Увольнение в связи с ликвидацией организации

(Комбарова М.)

(«Трудовое право», 2014, N 6)

Текст документа

УВОЛЬНЕНИЕ В СВЯЗИ С ЛИКВИДАЦИЕЙ ОРГАНИЗАЦИИ

М. КОМБАРОВА

Комбарова Мария, юрисконсульт по трудовым вопросам.

Единственным основанием для увольнения всех сотрудников компании является ее ликвидация. Нередко работодатели пользуются этим, скрывая за ликвидацией, например, реорганизацию компании, что чревато последующими судебными разбирательствами и выплатой компенсаций, а также обязанностью восстановления уволенных работников в должности.

Трудовым кодексом РФ закреплены гарантии и компенсации работникам при ликвидации юридического лица.

Если организацией или судебным решением определено провести процедуру ликвидации организации, то все сотрудники подлежат увольнению по основаниям, предусмотренным п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ. Действующим законодательством определен четкий и последовательный порядок проведения ликвидации, а также расторжения трудовых договоров с работниками по данному основанию.

Хотелось бы обратить внимание также на тот факт, что только увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ не предусматривает исключений для сотрудников организации, то есть уволены будут абсолютно все категории работников.

В судебной практике часто встречаются случаи, когда работодатель увольняет коллектив в связи с ликвидацией организации, а на стадии рассмотрения дела выясняется, что фактически ликвидации не было. При рассмотрении споров данной категории судам необходимо внимательно изучать все документы для установления факта ликвидации либо выявления нарушений при увольнении работников. При нарушении работодателем прав работника последний имеет право на выплату ему заработной платы за время вынужденного прогула, а также на компенсацию морального вреда.

Судебная практика. На рассмотрение Судебной коллегией по гражданским делам Верховного Суда РФ поступили гражданское дело по надзорной жалобе Г. на решение Ленинского районного суда Кировской области от 31.05.2007 и Определение судебной коллегии по гражданским делам Кировского областного суда от 12.07.2007 по иску Г. к ФГУП «Завод «Сельмаш» о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за дни вынужденного прогула и компенсации морального вреда.

Решением Ленинского районного суда Г. было отказано в удовлетворении исковых требований и Определением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Однако Верховным Судом были обнаружены существенные нарушения норм материального права, в связи с чем решение было отменено и направлено на новое рассмотрение.

Согласно материалам дела Г. была принята на работу к ответчику на должность контрольного мастера с 22.07.1974 и уволена с должности начальника кадров и технического обучения в связи с ликвидацией предприятия 24.03.2006.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 с учетом норм ст. 61 Гражданского кодекса РФ решение о ликвидации юридического лица определено как решение о прекращении деятельности без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам, принятое в установленном порядке.

Ранее решением Арбитражного суда Кировской области от 24.10.2005 ФГУП «Завод «Сельмаш» признано несостоятельным, и открыто конкурсное производство. На основании данного решения в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись о формировании ликвидационной комиссии и назначении ликвидатора. Работники ответчика были уведомлены конкурсным управляющим о предстоящем увольнении.

Приказом ФГУП «Завод «Сельмаш» от 21.03.2006 N 111/к в штатном расписании упразднена должность, которую занимала Г., в связи с чем работодателем принято решение об увольнении истца по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Суды первой и второй инстанций пришли к выводу о том, что деятельность ответчика прекращена, а при увольнении сотрудников нормы трудового законодательства не нарушены.

Между тем суд не принял во внимание, что фактической ликвидации ФГУП «Завод «Сельмаш» не было, из государственного реестра предприятие не исключено, а увольнение работников более соответствует признакам сокращения штата.

В соответствии с п. 8 ст. 63 Гражданского кодекса РФ ликвидация юридического лица считается завершенной после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц.

Необходимо учитывать, что объявление юридического лица банкротом не тождественно понятию ликвидации. Факт признания несостоятельным — это только начало процесса ликвидации, и, соответственно, увольнение работников по основаниям п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ неправомерно.

