Влияние трудовой миграции на расширение интеграционных связей на евразийском пространстве

(Ткаченко М. Ф., Тер-Акопов А. А.) («Миграционное право», 2014, N 1) Текст документа

ВЛИЯНИЕ ТРУДОВОЙ МИГРАЦИИ НА РАСШИРЕНИЕ ИНТЕГРАЦИОННЫХ СВЯЗЕЙ НА ЕВРАЗИЙСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ

М. Ф. ТКАЧЕНКО, А. А. ТЕР-АКОПОВ

Ткаченко Марина Федоровна, декан экономического факультета МПСУ, доктор экономических наук, доцент.

Тер-Акопов Александр Александрович, аспирант ИСПИ РАН.

Выявлены текущие тенденции развития интеграционных и миграционных процессов в ЕЭП. Дана оценка факторов, масштабов, динамики, социально-экономической и демографической структуры потоков трудовой миграции из стран Центральной Азии в Россию.

Ключевые слова: трудовая миграция, интеграция, рынок труда, евразийское пространство.

Labour migration impact on the expansion of integration ties in the Eurasian space M. F. Tkachenko, A. A. Ter-Akopov

Tkachenko Marina Fiodorovna, dean of economics department of MPSU, Doctor of Economics, associate professor.

Ter-Akopov Alexander Aleksandrovich, graduate student of ISPI Russian Academy of Sciences.

One has been revealed current trends in the development of integration and migration processes in the EEA. Was given a score of the factors of the scale, dynamics, socio-economic and demographic structure of the labour migration flows from the countries of Central Asia to Russia.

Key words: labour migration, integration, labour market, Eurasian space.

Вопросы интеграции в современном мире становятся актуальными в быстроменяющихся геополитических реалиях, стратегическим императивом времени для подавляющего большинства государств. Научное осмысление и практическое воплощение идей евразийской интеграции являются важными направлениями исследований множества научных институтов. Сегодня в соответствии с принципом разноуровневой и разноскоростной интеграции на евразийском пространстве успешно развиваются различные интеграционные форматы. Они органично дополняют друг друга, создавая широкую платформу партнерства. В евразийском интеграционном процессе пока достаточно сдерживающих факторов. Медленно формируется нормативно-правовая база для создания единого экономического пространства. Между участниками существуют серьезные расхождения в понимании будущих интеграционных процессов. Однако экономическая ситуация, а затем и постепенное изменение сознания привели к необходимости пересмотра отношения к проблеме дальнейшего развития постсоветского пространства. Постепенно приходило осознание, что вхождение в мировые связи должно основываться на фундаменте стабильности внутри самого интеграционного объединения, в том числе и политической, экономической стабильности и безопасности. Наряду с решением основных экономических задач важное место занимают вопросы интеграционного взаимодействия в области трудовой миграции. Учитывая, что процессы трудовой миграции имеют многовекторный характер, предложения по совершенствованию миграционной политики, по нашему мнению, должны носить комплексный характер. Их реализация поможет решить главную задачу: максимальная либерализация законодательства с целью выстраивания миграционной политики в соответствии с основными международными конвенциями и другими документами, принятыми в данной области и направленными прежде всего на легализацию трудовой деятельности мигрантов, на защиту законных прав, а также членов их семей на протяжении всего миграционного цикла. Новым важным фактором интеграции выступила межгосударственная трудовая миграция. Демографический дисбаланс, особенно отчетливо проявившийся в постсоветский период, превратил международную миграцию в механизм регионального перераспределения важнейшего фактора производства — труда. Миллионы нелегальных трудовых мигрантов выступают за создание единого рынка труда в рамках ЕЭП. Актуальным вопросом сегодня является влияние трудовой миграции на развитие интеграционных связей. Российские исследователи отмечают, что «миграция является достаточно мощным фактором интеграции между странами евразийского пространства. Это своеобразный «цементирующий» элемент между странами на территории постсоветского пространства» (Рязанцев, 2007; Топилин, 2004; Зайончковская, 2002; Ивахнюк, 2008). Другие, напротив, видят в принципиальном несовпадении интересов стран-доноров и стран-реципиентов и в распространении незаконной миграции основания для нарастания конфронтации (Мукомель, 2005). С позиции евразийского пространства целесообразно рассматривать страны — доноры трудовых ресурсов, т. е. те страны, откуда наблюдается наибольший удельный вес миграционных потоков; кроме того, особый интерес представляют страны, которые еще не являются полноправными акторами интеграционных процессов в рамках Единого экономического пространства. На сегодняшний день это Таджикистан и Кыргызстан. Данная проблема была подробно рассмотрена в рамках международной конференции «Миграционные мосты в Евразии» в 2012 г. <1>. ——————————— <1> Гришанова А. Г. Миграционные мосты в Евразии: старые партнеры и новые возможности // Миграционное право. 2012. N 4. С. 2 — 5.

По данным измерений «Интеграционный барометр ЕАБР — 2013», в пределах постсоветского пространства наиболее предпочтительным местом для эмиграции остается Россия. Особенно высокую привлекательность в этом качестве она имеет для жителей Таджикистана, Молдовы, Кыргызстана, Казахстана, Армении. При этом результаты опроса 2013 г. показали рост за прошедший год привлекательности России в плане направления эмиграции для жителей Армении, Узбекистана, Украины и Грузии. Заметных векторов предпочтений без участия России в расчетных показателях, как и год назад, не обнаруживается — ни одна из стран бывшего СССР, кроме России, не получила больше 4% упоминаний в отдельной национальной выборке. Доли «отказников» в ответах на этот вопрос оказались наиболее высокими из всех 17 вопросов диодного типа — от 44% до 87% в разных странах, и по сравнению с данными 2012 г. серьезных сдвигов нет. Нежелание рассматривать даже гипотетическую возможность эмиграции оказалось наиболее высоким в Азербайджане, Узбекистане, Грузии, России. Несколько меньше доля отказников оказалась в ориентированных на Россию Таджикистане, Молдове, Кыргызстане (три страны — лидера временного миграционного притока в России). Как известно, импульсами для формирования миграционного потока из Республики Таджикистан послужили политический фактор, нестабильность и гражданская война. Это вызвало соответствующие социально-экономические потрясения. Так, в начале 1990-х гг. политическая нестабильность вынудила многих людей в Таджикистане оставить свои дома и переселиться в другие места; после чего начался спад производства, вырос уровень безработицы, что и стало основой экономической нестабильности в целом. Помимо таких негативных последствий данного периода, как развитие наркобизнеса и коррупции, начались процессы миграции. Рост миграционных потоков задержал не только увеличение уровня безработицы, но в некоторой степени и дальнейший рост других негативных процессов. Как отметил известный французский демограф Жорж Топинос, «с экономической точки зрения миграция — это, прежде всего, ответ на отсутствие развития». Так, в первую половину 1990-х гг. в Таджикистане наблюдалось многократное падение уровня экономических показателей в целом по республике. В ноябре 2012 г. Всемирный банк опубликовал данные о доле денежных переводов трудовых мигрантов в валовом внутреннем продукте развивающихся стран. Оказывается, первое место в мире по этому показателю занимает Таджикистан, 47% ВВП которого обеспечивается за счет переводов трудовых мигрантов. В абсолютном выражении таджикские трудовые мигранты в 2011 г. перевели на родину более 3 млрд. долл. С течением времени этот показатель увеличивается и в абсолютном, и в относительном выражении. Так, в 2008 г. объем денежных переводов из России в Таджикистан составлял 2,5 млрд. долл., а его удельный вес в ВВП — 45%. Получается, что одна из самых бедных республик бывшего СССР может существовать только в некоем симбиозе с Российской Федерацией. Полное или частичное прекращение поступления денежных переводов из РФ в перенаселенной стране, не способной прокормить свое население, привело бы к экономическому краху и социальным потрясениям. Кыргызстану денежные переводы трудовых мигрантов обеспечивают свыше четверти ВВП (29%). Из стран Центральной Азии на последнем месте в этом списке находится Узбекистан, он в десятке лидеров по соотношению объема денежных переводов, и ВВП вообще отсутствует. По сравнению с Кыргызстаном и Таджикистаном Узбекистан располагает гораздо более значительной территорией, населением, природными ресурсами, включая нефть и газ, а также сравнительно развитой экономикой. В докризисный период доля денежных переводов трудовых мигрантов обеспечивала около 1/5 его ВВП. В то же время по абсолютной численности работающих в России мигрантов Узбекистан уверенно занимает в Центральной Азии первое место. На заработки в Россию коренное население Центральной Азии едет не от хорошей жизни. И дело не только в том, что зарплата в странах этого региона значительно ниже, чем в РФ. В условиях аграрного перенаселения и дефицита земельно-водных ресурсов прокормить свое население страны Центральной Азии просто не в состоянии. В последние годы дефицит земельно-водных и продовольственных ресурсов усугубляется прогрессирующим ростом цен. По информации сайта «Фергана. ру», в июле-сентябре этого года средний рост розничных цен на муку в сельской местности Кыргызстана составил 47%, а в городах — 36%. Обеспечить себя зерном республика в этом году смогла только на 40%. Но если в прошлом году Кыргызстан закупал его в Казахстане по 150 долл. за тонну, то в этом году — по 340 долл. При этом мука — основной продукт питания малообеспеченных семей, которые и составляют большую часть населения Кыргызстана. В отдаленных регионах, таких, как Нарынская область, люди нередко живут в нищете, не имея нормальной работы, а в связи с климатическими особенностями — и возможностей обеспечить семью продуктами за счет личного подсобного хозяйства. Условия рынка труда в России гораздо более привлекательны для трудовых мигрантов, чем на родине. Средняя зарплата в Кыргызстане составляет около 140 долл., тогда как в РФ неквалифицированные рабочие-киргизы могут зарабатывать 300 — 400 долл., а квалифицированные — до 1 тыс. долл. в месяц. Отток трудовых мигрантов в Россию, большинство которых (70 — 80%) составляет молодежь, привел к дефициту квалифицированных кадров в самом Кыргызстане. В республике не хватает специалистов полиграфической, строительной, швейной отраслей и в области информационных технологий. Внутренние социально-экономические проблемы Кыргызстана, создающие высокую напряженность на рынке труда, во многом решаются путем экспорта рабочей силы в РФ, причем условий для изменения этой ситуации пока не видно. Помимо России соглашение о легальной трудовой миграции у Кыргызстана есть лишь с Южной Кореей. Поток трудовых мигрантов в другие страны невелик и является нелегальным. Схожая ситуация складывается в Таджикистане. Ежегодный прирост рабочей силы в республике составляет около 100 тыс. чел. На заработках за рубежом находятся около миллиона граждан республики, причем 97% из них работают в Российской Федерации. По данным Международной организации труда, 3/4 таджикских мигрантов работают в строительстве, более 100 тыс. — в промышленности и сельском хозяйстве, около 70 тыс. — в сфере торговли и почти столько же в жилищно-коммунальном хозяйстве. Около половины всех мигрантов не имеют никакой специальности, при том что 11% имеют высшее образование. Попытки диверсифицировать этот миграционный поток до сих пор успеха не имели. В 2009 г. таджикские власти вели переговоры об организации трудовой миграции с Саудовской Аравией, но это королевство согласилось принять лишь 20 тыс. человек. При этом к трудовым мигрантам там предъявляются более жесткие требования, чем в России: они должны владеть азами арабского языка и востребованной на рынке рабочей специальностью. В отличие от России в королевстве Саудитов нет таджикских общин, население не воспитывалось в рамках единой трудовой культуры, как это было в СССР, а являющийся государственной религией ислам принадлежит к ханбалитскому, а не распространенному в Центральной Азии ханафитскому направлению. Предельно важно сегодня определить, кем является и что из себя представляет потенциальный мигрант, приехавший из стран Центральной Азии работать в Россию. Согласно данным измерений «Интеграционный барометр ЕАБР — 2013» и проекта «Среда», остаться в России хотят 42% мигрантов из Кыргызстана, 54% — из Таджикистана и 29% — из Узбекистана. На заработки в Москву и Подмосковье приезжают граждане из: — Узбекистана (38% опрошенных); — Таджикистана (24%); — Кыргызстана (23%). Демографический портрет приезжих из этих трех центральноазиатских стран: подавляющее большинство — мужчины (90%) в возрасте от 18 до 34 лет. Как правило, у них среднее специальное образование (70%), они приехали в Россию для того, чтобы зарабатывать деньги (99%). Семьи опрошенных мигрантов в 75% случаях остались на их родине, и 73% приезжих отправляют деньги именно туда. 15% опрошенных получают за свою работу менее 15 тыс. руб. Каждый четвертый получает от 15 до 20 тыс. руб., каждый пятый — 20 — 25 тыс. Более 30 тыс. руб. получают за свою работу только 7% опрошенных. Впрочем, многие затруднились с ответом, а по сути — уклонились от него. 88% респондентов считают себя счастливыми. Этот факт важен для представления о системе ценностей мигрантов из Средней Азии, считают эксперты. Какие проблемы для мигрантов наиболее актуальны? Как ни странно, это не финансовые трудности и не претензии к властям, а одиночество, которое беспокоит 76% опрошенных. При этом на плохое отношение москвичей жалуются всего 10% мигрантов. Все опрошенные мигранты ответили, что верят в Бога: 85% из их числа являются мусульманами, 13% — христианами. Большая часть мусульман (59%) относит себя к суннитам, четверть (24%) не могут указать, к какой ветви ислама они принадлежат. Приезжие из Кыргызстана и Таджикистана отличаются большим желанием интегрироваться в российское общество. Граждане Узбекистана обладают хорошим знанием русского языка, однако это не вызывает большого желания интегрироваться в российское общество. 45% опрошенных говорят о том, что хотели бы в перспективе стать гражданами России. В наибольшей степени желание остаться в России характерно для граждан Кыргызстана (42%) и Таджикистана (54%) и в наименьшей — для приезжих из Узбекистана (29%). Подводя итоги и обобщая получившиеся портреты приехавших в Москву на заработки граждан из стран Средней Азии, мы хотим отметить, что узбеки в целом оказываются несколько более оптимистичными и при этом сравнительно закрытыми для интеграции. Киргизы — несколько моложе, реже помогают оставшимся на родине семьям, чуть чаще жалуются на проблемы с миграционными службами. Таджики являются наиболее последовательными мусульманами-суннитами; в Москве они в среднем остаются на наиболее продолжительный срок. Учитывая значение и масштабы миграции, формирование согласованной миграционной политики интегрируемых стран, ее законодательное регулирование представляется важнейшим звеном в процессе формирования общего рынка труда. Факторы воздействия международной трудовой миграции на социально-экономическое развитие стран — членов ЕЭП свидетельствуют о том, что сложившаяся на настоящий момент миграционная ситуация требует принятия мер по ее совершенствованию. В ЕЭП должны быть созданы адекватные условия для цивилизованного вхождения в международный рынок труда, связанные с повышением уровня профессиональной подготовки трудовых ресурсов. Наряду с этим весь поток трудовых ресурсов за рубеж должен находиться под постоянным контролем профильного государственного органа. Экономические взаимоотношения внутри ЕЭП должны поощрять свободное передвижение не только людей, но и капитала. Инвестиции из более экономически развитых России и Казахстана в Кыргызстан и Таджикистан будут способствовать созданию рабочих мест, увеличению доходов населения, развитию регионов, что, в свою очередь, будет являться неким сдерживающим фактором для внешней миграции. На наш взгляд, должна быть разработана принципиально новая модель интеграции трудовых мигрантов в России с учетом общности социально-культурных, политических и экономических ценностей основных стран-доноров и принимающей страны. Реальное значение для экономик стран региона будет иметь присоединение к соглашениям стран-доноров трудовых ресурсов, что позволит избежать значительных издержек от нелегальной трудовой миграции за счет выхода из тени мигрантов, работающих сегодня в России нелегально. В частности, по подсчетам экспертов, в случае присоединения к соглашениям Таджикистана и Кыргызстана число легально работающих в России мигрантов из Кыргызстана могло бы увеличиться на 360 тыс. человек, из Таджикистана — на 890 тыс. человек, что привело бы к росту доходов бюджета Российской Федерации на 40 млрд. руб. Перемещение рабочей силы изменяет абсолютную и относительную структуру рынка труда как в странах-реципиентах, так и в странах-донорах. Данный эффект вызывает противоречивые мнения о характере и приемлемости миграции. Поэтому в контексте вступления Кыргызстана и Таджикистана в Таможенный союз и Единое экономическое пространство важно определить возможные последствия трудовой миграции из КР и Таджикистана в Россию и Казахстан для экономики отправляющей страны.

Список литературы

1. De Haas, H. Migration and development. Atheoretical perspective. International Migration Institute. No 9. 2008. 2. Вишневский А. Г., Андреев Е. М., Трейвиш А. И. Перспективы развития России: роль демографического фактора. М., 2003. 3. Демографический ежегодник России. 1997, 2001, 2002, 2005 — 2009. М.: Росстат, 1998, 2001, 2002, 2005 — 2009. 4. Ивахнюк И. В. Международная трудовая миграция. М.: ТЕИС, 2005. 5. Ионцев В. А., Ивахнюк И. В. Россия в мировых миграционных потоках: особенности и тенденции последнего десятилетия (1992 — 2001 гг.) // Мир в зеркале международной миграции. Научная серия: Международная миграция населения: Россия и современный мир / Гл. ред. В. А. Ионцев. М.: МАКС-Пресс (2002). Вып. 10. 6. Рыбаковский Л. Механизмы формирования миграционных потоков. Научная серия «Международная миграция населения: Россия и современный мир»: Сборник статей. Вып. 20. М.: Мысль; Би-эль Принт, 2007. 7. Скелдон Р. Социальные и экономические аспекты миграции: дискуссии о взаимосвязи миграции и развития. Научная серия «Международная миграция населения: Россия и современный мир»: Сборник статей. Вып. 20. М.: Мысль; Би-эль Принт, 2007.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *