Рецензия на книгу А. Р. Султанова "Европейские правовые стандарты, уроки истории и правоприменительная практика"

(Афанасьев С. Ф.) ("Вестник гражданского процесса", 2013, N 1) Текст документа

РЕЦЕНЗИЯ НА КНИГУ А. Р. СУЛТАНОВА "ЕВРОПЕЙСКИЕ ПРАВОВЫЕ СТАНДАРТЫ, УРОКИ ИСТОРИИ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА" <1>

С. Ф. АФАНАСЬЕВ

-------------------------------- <1> Султанов А. Р. Европейские правовые стандарты, уроки истории и правоприменительная практика. М.: Статут, 2012. 334 с.

Афанасьев С. Ф., доктор юридических наук, профессор кафедры гражданского процесса Саратовской государственной юридической академии, судья в отставке.

В статье автор дает критический обзор книги А. Р. Султанова "Европейские правовые стандарты, уроки истории и правоприменительная практика", обращает внимание на оригинальные сравнения, приводимые в книге.

Ключевые слова: рецензия; гражданский процесс.

Review of A. R. Sultanov's book "European legal standards, lessons of history and law practice" S. F. Afanasiev

Afanasiev S. F., doctor of legal sciences, professor of the department of the civil procedure of the Saratov state law academy, the judge in retirement.

In the article the author provides a critical review of the book of A. R. Sultanov "European legal standards: the lessons of history and practice", draws attention to the original comparison, presented in the book.

Key words: review; civil procedure.

