Отдельные особенности компетенции взаимодействия дознавателей отделов дознания и административной практики ОГПН и сотрудников оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел при расследовании пожаров

(Косов А. В., Коваленко А. С.)

("Современный юрист", 2013, N 2 (Февраль-Март))

Текст документа

ОТДЕЛЬНЫЕ ОСОБЕННОСТИ КОМПЕТЕНЦИИ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

ДОЗНАВАТЕЛЕЙ ОТДЕЛОВ ДОЗНАНИЯ И АДМИНИСТРАТИВНОЙ ПРАКТИКИ

ОГПН И СОТРУДНИКОВ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ ПОДРАЗДЕЛЕНИЙ

ОРГАНОВ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ ПРИ РАССЛЕДОВАНИИ ПОЖАРОВ

А. В. КОСОВ, А. С. КОВАЛЕНКО

Косов Александр Владимирович, адвокат, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Московского нового юридического института, кандидат юридических наук, доцент.

Коваленко Алексей Сергеевич, аспирант Московского нового юридического института, главный специалист ОНД города Сочи (ГУ МЧС России по Краснодарскому краю), майор внутренней службы.

В статье говорится о компетенции дознавателей отделов дознания и административной практики органов государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы и полномочиях оперативных работников ОВД, также являющихся органами дознания, и вопросах их взаимодействия.

Ключевые слова: компетенция, дознание, орган дознания, дознаватель, органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы, органы внутренних дел, оперативно-розыскная деятельность, полномочия.

Separation of powers inquiry department investigators and administrative practice OGPN both of investigation and search operations personnel departments of internal affairs (of inquiry) in the investigation of fires

A. V. Kosov, A. S. Kovalenko

This paper addresses the need of differentiation of powers of inquiry department investigators and administrative practices of the state fire supervision of the Federal Fire Service, which are bodies of inquiry, and powers of ATS operational personnel (police), which are also bodies of inquiry.

Key words: inquiry, the inquiry body, investigator, conse-Tel, the state fire supervision authorities of the Federal Fire Service, investigator, investigation, investigation and search operations, a separate order, questioning authority, bodies of internal affairs.

Уголовно-процессуальный закон связал появление такого участника уголовного судопроизводства, как дознаватель, с возбуждением уголовного дела, по которому должно проводиться предварительное расследование в форме дознания (п. 7 ст. 5 УПК РФ).

Уголовно-процессуальный закон называет органами дознания государственные органы и должностных лиц, уполномоченных в соответствии с законом осуществлять дознание и другие процессуальные полномочия (п. 24 ст. 5 УПК РФ). Какие именно "другие" полномочия - в законе не уточняется, и это, по мнению О. В. Мичуриной, дает возможность констатировать, что государственные органы и должностные лица могут именоваться в уголовном судопроизводстве органами дознания не только в связи с осуществлением ими предварительного расследования в форме дознания [11. С. 83].

Взаимодействие при выявлении, раскрытии и расследовании преступлений, связанных с криминальными пожарами и поджогами, между дознавателями отделов дознания и административной практики ОГПН, сотрудниками оперативно-розыскных подразделений органов внутренних дел (полиции) и экспертно-криминалистических подразделений ОВД должно строится на рациональном сочетании процессуальных (в том числе следственных) действий и оперативно-розыскных мероприятий, осуществляемых каждым из них в соответствии со своими функциями и в пределах предоставленных им по закону полномочий с использованием специальных знаний и технико-криминалистических средств.

Полномочия указанных субъектов по выявлению, раскрытию и расследованию преступлений, связанных с пожарами и поджогами, условно можно подразделить на два основных вида. Во-первых, они представляют собой закрепленные в нормативных актах (источниках) права и обязанности, и, во-вторых, - компетентность указанных субъектов в вопросах определения тактики следственных действий и методики расследования рассматриваемого вида преступлений, при совершении которых в качестве способа использован поджог.

В зависимости от полномочий субъектов расследования могут выделяться и решения следователей (дознавателей), оперативных работников ОВД (полиции) либо иных уполномоченных на то должностных лиц.

Так, информация о пожаре может быть зафиксирована камерами наружного наблюдения, поэтому дознавателю необходимо удостоверить в протоколе следственного осмотра расположение тех камер, в поле зрения которых могло попасть место пожара, и дать поручение сотруднику оперативно-розыскного подразделения ОВД (полиции) о принятии мер к немедленному изъятию материалов (фрагментов) видеосъемки.

В связи с этим представляется явно недостаточным ориентирование дознавателями ОГПН сотрудников оперативно-розыскных подразделений ОВД (полиции) на "установление причастности к совершенному преступлению лиц, ранее судимых за аналогичные преступления" [2]. Такое поручение не является конкретным и не реализует всех полномочий сотрудников оперативных подразделений, закрепленных в Федеральном законе от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности". Оно не раскрывает и тех полномочий, которые проистекают из необходимости использования комплекса специальных знаний и современного оборудования в процессе раскрытия криминальных пожаров.

Именно поэтому специалисты и отмечают, что в настоящее время требуется серьезное улучшение специальной подготовки сотрудников оперативных служб ОВД (полиции) применительно к практике выявления, раскрытия и расследования преступлений, связанных с криминальными пожарами. Подчеркивается потребность в их профессиональной специализации, которая должна основываться не только на теоретическом, но и на практическом обучении [9. С. 30, 20, 16].

Основной задачей подразделений дознания любого ведомства, включая ОГПН, является (в том числе) производство дознаний по уголовным делам, отнесенным к их подследственности, а также профилактика преступлений в пределах соответствующих полномочий.

Следует указать, что дознаватели ОГПН не являются субъектами оперативно-розыскной деятельности, а сотрудники оперативно-розыскных подразделений, относимые уголовно-процессуальным законом к органам дознания (статья 40 УПК РФ), не вправе осуществлять дознание по уголовному делу, если проводят по нему оперативно-розыскные мероприятия.

Уголовно-процессуальное законодательство Российской Федерации запрещает возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия (ч. 2 ст. 41 УПК РФ) [4. С. 100 - 104].

Получается так, что если сотрудник оперативного подразделения ОВД (полиции), выполняя отдельное поручение дознавателя ОГПН по установлению очевидцев (свидетелей) криминального пожара (поджога), обнаружит этих лиц, то он не вправе производить их допрос, а должен принять меры к их вызову на допрос дознавателем.

Дознаватель, в свою очередь, лишенный полномочий на проведение оперативно-розыскных мероприятий, связан рамками процессуального закона на предмет возможности установления очевидцев пожаров и поджогов.

Интересной представляется позиция А. В. Ковтуна, который предлагает к органам дознания относить самостоятельные, специализированные подразделения расследования, свободные от выполнения иной, не свойственной им деятельности (оперативно-розыскной, административной) [7. С. 8].

В связи с этим полагаем целесообразным исключение из полномочий органов дознания ОГПН административных функций, учитывая также, что оперативно-розыскных функций они не реализуют.

Использование ОРД в уголовном процессе предусмотрено как на досудебных стадиях, так и в судебном производстве. Так, например, контроль и запись переговоров, в соответствии со ст. 186 УПК РФ, являются следственными действиями, проводимыми по ходатайству следователя с разрешения суда. Производство оперативно-розыскных мероприятий допускается по поручениям следователя и дознавателя или по определению суда по уголовным делам, находящимся у них в производстве. Однако представление результатов ОРД в орган дознания, следователю, прокурору или в суд непосредственно уголовно-процессуальным законом не регламентируется, но не должно противоречить его требованиям.

Положения статьи 86 УПК РФ допускают "представление" в качестве самостоятельного способа собирания доказательств наряду с производством следственных действий.

Использование полномочий оперативно-розыскных подразделений ОВД (полиции) является важным, например, при документировании факта угрозы поджога чужого имущества. О необходимости введения уголовной ответственности за угрозу поджога чужого имущества указывала, в частности, С. А. Тимко [15. С. 8].

Следует указать, что с практической реализацией данного предложения могут возникнуть проблемы в связи с невозможностью привлечения к уголовной ответственности за приготовление к преступлению, не относящемуся к категории тяжкого или особо тяжкого, для реализации полномочий дознавателя ОГПН (ч. 2 ст. 30 УК РФ) и полномочий сотрудника оперативного подразделения по документированию фактических приготовительных действий к преступлению (ст. 8 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности": например, прослушивание телефонных переговоров, оперативный эксперимент).

Проводя оперативно-розыскные мероприятия, оперативный сотрудник ОВД (полиции) должен руководствоваться нормами Федерального закона "Об ОРД", а выполняя отдельное поручение о выполнении следственных действий - нормами УПК РФ.

Например, учитывая, что такое оперативное мероприятие, как опрос, предполагает непосредственное общение объекта и субъекта ОРМ, его проведение в отношении подозреваемого, содержащегося под стражей, допускается с разрешения дознавателя, следователя, прокурора или суда, в производстве которых находится уголовное дело (ст. 95 УПК РФ).

Основным способом легализации и уголовно-процессуального закрепления информации, полученной от конкретного лица, является его последующий допрос в рамках возбужденного уголовного дела по вопросам, установленным в процессе опроса и имеющим значение для правильного разрешения уголовного дела.

Опрос может проводиться как в помещении органа внутренних дел (полиции), так и в любом ином месте; при этом, как правило, - на добровольных началах. Лицо, отказавшееся от беседы, не может быть подвергнуто приводу. Результаты проведенного опроса оформляются справкой либо рапортом оперативного работника на имя руководителя оперативного подразделения, осуществляющего контроль за ОРД. С согласия опрашиваемого результаты опроса могут оформляться объяснением, письменным заявлением, явкой с повинной, протоколом приема устных заявлений граждан в порядке, предусмотренном ст. ст. 141 и 142 УПК РФ.

Поскольку оперативные работники ОВД (полиции) являются, как принято считать, должностными лицами органов дознания, вышеуказанные документы оформляются в рамках уголовно-процессуального законодательства и, по сути, являются формой легализации информации, полученной в ходе опроса. В отдельных случаях легализуется полученная в ходе опроса аудио-, видеоинформация.

Результаты опроса как оперативно-розыскного мероприятия находят отражение в справке оперативного работника. Самостоятельного доказательственного значения этот документ иметь не может. Справка является источником (носителем) оперативно-розыскной информации, и если даже опрос гражданина имел гласный характер, то стать документом-доказательством в смысле ст. ст. 74 и 84 УПК РФ она не может.

Сотрудники оперативно-розыскных подразделений ОВД (полиции) на основе Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" могут провести прослушивание телефонных переговоров, что необходимо отличать от контроля и записи переговоров как следственного действия, которое проводится по поручению следователя и в соответствии с судебным решением на основании ст. 186 УПК РФ. Такое следственное действие может проводиться только органами дознания, имеющими право на осуществление аналогичного ОРМ, либо органом, технически осуществляющим контроль и запись.

Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" не установил форму и порядок оформления требований, поручений и запросов, что позволяет считать любую форму обращения (как письменную, так и устную) обязательной для исполнения. В то же время для некоторых поручений письменная форма обязательна. Требования и поручения, исполнение которых связано с осуществлением действий правового характера (поручение о допросе свидетеля, проживающего в другом регионе, требование о производстве ревизии и т. п.), должны оформляться письменно. Иные запросы о предоставлении сведений, предъявленные в пределах полномочий следователя или дознавателя по расследуемым ими преступлениям, могут быть оформлены письменно, а могут быть переданы устно.

В то же время, согласно ст. 6 УПК РФ, назначение уголовного судопроизводства состоит не только в выявлении обстоятельств, способствовавших преступлению, но и в принятии мер к устранению выявленных обстоятельств. Их установление в процессе доказывания необходимо для принятия мер по предупреждению новых (аналогичных) или других преступлений, а в некоторых случаях важно для правильного разрешения уголовного дела. Так, ч. 2 ст. 158 УПК РФ наделяет дознавателя, следователя правом на внесение по уголовному делу в соответствующую организацию или соответствующему должностному лицу представления о необходимости принятия мер по устранению обстоятельств, способствовавших преступлению. Данное представление подлежит рассмотрению с обязательным уведомлением о принятых мерах не позднее одного месяца со дня его вынесения.

Внесенные представления позволяют органам предварительного расследования принимать меры к недопущению существования впредь обстоятельств, которые облегчили бы совершение аналогичного преступления и содействовали бы наступлению преступного результата, формировали бы у виновного лица отрицательные качества и антиобщественную установку, а также решимость на продолжение преступной деятельности.

Выявление обстоятельств, способствовавших совершению преступления, имеет и другое значение, поскольку влияет на содержание планируемых следственных действий и определение предмета доказывания по конкретному уголовному делу.

Библиография

1. Конституция РФ // СПС "КонсультантПлюс", 2011.

2. Федеральный закон от 12 августа 1995 г. N 144-ФЗ "Об оперативно-розыскной деятельности" // СПС "КонсультантПлюс", 2011.

3. Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 года N 63-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс", 2011.

4. Уголовно-процессуальный кодекс РФ от 18 декабря 2001 года N 174-ФЗ // СПС "КонсультантПлюс", 2011.

5. Есина А. С. Процессуальная компетенция органов дознания системы МВД России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001.

6. Качанов А. Я. Первоначальные действия следователя по делам, связанным с пожарами: Методическое пособие в помощь следователям органов внутренних дел // Экспертно-криминалистическое управление Санкт-Петербурга и Ленинградской области. Пожарно-техническая лаборатория г. Санкт-Петербурга, 2003.

7. Ковтун А. В. Дознание в российском уголовном процессе и особенности его производства по отдельным категориям уголовных дел: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2009.

8. Кондрашов Б. П., Соловей Ю. П., Черников В. В. Комментарий к Закону Российской Федерации от 18 апреля 1991 г. N 1026-1 "О милиции". 6-е изд., перераб. и доп. М.: Проспект, 2009.

9. Кузнецова Н. И., Петров В. И., Растопчин В. Г. Раскрытие умышленного уничтожения или повреждения государственного, общественного и личного имущества граждан, совершенного путем поджога. М.: ВНИИ МВД России, 1994.

10. Материалы уголовного дела N 929162, возбужденного 28 авг. 2009 г. по ст. 168 УК РФ по факту пожара в жилом доме на ул. Пирогова, г. Сочи // Архив ОНД Центрального района г. Сочи.

11. Мичурина О. В. Некоторые замечания о системе органов дознания и необходимости ее совершенствования // Законодательство. 2007. N 2.

12. Первичные исследования на месте пожара: пособие для сотрудников уголовного розыска. М.: ВНИИПО МВД России, 1992.

13. Петров М. И. Комментарий к Федеральному закону от 28 декабря 2010 г. N 403-ФЗ "О следственном комитете Российской Федерации". М.: Деловой двор, 2012.

14. Суслов В. М. Вопросы регламентации деятельности органов дознания в УПК РФ // Новый уголовно-процессуальный закон: теория и практика применения: Материалы межведомственного "круглого стола". М.: Изд-во Моск. ун-та МВД России, 2003.

15. Тимко С. А. Поджоги (уголовно-правовая и криминологическая характеристики): Дис. ... канд. юрид. наук. Омск, 2000.

16. Чурилов С. Н. Предмет доказывания в уголовном судопроизводстве и криминалистике: Научно-практическое пособие. М.: Юстицинформ, 2010.

------------------------------------------------------------------

Название документа