Правовые механизмы противодействия коррупции в Российской Федерации: региональный опыт (на примере Республики Татарстан)

(Агеев В. Н.) ("Административное и муниципальное право", 2013, N 1) Текст документа

ПРАВОВЫЕ МЕХАНИЗМЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КОРРУПЦИИ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: РЕГИОНАЛЬНЫЙ ОПЫТ (НА ПРИМЕРЕ РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН)

В. Н. АГЕЕВ

Агеев Вячеслав Николаевич, кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного, административного и международного права филиала федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Казанский (приволжский) федеральный университет" (г. Набережные Челны).

В статье выявляются правовые механизмы противодействия коррупции в Российской Федерации. Наиболее эффективными средствами противодействия коррупции, по мнению автора, являются средства правовые. Анализируется региональный опыт формирования антикоррупционного законодательства на примере Республики Татарстан. Особое внимание уделяется вопросам противодействия коррупции в сфере государственной службы.

Ключевые слова: коррупция, антикоррупционная политика, региональная антикоррупционная политика, противодействие коррупции, антикоррупционное законодательство, государственная служба, государственный служащий, правовые средства, правовые механизмы.

Legal Mechanisms of Corruption Management in the Russian Federation: Regional Experience (Based on the Example of the Republic of Tatarstan) V. N. Ageev

The article describes legal mechanisms of corruption management in the Russian Federation. In the author's opinion, the most efficient anti-corruption measures are legal measures. The author analyzes regional experience of anti-corruption law based on the example of the Republic of Tatarstan. Particular attention is paid at the questions of corruption management in the sphere of civil service.

Key words: corruption, anti-corruption policy, regional anti-corruption policy, corruption management, anticorruption law, state service, public officer, legal measures, legal mechanisms.

Все более очевидным становится тот факт, что коррупция как антисоциальное явление оказывает разрушительное воздействие на все правовые институты, в результате чего установленные нормы права заменяются правилами, продиктованными индивидуальными интересами тех, кто способен оказывать влияние на представителей государственной власти и готов за это платить <1>. -------------------------------- <1> См.: Покровский М. Н. Противодействие коррупции в России: административно-правовые и этические аспекты // Административное и муниципальное право. 2010. N 6. С. 29.

Коррупция, по мнению Т. О. Дидыч, явление многогранное, отражающее уровень развития общества, государства и правовой системы. Коррупция возникает, развивается и трансформируется одновременно с государством и правом, с одной стороны как институтов, где она существует, а с другой - как институтов, являющихся средствами противодействия коррупции <2>. -------------------------------- <2> См.: Дидыч Т. О. Правотворчество государства и противодействие коррупции в современных условиях // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 70.

Совершенно очевидно, что противодействие коррупции должно являться одним из самых приоритетных направлений государственной политики (следует отметить, что исходя из содержания многих нормативно-правовых актов, оно таковым и является). Ни для кого не секрет, что коррупции в большей степени подвержен государственный аппарат, коррупция подразумевает прежде всего коррупцию в сфере государственной службы. "Чиновник" и "коррупция" - такое отождествление устойчиво бытует в обществе в отношении деятельности государственного аппарата в течение всего обозримого исторического периода <3>. -------------------------------- <3> См.: Булгакова И. Г. Некоторые аспекты профилактики коррупции в органах государственной власти // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 75.

Допускаемые гражданскими служащими нарушения законодательства снижают эффективность государственного управления, препятствуют проведению скоординированной политики противодействия коррупции, дискредитируют систему органов государственной власти <4>. -------------------------------- <4> См.: Белова С. В., Алексеева Л. Г. Соблюдение законодательства о борьбе с коррупцией // Законность. 2011. N 8. С. 31.

Как показывает опыт проводимых государственно-правовых реформ, а также практика правоохранительной деятельности в сфере противодействия коррупции, в системе государственной службы коррупция возникает в тех сферах деятельности органов государственной власти и их должностных лиц, где их статус детально не определен, а также не сформированы административные процедуры предоставления услуг гражданам и юридическим лицам. Различные исследования показывают, что коррупция возникает именно в тех сферах, где государственные служащие реализуют организационные, исполнительно-распорядительные, контрольно-надзорные, юрисдикционные, а также разрешительные полномочия. Вот почему в настоящее время необходимо совершенствовать административно-правовой режим минимизации коррупционных рисков в профессиональной деятельности государственных служащих <5>. -------------------------------- <5> См.: Костенников М. В., Куракин А. В., Колчеманов Д. Н., Марьян А. В. Административно-правовые средства минимизации коррупционных рисков в служебной деятельности государственных служащих зарубежных стран // Административное и муниципальное право. 2010. N 5. С. 6.

Противодействие коррупции в системе государственной службы является основой антикоррупционного механизма в целом и служит реализации принципа открытости и публичности в деятельности государственных органов <6>. -------------------------------- <6> См.: Овечко В. В. Меры противодействия коррупции в системе государственной службы Российской Федерации // Военно-юридический журнал. 2011. N 9. С. 17.

Наиболее эффективными средствами противодействия коррупции являются средства правовые. "Действия на основе закона - и по смыслу и по форме - должны ограничить это зло" <7>. -------------------------------- <7> См.: Тихомиров Ю. А., Трикоз Е. Н. Право против коррупции // Журнал российского права. 2007. N 5. С. 40.

Что касается развития так называемой "антикоррупционной законодательной базы", то нельзя не согласиться с тем, что создание полноценного антикоррупционного законодательства непосредственно зависит от имплементации в российскую правовую систему международно-правовых норм, что могло бы обеспечить переход от декларативных норм к действенным правовым способам противодействия коррупции <8>. Кроме того, представляется необходимым широкое применение в России этических международных стандартов служебного поведения госслужащих, изложенных в документах Организации Объединенных Наций и Совета Европы, таких как Международный кодекс поведения государственных должностных лиц <9>, Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка <10>, Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка <11> и др. -------------------------------- <8> Овечко В. В. Указ. соч. С. 17. <9> Международный кодекс поведения государственных должностных лиц (Принят 12 декабря 1996 г. Резолюцией 51/59 на 82-ом пленарном заседании 51-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс]. СПС "КонсультантПлюс". <10> Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Принят 17 декабря 1979 г. Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. М.: Юридическая литература, 1990. С. 319 - 325. <11> Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Приняты 24 мая 1989 г. Резолюцией 1989/61 на 15-ом пленарном заседании Экономического и Социального Совета ООН) [Электронный ресурс]. СПС "КонсультантПлюс".

В целом антикоррупционное законодательство в сфере государственной службы направлено на усиление ограничительного режима для государственных структур, ужесточение ответственности за коррупционные преступления, сделан упор на расширение предупреждения и профилактики коррупционных правонарушений. Развитие и трансформация антикоррупционной политики в сфере государственной службы по пути ужесточения ограничивающего элемента, строгий учет и контроль за служебной деятельностью государственных служащих позволят сделать ее наиболее действенным и эффективным способом противодействия "государственной коррупции", предполагающим информационную открытость деятельности должностных лиц государства и позволяющим противодействовать совершению коррупционных преступлений. Вместе с тем необходимо осознавать, что каждому региону присущи определенная специфика коррупционных рисков, своя структура коррупционных деяний и методы их осуществления. Следовательно, эффективное решение проблем в сфере предупреждения и пресечения различных коррупционных проявлений в деятельности органов государственной власти того или иного субъекта РФ напрямую зависит от разработки и внедрения комплекса мер по противодействию коррупции с учетом требований законодательства, административной реформы, а также региональной специфики <12>. -------------------------------- <12> См.: Короткова О. И. Коррупция и ее проявления в системе государственной службы как одна из наиболее актуальных проблем российской действительности // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. N 3. С. 22.

Следует отметить, что, в течение длительного времени региональное антикоррупционное законодательство развивалось со значительным опережением федерального, что позволяет говорить о формировании комплексного законодательного регулирования борьбы с коррупцией. Исследователи отмечают, что, учитывая важность и необходимость противодействия коррупции, а также видя бездействие федеральных органов государственной власти в этой сфере деятельности, отдельные региональные органы государственной власти и их высшие должностные лица стали формировать собственные правовые основы противодействия коррупции, и в том числе собственное региональное антикоррупционное законодательство <13>. -------------------------------- <13> См.: Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р., Кабанов П. А. Пробелы в татарстанском антикоррупционном законодательстве: осмысление регионального опыта // Безопасность бизнеса. 2008. N 1. С. 8.