Факт отсутствия завершения процесса ликвидации ответчика также подтвержден Определением Арбитражного суда Кировской области от 24.10.2005, которым срок конкурсного производства был продлен до 24.10.2007.

В силу п. 3 ст. 119 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» именно Определение арбитражного суда о завершении конкурсного производства является основанием для внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о ликвидации должника.

В судебном заседании истец утверждала, что всех работников ФГУП «Завод «Сельмаш» перевели во вновь созданное предприятие ОАО «Завод «Сельмаш».

В свою очередь, ст. 75 Трудового кодекса РФ предусмотрено, что при смене собственника предприятия, а равно его реорганизации (слиянии, присоединении, преобразовании) трудовые отношения с согласия работника продолжаются. Прекращение трудового договора возможно только в случае сокращения численности или штата работников.

В связи с тем что ответчиком не были представлены суду доказательства, подтверждающие совершение им действий по ликвидации юридического лица, как это требуется ст. ст. 62 — 63 Гражданского кодекса РФ, судебными инстанциями не дана надлежащая оценка указанным обстоятельствам. И достоверно не установлено, были ли права ответчика переданы вновь созданному предприятию или ОАО «Завод «Сельмаш» — это самостоятельная организация.

Данный пример иллюстрирует, когда именно организация считается ликвидированной и работодатель может принять решение об увольнении работников по данному основанию. Дело направлено вновь на первую инстанцию, так как судом не были установлены существенные факты для принятия решения. Если работодатель представит выписку из Единого государственного реестра юридических лиц, в которой четко будет указано, что юридическое лицо ликвидировано, истцу будет отказано в удовлетворении исковых требований в том случае, если будет отражен факт правопреемства, работодатель будет вынужден выплатить Г. заработную плату за время вынужденного прогула, а также компенсировать моральный вред.

В следующем примере суд сделал вывод о том, что увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ возможно в любой момент процедуры ликвидации.

Судебная практика. М. А., Г., М. М. обратились в Останкинский районный суд г. Москвы с требованием к ГОУ «ВСОШ N 40», Департаменту образования г. Москвы о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула, компенсации за нарушение срока выплаты причитающихся при увольнении денежных сумм, компенсации морального вреда, а также возложении обязанности выдать дубликаты трудовых книжек и справку о страховых взносах в связи с незаконным увольнением по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ.

Останкинским районным судом г. Москвы исковые требования истцов удовлетворены частично, а именно на ГОУ «ВСОШ N 40» возложена обязанность выдачи истцам дубликатов трудовых книжек в соответствии с требованиями трудового законодательства РФ, а также заверенные надлежащим образом справки о начисленных и фактически уплаченных страховых взносах на обязательное пенсионное страхование. Также суд обязал ГОУ «ВСОШ N 40» выплатить компенсацию за нарушение срока выплаты причитающихся при увольнении сумм и компенсацию морального вреда. В восстановлении на работе истцам было отказано.

Апелляция решение суда первой инстанции оставила без изменений.

При изучении надзорной жалобы истцов судья надзорной инстанции не выявил нарушения норм материального и процессуального права.

Истцы были приняты на работу в ГОУ «ВСОШ N 40» и назначены приказами на должности учителей.

Постановлением Правительства Москвы от 08.09.2009 N 970-ПП «О ликвидации государственных образовательных учреждений системы Департамента образования города Москвы», в частности, принято решение о ликвидации ГОУ «ВСОШ N 40».

Вышеуказанным Постановлением также предусмотрен порядок проведения ликвидации данного учреждения, а именно:

1) в месячный срок с момента вступления в силу Постановления необходимо назначить ликвидационную комиссию государственных образовательных учреждений и обеспечить проведение ликвидационных мероприятий;

2) в месячный срок с момента вступления в силу Постановления утвердить план мероприятий по ликвидации государственных образовательных учреждений согласно примерному плану процедуры ликвидации бюджетных учреждений г. Москвы;

3) обеспечить соблюдение прав увольняемых работников в соответствии с трудовым законодательством РФ.

Из выписки из Единого государственного реестра юридических лиц от 04.03.2010 следует, что уполномоченным лицом — Правительством Москвы — принято решение о ликвидации ГОУ «ВСОШ N 40», которое находится в стадии ликвидации.

Приказами от 17.02.2010 трудовые отношения с истцами прекращены на основании п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, о чем они в соответствии с требованиями ст. 180 Трудового кодекса РФ были извещены 11.12.2009, то есть более чем за два месяца.

Заявители надзорной жалобы ссылаются на тот факт, что суд не принял во внимание допущенное ответчиком нарушение установленного порядка ликвидации организации. Приказ от 28.10.2009 N 2241 о создании ликвидационной комиссии прошел государственную регистрацию в территориальном налоговом органе только 11.02.2010, а уведомления о предстоящем увольнении были вручены истцам 11.12.2009, то есть преждевременно, так как их увольнение должно было состояться не ранее 17.03.2010.

Однако приведенный выше довод заявителей жалобы (истцов) суд посчитал несостоятельным и привел следующие доводы:

«… ликвидация юридического лица влечет его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам (ст. 61 ГК РФ). Ликвидация юридического лица считается завершенной, а юридическое лицо — прекратившим свое существование после внесения об этом записи в Единый государственный реестр юридических лиц (ст. 63 ГК РФ), утрата дееспособности влечет за собой утрату правоспособности, что лишает юридическое лицо возможности являться участником соответствующих правоотношений, в связи с чем суд первой инстанции пришел к верному выводу о том, что при ликвидации организации увольнение по п. 1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ может последовать в любое время проведения процедуры ликвидации с соблюдением предусмотренных трудовым законодательством порядка и гарантий».

Рассматриваемый далее судебный спор четко показывает, что работодатель неправомерно уволил работника по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, так как при рассмотрении дела по существу было установлено, что произошел факт реорганизации, а не ликвидации.

Судебная практика. С. работала в Государственном учреждении «Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных» ветврачом-санэкспертом, ветврачом-инспектором Невской районной ветеринарной станции с 26.07.2001.

На основании Приказа Министерства сельского хозяйства РФ от 13.08.2003 N 1223 «О ликвидации федеральных государственных учреждений ветеринарии в Санкт-Петербурге» С. была уволена в соответствии с Приказом от 11.06.2004 N 72 в связи с ликвидацией организации.

Истица обратилась в суд за защитой своих нарушенных прав, полагая, что государственное учреждение, в котором она работала, было реорганизовано, а не ликвидировано, в связи с чем считает свое увольнение незаконным.

Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга отказал С. в удовлетворении исковых требований. Апелляционная инстанция оставила решение без изменений, так же как и Президиум Санкт-Петербургского городского суда оставил надзорную жалобу без удовлетворения.

С. обратилась в Верховный Суд РФ с надзорной жалобой, в которой был поставлен вопрос об отмене всех имеющихся по делу судебных постановлений, как вынесенных с нарушением норм материального права.

Проверив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ удовлетворила жалобу Истца и, в связи с нарушением норм материального права, отменила все судебные постановления.

Приказом Министерства сельского хозяйства РФ от 26.04.1999 N 310 было создано Государственное учреждение «Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных», которое находится в ведении Департамента ветеринарии Министерства сельского хозяйства РФ.

В связи с принятием решения о ликвидации учреждения, в котором работала истица, была создана ликвидационная комиссия федеральных государственных учреждений ветеринарии в Санкт-Петербурге.

Работники ветеринарных станций были предупреждены о предстоящем увольнении в связи с ликвидацией учреждения, в том числе и истица.

В свидетельство о внесении изменений в Единый государственный реестр юридических лиц 09.07.2004 была внесена запись о принятии решения о ликвидации юридического лица, а 03.12.2004 организация (основной номер 10278041866530) была ликвидирована.

Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 16.03.2004 N 398 было принято решение о создании государственного учреждения «Санкт-Петербургская городская станция по борьбе с болезнями животных». Данное государственное учреждение было создано 18.05.2004 за основным государственным номером 1047811020751. Устав нового учреждения был утвержден 19.04.2004.

Судом было установлено, что цели, задачи и функции государственных учреждений ветеринарии как в период организационного руководства ими Министерством сельского хозяйства РФ, так и при передаче этого руководства органам исполнительной власти Санкт-Петербурга не изменялись, поскольку все они определены одним и тем же федеральным законодательством, а именно — Законом РФ «О ветеринарии». Также было установлено, что не изменились ни организационная структура вновь созданного учреждения, ни штат.

Все имущество, включая здания, сооружения, помещения, было передано ликвидированной организацией вновь созданному юридическому лицу. Также суд обратил внимание на тот факт, что форма собственности не изменилась, а имело место лишь переподчинение государственного учреждения ветеринарного надзора государственным органам исполнительной власти субъекта Российской Федерации.

По смыслу ст. 58 Гражданского кодекса РФ переход прав и обязанностей в отношении имущества возможен лишь при реорганизации юридического лица. Ликвидация же юридического лица не предусматривает передачу имущества иным лицам, кроме кредиторов и учредителей (участников) юридического лица.

Согласно ч. 5 ст. 58 Гражданского кодекса РФ при преобразовании юридического лица одного вида в юридическое лицо другого вида (изменение организационно-правовой формы) к вновь возникшему юридическому лицу переходят все права и обязанности реорганизованного юридического лица.

Как следует из Приказа Министерства сельского хозяйства РФ от 13.08.2003 N 1223 до принятия решения о ликвидации государственного учреждения, его же Приказом от 29.08.2002 N 676 «О создании рабочей группы по реорганизации государственной ветеринарной службы Российской Федерации» была начата работа по реорганизации системы ветеринарных учреждений в субъектах Российской Федерации. Это подтверждает тот факт, что ветеринарная служба Российской Федерации, состоящая из федеральных и региональных учреждений, была не ликвидирована, а именно реорганизована.

В рассматриваемом случае к вновь созданному учреждению полностью перешли все права и обязанности ранее существовавшей организации.

Таким образом, Верховным Судом РФ был сделан вывод о том, что имела место реорганизация федерального государственного учреждения путем его преобразования в государственное учреждение субъекта Российской Федерации.

В силу ст. 81 Трудового кодекса РФ реорганизация юридического лица, изменение его подведомственности (подчиненности) не являются основанием для увольнения работника по инициативе работодателя.

В соответствии с ч. 5 и 6 ст. 75 Трудового кодекса РФ изменение подведомственности (подчиненности) организации или ее реорганизация (слияние, присоединение, разделение, выделение, преобразование) не может являться основанием для расторжения трудовых договоров с работниками организации.

При отказе работника от продолжения работы в случаях, предусмотренных ч. 5 вышеуказанной статьи, трудовой договор прекращается в соответствии с п. 6 ч. 1 ст. 77 Трудового кодекса РФ.

Учитывая положения ст. 75 Трудового кодекса РФ о продолжении отношений с работником при изменении подведомственности организации, увольнение С. по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ судом признано незаконным.

Суд также обязал вновь созданное учреждение, как преемника ликвидированного, восстановить в прежней должности истицу и выплатить ей заработную плату за время вынужденного прогула.

Таким образом, прежде чем принять решение о ликвидации организации, необходимо четко понимать, что при обращении работника, уволенного по п. 1 ч. 1 ст. 81 Трудового кодекса РФ, в суд необходимо будет доказать факт ликвидации организации. Если ликвидация проводится фиктивно, а вновь созданное предприятие выполняет все те же функции, что и ликвидированное, то в судебном порядке может быть установлено правопреемство. Это повлечет за собой необходимость выплаты заработной платы уволенным незаконно работникам, компенсацию за неиспользованные дни отпуска, предоставляемые за период вынужденного прогула, и компенсацию морального вреда, а также обязанность восстановления работника в прежней должности.

Если к моменту признания увольнения неправомерным организация-работодатель ликвидирована, суд возлагает обязанность по выплате среднего заработка за время вынужденного прогула на ликвидационную комиссию или орган, принявший решение о ликвидации (п. 60 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17.03.2004 N 2).

——————————————————————

Название документа