Экстремизм на Урале: историография проблемы (конец XIX — начало XX века)

(Леготин М. П.) («История государства и права», 2014, N 3) Текст документа

ЭКСТРЕМИЗМ НА УРАЛЕ: ИСТОРИОГРАФИЯ ПРОБЛЕМЫ (КОНЕЦ XIX — НАЧАЛО XX ВЕКА)

М. П. ЛЕГОТИН

Леготин Максим Павлович, адъюнкт кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права ФГКОУ ВПО «Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации».

В статье проводится историографический анализ возникновения и развития экстремизма на территории Уральского региона в тех его географических пределах, которые существовали на момент конца XIX — начала XX века.

Ключевые слова: террор, террористическая деятельность, экстремизм, насильственный метод, агрессия, революция, революционные организации, Уральский регион.

Extremism in the Urals: the historiography of the problem (end of XIX — beginning of XX century) M. P. Legotin

In the article the historiographical analysis of the emergence and development of extremism on the territory of Ural region in the geographic limits that existed at the moment of the end of XIX — beginning of XX century.

Key words: terror, acts of terrorism, extremism, violent method, aggression, revolution, revolutionary organizations, the Ural region.

Сегодня все быстрее и быстрее экстремизм набирает скорость по географии своего распространения. Это беда XXI в., и динамика ее развития заставляет задуматься, а только ли в конце XX в. появился экстремизм? Были ли ранее предпосылки для его возникновения в нашей истории? А если были, то каковы его последствия? Для того чтобы ответить на эти вопросы, мы решили исследовать отдельно взятый исторический период России конца XIX — начала XX века как наиболее насыщенный событиями и спорный в современном научном сообществе. С начала XVIII в. и по сегодняшний день Уральский регион является мощным опорным промышленно-экономическим оплотом России. За счет потенциала Урало-Сибирского комплекса происходила экономическая самоорганизация нашего государства. Еще при Петре I на территории Урала и Сибири начинает проходить стремительное заводское строительство посредством разработки и внедрения прогрессивных качественно новых для России организационно-технических мероприятий, что, в свою очередь, позволило одному из наиболее «юных» в плане целенаправленного промышленного освоения районов Российской империи уже в первой половине XVIII столетия уверенно занять в течение продолжительного времени ведущее положение среди иных горно-производственных округов по выпуску металлургической продукции (в период с 1723 по 1734 гг. на территории Уральского региона по заданию Петра I и под руководством Г. В. де-Геннина было построено девять новых металлургических заводов и реконструированы уже существующие, а также была произведена их техническая модернизация, усовершенствована система организации производства) <1>. ——————————— <1> Шандра А. В. В. И. Геннин на Урале: деятельность и мировоззрение (профессионально-личностный портрет основателя Екатеринбурга): Научное издание. Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2002. С. 3.

Тот резкий количественно-качественный скачок, который совершила уральская казенная горная промышленность, параллельно с подъемом в регионе частного заводовладения Демидовых оказали решающее значение в масштабных успехах всей отечественной металлургии. Россия не только сумела удовлетворить собственные потребности в металле за счет внутренних ресурсов и отказаться от импортирования железа, но и наладила экспорт последнего в Европу. В последующей истории развитие горного и рудодобывающего производства на Урале сделает этот регион не только ключевым звеном российской металлургической промышленности, но и очагом революционного, террористического преобразования государства. Проводимые царской властью реформы в экономической сфере и строительство крупных железнодорожных магистралей позволило Уралу из обособленного района трансформироваться в мощнейший экономически важный и необходимый в масштабах всего государства регион. Следует отметить, что, несмотря на рост промышленного производства, большая часть населения Уральского региона (81,2%) по-прежнему была занята в сельском хозяйстве, что обусловлено стремлением поддержать жизнеобеспечение своих семей <2>. Кризис 1900 — 1903 гг. в секторе экономики для Урала продлился вплоть до 1909 г. Это создало плодотворную почву для обострения и без того напряженных отношений между рабочими и помещиками-землевладельцами. Так, в 1909 г. на территории Урала прекратили действовать 34 завода, а ряд предприятий из 91 оставшегося могли себе позволить вырабатывать лишь 20 — 30% своей производительности <3>. ——————————— <2> См.: Алексеев В. В., Алексеева Е. В., Побережников И. В. Азиатская Россия в геополитической цивилизационной динамике. XVI — XX века. М., 2004. С. 70. <3> Государственная Дума: Стенографические отчеты. Созыв IV. Сессия 2. СПб., 1914. Ч. 1. Ст. 1515.

Промышленное развитие края обусловило рост грамотности его населения, изменение мировоззренческих представлений в оценке социально-политической и классовой системы общества. Произошел рост осознания необходимости стремления к улучшению условий жизни и труда и к коллективному отстаиванию собственных интересов перед дворянским и помещичьим сословиями. Все это обусловливалось также и тем, что на территорию Урала и Сибири в конце XIX в. происходила массовая ссылка заключенных, которые «подогревали» и навязывали свои политические воззрения местному населению. И потому начиная с конца XIX — начала XX в. на территории Урала появляются первые революционные кружки, находящиеся под влиянием марксизма. В 1900 г. незначительный промежуток времени на Урале находился В. И. Ленин, сторонники которого направили свои усилия на изживание «экономизма» и ориентацию деятельности кружков на революцию <4>. Первые организации эсеров на Урале появились в 1895 г. В июне 1901 г. в Уфе прошел съезд, на котором был образован Союз социал-демократов и социалистов-революционеров, который вел агитацию рабочих, учащихся, а также крестьян. В состав Союза входили эсеровские группы и комитеты Екатеринбурга, Алапаевска, Кунгура, Нижнего Тагила, Уфы и Перми <5>. ——————————— <4> История Урала периода капитализма. М., 1990. С. 196. <5> См.: Леонов М. И. География эсеровских организаций на рубеже XIX — XX вв. (Урал, Сибирь, Кавказ, Туркестан, эмиграция. Summa summarum) // Самарский земский сборник. 2009. N 1 (18). С. 7.

Лидеры революционных кружков призывали население региона к объединению, направлению всех усилий на совместную борьбу с монархизмом посредством тактики и методов террора: «Теперь не Николай Второй, вообще не коронованное лицо должно служить объектом террористических нападений, а именно те, наиболее деятельные и вредные члены правительства… Не тот, кто царствует, а тот, кто управляет, не символ власти и насилия, а те, кто являются творцами и опорою самодержавного строя» <6>. По мнению лидеров-революционеров (теоретиков революционного движения) борьба посредством безграничного террора должна была подрывать веру в действующее правительство, обосновывать его несостоятельность, внушать доверие к революционизму, оправдывать саму террористическую деятельность как единственно возможный из вариантов борьбы в сложившейся обстановке, а главное — террор должен был накалить атмосферу политической борьбы и склонить к участию в ней как можно больше населения различного сословия. Революционеры пытались убедить таким образом интеллигенцию пойти на компромисс с вновь образовавшимися организациями и перейти на их сторону «фронта». ——————————— <6> Суслов М. Г. К истории создания Уральского союза социал-демократов и социалистов-революционеров // Из истории партийных организаций Урала. Пермь, 1970. С. 19.

В сложившихся крайне тяжелых политических условиях страны в целом и ее отдельных регионов в частности в 1902 г. на Урале возникли первые организации для проведения террористических акций. Одним из первых проявлений их деятельности стало нападение рабочих Алапаевского завода на склад Тягунинских рудников в ноябре 1902 г. под руководством члена комитета Киселева <7>. А уже в конце 1906 г. боевые дружины партии социалистов-революционеров объединяются в Уральский боевой союз, ставивший своей целью организовать восстание на Урале путем проведения повсеместных экспроприаций казенного и частного имущества, а также путем применения террора ко всем должностным лицам царской администрации. Крупные филиалы данного союза появились повсеместно в крупных губерниях и уездах (Пермь, Уфа, Златоуст, Екатеринбург, Нижний Тагил) <8>. Как пишет Н. С. Сидоренко, «в Уральский боевой союз на автономной основе входили следующие группы: «лесные братья» А. Лбова (Мотовилиха), «лесники» В. Гусева (Екатеринбург), уральский боевой отряд А. Давыдова (Александровский завод) и др.» <9>. Но справедливым будет отметить, что все эти революционные организации просуществовали сравнительно недолго и в полном объеме реализовать свою деятельность не сумели. В 1908 г. после массовых арестов как членов, так и лидеров названных группировок они распались. Но на их месте возникли новые под руководством Я. М. Свердлова. «Марксизм плюс военное дело подготовили из него такого работника, который правильнее всех представлял роль боевых организаций для осуществления диктатуры пролетариата. Под его руководством росли марксисты-боевики, одинаково владевшие теорией марксизма и оружием…» <10>. Свердлов на территории Урала организовал актив из опытных подпольщиков. Среди них были Н. Н. Батурин (преподаватель рабочего университета), Н. Е. Вилонов (Михаил Заводской), С. А. Черепанов, М. Авейде, Камаганцев (Кузьма), Ф. Ф. Сыромолотов (начальник боевой дружины), А. Е. Минкин (Марк) и ряд других. Именно Свердлов внес существенный вклад в развитие и деятельность революционного движения и Уральской боевой дружины на Урале. В 1918 г. прошло санкционирование большевистским руководством в лице В. И. Ленина и Я. М. Свердлова расстрела в ночь с 16 на 17 июля Николая II и его семьи, которые находились в ссылке в доме инженера Ипатьева в Екатеринбурге <11>. Это стало своеобразным итогом широкомасштабной революционной деятельности на Урале, в т. ч. Я. М. Свердлова. ——————————— <7> Сидоренко Н. С. Политический экстремизм на Урале в начале XX века // Исторический Вестник / Под общ. ред. С. В. Девятова. М., 2012. Т. 2 [149]. С. 71. <8> Там же. С. 78. <9> Там же. <10> К истории боевых организаций на Урале… С. 101, 108. <11> Подробнее см.: Исповедь цареубийц. Убийство царской семьи в материалах предварительного следствия и в воспоминаниях лиц, причастных к совершению этого преступления / Авт.-сост. Ю. А. Жук. М.: Вече, 2008. С. 4 — 5.

Народ, находящийся в состоянии постоянного разграбления, нападений, экспроприаций, взрывов, пожаров и прочих террористических действий, стал требовать решения социально-политических и экономических проблем, не прибегая к террору, а путем проведения реформ, возлагая надежды и функции по стабилизации благосостояния на законные органы государственной власти — государственную думу и правительство. Террор как основное средство борьбы не оправдал надежд, возложенных на него теоретиками революции, вследствие чего экстремистская деятельность, направленная на захват государственной власти и изменение всецело государственного устройства, на тот момент не могла априори достичь поставленных перед ней целей, т. к. попросту еще была не способна изменить природу власти в целом. Деятельность экстремистских группировок на Урале в тот период обнажает перед нами факт, что не всегда местечковые акты проявления террора способны кардинально и динамично изменить географию и сущность власти целого государства. А это значит, что в современных условиях возможна предупредительная и превентивная работа в данном направлении. Ведь всегда проще предупредить болезнь, чем лечиться от ее последствий.

Литература

1. Алексеев В. В. Азиатская Россия в геополитической цивилизационной динамике. XVI — XX века / В. В. Алексеев, Е. В. Алексеева, И. В. Побережников. М., 2004. С. 70. 2. Исповедь цареубийц. Убийство царской семьи в материалах предварительного следствия и в воспоминаниях лиц, причастных к совершению этого преступления / Авт.-сост. Ю. А. Жук. М.: Вече, 2008. С. 4 — 5. 3. Леонов М. И. География эсеровских организаций на рубеже XIX — XX вв. (Урал, Сибирь, Кавказ, Туркестан, эмиграция. Summa summarum) // Самарский земский сборник. 2009. N 1 (18). С. 7. 4. Сидоренко Н. С. Политический экстремизм на Урале в начале XX века // Исторический Вестник / Под общ. ред. С. В. Девятова. М., 2012. Т. 2 [149]. С. 71. 5. Суслов М. Г. К истории создания Уральского союза социал-демократов и социалистов-революционеров // Из истории партийных организаций Урала. Пермь, 1970. С. 19. 6. Шандра А. В. В. И. Геннин на Урале: деятельность и мировоззрение (профессионально-личностный портрет основателя Екатеринбурга): Научное издание. Екатеринбург: Издательство Уральского юридического института МВД России, 2002. С. 3.

——————————————————————

Название документа