Информационная экология в России: сущность и проблемы правового обеспечения

(Телешина Н. Н.) («Информационное право», 2014, N 1) Текст документа

ИНФОРМАЦИОННАЯ ЭКОЛОГИЯ В РОССИИ: СУЩНОСТЬ И ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО ОБЕСПЕЧЕНИЯ <*>

Н. Н. ТЕЛЕШИНА

——————————— <*> В рамках реализации гранта Российского гуманитарного научного фонда (проект N 13-13-33002).

Телешина Наталья Николаевна, доцент кафедры государственных и международно-правовых дисциплин Муромского института (филиала) ФГБОУ ВПО «Владимирский государственный университет имени А. Г. и Н. Г. Столетовых», кандидат юридических наук.

Рецензент: Бачило Иллария Лаврентьевна, заведующая сектором информационного права Института государства и права РАН, доктор юридических наук, профессор.

Данное исследование прослеживает историю появления и сущность термина «информационная экология» с акцентом на способы и проблемы ее правового обеспечения. Проведенный анализ основывается на теоретических разработках отечественных и зарубежных исследователей, а также на содержании правовых норм. Основные выводы состоят в следующем: информационная экология является важнейшим направлением современной юридической науки; информационную экологию можно определить как состояние информационной среды, безопасное для физического и психического здоровья человека; информационная экология является неотъемлемым элементом информационной и национальной безопасности. В современном российском праве должны быть найдены более современные и эффективные методы обеспечения информационной экологии.

Ключевые слова: информация; информационная экология; психоэкология; Интернет; киберпространство; информационная безопасность; этический кодекс; информация, причиняющая вред здоровью и развитию детей.

Information ecology in Russia: the nature and problems of legal procuring N. N. Teleshina

This study traces the development of origin and nature of the term «information ecology» with particular focus on methods and problems of its legal support. The analysis is based on theoretical developments native and foreign researchers and on the content of legal norms. Principally concludes the following: information ecology is an important direction of modern jurisprudence; information ecology can be defined as the state of the information environment, safe for the physical and mental health; information ecology is an integral part of information and national security. As a result, more modern and effective methods of providing information ecology must be found in modern Russian law.

Key words: information; information ecology; psycho-ecology; Internet; cyberspace; information security; code of ethics; information harmful to the health and development of children.

В современных условиях активного использования населением информационных технологий для образования, ведения бизнеса, выполнения должностных обязанностей, развлечений и т. п. резко усиливается влияние информационной сферы в целом и информации в частности на психическое и физическое здоровье человека. Необходимо отметить, что термины «информационная экология», «психоэкология» использовались еще в 80-е гг. XX в., когда закладывались научные основы изучения проблем воздействия информации на человека и правовой защиты от ее вредного воздействия (в комиссии Верховного Совета СССР под руководством академика Ю. А. Рыжова) <1>. Так, А. Л. Еремин считал информационную экологию наукой, изучающей закономерности влияния информации на формирование и функционирование человека, человеческих сообществ и человечества в целом, а также на здоровье как состояние психического, физического и социального благополучия, разрабатывающей мероприятия по оздоровлению окружающей информационной среды. Основная цель исследования информационной экологии — определить аксиомы и законы информационной экологии в качестве инструмента, средства для реализации в перспективе прикладной задачи по разработке мероприятий, направленных на оздоровление окружающей человека информационной среды <2>. ——————————— <1> См. подробнее об этом: Лопатин В. Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Изд. Гос. Думы РФ, 1998; Он же. Информационная безопасность России: человек, общество, государство. СПб., 2000; Он же. О проекте Федерального закона «Об информационно-психологической безопасности» // Законодательство и практика средств массовой информации. 2000. N 68. С. 6 — 14; Он же. Право и политика при обеспечении информационно-психологической безопасности // Право и политика. 2000. N 10. С. 82 — 93; Он же. Информационное оружие: правовые запреты // Информационное право. 2007. N 2. С. 40 — 47; Информационное право: Учебник / И. Л. Бачило, В. Н. Лопатин, М. А. Федотов; под ред. акад. РАН Б. Н. Топорнина. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001; Носов Н. А. Психологические виртуальные реальности. М., 1994; Он же. Манифест виртуалистики. М.: Путь, 2001 (Тр. лаб. виртуалистики. Вып. 15); и др. <2> Еремин А. Л. Природа и физиология информационной экологии человека // Экология человека. 2000. N 2. С. 55 — 60.

