К вопросу об уголовно-правовом противодействии сепаратизму в Российской империи: Царство Польское и Великое княжество Финляндское

(Сосенков Ф. С.) ("История государства и права", 2013, N 8) Текст документа

К ВОПРОСУ ОБ УГОЛОВНО-ПРАВОВОМ ПРОТИВОДЕЙСТВИИ СЕПАРАТИЗМУ В РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ЦАРСТВО ПОЛЬСКОЕ И ВЕЛИКОЕ КНЯЖЕСТВО ФИНЛЯНДСКОЕ <*>

Ф. С. СОСЕНКОВ

-------------------------------- <*> Sosenkov F. S. To a question of criminal law counteraction to separatism in the Russian Empire: the Polish kingdom and Finnish grand duchy.

Сосенков Федор Сергеевич, заведующий кафедрой государственно-правовых дисциплин юридического факультета ФБОУ ВПО "Волжская государственная академия водного транспорта", кандидат юридических наук.

В статье рассматриваются некоторые особенности уголовно-правового противодействия сепаратистским движениям в Российской империи. По различным критериям сравнивается правовое противодействие сепаратизму в Царстве Польском и Великом княжестве Финляндском. Показана связь между степенью активности сепаратистских движений и объемом автономии, предоставляемой регионам.

Ключевые слова: государство, сепаратизм, автономия, империя, уголовно-правовая политика.

The paper outlines some features of criminal law counteraction to separatist movements in the Russian Empire. The comparative analysis of legal counteraction to separatism in the Polish Kingdom and Grand duchy Finnish is carried out by various criteria. The connection between the degree of separatist movements activities and autonomy provided to regions is shown in the paper.

Key words: state, separatism, empire, struggle for independence, criminal law policy.

Проблема противодействия суверенных государств сепаратистским движениям является чрезвычайно актуальной в современном мире. Для России проблема борьбы с сепаратизмом всегда была особенно остра в силу ее многонационального и многоконфессионального характера и обширности территории. В XIX - начале XX в. Российская империя, помимо прочих, столкнулась с двумя достаточно разными проявлениями сепаратизма на своих западных границах: в Царстве Польском и Великом княжестве Финляндском. Движения за обретение самостоятельности в двух указанных регионах отличались по многим критериям, соответственно, отличались и меры уголовно-правового воздействия, применяемые к лицам, принимавшим в них участие. 1. Меры воздействия в отношении участников движения за независимость реализовывались в несравнимо большем масштабе в Царстве Польском, нежели в Великом княжестве Финляндском. Так, в результате самого масштабного польского восстания 1863 - 1864 гг. только такая мера ответственности, как ссылка, была применена к 36459 чел. <1>. Применение мер уголовного преследования к финским сепаратистам было достаточно редким, единичным явлением. -------------------------------- <1> Береговая Е. П. Польская политическая ссылка в Енисейской губернии во второй половине XIX - начале XX вв.: Дис. ... канд. ист. наук. Красноярск, 2007. С. 38.

2. Различия были не только в масштабах (качественной стороне) уголовных репрессий, но и в ее качественной характеристике. В Финляндии за преступления на сепаратистской почве, причем даже за покушения на жизнь крупных чиновников, суды назначали незначительные сроки тюремного заключения. Так, финляндский суд определил меру наказания террористу Рейнике, покушавшемуся на выборгского губернатора. А. Мясоедова, в виде двух лет тюрьмы. Бывшего финляндского губернатора В. Шаумана, на квартире которого был найден собственноручно написанный им план устройства сети тайных стрелковых обществ с целью подготовки к всеобщему восстанию, финляндский суд оправдал <2>. Казнь в отношении финских сепаратистов не применялась ни разу. Относительно польских повстанцев кара была не в пример суровее: казни, длительные сроки тюремного заключения, ссылки. Ярким примером является судьба Валериана Лукасиньского, проведшего в заключении 46 лет, из которых 37 лет - в одиночной камере. -------------------------------- <2> Пыхалов И. В. Государство из царской пробирки // Спецназ России. 2005. N 4; URL: http://www. specnaz. ru/article/?690/html (дата обращения: 12.10.2012).

3. Различались также судебные органы, назначавшие меры ответственности. Относительно польских повстанцев приговоры выносили имперские суды, не имевшие никаких черт региональной самостоятельности, либо специально созданные судебные органы, имевшие целевую установку карательно воздействовать на участников движения за независимость. Речь идет о военно-полевых судах и военно-судебных комиссиях, в состав которых входили строевые офицеры <3>. В Финляндии же приговоры по соответствующим делам выносили суды Великого княжества Финляндского. Они отличались значительной степенью самостоятельности. Высшей судебной инстанцией для этих судов был Судебный департамент Сената княжества <4>. -------------------------------- <3> Береговая Е. П. Указ. соч. С. 75; ГАРФ. Ф. 109. 1 экспедиция. Оп. 2. Д. 820. Л. 2 - 7. <4> Дусаев Р. Н. Судоустройство Великого княжества Финляндского (1809 - 1917 гг.) // Правоведение. 1982. N 4. С. 87 - 92.

4. Поскольку польское движение за независимость всегда отличалось широким масштабом, судебные органы часто не справлялись с большим объемом работы. Участники движения, таким образом, привлекались к ответственности в административном порядке. К примеру, Указом от 20 сентября/12 октября 1876 г. были резко расширены права польского генерал-губернатора и варшавского оберполицмейстера по наложению взысканий <5>. В отношении руководителей и рядовых участников финского сепаратистского движения репрессии исходили от судебных органов. Исключением являлась высылка за границы княжества лидера движения "пассивного сопротивления" Лео Мехелина. -------------------------------- <5> ПСЗ РИ-2. Отд. I. Т. LIV. N 56381.

5. Временные рамки репрессивной политики также различны: в отношении польских сепаратистов она началась значительно раньше. Здесь сказалось не только стремление, но и готовность польского общества обособиться, образовать самостоятельное государство. Не в пример Финляндии Польша имела значительный опыт собственной государственности. Первые меры уголовной репрессии в виде ссылок применялись здесь еще в XVIII в. В Финляндии уровень национального самосознания по сравнению с Польшей был достаточно низким на протяжении всего XIX в. Подъем национального движения в Великом княжестве Финляндском совпал по времени с началом первой русской революции и в значительной мере был ею стимулирован. Меры уголовной ответственности к финским сепаратистам, таким образом, стали применяться приблизительно с 1904 г. 6. В целях ликвидации сепаратистских движений в Царстве Польском император и должностные лица империи принимали специальные нормативные правовые акты. В качестве примера можно привести рескрипт виленского губернатора В. И. Назимова от 14 января 1863 г. <6> 11 мая 1863 г. император Александр II издал Указ "О мерах наказания польских бунтовщиков", определивший основные направления репрессии в отношении повстанцев <7>. Для борьбы с финским сепаратизмом специальных актов не издавалось. -------------------------------- <6> Трепов Ф. Всеподданнейший отчет о деятельности Управления генерал-полицмейстерства в Царстве Польском за 1864 г. Варшава, 1883. С. 74 - 78. <7> ПСЗ РИ. Т. XXXVIII. N 40343.

7. Лица, подвергавшиеся уголовной репрессии за участие в движении за независимость Польши, были в подавляющей массе представителями польской нации, т. е. основного населения Царства Польского. В Великом княжестве Финляндском идеологами и руководителями движения за независимость были не представители титульной нации княжества, а шведы, традиционно считавшиеся наиболее образованной частью Финляндии. Соответственно, они и привлекались к ответственности, если она следовала (Шауман, Рейнике, Хохенталь и др.). 8. Различно социальное положение лиц, привлекавшихся к ответственности за участие в сепаратистском движении в Польше и Финляндии. В Польше это абсолютно все социальные слои: дворяне, духовенство, мещане и крестьяне. Что касается Финляндии, то здесь движение не носило массового характера, участвовала в нем и, соответственно, привлекалась к ответственности в основном разночинная интеллигенция. Таковы основные, на наш взгляд, различия уголовной репрессии в отношении польских и финских сепаратистов. В заключение можно отметить, что на всем протяжении нахождения Польши и Финляндии в составе Российской империи наблюдается своеобразная связь между степенью активности сепаратистских движений и предоставляемой окраинам автономии. Очевидно, что сопротивляющаяся России Польша последовательно ограничивалась в правах: на ее территории действовало российское законодательство, в правительственных и местных учреждениях, школах вводился русский язык, все значительные посты в бюрократическом аппарате занимало русское чиновничество. Одновременно любые выступления против российской власти жестоко карались посредством уголовно-правовых мер. Напротив, спокойная Финляндия последовательно получала все большую независимость и фактически стала государством в государстве.

------------------------------------------------------------------

Название документа