три года без штрафа, без ограничения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Хотелось бы также подчеркнуть, что если в отношении лица, к которому была применена мера принуждения в виде отстранения от должности, уголовное дело прекращается по реабилитирующим основаниям или судом постановляется оправдательный приговор, то у данного лица в соответствии с ч. 3 ст. 133 УПК РФ возникает право на возмещение причиненного ему вреда, в том числе на восстановление в прежней должности и на компенсацию разницы между его заработной платой и государственным пособием, которое было выплачено в период его отстранения от должности. Он также имеет право подать исковое заявление о возмещении морального вреда в порядке гражданского судопроизводства. При постановлении обвинительного приговора суд либо отменяет данную меру принуждения, либо, если это предусмотрено УК РФ, назначает в качестве основного или дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. В таких случаях вопрос о возможности дальнейшей работы обвиняемого в прежней должности или в других должностях окончательно разрешается в приговоре суда.

Следует отметить, что ст. 114 УПК РФ подчеркивает временный характер рассматриваемой меры принуждения. Это означает, что решение об отстранении от должности не окончательное, оно действует в период предварительного расследования и судебного разбирательства, пока в применении данной меры не отпала необходимость. В ходе предварительного расследования она может быть отменена на основании мотивированного постановления следователя или дознавателя. Согласие судьи на принятие такого решения не требуется (ч. 4 ст. 114 УПК РФ). В законе также не регламентированы период, на который возможно отстранение подозреваемого или обвиняемого от должности, и возможность его трудоустройства на аналогичную должность в другой организации. К сожалению, приходится констатировать, что нередко лицо, отстраненное от занимаемой должности, продолжает выполнять служебные обязанности в той же организации, но на нижестоящей должности. Это, очевидно, порочная практика. В законе должно быть указано, что лицо, отстраненное от должности, не может выполнять определенные служебные обязанности в той же организации на нижестоящей должности.

Мера принуждения в виде отстранения от должности применяется при наличии общих оснований, предусмотренных ст. ст. 111, 97 УПК РФ. Таковыми являются обоснованные предположения, что обвиняемый (подозреваемый), используя свое служебное положение, может:

1) продолжить заниматься преступной деятельностью;

2) воспрепятствовать производству по уголовному делу путем:

а) воздействия на потерпевших, свидетелей, других участников уголовного судопроизводства, подчиненных ему по службе лиц;

б) уничтожения доказательств;

3) препятствовать надлежащему исполнению приговора (ст. 97 УПК РФ).

В постановлении о возбуждении ходатайства излагаются мотивы и основания, в силу которых возникла необходимость отстранения подозреваемого (обвиняемого) от должности.

На практике. Старший следователь СЧ по РОПД при МВД обратилась в суд с ходатайством о временном отстранении обвиняемого Г. от занимаемой должности, указывая, что обвиняемый Г. является одним из руководителей «Центрлес РС (Я)», а именно юридического лица — потерпевшего, которому имущественный вред причинен его же преступными действиями. Занимая руководящую должность, Г. пользуется авторитетом и влиянием, сложившимися в ходе осуществления трудовой деятельности, имеет в подчинении многочисленный трудовой коллектив, имеет свободный доступ к служебной документации «Центрлес РС (Я)» и к электронным носителям служебной информации. Данными обстоятельствами Г. может воспользоваться в целях создания благоприятных для себя условий при расследовании уголовного дела, а именно во избежание уголовной ответственности, в целях сокрытия преступления, может оказывать воздействие на свидетелей и представителя потерпевшего, принуждать работников, находящихся от него в служебной зависимости, к составлению и подписанию фиктивных документов, к даче показаний в свою пользу, выдвижению ложных версий, то есть своими действиями может препятствовать предварительному следствию и установлению истины по делу.

Обвиняемый Г. и его адвокат возражали против удовлетворения ходатайства следователя, мотивировав свои доводы тем, что обвиняемый с 5 ноября по 7 марта находился в очередном отпуске. Кроме того, в период с 21 марта по 12 апреля он находился на больничном. Таким образом, практически весь период проведения следственных действий у него не было возможности пользоваться своим должностным и служебным положением и, соответственно, иметь доступ к финансовой, договорной и бухгалтерской документации, в том числе и к электронным носителям.

Однако суд, проверив представленные материалы и выслушав мнения сторон, удовлетворил ходатайство следователя о временном отстранении обвиняемого от занимаемой должности, посчитав доводы стороны защиты несостоятельными.

Статьей 114 УПК РФ не предусмотрена обязанность органов дознания и предварительного следствия доказывать конкретными фактами и документами намерение подозреваемого (обвиняемого) использовать свое служебное положение во вред производству по уголовному делу.

При изучении приведенных выше примеров решений судов и сложившейся практики в Российской Федерации можно сделать вывод о том, что суть отстранения от занимаемой должности заключается в том, что сотрудник в силу ряда причин не может в дальнейшем исполнять свои трудовые обязанности до разрешения всех спорных вопросов судом.

При наличии соответствующих оснований работник отстраняется от работы на весь период времени до устранения обстоятельств, явившихся основанием для отстранения от работы или недопущения к ней.

Отстранение от занимаемой должности должно быть надлежащим образом оформлено.

По общему правилу должен быть издан приказ об отстранении от занимаемой должности. Основанием для издания приказа являются документы, которые фиксируют поводы для отстранения от работы, — документы уполномоченных органов и должностных лиц.

В приведенных выше примерах основаниями для отстранения от занимаемых должностей послужили постановления районных судов, которыми были удовлетворены ходатайства следователей об отстранении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, на весь период следствия.

В приказе указываются причины и срок отстранения от работы, причем окончание срока будет определяться не календарной датой, а наступлением определенного события. С приказом об отстранении от работы работник должен быть ознакомлен под роспись.

Несмотря на то что отстранение работника от занимаемой должности рассматривается действующим трудовым законодательством как временная мера, которая сама по себе не меняет и не прекращает действие трудового договора, но в ряде случаев может предшествовать увольнению работника.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *