Информационная безопасность уголовно-исполнительной системы: подходы к определению понятия

(Сурин В. В.) («Информационное право», 2013, N 1) Текст документа

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ: ПОДХОДЫ К ОПРЕДЕЛЕНИЮ ПОНЯТИЯ

В. В. СУРИН

Сурин Владимир Владимирович, начальник кафедры уголовного процесса и криминалистики Пермского института ФСИН России, кандидат юридических наук.

Рецензент — Лопатин Владимир Николаевич, главный редактор журнала «Информационное право», доктор юридических наук, профессор.

В статье исследуется содержание термина «информационная безопасность уголовно-исполнительной системы». Рассматриваются различные теоретические подходы, существующие по данному вопросу. Приводятся примеры использования понятия в текстах различных документов. Обсуждается проблема единообразного применения термина «информационная безопасность уголовно-исполнительной системы».

Ключевые слова: безопасность, информационная безопасность, система исполнения наказаний.

Informational security of criminal-executory system: approaches to concept definition V. V. Surin

The article deals with the definition of the term «information security of penal system authorities». The author views different theoretical approaches on this problem. Examples of using the term in the text of various documents have been discussed in the article. The problem of uniform application of the term «information security of penal system» has been researched in the work.

Key words: security, information security, the execution of punishment.

Исследование любого явления связано с определением понятийного аппарата. Это правило давно уже стало аксиомой и, наверное, не нуждается в дополнительных доказательствах. Вопрос о терминологии чрезвычайно важен, в том числе при изучении частных вопросов, а также вопросов комплексного характера, где четкость и однозначность используемых терминов во многом предопределяют ценность полученного результата научного труда. Одной из таких специфических проблем является «информационная безопасность органов уголовно-исполнительной системы». Указанная деятельность достаточно давно реализуется на практике, ей уделяется внимание в современных нормативных актах <1>, прежде всего управленческого характера, однако в настоящее время остро ощущается дефицит ее научного осмысления. Это проявляется, в частности, в бессистемности использования понятия в текстах документов и противоречивости выделяемого в нем содержания, что, в свою очередь, не способствует единообразному применению закона. ——————————— <1> Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. N 1772-р «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 25.10.2010. N 43. Ст. 5544.

В содержании термина «информационная безопасность органов уголовно-исполнительной системы» можно выделить три составных элемента: во-первых, это собственно понятие «безопасность», во-вторых, это информационная составляющая безопасности, в-третьих, это интерпретация вышеуказанных двух элементов относимо процесса исполнения наказаний. В подобных случаях, как правило, изначально следует определиться со смысловым содержанием составных частей, а затем постараться сформулировать значение наиболее специального термина. Это достаточно распространенный подход, он часто используется на практике <2>. ——————————— <2> Полякова Т. А. Правовое обеспечение информационной безопасности при построении информационного общества в России: Дис. … д-ра юрид. наук. М., 2008; Чубукова С. Г., Элькин В. Д. Основы правовой информатики (юридические и математические вопросы информатики): Учебное пособие. 2-е изд., испр. и доп. / Под ред. д-ра юрид. наук, проф. М. М. Рассолова, проф. В. Д. Элькина. М.: Контракт, 2007.

Безусловно, ключевым элементом исследуемого понятия является термин «безопасность». Существует немало исследований его содержания <3>, при этом анализ проводится с правовой, социологической, нравственной и других позиций. Однако в соответствии с существующей традицией остановимся прежде всего на философско-этическом подходе. В этом случае интересным является мнение С. К. Рощина. Он рассматривал безопасность как состояние общественного сознания, при котором общество в целом и каждая отдельная личность воспринимают существующее качество жизни как адекватное и надежное, поскольку оно создает реальные возможности для удовлетворения естественных и социальных потребностей граждан в настоящем и дает им основания для уверенности в будущем <4>. ——————————— <3> Стрельцов А. А. Теоретические и методологические основы правового обеспечения информационной безопасности России: Автореф. д-ра юрид. наук. М., 2004; Смирнов А. И. Информационная глобализация и Россия: вызовы и возможности. М.: Парад, 2005; Стрельцов А. А. Правовое обеспечение информационной безопасности России: теоретические и методологические основы. Минск: Беллiтфонд, 2005. <4> Рощин С. К. Психологическая безопасность: новый подход к безопасности человека, общества и государства // Российский монитор. 1995. N 6. С. 32.

Правовая позиция во многом восприняла данный подход. Однако акцент сместился из личной сферы в общественную, и это понятно, учитывая, что право выражает прежде всего интересы общества в целом. Учитывая многогранность самого понятия «безопасность» и сфер его применения, в документах можно найти множество вариантов определения рассматриваемого термина. Несмотря на многообразие мнений, большинство из них все же используют подход, предложенный законодателем в ранее действовавшем Федеральном законе «О безопасности» (к сожалению, Закон 2010 г. «О безопасности» оставил это понятие без определения). Согласно обозначенной позиции «безопасность» — состояние защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз <5>. ——————————— <5> Закон РФ от 5 марта 1992 г. N 2446-1 «О безопасности» // Ведомости СНД и ВС РФ. 09.04.1992. N 15. Ст. 769.

Многие исследователи также берут за основу это определение, например, С. В. Степашин определяет безопасность как защищенность качественного состояния общественных отношений, обеспечивающих прогрессивное развитие человека и общества в конкретных исторических и природных условиях от опасностей, источником возникновения которых являются внутренние и внешние противоречия <6>. Согласно мнению Б. П. Кондрашова, безопасность — это состояние защищенности жизненно важных интересов объектов безопасности — личности, общества и государства, обеспечиваемых субъектами безопасности от общественно опасных деяний и иных вредоносных явлений социального, техногенного и природного характера посредством использования системы мер и средств, предусмотренных законом <7>. ——————————— <6> Степашин С. В. Теоретико-правовые аспекты обеспечения безопасности РФ: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. СПб., 1994. С. 10. <7> Кондрашов Б. П. Общественная безопасность и административно-правовые средства ее обеспечения. М., 1998. С. 6.

Гораздо больший разброс во мнениях мы находим при исследовании более узкого понятия «информационная безопасность». Обратимся прежде всего к содержанию международных документов. Например, Концепция информационной безопасности государств — участников Содружества Независимых Государств определяет данный термин как состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование, использование и развитие в интересах граждан, организаций, государства <8>. ——————————— <8> Решение Совета глав правительств СНГ «О Концепции информационной безопасности государств — участников Содружества Независимых Государств в военной сфере» (принято в г. Минске 4 июня 1999 г.) / Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. N 2(32).

Несколько схожее определение мы можем встретить в решении Совета глав государств СНГ «О Концепции сотрудничества государств — участников Содружества Независимых Государств в сфере обеспечения информационной безопасности…», принятое в Бишкеке 10 октября 2008 г. Оно определяет «информационную безопасность» как состояние защищенности от внешних и внутренних угроз информационной сферы, формируемой, развиваемой и используемой с учетом жизненно важных интересов личности, общества и государства <9>. ——————————— <9> Решение Совета глав государств СНГ «О Концепции сотрудничества государств — участников Содружества Независимых Государств в сфере обеспечения информационной безопасности и о Комплексном плане мероприятий по реализации Концепции сотрудничества государств — участников Содружества Независимых Государств в сфере обеспечения информационной безопасности на период с 2008 по 2010 год». Принято в г. Бишкеке 10 октября 2008 г.

Одним из ключевых национальных правовых актов, создающим основы обеспечения безопасности в информационной сфере, является Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Этот документ определяет информационную безопасность Российской Федерации как состояние защищенности ее национальных интересов в информационной сфере, определяющихся совокупностью сбалансированных интересов личности, общества и государства <10>. ——————————— <10> Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, утв. Президентом РФ от 9 сентября 2000 г. N Пр-1895 // Российская газета. 28.09.2000. N 187.

Примерами научного определения понятия «информационная безопасность» могут быть следующие мнения. Т. А. Мартиросян считает, что информационная безопасность — это состояние защищенности личности, общества и государства в информационной сфере от возможных внутренних и внешних угроз <11>. Аналогичную позицию во многом занимает О. А. Федотова, которая пишет о том, что информационная безопасность — это состояние защищенности национальных интересов страны (жизненно важных интересов личности, общества и государства на сбалансированной основе) в информационной сфере от внутренних и внешних угроз <12>. Т. А. Полякова рассматривает информационную безопасность как состояние защищенности национальных интересов РФ в информационной сфере, состоящих из совокупности сбалансированных интересов личности, общества и государства, от внутренних и внешних угроз <13>. В. Д. Курушин, В. А. Минаев под информационной безопасностью понимают состояние защищенности информационной среды общества, обеспечивающее ее формирование и развитие в интересах граждан, организаций и государства <14>. ——————————— <11> Мартиросян Т. А. Правовое обеспечение информационной безопасности РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2005. С. 10. <12> Федотова О. А. Административная ответственность за правонарушения в сфере обеспечения информационной безопасности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2003. С. 11 (от редакции: это определение дословно повторяет положение другой диссертации, где оно было дано впервые: См.: Лопатин В. Н. Информационная безопасность России: Автореф. … дис. на соискание ученой степени д-ра юрид. наук. СПб., 2000. С. 10). <13> Полякова Т. А. Правовое обеспечение информационной безопасности при построении информационного общества в России: Дис. … д-ра юрид. наук. Москва, 2008. <14> Курушин В. Д., Минаев В. А. Компьютерные преступления и информационная безопасность. М., 1998. С. 168.