В числе таких субъектов РФ оказалась и Республика Татарстан, в которой уже с мая 2006 г. действует собственный республиканский Закон "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" <14> (тогда как на федеральном уровне подобный Закон был принят лишь в конце 2008 г. <15>). -------------------------------- <14> Закон Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" // Республика Татарстан. 2006. 7 мая. <15> Федеральный закон от 25 декабря 2008 г. N 273-ФЗ "О противодействии коррупции" // СЗ РФ. 2008. N 52 (ч. 1). Ст. 6228.

В Законе Республики Татарстан "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" и принятых на его основе нормативных правовых актах были заложены типовые механизмы противодействия коррупции на республиканском уровне, которые в последующем были заимствованы и другими субъектами РФ, принявшими подобные правовые акты <16>. И в целом региональная программа противодействия коррупции Республики Татарстан является, без преувеличения, одной из передовых. -------------------------------- <16> Бикмухаметов А. Э. Указ. соч. С. 8.

В самом общем виде следует отметить, что в субъекте сформированы специализированные органы противодействия коррупции; активно реализуются профилактические мероприятия на ведомственном уровне и в муниципальных образованиях; обеспечиваются доступность и открытость деятельности органов государственной власти и местного самоуправления; налажена методическая работа по обеспечению противодействия коррупции; внедряется система добровольного тестирования граждан, претендующих на замещение государственных и муниципальных должностей и т. д. Анализ нормативно-правовой базы Республики Татарстан позволяет сделать вывод о том, что в рамках борьбы с коррупцией в республике основной упор сделан на расширение арсенала средств противодействия коррупции с использованием в этих целях политических, правовых, экономических, организационных и воспитательных мер. Среди основных мер можно выделить: - принятие Стратегии антикоррупционной политики Республики Татарстан <17>. Указанная Стратегия была принята в целях организации эффективной борьбы с коррупцией, устранения порождающих ее причин и условий, обеспечения законности в деятельности органов государственной власти Республики Татарстан; -------------------------------- <17> Указ Президента Республики Татарстан от 8 апреля 2005 г. N УП-127 "О Стратегии антикоррупционной политики Республики Татарстан" // Республика Татарстан. 2005. 14 апреля.

- Закон Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ "О противодействии коррупции в Республике Татарстан"; - Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 18 августа 2011 г. N 687 "Об утверждении Комплексной республиканской антикоррупционной программы на 2012 - 2014 годы" <18>; -------------------------------- <18> Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2001. 7 сентября.

- планирование работы по противодействию коррупции как в целом по республике, так и в министерствах, муниципалитетах (смотри, например, Приказ Министерства здравоохранения Республики Татарстан от 11 марта 2012 г. N 313 "О профилактике коррупции и исключения конфликта интересов в учреждениях здравоохранения Республики Татарстан" <19>; Постановление Исполнительного комитета муниципального образования город Набережные Челны Республики Татарстан от 15 апреля 2011 г. N 1916 "О мероприятиях по противодействию коррупции в муниципальном образовании город Набережные Челны" <20>); -------------------------------- <19> Текст приказа официально опубликован не был [Электронный ресурс]. СПС "КонсультантПлюс". <20> Челнинские известия. 2011. 20 апреля.

- создание специального органа при Президенте Республики Татарстан, координирующего и направляющего предупредительную антикоррупционную деятельность (ежегодно министерства и ведомства представляют отчеты о проделанной работе в соответствии с требованиями ст. 14 Закона Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ "О противодействии коррупции в Республике Татарстан"). Таковым органом в республике является Совет при Президенте Республики Татарстан по противодействию коррупции <21>. Совет при Президенте Республики Татарстан по противодействию коррупции является совещательным органом при Президенте Республики Татарстан по вопросам противодействия коррупции в Республике Татарстан. Совет формируется из числа руководителей государственных органов Республики Татарстан, структурных подразделений аппаратов Президента Республики Татарстан, Кабинета Министров Республики Татарстан и Государственного Совета Республики Татарстан, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти по Республике Татарстан, органов местного самоуправления в Республике Татарстан, а также представителей общественности, в том числе Общественной палаты Республики Татарстан, общественных объединений, средств массовой информации, высших учебных заведений, коммерческих и некоммерческих организаций; -------------------------------- <21> Указ Президента Республики Татарстан от 21 февраля 2011 г. N УП-71 "О Совете при Президенте Республики Татарстан по противодействию коррупции" // Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2011. 6 апреля.

- введение административных регламентов и стандартов предоставления государственных услуг юридическим и физическим лицам, снижающих уровень проявления коррупции (Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 16 июня 2006 г. N 310 "О разработке системы административных регламентов предоставления государственных услуг исполнительными органами государственной власти" <22>); -------------------------------- <22> Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2006. 12 июля.

- проведение антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов в соответствии как с федеральным, так и региональным законодательством <23>; -------------------------------- <23> См., например: Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 24 декабря 2009 г. N 883 "Об утверждении Порядка проведения антикоррупционной экспертизы отдельных нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов и о внесении изменений в отдельные постановления Кабинета Министров Республики Татарстан" // Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2010. 20 января.

- учреждение в министерствах республики, а также в муниципалитетах должности ответственного лица по предупреждению коррупционных правонарушений, а также утверждение министерствами должностных регламентов этих лиц (см., например, Приказ Министерства информатизации и связи Республики Татарстан от 28 сентября 2010 г. N П-120 "Об ответственном лице, наделенном функциями по предупреждению коррупционных правонарушений") <24>; -------------------------------- <24> Текст Приказа официально опубликован не был [Электронный ресурс]. СПС "КонсультантПлюс".

- осуществление антикоррупционной пропаганды и формирование системы антикоррупционного образования и воспитания. Так, согласно ст. 12 Закона Республики Татарстан от 4 мая 2006 г. N 34-ЗРТ "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" антикоррупционное образование является целенаправленным процессом обучения и воспитания в интересах личности, общества и государства, основанным на дополнительных общеобразовательных и профессиональных образовательных программах, реализуемых в образовательных учреждениях среднего общего и высшего профессионального образования для решения задач формирования антикоррупционного мировоззрения, повышения уровня правосознания и правовой культуры, а также подготовки и переподготовки специалистов соответствующей квалификации. Организация антикоррупционного образования возлагается на уполномоченный орган исполнительной власти Республики Татарстан в области образования и науки и осуществляется им во взаимодействии с субъектами антикоррупционной политики на базе образовательных учреждений, находящихся в ведении Республики Татарстан, в соответствии с законодательством РФ и Республики Татарстан. В данном направлении агентство по массовой коммуникации "Татмедиа" ежегодно проводит журналистский конкурс "СМИ против коррупции". Пропаганда законопослушного образа жизни, предупреждение коррупционных правонарушений в школьной и студенческой среде, как правило, сочетаются с реализацией непосредственных мер противодействия коррупции. Еще один из способов борьбы с коррупцией - участие в противодействии коррупции институтов гражданского общества (включение представителей общественности в проводимые государственными органами проверки, проведение социологических опросов граждан о распространенности, формах коррупции и наиболее пораженных ее сферах). О необходимости взаимодействия органов власти и их должностных лиц с институтами гражданского общества по вопросам противодействия коррупции указывается и в региональном антикоррупционном законодательстве большинства субъектов РФ. При этом под взаимодействием в области противодействия коррупции, в частности в законодательстве Республики Татарстан, подразумевается непосредственное или опосредованное воздействие различных субъектов противодействия коррупции, в том числе органов местного самоуправления и институтов гражданского общества друг на друга и социальную среду для достижения общей цели - снижения уровня коррупции в системе социального управления <25>. Формы взаимодействия институтов гражданского общества и органов власти различны. Так, например, в Заинском муниципальном районе в целях осуществления общественного контроля, а также защиты прав и законных интересов граждан в различных сферах жизнедеятельности района из числа депутатов Совета района и г. Заинска создана "Народная инспекция". Практика показала, что народным инспекторам люди доверяют и рассказывают о фактах нарушения законодательства, муниципальных правовых актов <26>. -------------------------------- <25> Кабанов П. А. Некоторые формы взаимодействия институтов гражданского общества с органами местного самоуправления в области противодействия коррупции // Административное и муниципальное право. 2012. N 5. С. 6. <26> Сводный отчет о состоянии коррупции и реализации мер антикоррупционной политики в Республике Татарстан в 2011 г. Казань: Управление Президента Республики Татарстан по вопросам антикоррупционной политики, 2012.

Действенным инструментом для повышения эффективности реализуемых мер по противодействию коррупции стал Указ Президента Республики Татарстан от 23 марта 2011 г. N УП-148 "О мерах по организации и проведению мониторинга эффективности деятельности органов исполнительной власти Республики Татарстан, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти по Республике Татарстан, органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан по реализации антикоррупционных мер на территории Республики Татарстан" <27>, разработанный совместно Управлением Президента Республики Татарстан по вопросам антикоррупционной политики и Комитетом Республики Татарстан по социально-экономическому мониторингу, а также соответствующее Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан <28>. -------------------------------- <27> Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2011. N 18. Ст. 0636. <28> Постановление Кабинета Министров Республики Татарстан от 10 июня 2011 г. N 463 "Об организации и проведении мониторинга эффективности деятельности органов исполнительной власти Республики Татарстан, территориальных органов федеральных органов исполнительной власти по Республике Татарстан, органов местного самоуправления муниципальных районов и городских округов Республики Татарстан по реализации антикоррупционных мер на территории Республики Татарстан" // Сборник постановлений и распоряжений Кабинета Министров Республики Татарстан и нормативных актов республиканских органов исполнительной власти. 2011. N 25. Ст. 1081.

Как уже отмечалось выше, региональное антикоррупционное законодательство развивалось с опережением федерального. В то же время следствием обозначенной тенденции явились различия в определении понятий, используемых в федеральных нормативных правовых актах о противодействии коррупции и нормативных правовых актах субъектов РФ, что создавало дополнительные сложности в ходе правоприменительной деятельности. Рассмотрим в качестве иллюстрации антикоррупционные положения федерального закона и закона Республики Татарстан о государственной гражданской службе. Таковыми положениями, в частности, являются положения об ограничениях и запретах, налагаемых на государственных гражданских служащих в связи с прохождением государственной службы. Федеральный закон от 27 июля 2004 г. N 79-ФЗ "О государственной гражданской службе РФ" <29> в первой своей редакции в ст. 16 предусматривал следующие ограничения, связанные с гражданской службой, а именно: -------------------------------- <29> СЗ РФ. 2004. N 31. Ст. 3215.

Гражданин не мог быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не мог находиться на гражданской службе в случае: 1) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу; 2) осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы (гражданской службы), по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости; 3) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение должностных обязанностей по должности гражданской службы, на замещение которой претендует гражданин, или по замещаемой гражданским служащим должности гражданской службы связано с использованием таких сведений; 4) наличия заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или ее прохождению и подтвержденного заключением медицинского учреждения; 5) близкого родства или свойства (родители, супруги, дети, братья, сестры, а также братья, сестры, родители и дети супругов) с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому; 6) выхода из гражданства РФ или приобретения гражданства другого государства; 7) наличия гражданства другого государства (других государств), если иное не предусмотрено международным договором РФ; 8) представления подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на гражданскую службу; 9) непредставления установленных настоящим Федеральным законом сведений или представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Закон Республики Татарстан "О государственной гражданской службе Республики Татарстан" <30>, который, как известно, был принят раньше федерального - 16 января 2003 г., в одной из первых своих редакций предполагал, что государственный служащий не вправе: -------------------------------- <30> О государственной гражданской службе Республики Татарстан: Закон Республики Татарстан от 16 января 2003 г. N 3-ЗРТ // Республика Татарстан. 2003. 21 января.

1) заниматься другой оплачиваемой деятельностью, кроме преподавательской, научной и иной творческой деятельности; 2) быть депутатом законодательного (представительного) органа государственной власти, органа местного самоуправления; 3) заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц; 4) состоять членом органа управления коммерческой организации, если иное не предусмотрено федеральным законом или если в порядке, установленном законом, ему не поручено участвовать в управлении этой организацией; 5) быть поверенным или представителем по делам третьих лиц в государственном органе, в котором он состоит на государственной службе, либо который непосредственно подчинен или подконтролен ему; 6) использовать в неслужебных целях государственное имущество, в том числе средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения, и служебную информацию; 7) получать гонорары за публикации и выступления в качестве государственного служащего; 8) получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения), связанные с исполнением должностных обязанностей, в том числе и после выхода на пенсию; 9) принимать награды, почетные и специальные звания иностранных государств, международных и иностранных организаций, кроме случаев, предусмотренных федеральным законом; 10) выезжать в служебные командировки за границу за счет физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с международными договорами РФ или на взаимной основе по договоренности федеральных органов государственной власти и органов государственной власти Республики Татарстан с государственными органами иностранных государств, международными и иностранными организациями; 11) использовать свое служебное положение в интересах политических партий, общественных, в том числе религиозных, объединений для пропаганды отношения к ним. В государственных органах не могут образовываться структуры политических партий, религиозных и других общественных объединений, за исключением профессиональных союзов; 12) принимать участие в забастовках. Таким образом, по существу, региональный закон предусматривал для государственных гражданских служащих, проходивших государственную службу на территории Республики Татарстан, дополнительные ограничения, либо налагал на них ограничения, различные по объему и содержанию. Это несоответствие было устранено с принятием Закона Республики Татарстан от 25 октября 2005 г. N 106-ЗРТ "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Татарстан "О государственной гражданской службе Республики Татарстан" <31>. -------------------------------- <31> Республика Татарстан. 2005. 29 октября.