Многочисленные работы А. Р. Султанова широко известны цивилистическому процессуальному сообществу и пользуются неизменным успехом как среди практикующих юристов, так и среди теоретиков. Во многом это связано с неординарным методологическим исследовательским подходом, мастерским умением сочетать в тексте профессиональный материал с историческими и литературными отступлениями, а также оригинальными философскими ремарками, что заставляет читателя более глубоко задумываться над существом поднятых проблем. Безусловно, все сказанное можно смело отнести и к новой монографии А. Р. Султанова, посвященной вопросам применения европейских правовых стандартов при осуществлении правосудия по гражданским делам, в особенности тем, которые соприкасаются с ограничением свободы выражения мнений, убеждений и свободы совести, inter alia, завоеванной дорогой ценой на протяжении веков. На наш взгляд, рецензируемая книга обладает внутренней содержательной гармонией и стройной логической структурой: начинается она с изложения уроков судебных процессов по ограничению свободы выражения мнений, которые отнюдь не красят человеческую цивилизацию, а, напротив, вызывают стыд за содеянное, и завершается комплексным анализом необходимых процессуальных последствий постановлений Европейского суда по правам человека (далее - ЕСПЧ), а также КС РФ, внесших существенный вклад в приведение российского законодательства в согласие с соответствующими международно-правовыми постулатами. В первую очередь автор погружает читателя в атмосферу 60-х годов прошлого столетия в связи с рассмотрением небезызвестного дела Синявского и Даниэля, стараясь показать, что подобного рода процессы не только неоднократно повторялись в России, но и были неотъемлемой частью исторического развития практически всех стран. Иными словами, их нельзя определять исключительно с изоляционно-национальных позиций - скорее они есть некий локально-цивилизационный факт, способствующий реализации сиюминутных задач идеологического или иного толка, причем тех государственных образований, которые, как правило, находятся в стадии пассионарного колебания или спада. Как тут не вспомнить Л. Н. Гумилева, характеризующего затухание римского этногенеза через превращение республиканских судебных учреждений в пышную декорацию, слабо прикрывавшую своеволие принцепсов, понудивших Горация и Вергилия отказаться от свободы мыслить и писать. Поэтому нет сомнений в том, что, с одной стороны, указанные судебные процессы почти всегда, прямо или латентно, направлены на искоренение всякого мировоззренческого, религиозного и политического инакомыслия, с другой - имеют превентивный характер, что сопровождается одновременным манипулированием общественным мнением и фальсификацией фактов действительности. Как справедливо полагает А. Р. Султанов, главный урок, который должно извлечь человеческое сообщество из полученного опыта, состоит в том, что имитация правосудия не утаит "правды перед судом истории, который вскроет, рано или поздно, настоящие причины "осуждения", которое имело лишь целью наказания за инакомыслие и попытку иметь свое мнение, а не быть винтиком государственной идеологической машины" (с. 16). В то же время широко используемое начало историзма не самоценно для автора. Анализируя многомерные социально-культурные явления жизни в динамике и в контексте конкретно-исторических условий, А. Р. Султанов проводит через всю свою книгу важный тезис: уважение свободы совести, чужого мнения и убеждений в настоящее время относится к общепризнанным принципам и нормам международного права, что должно неизбежно отражаться на имманентной сути национального законодательства и народной ментальности. При этом данную достаточно "сухую" юридическую тезу автору удалось проиллюстрировать с присущей ему долей юмора посредством подзабытого, но весьма яркого со смысловой точки зрения анекдота: Милиционер спрашивает у И. Бродского: "Ты работаешь?" "Я пишу стихи" - отвечает И. Бродский. Милиционер: "Ты будешь писать стихи, он будет писать стихи, а кто будет хлеб растить?" На что поэт парирует: "Ты будешь милиционером, я - милиционером, а кто будет хлеб растить?" Вторая часть работы приковывает к себе не меньшее внимание: в ней автор сконцентрировался на изучении применения европейских правовых стандартов в гражданском судопроизводстве на примере так называемых экстремистских дел. На страницах монографии убедительно доказывается, что Россия, вступив в Совет Европы и ратифицировав Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод, тем самым взяла на себя обязательства по обеспечению широты взглядов, плюрализма мнений, а также самоопределения в сфере индивидуальных и коллективных представлений о бытии с учетом того, что любая свобода не должна возводиться в абсолют. Людские настроения радикализируются легко, общественное и религиозное спокойствие трудно достигается и быстро утрачивается. Поэтому, как верно констатирует А. Р. Султанов, "с мыслью можно бороться только мыслью" (с. 69), в том числе с помощью той, которая заключена в мотивированных судебных решениях, подчиняющихся небезызвестному изречению "Littera occidit, spiritus autem vivificat". Только так способна возродиться вера в беспристрастность и справедливость правосудия, иначе вновь придется обратиться к вечным вопросам, сформулированным Анатолем Франсом, на которые он сам же и ответил: "Разве мы пытаемся извлечь из какого-нибудь текста, документа хоть малую крупицу жизни или истины? Мы просто-напросто издаем тексты. Мы придерживаемся буквы... Мысль не существует". Рассуждая о процессуальном механизме рассмотрения дел о признании информационных материалов экстремистскими, автор не только вдумчиво и детально раскрыл правовую природу особого производства как самостоятельного вида гражданского судопроизводства, но и достаточно подробно осветил практические трудности в выборе того или иного процессуального инструментария защиты нарушенных прав и законных интересов. Данное обстоятельство, как аргументированно пишет А. Р. Султанов, объясняется тем, что судам собранным и представленным материалам следует давать не столько фактологическую, сколько квалифицирующую юридическую оценку с привлечением к делу прокурора и всех заинтересованных субъектов. Вместе с тем правильно критикуется сложившийся прикладной подход, при котором признание органами правосудия литературы экстремистской в дальнейшем автоматически воспринимается как преюдиция для привлечения к административной или уголовной ответственности неограниченного круга лиц, что a priori ставит под сомнение объективность будущих судебных разбирательств (с. 199). Последнее не только не корреспондирует с гарантиями, установленными ст. 6 Европейской конвенции, но и искажает институт цивилистической преюдиции, который перестает быть адекватным процессуальным инструментом. В аспекте избранной темы нельзя приуменьшить авторский вклад в развитие идеи amicus curiae, которая, к сожалению, в российской правовой системе пока не нашла сколь-нибудь весомой законодательной и доктринальной поддержки, а потому формы ее внешней институализации весьма скромны (с. 203 и др.). Между тем А. Р. Султанов совершенно верно подмечает, что международное право не только терпимо относится к "друзьям суда", но и приветствует предоставление субъектам, которые непосредственно не принимают участие в конкретном судебном гражданском или уголовном процессе, возможность изложить собственный взгляд на происходящее, чем активно пользуются различные неправительственные и общественные организации. Причем в рамках сложившейся европейской и американской традиции amicus curiae готовит собственное экспертное заключение зачастую по инициативному запросу органов правосудия, которые просят подготовить независимую интерпретацию норм права. В России подобная практика получила распространение лишь в деятельности КС РФ, что, кстати сказать, является не чем иным, как способом свободной трансляции своего индивидуального или коллективного мнения. Понимая это, римские юристы наделяли "друзей суда" специальной процессуальной правоспособностью при согласии на то истца и ответчика, что в целом существенно способствовало уяснению глубинного содержания права. Следует солидаризоваться с авторскими рассуждениями о возможных и должных процессуальных последствиях постановлений ЕСПЧ. В частности, А. Р. Султанов с точки зрения необходимости унификации законодательной базы и единообразия судебного правоприменения обоснованно указывает на недопустимость различного юридического регулирования оснований пересмотра по вновь открывшимся или новым обстоятельствам постановлений, вступивших в законную силу (с. 213 - 225). При этом автор, корректно дискутируя с представителями различных научных школ, замечает, что в качестве оснований такого пересмотра выступает именно деликт, т. е. нарушение прав и свобод человека государством, а не просто существенное нарушение норм материального либо процессуального права, обнаруженное европейскими судьями. В заключение хочется отметить, что монография А. Р. Султанова "Европейские правовые стандарты, уроки истории и правоприменительная практика" есть интереснейшее научно-практическое исследование, в котором комплексному и системному анализу подвергаются актуальные проблемы гражданского процессуального права, а равно современные международные правовые концепты. Думается, рецензируемая книга вызовет оживленные отклики в среде научных и практических работников, а также будет весьма полезна для всех, кто интересуется проблемами процессуального и наднационального права.

References

Sultanov A. R. European legal standards, history lessons and practice. M., 2012.

------------------------------------------------------------------

Название документа