В результате анализа вышеприведенных определений понятия «информационная безопасность» мы должны сделать вывод, что, как правило, его основой служит определение самого понятия «безопасность», а далее конкретизируется сфера его применения, в нашем случае — информационная. Используя этот подход, попытаемся сформулировать определение еще более узкого понятия «информационная безопасность уголовно-исполнительной системы». Хотя данный вопрос является достаточно специфическим, тем не менее уже существуют исследования в этой сфере. Например, А. И. Одинцов считает, что под информационной безопасностью во ФСИН России следует понимать состояние защищенности информационной сферы уголовно-исполнительной системы (УИС), достигаемое в результате прогнозирования, выявления и нейтрализации факторов, создающих опасность реализации функции информационного обеспечения управления во ФСИН России <15>. Это определение, использующее вышеупомянутый методологический подход, безусловно, является достаточно корректным. Вместе с тем, с нашей точки зрения, автор не совсем обоснованно сузил содержание понятия, ограничив его лишь обеспечением стабильности функционирования «информационного обеспечения управления во ФСИН России». Ведь деятельность УИС не сводится лишь только к управленческой, она гораздо более обширна и разнообразна. Следовательно, содержание термина «информационная безопасность уголовно-исполнительной системы» должно обязательно учитывать этот факт. Таким образом, предложенное определение, на наш взгляд, должно быть расширено. ——————————— <15> Одинцов А. И. Некоторые проблемы обеспечения информационной безопасности учреждений и органов Федеральной службы исполнения наказаний // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2008. N 4.

Для выполнения поставленной задачи предлагаем прежде всего определиться с правовым пространством, в котором нам предстоит действовать. УИС существует прежде всего для исполнения уголовных наказаний. Согласно содержанию ч. 2 ст. 43 УК РФ и ч. 1 ст. 1 УИК РФ целью применения наказаний, а соответственно и существования пенитенциарной системы является восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений. Определяемое понятие должно, безусловно, принимать во внимание указанное обстоятельство, а именно: цель исполнения наказаний должна определять особенности информационной безопасности УИС. Косвенное подтверждение данной точки зрения мы можем найти у А. А. Чеботаревой, которая считает необходимым учитывать основные направления деятельности организации при определении основ ее информационной деятельности: «Информационная безопасность есть такое состояние объекта, при котором состояние информационной среды, в которой он находится, позволяет ему сохранять способность и возможность принимать и реализовывать решения сообразно своим целям» <16>. ——————————— <16> Чеботарева А. А. Научные подходы к определению понятия «информационная безопасность» // Информационное право. 2011. N 1.

Особенность деятельности УИС заключается также и в том, что в данной сфере необходимо говорить не только о процессе исполнения наказаний, но и об их отбывании. С учетом данного обстоятельства, а также общей парадигмы современного развития общества становится ясным, что содержание информационной безопасности УИС должно охватывать интересы не только сотрудников пенитенциарных учреждений, но и осужденных. Этот аспект тем более важен в условиях, когда государство, с одной стороны, требует практической реализации принципов законности и гуманизма при работе с лицами, отбывающими наказания, а с другой — пытается предоставить им разнообразные возможности осуществления контактов с «внешним миром» <17>. Причем этот процесс имеет двунаправленный характер. Реализация мер по осуществлению «информационной безопасности» в этом аспекте должна, с одной стороны, создавать у осужденных чувство справедливости и соразмерности реализуемых в отношении их правоограничений, с другой стороны, они должны осознавать защищенность гарантированных им прав и иметь возможность реально ими воспользоваться. ——————————— <17> Распоряжение Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 N 1772-р «О Концепции развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года» // Собрание законодательства РФ. 25.10.2010. N 43. Ст. 5544.

Учитывая все вышеизложенное, постараемся сформулировать свою интерпретацию обсуждаемого термина. Информационная безопасность органов уголовно-исполнительной системы — состояние защищенности уголовно-исполнительной системы в информационной сфере, состоящей из совокупности сбалансированных интересов личности, общества и государства, от внутренних и внешних угроз, обеспечивающее восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *