Гражданско-правовая ответственность юридических лиц, эксплуатирующих опасные производственные объекты

(Иванова Ж. Б.) («Российская юстиция», 2014, N 2) Текст документа

ГРАЖДАНСКО-ПРАВОВАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЮРИДИЧЕСКИХ ЛИЦ, ЭКСПЛУАТИРУЮЩИХ ОПАСНЫЕ ПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ ОБЪЕКТЫ

Ж. Б. ИВАНОВА

Иванова Ж. Б., кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского права и процесса Коми республиканской академии государственной службы и управления.

В статье затрагиваются вопросы определения места такой категории, как ответственность юридических лиц, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в структуре гражданско-правовой ответственности. Выделяются несколько правовых проблем в законодательстве, а также предлагаются пути их решения.

Ключевые слова: юридические лица, опасные производственные объекты, источник повышенной опасности, экология.

The article addresses the issues of determining the place of such a category as the liability of legal persons operating hazardous production facilities, in the structure of civil liability. There are several legal issues in the legislation, and suggests ways to address them.

Key words: legal entities, hazardous production facilities, the source of increased danger, ecology.

Правовому регулированию юридических лиц, эксплуатирующих опасные производственные объекты, в области промышленной безопасности уделяется особое внимание, в связи с их не только правовой и социальной значимостью, но и с высокими показателями в сфере экономических потерь от происходящих аварий, инцидентов, несчастных случаев и их последствий. В настоящее время изменились условия, в которых функционируют промышленные объекты в результате происшедших и происходящих в России преобразований в экономической и административной сфере. Однако техника и технологии, ранее использовавшиеся на опасных производственных объектах, остались на прежнем уровне. В то время как в формах и методах государственного регулирования безопасности в промышленности произошли существенные изменения. Сегодня мы видим, что регулирование промышленной безопасности, сложившееся в условиях плановой экономики, оказалось неэффективным при переходе к рыночным отношениям. События последних десятилетий свидетельствуют об увеличении числа аварий и несчастных случаев на производстве <1>. ——————————— <1> 22.07.2013 в Пермском крае на нефтепроводе компании «Лукойл» в труднодоступной местности в Усольском районе, недалеко от трассы Пермь — Березники, произошел пожар со взрывом. Погиб один человек, еще один госпитализирован с обширными ожогами; 31.05.2013 в 00 часов 56 минут в цехе N 37 ОАО «Корпорация ВСМПО-АВИСМА» (г. Верхняя Салда, Свердловская область) при выполнении технологических работ на прессе в процессе производства титановых прутков произошло возгорание в пультовой пресса усилием 2,5 тысяч тонн; 04.03.2013 в результате утечки хлора в цехе N 13 на заводе «Сода-Хлорат» в Березниках пострадал 31 человек; 18.04.2011 в Иркутской области на заводе «Кремний» (входит в ОК «РУСАЛ») в г. Шелехово в одном из цехов произошел выброс расплавленного металла из плавильной печи, в результате чего один рабочий погиб и еще трое получили термические ожоги (двое из них очень тяжелые). Предполагается, что авария произошла из-за неисправности водяной системы охлаждения, однако пока неясно, стало ли это следствием нарушения техники безопасности.

Сначала попробуем разобраться с вопросами правового обеспечения и реализации правовых норм, установленных в законодательстве Российской Федерации в области промышленной безопасности. Итак, основные формы и методы государственного регулирования промышленной безопасности опасных производственных объектов отражены в Федеральном законе от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Тем не менее некоторые вопросы, связанные с обеспечением промышленной безопасности, регулируются другими федеральными законами. Например, лицензирование видов деятельности в области промышленной безопасности регулирует Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности». В Федеральном законе от 27.12.2002 N 184-ФЗ «О техническом регулировании» законодатель сформулировал требования, обеспечивающие промышленную и химическую безопасность деятельности юридических лиц, эксплуатирующих опасные производственные объекты. А вопросы административной ответственности за нарушение требований промышленной безопасности отражены в Кодексе Российской Федерации об административных правонарушениях. Опасные производственные объекты являются разновидностью источников повышенной опасности, в связи с чем необходимы особые условия привлечения организаций, эксплуатирующих данные объекты, к гражданско-правовой ответственности. Особенность ответственности организаций, эксплуатирующих опасный производственный объект, состоит в том, что она наступает независимо от вины, если только владелец опасного производственного объекта не докажет, что вред возник вследствие действия непреодолимой силы или умышленных действий лица, пострадавшего от аварии на опасном производственном объекте. Таким образом, необходимо, на наш взгляд, законодательно возложить на собственника источника повышенной опасности субсидиарную ответственность (в соответствии со ст. 399 ГК РФ) за вред, причиненный этим источником, при сохранении действующей нормы, предусмотренной ч. 1 ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации, об ответственности за вред владельца, непосредственно эксплуатирующего источник повышенной опасности. Основанием гражданско-правовой ответственности юридического лица является наличие в его действиях (бездействии) состава гражданского правонарушения. Ответственность наступает и при отсутствии правонарушения со стороны лица, на которое она возлагается, в частности за действия третьих лиц; поэтому в качестве оснований гражданско-правовой ответственности рассматривают не только правонарушения, но и иные обстоятельства, прямо предусмотренные законом или договором. Юридическое лицо (организация), эксплуатирующее опасный производственный объект, осуществляет деятельность, способную причинить вред окружающей среде, жизни и здоровью человека, а также имуществу, следовательно, данная деятельность несет в себе потенциальную опасность. При этом вред, причиненный опасным производственным объектом, должен быть возмещен, т. е. юридическое лицо, эксплуатирующее такой объект, подлежит привлечению к гражданско-правовой ответственности. В некоторых случаях наступление такой ответственности возможно и без наличия вины. Безвиновной является ответственность юридического лица в случае причинения вреда источником повышенной опасности. Особенность правил ответственности за вред, причиненный деятельностью, создающей повышенную опасность для окружающих, заключается в том, что для ее возложения достаточны три условия: а) наступление вреда; б) противоправность поведения причинителя вреда; в) наличие причинной связи между противоправным поведением и наступлением вреда. Это ограничивает круг условий, установленных ст. 1064 ГК и необходимых для возложения ответственности за причиненный вред. Вины причинителя не требуется. Лицо, осуществляющее повышенно опасную для окружающих деятельность, отвечает и при отсутствии вины, в том числе и за случайное причинение вреда. Ответственность такого лица простирается до границ непреодолимой силы. Поэтому ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности, называют повышенной. Статья 1079 Гражданского кодекса РФ приводит примерный перечень видов деятельности, представляющих повышенную опасность для окружающих. Исчерпывающий их перечень дать невозможно в связи с постоянным развитием науки и техники. Отнесение тех или иных объектов к источникам повышенной опасности зависит как минимум от двух признаков: а) их вредоносного свойства; б) невозможности полного контроля за ними со стороны человека. Ответственность по ст. 1079 Гражданского кодекса РФ относят к особой в силу происхождения вреда, который обусловлен воздействием источника повышенной опасности. Особая природа вреда объективно требует применения специального состава, а также особого субъектного состава в обязательстве. Субъектом ответственности по ст. 1079 Гражданского кодекса РФ является владелец источника повышенной опасности, под которым следует понимать организацию или гражданина, осуществляющих эксплуатацию источника повышенной опасности в силу принадлежащего им права собственности, права хозяйственного ведения, права оперативного управления либо по другим основаниям (по договору аренды, по доверенности на управление транспортным средством, в силу распоряжения компетентных органов о передаче организации во временное пользование источника повышенной опасности и т. п.). Для подтверждения приведенных выше положений материалами сложившейся судебной практики можно рассмотреть пример применения судами ст. 1079 Гражданского кодекса РФ при вынесении судебных решений о привлечении к гражданско-правовой ответственности юридических лиц, эксплуатирующих опасный производственный объект. 21.07.2005 в корпусе N 1 цеха по производству тетрагидрофурана, принадлежащего обществу «Кропоткинский Агрохим», произошел пожар в отделении конденсации фурана-сырца, а затем взрыв находящегося в здании оборудования. В соответствии со ст. 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих (использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии высокого напряжения, атомной энергии, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов и т. п.; осуществление строительной и иной связанной с нею деятельности и др.), обязаны возместить вред, причиненный источником повышенной опасности, если не докажут, что вред возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего. Владелец источника повышенной опасности может быть освобожден судом от ответственности полностью или частично также по основаниям, предусмотренным п. п. 2 и 3 ст. 1083 Кодекса. Обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т. п.). Рассмотрев обстоятельства спора, суд пришел к выводу, что на момент аварии ответчик не владел и не пользовался оборудованием, послужившим причиной аварии, и иным оборудованием технологического комплекса по производству тетрагидрофурана, а также к выводу о недоказанности причинной связи между убытками и неправомерными действиями ответчика. Судом установлено, что часть оборудования, указанного в акте технического расследования, в июне 2004 г. была передана истцу и на момент аварии находилась в его фактическом владении <2>. ——————————— <2> Решение Кировского суда г. Омска от 25 октября 2011 г. по делу N 2-4791 // http://docs. pravo. ru/ document/view/20981894/20091915/.

Статья 1065 ГК РФ регулирует два вида обязательства в связи с опасностью причинения вреда. Правило, содержащееся в п. 1 ст. 1065 ГК РФ, по своему содержанию является общим по отношению к правоотношениям, урегулированным в п. 2 ст. 1065 ГК РФ. С одной стороны, норма п. 1 ст. 1065 ГК РФ не содержит конкретных требований, предъявляемых к определению деятельности, создающей опасность причинения вреда в будущем, с другой стороны, эта норма оговаривает только один вид последствий установления судом наличия реальной опасности причинения вреда в будущем конкретной деятельностью: прекращение такой деятельности решением суда <3>. ——————————— <3> Справка по результатам обобщения кассационной и надзорной практики по вопросам, связанным с обязательствами, возникшими из опасности причинения вреда в будущем, регулируемыми ст. 1065 Гражданского кодекса Российской Федерации // http://bazazakonov. ru/ doc/?ID=2664545.

Норм, раскрывающих понятие «деятельность, создающая опасность причинения вреда в будущем», Гражданский кодекс РФ не содержит. Действующими нормативными актами различных отраслей законодательства предусмотрены права и интересы участников правоотношений, регулируемых этими нормативными актами, и, соответственно, средства их гарантии и способы их защиты. Таким образом, для оценки обстоятельств, свидетельствующих о наличии или об отсутствии опасности причинения вреда в будущем, необходимо обратиться к нормативным актам, регулирующим деятельность, о прекращении которой ведется речь в исковом заявлении, и предусматривающим требования, предъявляемые к такой деятельности. Основная трудность состоит в том, что владельцы источников повышенной опасности осуществляют свою деятельность на основе общего разрешения закона заниматься ею. В случае эксплуатации источника повышенной опасности с нарушением условий выданных эксплуатирующей организации разрешений, лицензий, в том числе превышением лимитов выбросов и сбросов загрязняющих веществ в окружающую среду, нарушением размещения опасных отходов, несоблюдением требований промышленной безопасности, риск причинения вреда в будущем возрастает: угроза из потенциальной превращается в реальную. Именно в данном случае исходя из положений действующего гражданского законодательства может быть применена ст. 1065 Гражданского кодекса РФ о запрещении причинения вреда в будущем. Перейдем к анализу судебной практики, в которой иногда встречаются противоречия. Так, в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа утверждается, что загрязнение окружающей среды не считается нарушением природоохранного законодательства и не влечет наложения административного штрафа, должно рассматриваться как специально разрешенное причинение вреда, за которое взимаются платежи. При этом суд не усматривает разницы между разрешенным (предельно допустимым) загрязнением и сверхнормативным. Об этом говорит тот факт, что суд оставил без изменения решение об отказе в иске Управления Федеральной службы по надзору в сфере природопользования по Краснодарскому краю к ЗАО «Краснодарский нефтеперерабатывающий завод» о прекращении деятельности <4> и постановление апелляционной инстанции по данному делу <5>. Между тем в постановлении судом отражено, из материалов дела, ответчиком в процессе производственной деятельности допускаются выбросы в атмосферу и сбросы вредных веществ (углеводородов) в количествах, превышающих пределы допустимых, за что к нему неоднократно были применены меры ответственности за нарушение законодательства. ——————————— <4> Решение Арбитражного суда Краснодарского края по делу N А-32-16032/2011 // http://ras. arbitr. ru/. <5> Постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда по делу N А32-16032/2011 // http://ras. arbitr. ru/.

Подобный пример свидетельствует о неправильном применении судом норм материального права. Факт причинения вреда в связи с превышением предельно допустимых выбросов и сбросов свидетельствует о реальности угрозы причинения вреда в будущем, что должно служить достаточным основанием для запрещения деятельности, создающей такую опасность. Юридическое лицо отвечает за все, что связано и находится в причинно-следственной связи с его деятельностью. В некоторых случаях наступление ответственности возможно и без наличия вины. Безвиновной является ответственность юридического лица в случае причинения вреда источником повышенной опасности. Объяснение природы такой ответственности при осуществлении правомерной деятельности лежит в понимании трактовки риска как субъективного основания безвиновной имущественной ответственности <6>. ——————————— <6> Кодолова А. В. Особенности гражданско-правового статуса юридических лиц, эксплуатирующих экологически особо опасные объекты // СПС «КонсультантПлюс».

В результате юридическое лицо, которое осуществляет деятельность, способную причинить вред окружающей среде, жизни и здоровью человека, а также имуществу, несет в себе потенциальную опасность. При этом вред, причиненный источником повышенной опасности, должен быть возмещен, т. е. юридическое лицо, эксплуатирующее такой объект, подлежит привлечению к гражданско-правовой ответственности. Изучение законодательства в области промышленной безопасности, обеспечения безопасной эксплуатации опасного производственного объекта, а также предупреждения аварий и обеспечения готовности эксплуатирующих опасный производственный объект юридических лиц к локализации, ликвидации последствий указанных аварий показывает, что актуальность и практическая значимость его стремительно возрастают с каждым годом. Это обусловлено усовершенствованием технологических процессов современного производства, а также увеличением количества и расширением видового состава источников, являющихся носителями повышенной опасности, что автоматически вызывает возрастание масштаба их негативного воздействия. Не претендуя на исчерпывающий анализ проблемных вопросов правового регулирования в области промышленной безопасности, автор ставит своей целью внести определенный вклад в разработку данной сложной и дискуссионной темы, требующей дальнейших исследований, и предлагает некоторые пути решения проблем правового регулирования в области промышленной безопасности. В соответствии с требованиями законодательства Российской Федерации организация, осуществляющая эксплуатацию опасного производственного объекта, при получении, использовании, хранении, уничтожении, транспортировании и т. д. на объекте опасных веществ должна идентифицировать его как опасный производственный объект. Однако законодательством не определено минимальное количество опасного вещества, степень опасности вещества и временное обращение опасного вещества, относящее объект к категории опасного производственного объекта. Для решения данной проблемы предлагается разработать методику регулирования количественной идентификации обращения опасного вещества, включив также присвоение степени опасности производственного объекта, в связи с чем ч. 1 ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов» изложить в следующей редакции: «Опасными производственными объектами в соответствии с настоящим Федеральным законом являются предприятия или их цехи, участки, площадки, а также иные производственные объекты, указанные в приложении 1 (с учетом их количественной идентификации обращения опасного вещества) к настоящему Федеральному закону». Эксплуатация опасного производственного объекта в случае отсутствия лицензии создает реальную, непосредственную угрозу жизни и здоровью людей, вреда животным, растениям, окружающей среде, имуществу физических и юридических лиц, государственному или муниципальному имуществу, угрозу возникновения аварий, чрезвычайных ситуаций техногенного характера либо влечет причинение такого вреда, возникновение аварий, чрезвычайных ситуаций техногенного характера, поскольку отсутствие лицензии на эксплуатацию взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов означает невыполнение требований и условий, предъявляемых к соискателю лицензии на осуществление лицензируемого вида деятельности, что может привести к авариям, разрушениям технических устройств, оборудования, сооружений, несчастным случаям, взрыву, пожару. Необходимо введение дифференциации мер государственного регулирования по четырем классам опасности, для юридических лиц, осуществляющих отдельные виды деятельности в области промышленной безопасности (изготовление, монтаж, наладка, обслуживание и ремонт технических устройств, применяемых на опасных производственных объектах; проведение экспертизы промышленной безопасности; подготовка и переподготовка работников опасного производственного объекта в необразовательных учреждениях), при лицензировании и государственном надзоре (контроле), обусловленных потребностью в обеспечении современных механизмов регулирования рынка выполнения работ (оказания услуг) в области обеспечения промышленной безопасности. Кроме того, введение дифференциации мер государственного регулирования в данной области является объективной необходимостью в связи с нарастанием опасности техногенных катастроф, обусловленных старением основных производственных фондов в организациях, эксплуатирующих опасные производственные объекты, отсутствием действенных механизмов ответственности участников рынка за выполнение своих обязательств перед потребителями их услуг. В рыночной экономике лицензирование оказалось недостаточно эффективным инструментом государственного регулирования, поскольку сдерживает развитие конкуренции, не создает стимулов к качественному выполнению работ (оказанию услуг). Предлагается внесение изменений в Федеральный закон от 21 июля 1997 г. N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов»: Часть 1 ст. 6 «Деятельность в области промышленной безопасности» дополнить абзацем следующего содержания: «Лицензирование (для взрывопожароопасных и химически опасных производственных объектов) для I — III класса опасности является обязательным, в соответствии с законодательством Российской Федерации». Внести в Федеральный закон от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» в части исключения из перечня видов деятельности, на осуществление которых требуются лицензии, деятельности в отношении опасных производственных объектов IV класса опасности: Пункты 12, 13 ч. 1 ст. 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности» дополнить словами: «за исключением опасных производственных объектов IV класса опасности». Реализация этих изменений и дополнений позволит сформировать сбалансированную систему регулирования промышленной безопасности, соответствующую перспективным требованиям и задачам, учитывающую интересы всех сторон социального партнерства. Относительно судебной практики при возложении ответственности за вред, причиненный (или возможно будет причинен) источником повышенной опасности, ее недостаток усматривается в крайне узко направленном применении ст. ст. 1064 и 1079 Гражданского кодекса РФ. Крайне редко она используется при причинении масштабного вреда объектам природы и здоровью населения повышенной опасностью предприятий, отравляющих и загрязняющих окружающую среду. В результате детального исследования положений действующих нормативно-правовых актов можно сделать вывод, что, во-первых, необходимо на законодательном уровне закрепить субсидиарную ответственность государства за ущерб, причиненный крупномасштабными катастрофами на особо опасных объектах, поскольку государство санкционирует путем лицензирования осуществление опасных видов деятельности. При этом для того, чтобы правильно идентифицировать опасный производственный объект, целесообразно внести изменения в ч. 1 ст. 2 Федерального закона N 116-ФЗ, касающиеся количественной идентификации обращения опасного вещества. Во-вторых, необходимо введение дифференциации мер государственного регулирования по четырем классам опасности, определяемой в отношении каждого объекта компетентным государственным органом.

Список использованной литературы

1. Кодолова А. В. Особенности гражданско-правового статуса юридических лиц, эксплуатирующих экологически особо опасные объекты // СПС «КонсультантПлюс».

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *