Комментарий к статье Юлии Сорокиной "Процедура отстранения от должности директора в случае предполагаемого, но недоказанного воровства"

(Денисов А.) ("Трудовое право", 2013, N 11) Текст документа

КОММЕНТАРИЙ К СТАТЬЕ ЮЛИИ СОРОКИНОЙ "ПРОЦЕДУРА ОТСТРАНЕНИЯ ОТ ДОЛЖНОСТИ ДИРЕКТОРА В СЛУЧАЕ ПРЕДПОЛАГАЕМОГО, НО НЕДОКАЗАННОГО ВОРОВСТВА" <*>

А. ДЕНИСОВ

-------------------------------- <*> Сорокина Ю. Процедура отстранения от должности директора в случае предполагаемого, но недоказанного воровства // Трудовое право. 2013. N 10. С. 71 - 84.

Артем Денисов, управляющий партнер ЮК "Генезис".

Необходимо отметить, что данная статья содержит так называемый законодательный пробел, который проявляется в отсутствии обозначенных временных рамок в содержании самой статьи. Само по себе название содержит ссылку на временный характер данной меры, однако четкого правового регулирования в статье не усматривается. Временное отстранение от занимаемой должности является длящейся мерой процессуального принуждения, не устанавливается на конкретный срок и не требует своего продления, как, например, срок содержания под стражей при расследовании преступлений, который согласно ч. ч. 1 и 2 ст. 109 УПК РФ не может превышать 2 месяцев. Временный характер отстранения от занимаемой должности означает, что решение об отстранении от должности не окончательное, действует в период предварительного расследования, пока в данной мере не отпала необходимость. Однако правоприменительная практика показывает, что мера процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности, как правило, остается не только на срок предварительного расследования, но и на период рассмотрения дела в суде первой инстанции. Как отмечает Ф. Н. Багаутдинов, в законе не указано, на какой период возможно отстранение обвиняемого от должности. Очевидно, что речь идет о периоде следствия и суда, до вынесения приговора. По крайней мере на практике вопрос решается именно так (Багаутдинов Ф. Временное отстранение обвиняемого от должности // Законность. 2003. N 4). По мнению некоторых правоведов, временное отстранение от занимаемой должности как мера процессуального принуждения должно применяться только на период предварительного расследования (предварительного следствия либо дознания) и в силу своей специфики не должно распространяться на период судебного разрешения уголовного дела, ибо изначально цель отстранения подозреваемого (обвиняемого) от должности заключается в том, чтобы вышеуказанное лицо: 1) не воспрепятствовало процедуре производства предварительного расследования и в силу занимаемой должности не воздействовало на потерпевших и свидетелей; 2) не изъяло и не уничтожило предметы и документы, носящие на себе следы расследуемого преступления. Считается, что, когда в ходе предварительного расследования потерпевшие и свидетели допрошены, собраны все доказательства обвинения и дело для рассмотрения по существу с обвинительным заключением направлено в суд, нет необходимости в дальнейшем отстранении лица от занимаемой должности. Следовательно, ст. 114 УПК РФ необходимо уточнить, указав, что "временное отстранение от должности применяется только на период предварительного расследования уголовного дела". Примечательным в судебной практике является случай рассмотрения жалобы Конституционным Судом Российской Федерации по требованию граждан А. А. Барановского, Н. Н. Сенина и Н. Н. Сениной. Так, Постановлением Куйбышевского районного суда г. Омска от 4 февраля 2008 г. гражданин Н. Н. Сенин, подозреваемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 201 УК РФ, на основании ст. 114 УПК РФ был временно отстранен от должности генерального директора ОАО "Дом Мод". Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Омского областного суда от 27 марта 2008 г. и Постановлением Президиума Омского областного суда от 23 сентября 2008 г. жалоба Н. Н. Сенина на постановление суда первой инстанции была оставлена без удовлетворения. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации граждане А. А. Барановский, Н. Н. Сенин и Н. Н. Сенина оспаривают конституционность ч. ч. 1 и 2 ст. 114 УПК РФ. По мнению заявителей, эти законоположения не соответствуют ст. ст. 8 (ч. 1), 18, 29 (ч. 1), 31, 34 (ч. 1) и 35 (ч. 2) Конституции Российской Федерации, поскольку допускают возможность применения меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности генерального директора акционерного общества по решению суда, в то время как в силу положений ст. 69 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" досрочное прекращение полномочий генерального директора осуществляется только с соответствующего решения коллегиального органа управления акционерного общества. Кроме того, заявители утверждают, что ч. 4 ст. 114 УПК РФ не соответствует ст. 46 (ч. 1) Конституции Российской Федерации, поскольку не регламентирует срок применения названной меры принуждения. Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П указал, что в случае коллизии законов приоритет Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации действует, если речь идет о правовом регулировании уголовно-процессуальных отношений. Статья 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" не регулирует общественные отношения, складывающиеся в связи с привлечением генерального директора акционерного общества в качестве подозреваемого по уголовному делу и применением к нему меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности. Следовательно, постановка вопроса о коллизии между положениями ч. 1 и 2 ст. 114 УПК РФ и положениями ст. 69 Федерального закона "Об акционерных обществах" не имеет под собой правовой основы. Сама же по себе регламентированная ст. 114 УПК РФ мера процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности не может рассматриваться как нарушающая конституционные права Н. Н. Сенина, поскольку как направленная на обеспечение установленного Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации порядка уголовного судопроизводства и надлежащего исполнения приговора (ч. 1 ст. 111 УПК РФ) она подлежит применению при наличии достаточных оснований полагать, что подозреваемый (обвиняемый), оставаясь на этой должности, продолжит преступную деятельность, будет угрожать участникам уголовного судопроизводства или другим способом воздействовать на них с целью добиться с их стороны определенных действий или решений, сможет уничтожить доказательства либо иным путем воспрепятствовать производству по уголовному делу. Кроме того, ст. 114 УПК РФ не ограничивает право на обжалование постановления суда о временном отстранении подозреваемого от должности, что, как следует из представленных материалов, было реализовано Н. Н. Сениным в кассационном и надзорном порядках. Не свидетельствует о нарушении конституционных прав Н. Н. Сенина и отсутствие в ч. 4 ст. 114 УПК РФ указания на срок применения меры процессуального принуждения в виде временного отстранения от должности - данная мера применяется в рамках предварительного следствия, срок которого регламентирован ст. 162 УПК РФ и составляет по общему правилу два месяца.

------------------------------------------------------------------

Название документа