А. М. Степанов и А. А. Бухтояров определяли психоэкологию как науку, изучающую влияние информационных потоков внутренней и внешней среды человека на формирование виртуальных моделей окружающей среды и самоидентификацию (внутреннее представление) человеком себя, а также формирование на этой основе программ поведения <3>. Психоэкология, по мнению данных авторов, относится к одной из ветвей науки о человеке, наряду с близкими ей дисциплинами психологией, виртуалистикой и экологией человека. ——————————— <3> Степанов А. М., Бухтояров А. А. Психоэкология человека. URL: http://xn-9sbwagvd2ajbal. com. ua/ index. php/ psikhoekologiya/ 146-psikhoekologiya-cheloveka.

В контексте ограждения и защиты граждан от информации, наносящей вред здоровью и психическому развитию, в последнее время остро стоит проблема информационной экологии, сущность и направления правового обеспечения которой автор предлагает рассмотреть в данной работе. Необходимость научного осмысления проблем информационной экологии имеет большое практическое значение, поскольку она непосредственно влияет на становление позитивной практики информационных отношений в России. Незавершенность формирования теоретической базы, ошибки в теоретических конструкциях и методах обеспечения информационной экологии могут повлечь серьезные практические последствия негативного характера. Еще в 2002 г. Г. В. Белов говорил, что «вступление мира в фазу информационного общества позволяет говорить о расширении среды обитания человека за счет виртуального пространства в информационную сферу, влияние которой на качество жизни, здоровье и социальные параметры резко усиливается» <4>. По аналогии с экологией материально-энергетической среды обитания человека Г. В. Белов вводит понятие «информационная экология». В данном случае речь прежде всего идет о влиянии информатизации на морально-нравственное, психофизиологическое, психологическое и психическое состояние как отдельного человека, так и общества в целом. В рамках данного подхода правовой идеал информационного права находится в сфере обеспечения прав и свобод личности в информационном обществе, в создании правовых основ «информационной экологии», ориентированной на сохранение баланса в сложной системе информационных свобод и их ограничений. Распространение «информационно-экологической» идеологии может привести к определенному прогрессу в понимании разумных и целесообразных установок в обсуждении путей выхода из цивилизационного кризиса современной эпохи компьютерно-технологической революции <5>. ——————————— <4> Белов Г. В. Парадигма информационного общества и становление информационного права // Право и информатизация общества: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН, Центр социал. науч.-информ. исслед., Отдел правоведения; РАН ИГП, Центр публ. права, Сектор информ. права; отв. ред. И. Л. Бачило. М., 2002. <5> То же.

В данном контексте также заслуживает пристального внимания неравнозначность качества информационных потоков в Россию и из России. «Если в страну идет вал низкопробной досуговой информации и продукции масс-культуры, то из страны выкачивается ценная технологическая и социокультурная информация высокого качества. Постановку этой проблемы нельзя воспринимать как призыв к возврату к ограничениям и затратам. Однако не следует и закрывать глаза на то, что многие страны начинают прибегать к контрольным мерам защиты от «культурной агрессии» и распространения информации, разрушающей общественную мораль и духовные основы национальной государственности. Предпринимаются и меры регулирования доступа к информационным ресурсам различного уровня ценности. Но в этом процессе должен быть ограничительный принцип. Задача государства заключается в создании соответствующих правил и условий информационного обмена. Выступать же в роли активного участника информационного обмена и конкурирующего с творческими коллективами хозяйствующего субъекта, подавляющего творческую активность отечественных производителей и потребителей ценных знаний и информационных ресурсов, вряд ли соответствует социальной природе государства» <6>. ——————————— <6> Рубанов В. А. Актуальные проблемы информационного права. URL: http://www/for-expert. ru.

