Негосударственные субъекты противодействия религиозному экстремизму в Российской Федерации

(Пролетенкова С. Е.) ("Гражданское общество в России и за рубежом", 2013, N 4) Текст документа

НЕГОСУДАРСТВЕННЫЕ СУБЪЕКТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ РЕЛИГИОЗНОМУ ЭКСТРЕМИЗМУ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

С. Е. ПРОЛЕТЕНКОВА

Пролетенкова Светлана Евгеньевна, докторант ФГКУ "ВНИИ МВД России", кандидат юридических наук, доцент.

В статье рассмотрена деятельность органов местного самоуправления, общественных и религиозных объединений, а также отдельных граждан по противодействию религиозному экстремизму. Обосновывается логичность их включения в перечень субъектов противодействия экстремистской деятельности.

Ключевые слова: органы местного самоуправления, общественные организации, религиозный экстремизм, профилактика, эффективность.

Non-state subjects of counteraction of religious extremism in the Russian Federation S. E. Proletenkova

The article describes the activities of local government, public and religious organizations, and citizens to combat religious extremism. The author points to the need for their inclusion in the list of entities to combat extremism.

Key words: local government, public organizations, religious extremism, prophylaxis, efficiency.

В ст. 4 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности" указано на то, что "федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, органы местного самоуправления участвуют в противодействии экстремистской деятельности в пределах своей компетенции". Именно этим положением определена структура субъектов противодействия религиозному экстремизму в Российской Федерации. И если с обеспечением противодействия экстремизму федеральными и региональными органами государственной власти при всем его несовершенстве все достаточно понятно, то с участием институтов местного самоуправления, не входящих в систему органов государственной власти, но являющихся публично-властными структурами, дело обстоит сложнее. Более того, представленная статья фактически исключает из участия в противодействии экстремистской деятельности институты гражданского общества, общественные и религиозные объединения и отдельных граждан, которые на практике вносят значительный вклад в формирование установок толерантного сознания, искоренения крайних форм религиозности в обществе, тем самым оказывая несомненное влияние на противодействие рассматриваемым негативным явлениям. В отношении органов местного самоуправления следует отметить, что около двух десятков федеральных законов обязывают их участвовать в антиэкстремистской и антитеррористической деятельности. В частности, Федеральный закон от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" (далее - Закон N 131-ФЗ) в ст. 14 ("Вопросы местного значения") включает в перечень вопросов местного значения участие в профилактике терроризма и экстремизма, а также в минимизации и (или) ликвидации последствий проявлений терроризма и экстремизма в границах поселения (п. 7.1 введен Федеральным законом от 27.07.2006 N 153-ФЗ). Вместе с тем более подробных рекомендаций по реализации такой деятельности органами местного самоуправления не встречается ни в одном нормативном правовом акте. Не прописан и механизм финансирования этих мероприятий, а также направления практического участия органов местного самоуправления в антитеррористической и антиэкстремистской деятельности. Следует согласиться с С. М. Литвиновым, который указывает на то, что "разграничение полномочий по профилактике экстремизма между органами государственной власти и местного самоуправления, а также четкое понимание каждым уровнем власти своих задач в этой сфере, по крайней мере из действующего законодательства, не вытекает. Алгоритм действий органов местного самоуправления законодательно не прописан, финансирование обязательств по компенсации не наступает, так как закон этого не предусматривает, а значит, это не предусмотрено и в бюджете" <1>. -------------------------------- <1> Литвинов С. М. Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде // Социально-гуманитарные знания. 2011. N 1. С. 172.

Вместе с тем местное самоуправление (как институт публичной власти) позволяет гибко сочетать жизненно важные интересы и права человека и малых сообществ с региональными и государственными интересами. В части противодействия экстремизму на уровне местного самоуправления имеются реальные предпосылки для заблаговременного выявления и устранения условий, формирующих факторы, порождающие экстремистские проявления на начальном этапе формирования. В этой сфере деятельности муниципальные структуры должны предупреждать формирование и развитие факторов, воспроизводящих экстремизм. На наш взгляд, для качественного улучшения сложившейся ситуации было бы целесообразно в нормативно-правовой форме закрепить следующие полномочия органов местного самоуправления в сфере профилактики экстремистских проявлений: - взаимодействие с правоохранительными органами, в части передачи сведений о проявлениях экстремизма, где отсутствуют основания привлечения к уголовной ответственности; - проведение и заказ социальных исследований в коллективах учащихся высших и средних учебных заведений на предмет выявления и обнаружения степени распространения экстремистских идей и настроений; - взаимодействие с общественными объединениями в целях организации гражданского контроля; - организация в муниципальном образовании горячей линии (телефона доверия) для сообщений о фактах экстремистской деятельности; - развитие идей самостоятельной активности граждан по противодействию экстремизму и др. Для решения этих задач на муниципальном уровне целесообразно: - принять типовую программу обучения для работников органов местного самоуправления по культуре межэтнических отношений и межконфессионального диалога, форм и методов профилактики и нейтрализации проявлений ксенофобии и экстремизма; - способствовать выявлению "болевых точек" муниципального образования, т. е. общественных и религиозных организаций, деятельность которых содержит признаки экстремистской деятельности, мест сбора лиц, занимающих активную антиобщественную позицию по национальному, религиозному и иным признакам, территорий повышенной общественной опасности и т. д.; - закрепить обязанность главы муниципального образования в рамках распределения обязанностей руководства органов местного самоуправления определять лицо, ответственное за взаимодействие с органами государственной власти, национально-культурными общественными объединениями, религиозными объединениями и другими институтами гражданского общества по вопросам профилактики ксенофобии и экстремизма, и разработать типовую должностную инструкцию для таких лиц; - ввести практику обобщения муниципального опыта в сфере профилактики ксенофобии и экстремизма на национальной и религиозной почве в целях разработки соответствующих методических рекомендаций на региональном и федеральном уровнях; - разработать комплексную программу воспитания патриотизма, общего вклада граждан, независимо от национальной принадлежности и места рождения, в социально-экономическое развитие муниципального образования; - регулярное проведение тематических вечеров в образовательных учреждениях с целью воспитания у молодежи толерантности и неприятия ксенофобии и радикализма. Усилия федеральных и региональных органов государственной власти, а также органов местного самоуправления в вопросах противодействия религиозному экстремизму могут быть успешно поддержаны (и во многом поддерживаются) различными общественными и религиозными организациями, объединениями граждан, а также отдельными лицами, которых, по нашему мнению, можно считать полноправными субъектами системы противодействия религиозному экстремизму. По действующему законодательству они могут быть истцами и ответчиками в суде, имеют право обращаться в правоохранительные органы с целью защиты своих прав и законных интересов. Международные и внутригосударственные правовые нормы предусматривают различные средства охраны и самозащиты прав человека. Конституция Российской Федерации в п. 2 ст. 45 указывает на то, что "каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом". В рамках противодействия религиозному радикализму и экстремизму большое значение имеют проявления человека в быту, семье, формирование направленности воспитания детей в духе уважения традиций и культур различных народов, поддержания уровня правовой культуры. Как правило, истоки происхождения экстремистских воззрений на религиозной почве у лиц, ведущих противоправную экстремистскую деятельность, можно обнаружить в недостатках воспитания в детском и подростковом возрасте, воспитании в условиях конфликтной среды. Особого одобрения заслуживает деятельность общественных правозащитных организаций, которые достаточно качественно осуществляют мониторинг состояния государственно-конфессиональных отношений, соблюдения прав человека, степени угрозы, исходящей от тех или иных религиозных объединений, а также антиэкстремистской деятельности правоохранительных органов. Столкнувшись с угрозой распространения религиозного радикализма и экстремизма, религиозные конфессии также большое внимание в своей деятельности стали уделять формированию у своих последователей основ терпимости и любви к ближнему, толерантного сознания и правового поведения. Так, например, Основы социальной концепции Русской Православной Церкви, принятые на Архиерейском соборе 16 августа 2000 г., содержат следующие положения: "II.3. Христианский патриотизм одновременно проявляется по отношению к нации как этнической общности и как общности граждан государства. Православный христианин призван любить свое отечество, имеющее территориальное измерение, и своих братьев по крови, живущих по всему миру. Такая любовь является одним из способов исполнения заповеди Божией о любви к ближнему, что включает любовь к своей семье, соплеменникам и согражданам"; "II.4. В то же время национальные чувства могут стать причиной греховных явлений, таких как агрессивный национализм, ксенофобия, национальная исключительность, межэтническая вражда. В своем крайнем выражении эти явления нередко приводят к ограничению прав личностей и народов, войнам и иным проявлениям насилия... Противостоя таким греховным явлениям, Православная Церковь осуществляет миссию примирения между вовлеченными во вражду нациями и их представителями. Так, в ходе межэтнических конфликтов она не выступает на чьей-либо стороне, за исключением случаев явной агрессии или несправедливости, проявляемой одной из сторон". Вместе с тем существование членов религиозных организаций, как служителей культа, так и верующих, в религиозной парадигме накладывает свой отпечаток на понимание тех или иных мировоззренческих ценностей, что, на наш взгляд, во многом формирует парадокс относительно проявления всеобщей любви, которая, однако, направлена большей частью в отношении единоверцев, и неприятия иных вероучений и их последователей. Следует отметить, что общественные объединения и организации разнообразны по масштабам: международные организации, имеющие филиалы (представительства) в России, общенациональные с представительствами в регионах страны, региональные (в масштабах одного региона), межрегиональные (в масштабах нескольких регионов) и местные (в масштабах города, территории). Органы государственной власти часто используют этот ресурс как механизм регулирования межэтнических отношений. МВД России, ФСБ России, ФМС России и многие другие ведомства взаимодействуют с общественными организациями, получая от них ценную информацию о состоянии межэтнических отношений, межэтнических проблемах, которую в дальнейшем используют в своей работе. Многие общественные организации проводят общественные акции и осуществляют систематическую работу по воспитанию молодого поколения в духе терпимости к культурным и религиозным различиям населения (страны, региона, города, села, территории). Однако имеются и другие организации, которые под прикрытием общественно значимых проблем решают совсем иные задачи: скрытно разрабатывают и проводят в жизнь идеи нетерпимости и ненависти, готовят боевые дружины, ведут агитацию, разъединяющую общество. Именно на пути таких организаций первым эшелоном противодействия экстремизму должны выступить общественные организации конструктивной направленности. Последним необходимо консолидироваться с политическими партиями и государством и вместе выступить общим фронтом против растущей в обществе ксенофобии, межэтнической розни, экстремизма во всех его проявлениях. Таким образом, подробное рассмотрение отдельных аспектов деятельности негосударственных структур, участвующих в противодействии религиозному экстремизму в Российской Федерации, показало, что в теоретическом плане следует конкретизировать положения ст. 4 Федерального закона "О противодействии экстремистской деятельности" и под субъектами системы противодействия экстремистской деятельности понимать четыре категории субъектов: специальный - должностные лица и государственные органы, полномочия которых по обеспечению безопасности и ликвидации ее угроз вытекают из Конституции Российской Федерации; статусный - должностные лица и государственные органы либо их структурные подразделения, на которых в соответствии с действующим законодательством возложены функциональные обязанности и предоставлены права в сфере противодействия религиозному экстремизму; общественный - органы местного самоуправления, а также объединения граждан, которые участвуют в указанной деятельности исходя из уставных целей их организаций либо вследствие проявления их особой гражданской или социальной позиции; ролевой - физические лица, положение которых в системе не определено, но деятельность которых в определенный период времени может считаться правоохранительной.

Литература

1. Федеральный закон от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности". 2. Федеральный закон от 06.10.2003 N 131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ". 3. Литвинов С. М. Местное самоуправление в противодействии экстремизму в молодежной среде // Социально-гуманитарные знания. 2011. N 1.

------------------------------------------------------------------

Название документа