Кроме того, как уже отмечалось, во многих субъектах РФ, в том числе и в Республике Татарстан, до принятия Федерального закона "О противодействии коррупции" органами законодательной власти были приняты нормативные правовые акты по данному вопросу, что также повлекло за собой трудности в правоприменительной практике. Однако следует отметить, что в настоящее время практически все региональное законодательство, в том числе и в Республике Татарстан, в сфере противодействия коррупции приведено в соответствие с федеральным <32>. -------------------------------- <32> См., например: Закон Республики Татарстан от 19 января 2010 г. N 6-ЗРТ "О внесении изменений в Закон Республики Татарстан "О противодействии коррупции в Республике Татарстан" // Республика Татарстан. 2010. 22 января.

Подводя итог, представляется возможным сделать определенные выводы. Несомненно, что одним из ключевых средств противодействия коррупции выступает право как средство нормативного правового воздействия, направленного на преодоление и недопущение возникновения и развития коррупционных деяний. Именно правотворческая деятельность представляет собой основу формирования права, что включает и антикоррупционную составляющую <33>. -------------------------------- <33> Дидыч Т. О. Указ. соч. С. 70.

Основой антикоррупционных мероприятий должно стать законодательство, учитывающее международные антикоррупционные стандарты и опыт противодействия коррупции в зарубежных государствах. Как совершенно справедливо отмечает Т. Я. Хабриева, все государственные органы должны быть нацелены на совершенствование системы правоприменения, обеспечение эффективности реализации законов и иных правовых актов, полноценную реализацию полномочий органов и организаций в сферах публичного и частного права, защиту прав и законных интересов граждан. Это требует выработки особой системы показателей и индикаторов, иллюстрирующих эффективность реализации правовых норм <34>. -------------------------------- <34> Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Журнал российского права. 2012. N 6. С. 10.

Эффективность права не равна простой совокупности эффективности отдельных правовых норм и институтов, поскольку право не сводится к их сумме. Для обеспечения эффективности права необходимо постоянное проведение комплекса мероприятий юридического, социально-экономического, воспитательного характера. При реализации сугубо юридических мер необходим отбор тех правовых средств, которые способствуют достижению поставленной цели. Это и научное обеспечение правотворчества, и новые процедуры реализации законов и т. п. <35>. -------------------------------- <35> Хабриева Т. Я. Экономико-правовой анализ: методологический подход // Журнал российского права. 2010. N 12. С. 21.

Исходя из анализа антикоррупционного законодательства Республики Татарстан, а также складывающейся в республике ситуации в сфере противодействия коррупции следует отметить, что антикоррупционная политика республики должна развиваться по следующим направлениям: - организация работы по приведению республиканского законодательства и муниципальных нормативных правовых актов в соответствие с федеральным законодательством в связи с необходимостью совершенствования государственного управления в области противодействия коррупции; - информирование населения о реальной коррупционной ситуации в республике и мерах, принимаемых органами публичной власти по реализации антикоррупционной политики; - предупреждение коррупционных правонарушений и сокращение условий для возникновения коррупции; - повышение эффективности взаимодействия органов власти с гражданским обществом, государственная поддержка деятельности общественных организаций по противодействию коррупции; - последовательное применение имеющихся правовых, образовательных и воспитательных мер, направленных на противодействие коррупции.

Библиографический список

1. Белова С. В., Алексеева Л. Г. Соблюдение законодательства о борьбе с коррупцией // Законность. 2011. N 8. С. 30 - 33. 2. Бикмухаметов А. Э., Газимзянов Р. Р., Кабанов П. А. Пробелы в татарстанском антикоррупционном законодательстве: осмысление регионального опыта // Безопасность бизнеса. 2008. N 1. С. 7 - 10. 3. Булгакова И. Г. Некоторые аспекты профилактики коррупции в органах государственной власти // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 75 - 80. 4. Дидыч Т. О. Правотворчество государства и противодействие коррупции в современных условиях // Журнал российского права. 2012. N 8. С. 69 - 74. 5. Кабанов П. А. Некоторые формы взаимодействия институтов гражданского общества с органами местного самоуправления в области противодействия коррупции // Административное и муниципальное право. 2012. N 5. С. 5 - 8. 6. Короткова О. И. Коррупция и ее проявления в системе государственной службы - как одна из наиболее актуальных проблем российской действительности // Государственная власть и местное самоуправление. 2012. N 3. С. 22 - 25. 7. Костенников М. В., Куракин А. В., Колчеманов Д. Н., Марьян А. В. Административно-правовые средства минимизации коррупционных рисков в служебной деятельности государственных служащих зарубежных стран // Административное и муниципальное право. 2010. N 5. С. 5 - 20. 8. Овечко В. В. Меры противодействия коррупции в системе государственной службы Российской Федерации // Военно-юридический журнал. 2011. N 9. С. 17 - 18. 9. Покровский М. Н. Противодействие коррупции в России: административно-правовые и этические аспекты // Административное и муниципальное право. 2010. N 6. С. 28 - 30. 10. Тихомиров Ю. А., Трикоз Е. Н. Право против коррупции // Журнал российского права. 2007. N 5. С. 39 - 52. 11. Хабриева Т. Я. Коррупция и право: доктринальные подходы к постановке проблемы // Журнал российского права. 2012. N 6. С. 5 - 17. 12. Хабриева Т. Я. Экономико-правовой анализ: методологический подход // Журнал российского права. 2010. N 12. С. 5 - 26.

References (transliteration)

1. Belova S. V., Alekseeva L. G. Soblyudenie zakonodatel'stva o bor'be s korruptsiey // Zakonnost'. 2011. N 8. 2. Bikmukhametov A. E., Gazimzyanov R. R., Kabanov P. A. Probely v tatarstanskom antikorruptsionnom zakonodatel'stve: osmyslenie regional'nogo opyta // Bezopasnost' biznesa. 2008. N 1. 3. Bulgakova I. G. Nekotorye aspekty profilaktiki korruptsii v organakh gosudarstvennoy vlasti // Zhurnal rossiyskogo prava. 2012. N 8. 4. Didych T. O. Pravotvorchestvo gosudarstva i protivodeystvie korruptsii v sovremennykh usloviyakh // Zhurnal rossiyskogo prava. 2012. N 8. 5. Kabanov P. A. Nekotorye formy vzaimodeystviya institutov grazhdanskogo obshchestva s organami mestnogo samoupravleniya v oblasti protivodeystviya korruptsii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2012. N 5. 6. Korotkova O. I. Korruptsiya i ee proyavleniya v sisteme gosudarstvennoy sluzhby - kak odna iz naibolee aktual'nykh problem rossiyskoy deystvitel'nosti // Gosudarstvennaya vlast' i mestnoe samoupravlenie. 2012. N 3. 7. Kostennikov M. V., Kurakin A. V., Kolchemanov D. N., Mar'yan A. V. Administrativno-pravovye sredstva minimizatsii korruptsionnykh riskov v sluzhebnoy deyatel'nosti gosudarstvennykh sluzhashchikh zarubezhnykh stran // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2010. N 5. 8. Ovechko V. V. Mery protivodeystviya korruptsii v sisteme gosudarstvennoy sluzhby Rossiyskoy Federatsii // Voenno-yuridicheskiy zhurnal. 2011. N 9. 9. Pokrovskiy M. N. Protivodeystvie korruptsii v Rossii: administrativno-pravovye i eticheskie aspekty // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2010. N 6. 10. Tikhomirov Yu. A., Trikoz E. N. Pravo protiv korruptsii // Zhurnal rossiyskogo prava. 2007. N 5. 11. Khabrieva T. Ya. Korruptsiya i pravo: doktrinal'nye podkhody k postanovke problemy // Zhurnal rossiyskogo prava. 2012. N 6. 12. Khabrieva T. Ya. Ekonomiko-pravovoy analiz: metodologicheskiy podkhod // Zhurnal rossiyskogo prava. 2010. N 12.

------------------------------------------------------------------

Название документа