Для правового обеспечения информационной экологии И. М. Рассолов предлагает подготовить национальный кодекс по поддержанию высоких культурно-правовых стандартов в Интернете, представляющий собой действенную унифицированную совокупность норм поведения в нем субъектов, т. е. специальный этический кодекс, веб-этикет <7>. ——————————— <7> Рассолов И. М. Право и Интернет: теорет. проблемы: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2008.

В современной научной литературе данные вопросы обсуждаются в основном в аспекте информационной безопасности <8>. А. А. Чеботарева употребляет понятие «информационная безопасность личности» и отмечает, что «проблема информационной безопасности чрезвычайно многогранна. В ней можно выделить несколько важных аспектов. Во-первых, собственно информационный аспект, связанный с защитой непосредственно информации и информационных ресурсов. К сожалению, большинство существующих нормативных документов рассматривают информационную безопасность именно в этом контексте, оставляя за гранью проблемы личности. Во-вторых, социально-психологический аспект информационной безопасности, связанный с обеспечением психологической безопасности личности от информационного воздействия. В данном контексте необходимо отметить работы Г. В. Грачева, А. П. Назаретяна, С. К. Рощина, В. А. Соснина и др.» <9>. ——————————— <8> См., например: Бачило И. Л., Бондуровский В. В., Вус М. А., Кучерявый М. М., Макаров О. С. О совершенствовании и гармонизации национального законодательства государств — участников СНГ в сфере обеспечения информационной безопасности // Информационное право. 2013. N 1. С. 24 — 27; Соколова С. Н., Сенив Ю. М. Информационное право и государственное регулирование информационной безопасности // Информационное право. 2013. N 2. С. 3 — 7; Ловцов Д. А. Обеспечение информационной безопасности в российских телематических сетях // Информационное право. 2012. N 4. С. 3 — 7; Зульфугарзаде Т. Э., Танимов О. В. Направления развития зарубежного законодательства об информационной безопасности // Информационное право. 2011. N 4. С. 26 — 28; и др. <9> Чеботарева А. А. Теоретико-правовое исследование понятия «информационная безопасность личности» // Юридический мир. 2010. N 6. С. 38 — 40.

Считаем понятие «информационная экология» наиболее широким и оптимальным для использования. Понятие «информационная экология» можно определить как состояние информационной среды, безопасное для физического и психического здоровья человека, индивидуальной, групповой и общественной психологии и, соответственно, социальных субъектов различных уровней общности, масштаба, системно-структурной и функциональной организации. Также считаем, что понятие «информационная экология» неравнозначно понятию «цензура». В соответствии с Законом РФ от 27 декабря 1991 г. N 2124-1 «О средствах массовой информации» (ред. от 28 июля 2012 г.) «…цензура массовой информации, т. е. требование от редакции средства массовой информации со стороны должностных лиц, государственных органов, организаций, учреждений или общественных объединений предварительно согласовывать сообщения и материалы (кроме случаев, когда должностное лицо является автором или интервьюируемым), а равно наложение запрета на распространение сообщений и материалов, их отдельных частей, не допускается». Таким образом, понятие «информационная экология» является более широким. Анализ законодательства и правоприменительной практики показал, что в России в настоящее время косвенно признана необходимость обеспечения информационной безопасности. Речь идет, в первую очередь, о защите детей от информации, наносящей вред их здоровью и психическому развитию в соответствии с Федеральным законом от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (ред. от 5 апреля 2013 г.) <10>. ——————————— <10> См. подробнее: Машинская Н. В. Обеспечение информационной безопасности несовершеннолетних — приоритетное направление совершенствования уголовного законодательства // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 4; Шиловцев А. В. Современные информационные технологии как фактор угроз безопасности личности в современной России: аксиолог. аспект // Информационное право. 2012. N 2; Смирнов А. А. Обеспечение информационно-психологической безопасности детей в Европейском союзе // Информационное право. 2010. N 4; Кирилловых А. А. Правовые новации в сфере информационной безопасности несовершеннолетних // Информационное право. 2011. N 4; и др.

В соответствии с данным Законом под информацией, причиняющей вред здоровью и (или) развитию детей, понимается такая информация (в т. ч. содержащаяся в информационной продукции для детей), распространение которой среди детей запрещено или ограничено <11>. ——————————— <11> Федеральный закон от 29 дек. 2010 г. N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (ред. от 5 апр. 2013 г.) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www. pravo. gov. ru (дата обращения: 08.04.2013).

К информации, запрещенной для распространения среди детей, например, относится информация: 1) побуждающая детей к совершению действий, представляющих угрозу их жизни и (или) здоровью, в т. ч. к причинению вреда своему здоровью, самоубийству; 2) способная вызвать у детей желание употребить наркотические средства, психотропные и (или) одурманивающие вещества, табачные изделия, алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и напитки, изготавливаемые на его основе, принять участие в азартных играх, заниматься проституцией, бродяжничеством или попрошайничеством; 3) обосновывающая или оправдывающая допустимость насилия и (или) жестокости либо побуждающая осуществлять насильственные действия по отношению к людям или животным, за исключением случаев, предусмотренных настоящим Федеральным законом; 4) отрицающая семейные ценности и формирующая неуважение к родителям и (или) другим членам семьи и др. К информации, распространение которой среди детей определенных возрастных категорий ограничено, относится информация: 1) представляемая в виде изображения или описания жестокости, физического и (или) психического насилия, преступления или иного антиобщественного действия; 2) вызывающая у детей страх, ужас или панику, в т. ч. представляемая в виде изображения или описания в унижающей человеческое достоинство форме ненасильственной смерти, заболевания, самоубийства, несчастного случая, аварии или катастрофы и (или) их последствий; 3) представляемая в виде изображения или описания половых отношений между мужчиной и женщиной; 4) содержащая бранные слова и выражения, не относящиеся к нецензурной брани. Принятие данного Закона можно считать очень своевременным. О. С. Безугленко справедливо подчеркивает, что «Проблема защиты несовершеннолетних от агрессивного негативного воздействия современных средств массовой информации является одной из наиболее актуальных проблем отечественного законодательства» <12>. ——————————— <12> Безугленко О. С. Классификация субъектов защиты несовершеннолетних от воздействия вредной информации // Информационное право. 2011. N 2. С. 9 — 12.

Экранная фантазия воплощается в жизни в форме насилия по отношению к окружающим, в т. ч. по отношению к родственникам и близким. Культ силы, эгоизма, вседозволенности, безнравственности, пренебрежительного отношения к человеку и общечеловеческим ценностям, национальной культуре и ментальности становятся краеугольным камнем «гуманитарной интервенции» в отношении традиционных обществ <13>. ——————————— <13> Лопатин В. Н., Пристанская О. В. О проекте Федерального закона «О защите детей от информационной продукции, причиняющей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» // Информационное право. 2008. N 11. С. 19.

Для выполнения функций по контролю за соблюдением требований законодательства в области защиты несовершеннолетних от воздействия информации, способной нанести вред их здоровью и развитию, и решения проблем в данной области федеральные органы исполнительной власти, органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления в пределах своей компетенции должны осуществлять контроль и надзор за распространением вредной информации в установленном порядке и следующих формах: — мониторинг содержания информационной продукции и установленного порядка ее распространения, как на федеральном, региональном, так и на местном уровне; — регулярные плановые проверки деятельности юридических и физических лиц по выполнению требований действующего информационного законодательства, в частности в отношении информации, распространяемой посредством СМИ, информационно-коммуникационных технологий и интернет-сайтов; — проверки деятельности юридических и физических лиц по выполнению требований законодательства на основании жалоб и заявлений граждан и организаций в отношении распространения информации, содержащей переизбыток жестокости и насилия в общедоступных источниках массовой информации, которая может сформировать у детей искаженную картину мира и неправильные, порой даже опасные жизненные установки; — целевые проверки деятельности юридических и физических лиц по выполнению требований действующего информационного законодательства на основании материалов подведомственных контролирующих органов, по заявлениям и запросам органов государственной власти и их должностных лиц. Государственный надзор и контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию, осуществляются федеральным органом исполнительной власти, уполномоченным Правительством Российской Федерации. Самым удобным и быстрым способом распространения запрещенной информации является ее размещение в Интернете. По данным Центра Безопасного Интернета, в России 10 миллионов детей в возрасте до 14 лет активно пользуются Интернетом, что составляет 18% интернет-аудитории нашей страны. Рынок сотовой связи развивается столь же стремительно. В мире мобильными телефонами пользуются более полутора млрд. молодых юношей и девушек. А 44% несовершеннолетних пользователей Интернета хотя бы раз подвергались в сети сексуальным домогательствам <14>. ——————————— <14> Информация с сайта Уполномоченного по правам ребенка. URL: http://www. rfdeti. ru/ display. php? id=6466.

В целях охраны психического здоровья несовершеннолетних в учреждениях системы образования с 2007 г. вводится обязательная контентная фильтрация сайтов сети Интернет. Так, в рамках реализации приоритетного национального проекта «Образование» было осуществлено подключение более 50000 образовательных учреждений Российской Федерации к сети Интернет. Однако наряду с полезной и необходимой информацией, способствующей получению новых знаний и построению эффективного процесса обучения, пользователи получили доступ к ресурсам, содержащим неэтичный и агрессивный контент (содержание). Порнография, терроризм, пропаганда наркотических средств, националистический экстремизм, маргинальные секты, неэтичная реклама, игровые сайты, online-казино и многое другое — яркие примеры содержания интернет-сайтов, доступ к которым зачастую никак не был ограничен. С целью защиты учащихся образовательных учреждений РФ от противоправного и агрессивного контента в 2006 — 2007 гг. была разработана и внедрена федеральная система исключения доступа к интернет-ресурсам, несовместимым с задачами воспитания и образования обучающихся РФ (СИД) <15>. ——————————— <15> http://skf. edusibiri. ru

В концепции СИД предусмотрена двухуровневая система фильтрации. На уровне оператора связи, предоставляющего Интернет в школу, ограничить доступ к ресурсам, запрещенным законодательством Российской Федерации: содержащим порнографию, пропаганду наркотических средств, сайтам, посвященным экстремизму. Кроме того, программное обеспечение, поставленное во все школы в пакете «Первая помощь 1.0», позволяет настроить более гибкую фильтрацию, учитывающую как возрастные категории пользователей, так и социокультурные особенности региона. Таким образом, даже в пределах одной школы, в разных кабинетах, на разных компьютерах возможно настроить работу фильтра индивидуально. В каждом субъекте Федерации органами управления образованием приняты регламенты доступа в Интернет, на основании которых и настраивается программное обеспечение. Функционирование системы исключения доступа основано на обращениях к базе данных категоризированных ресурсов Центра анализа интернет-ресурсов (ООО «МегаВерсия»), разработавшего и внедрившего СИД. На настоящий момент база данных составляет более 6 млн. записей. Однако поскольку Интернет — это активная и динамично развивающаяся среда, в которой постоянно появляются все новые и новые сайты, то и база также ежедневно пополняется в среднем 2 — 5 тысячами ресурсов. В базу попадают сайты, которые прошли проверку, на основании которой ресурсу присвоена та или иная категория (новостные, корпоративные, порнография, игровые, хобби и т. д.). Всего в системе более 60 категорий сайтов. СИД — система с обратной связью: на странице блокировки есть функция «сообщить о неверной категоризации ресурсов». Любой пользователь (будь то ученик или учитель) может обратиться с запросом о неверной (сомнительной) категоризации того или иного ресурса. Решение об ограничении доступа к ресурсам принимает Экспертное сообщество <16>. ——————————— <16> http://skf. edusibiri. ru

Однако проведенными прокурорскими проверками установлено, что требования по контентной фильтрации в полной мере не соблюдаются. Компьютерные классы ряда образовательных учреждений не обеспечивают надлежащей защиты от доступа на интернет-сайты, содержащие информацию экстремистского толка, в т. ч. к информационным материалам, признанным судом экстремистскими. Например, в связи с выявленными нарушениями в данной сфере прокуратурой КБР по результатам настоящей проверки внесено 27 представлений и объявлено 11 предостережений директорам общеобразовательных школ по вопросам ненадлежащего функционирования системы контентной фильтрации, внесено представление в адрес Министра образования и науки КБР по вопросам нарушений в системе образования в части противодействия экстремизму. Прокуратурой Республики Хакасия в 2010 г. в суды направлено 51 заявление об обязании руководства образовательных учреждений обеспечить компьютерную сеть средствами фильтрации. Все заявления удовлетворены либо производство по ним прекращено в связи с добровольным удовлетворением требований прокурора. Допускались аналогичные нарушения в образовательных учреждениях Краснодарского и Ставропольского краев и других субъектов Российской Федерации. Прокуратурой Советского района г. Новосибирска в ходе систематических проверок с УФСБ по Новосибирской области осуществляется выявление лиц, которые с использованием специальных программ распространяют для неограниченного круга лиц в сети Интернет материалы, включенные в Федеральный список экстремистских материалов. В 2010 г. выявлено 5 таких лиц, которые привлечены к административной ответственности по ст. 20.29 КОАП РФ. Отрадно, что современный законодатель признает важность и нужность правового обеспечения информационной экологии и необходимая нормативная база и правоприменительная практика постепенно начинают формироваться. Так, Постановлением Правительства РФ от 26 октября 2012 г. N 1101 была создана Единая автоматизированная информационная система «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, содержащих информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» <17>. Создание единого реестра осуществляется Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. ——————————— <17> Постановление Правительства РФ от 26 окт. 2012 г. N 1101 «О единой автоматизированной информационной системе «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» // СПС «КонсультантПлюс»; Приказ Роскомнадзора от 21 февр. 2013 г. N 170 «Об утверждении Порядка взаимодействия оператора единой автоматизированной информационной системы «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» с провайдером хостинга» (зарегистрир. в Минюсте России 11 апр. 2013 г. N 28114) // СПС «КонсультантПлюс».

В соответствии с Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» за изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань, теперь будет применяться административная ответственность <18>. ——————————— <18> Федеральный закон от 5 апр. 2013 г. N 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс».

В установленный ст. 4 Закона РФ «О средствах массовой информации» перечень запретов, направленных на недопущение злоупотребления свободой массовой информации, включены материалы, содержащие нецензурную брань. Также в Кодексе РФ об административных правонарушениях ст. 13.21 «Нарушение порядка изготовления или распространения продукции средства массовой информации» дополнена ч. 3 с новым составом правонарушения, устанавливающим административную ответственность для граждан, должностных лиц и юридических лиц за изготовление или распространение продукции средства массовой информации, содержащей нецензурную брань. Кроме этого, Федеральным законом от 5 апреля 2013 г. N 50-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)» установлена административная ответственность за распространение в СМИ и в Интернете информации о несовершеннолетнем, пострадавшем в результате противоправных действий <19>. Такая информация включает в себя, в частности, фамилии, имена, отчества, фото — и видеоизображения несовершеннолетнего, его родителей и иных законных представителей, дату его рождения, аудиозапись голоса, место жительства или место временного пребывания, место его учебы или работы и иную информацию, позволяющую прямо или косвенно установить личность. ——————————— <19> Федеральный закон от 5 апр. 2013 г. N 50-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)» // СПС «КонсультантПлюс».

Вышеуказанную информацию нельзя разглашать, за исключением случаев, если распространение такой информации осуществляется в целях защиты прав и законных интересов несовершеннолетнего, пострадавшего в результате противоправных действий. В этих случаях такая информация может распространяться в СМИ и Интернете: — с согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста, и его законного представителя; — с согласия законного представителя несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста; — без согласия несовершеннолетнего, достигшего четырнадцатилетнего возраста, или законного представителя, если получить это согласие невозможно либо если законный представитель является подозреваемым или обвиняемым в совершении данных противоправных действий. Незаконное распространение информации (если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния) влечет наложение административного штрафа: — на граждан — в размере от 3 тыс. до 5 тыс. рублей; — на должностных лиц — от 30 тыс. до 50 тыс. рублей; — на юридических лиц — от 400 тыс. до 1 млн. рублей с конфискацией предмета административного правонарушения. Считаем, что подобные инициативы оздоровят информационную экологию в России. Автор считает, что для достижения создания и поддержания информационной экологии необходимо улучшить координацию правоохранительных органов и субъектов гражданского общества. Также считаем правомерным говорить о необходимости социального партнерства в области создания и поддержания информационной экологии, выражающегося в развитии форм общественного контроля, в т. ч. с использованием гражданами и общественными объединениями различных электронных инструментов: сайтов и порталов органов государственной власти, электронных собраний граждан, форумов и блогов. Таким образом, считаем информационную экологию важнейшим направлением современной юридической науки. Информационную экологию можно определить как состояние информационной среды, безопасное для физического и психического здоровья человека. Информационная экология является неотъемлемым элементом инф ормационной и национальной безопасности. В современном российском праве должны быть найдены более современные и эффективные методы обеспечения информационной экологии. Считаем, что теоретические исследования данной проблемы в настоящее время имеют большое практическое значение, поскольку непосредственно влияют на становление позитивной практики информационных отношений в России. Незавершенность формирования теоретической базы, ошибки в теоретических конструкциях могут повлечь серьезные практические последствия негативного характера.

Список литературы

Нормативные документы

1. Федеральный закон от 5 апр. 2013 г. N 50-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в части ограничения распространения информации о несовершеннолетних, пострадавших в результате противоправных действий (бездействия)» // СПС «КонсультантПлюс». 2. Федеральный закон от 5 апр. 2013 г. N 34-ФЗ «О внесении изменений в статью 4 Закона Российской Федерации «О средствах массовой информации» и статью 13.21 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» // СПС «КонсультантПлюс». 3. Федеральный закон от 29 дек. 2010 г. N 436-ФЗ «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию» (ред. от 5 апр. 2013 г.) // Официальный интернет-портал правовой информации. URL: http://www. pravo. gov. ru (дата обращения: 08.04.2013). 4. Постановление Правительства РФ от 26 окт. 2012 г. N 1101 «О единой автоматизированной информационной системе «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в информационно-телекоммуникационной сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в информационно-телекоммуникационной сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» // СПС «КонсультантПлюс». 5. Приказ Роскомнадзора от 21 февр. 2013 г. N 170 «Об утверждении Порядка взаимодействия оператора единой автоматизированной информационной системы «Единый реестр доменных имен, указателей страниц сайтов в сети Интернет и сетевых адресов, позволяющих идентифицировать сайты в сети Интернет, содержащие информацию, распространение которой в Российской Федерации запрещено» с провайдером хостинга» (зарегистрир. в Минюсте России 11 апр. 2013 г. N 28114) // СПС «КонсультантПлюс».

Монографии и статьи

1. Информационное право: Учебник / И. Л. Бачило, В. Н. Лопатин, М. А. Федотов; под ред. акад. РАН Б. Н. Топорнина. СПб.: Юрид. центр Пресс, 2001. 2. Бачило И. Л., Бондуровский В. В., Вус М. А., Кучерявый М. М., Макаров О. С. О совершенствовании и гармонизации национального законодательства государств — участников СНГ в сфере обеспечения информационной безопасности // Информационное право. 2013. N 1. С. 24 — 27. 3. Безугленко О. С. Классификация субъектов защиты несовершеннолетних от воздействия вредной информации // Информационное право. 2011. N 2. С. 9 — 12. 4. Белов Г. В. Парадигма информационного общества и становление информационного права // Право и информатизация общества: Сб. науч. тр. / РАН ИНИОН, Центр социал. науч.-информ. исслед., Отдел правоведения; РАН ИГП, Центр публ. права, Сектор информ. права; отв. ред. И. Л. Бачило. М., 2002. 5. Еремин А. Л. Природа и физиология информационной экологии человека // Экология человека. 2000. N 2. С. 55 — 60. 6. Зульфугарзаде Т. Э., Танимов О. В. Направления развития зарубежного законодательства об информационной безопасности // Информационное право. 2011. N 4. С. 26 — 28. 7. Кирилловых А. А. Правовые новации в сфере информационной безопасности несовершеннолетних // Информационное право. 2011. N 4. 8. Ловцов Д. А. Обеспечение информационной безопасности в российских телематических сетях // Информационное право. 2012. N 4. С. 3 — 7. 9. Лопатин В. Н. Информационная безопасность России: человек, о-во, государство. СПб., 2000. 10. Лопатин В. Н. Информационное оружие: правовые запреты // Информационное право. 2007. N 2. С. 40 — 47. 11. Лопатин В. Н. Концепция развития законодательства в сфере обеспечения информационной безопасности. М.: Изд. Гос. Думы РФ, 1998. 12. Лопатин В. Н., Пристанская О. В. О проекте Федерального закона «О защите детей от информационной продукции, причиняющей вред их здоровью, нравственному и духовному развитию» // Информационное право. 2008. N 11. 13. Лопатин В. Н. О проекте Федерального закона «Об информационно-психологической безопасности» // Законодательство и практика средств массовой информации. 2000. N 68. С. 6 — 14. 14. Лопатин В. Н. Право и политика при обеспечении информационно-психологической безопасности // Право и политика. 2000. N 10. С. 82 — 93. 15. Машинская Н. В. Обеспечение информационной безопасности несовершеннолетних — приоритетное направление совершенствования уголовного законодательства // Вопросы ювенальной юстиции. 2011. N 4. 16. Носов Н. А. Манифест виртуалистики. М.: Путь, 2001 (Тр. лаб. виртуалистики. Вып. 15). 17. Носов Н. А. Психологические виртуальные реальности. М., 1994. 18. Рассолов И. М. Право и Интернет: теорет. проблемы: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2008. 19. Рубанов В. А. Актуальные проблемы информационного права. URL: http://www/for-expert. ru. 20. Смирнов А. А. Обеспечение информационно-психологической безопасности детей в Европейском союзе // Информационное право. 2010. N 4. 21. Соколова С. Н., Сенив Ю. М. Информационное право и государственное регулирование информационной безопасности // Информационное право. 2013. N 2. С. 3 — 7. 22. Степанов А. М., Бухтояров А. А. Психоэкология человека. URL: http://xn-9sbwagvd2ajbal. com. ua/ index. php/ psikhoekologi-ya/ 146-psikhoekologiya-cheloveka. 23. Чеботарева А. А. Теоретико-правовое исследование понятия «информационная безопасность личности» // Юридический мир. 2010. N 6. С. 38 — 40. 24. Шиловцев А. В. Современные информационные технологии как фактор угроз безопасности личности в современной России: аксиолог. аспект // Информационное право. 2012. N 2.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *