Проблемные вопросы государственной защиты судебных экспертов в Республике Казахстан

(Вареникова С. П.) («Эксперт-криминалист», 2013, N 2) Текст документа

ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЫ СУДЕБНЫХ ЭКСПЕРТОВ В РЕСПУБЛИКЕ КАЗАХСТАН <*>

С. П. ВАРЕНИКОВА

——————————— <*> Varenikova S. P. Controversial issues of state protection of judicial experts in the Republic of Kazakhstan.

Вареникова Светлана Павловна, доцент Университета им. Д. А. Кунаева, кандидат юридических наук.

В статье анализируются проблемные вопросы законодательства Республики Казахстан, регламентирующего обеспечение отдельных мер государственной защиты судебных экспертов, участвующих в уголовном процессе.

Ключевые слова: судебные эксперты; система мер государственной защиты лиц, участвующих в уголовном процессе; ограничение доступа к сведениям об эксперте.

The article analyses the controversial issues of the legislation of the Republic of Kazakhstan, regulating ensuring the certain measures of state protection of judicial experts participating in criminal procedure.

Key words: judicial experts, system of measures of state protection of persons participating in criminal procedure, limitation of access to information on the expert.

В журнале «Эксперт-криминалист» N 4 за 2012 г. на обсуждение была вынесена проблема государственной защиты руководителей и экспертов государственных судебно-экспертных учреждений Российской Федерации. Автор публикации — начальник 111 Главного государственного центра судебно-медицинских и криминалистических экспертиз Минобороны России П. В. Пинчук — обратил внимание на необходимость внесения изменений и дополнений в Федеральный закон от 20 апреля 1995 г. N 45-ФЗ «О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов» с целью расширения перечня лиц, подлежащих государственной защите. Этот перечень автор предлагает дополнить указанием на руководителей и экспертов государственных судебно-экспертных учреждений России, а также их близких родственников, которые должны быть в полном объеме обеспечены всеми видами государственной защиты: применением мер безопасности, правовой и социальной защиты <1>. ——————————— <1> Пинчук П. В. К вопросу о необходимости государственной защиты руководителей и экспертов государственных судебно-экспертных учреждений Российской Федерации // Эксперт-криминалист. 2012. N 4. С. 12 — 14.

Солидаризируясь на основании своего экспертного опыта с мнением автора статьи по актуальной теме о необходимости обеспечения государством защиты экспертов и их близких родственников, полагаем целесообразным показать на примере законодательства Республики Казахстан, регламентирующего обеспечение мер безопасности судебных экспертов, возникающие при этом проблемы. Неразрешенность до настоящего времени законодателем в Казахстане проблемных вопросов, связанных с особенностями правового положения экспертов, не позволяет реализовать гарантированные государством отдельные меры обеспечения безопасности судебных экспертов, членов их семей и близких родственников от посягательства на их жизнь или иного насилия. В действующем Уголовном кодексе Республики Казахстан (далее УК РК) предусмотрены следующие виды преступлений, которые могут быть совершены в процессе предварительного расследования и судебного рассмотрения уголовных дел в отношении экспертов, членов их семей и близких родственников. 1. Согласно ст. 340 УК РК «Посягательство на жизнь лица, осуществляющего правосудие или предварительное расследование» может быть совершено посягательство на жизнь эксперта и его близких в связи с рассмотрением дел или материалов в суде, производством предварительного расследования либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта, в целях воспрепятствования его законной деятельности либо из мести за такую деятельность. 2. Согласно ч. 2 ст. 341 УК РК «Угроза или насильственные действия в связи с осуществлением правосудия или производством предварительного расследования» в отношении эксперта и его близких может последовать угроза убийством, причинением вреда здоровью, повреждением или уничтожением имущества в связи с производством предварительного расследования, рассмотрением дела или материалов в суде либо исполнением приговора, решения суда или иного судебного акта. 3. Согласно ч. 2 ст. 343 УК РК «Клевета в отношении судьи, присяжного заседателя, прокурора, следователя, лица, производящего дознание, эксперта, судебного пристава, судебного исполнителя» в отношении эксперта может последовать клевета в связи с проведением судебной экспертизы. 4. Согласно ст. 347 УК РК «Принуждение к даче показаний» со стороны следователя или лица, производящего дознание, в отношении эксперта может осуществляться принуждение к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных незаконных действий. 5. Согласно ст. 354 УК РК «Подкуп или принуждение к даче ложных показаний или уклонению от дачи показаний, ложному заключению либо к неправильному переводу» в отношении эксперта может быть подкуп или принуждение с целью дачи им ложного заключения или ложных показаний, а равно принуждение к уклонению от дачи показаний, соединенное с шантажом, угрозой убийством, причинением вреда здоровью, уничтожением имущества этих лиц или их близких. Следует заметить, что в законодательстве Республики Казахстан в качестве экспертов, которым может быть поручено производство судебной экспертизы, указывается три категории лиц: 1) сотрудники органов судебной экспертизы; 2) лица, осуществляющие судебно-экспертную деятельность на основании лицензии; 3) в разовом порядке — иные лица в случае назначения судебной экспертизы, не предусмотренной перечнем видов судебных экспертиз, установленным законодательством Республики Казахстан; привлечения в качестве эксперта специалиста иностранного государства; удовлетворения отводов всем судебным экспертам соответствующей специальности, являющимся сотрудниками органов судебной экспертизы, а также осуществляющим судебно-экспертную деятельность на основании лицензии, либо мотивированного отстранения от производства судебной экспертизы органа судебной экспертизы в целом (ст. 12 Закона Республики Казахстан от 20 января 2010 г. «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан»). При этом в настоящее время в Казахстане законодательно закреплена деятельность только следующих государственных органов судебной экспертизы: 1) органов судебной экспертизы Министерства юстиции Республики Казахстан; 2) органов судебной экспертизы уполномоченного органа в области здравоохранения Республики Казахстан, в т. ч. специализированных психиатрических и наркологических организаций местных органов государственного управления здравоохранения, к функциям которых отнесено производство судебно-психиатрических, судебно-наркологических экспертиз. Таким образом, производство судебной экспертизы в Казахстане может быть поручено не только штатным экспертам, являющимся сотрудниками государственных органов судебной экспертизы, но и иным лицам (т. н. «независимым» экспертам), которые осуществляют свою деятельность на основании лицензии либо в разовом порядке в указанных выше случаях. В отношении всех трех категорий лиц при их участии в качестве судебных экспертов в уголовном процессе, членов их семей и близких родственников могут быть совершены криминальные действия, предусмотренные Уголовным законом Республики Казахстан, что диктует необходимость обеспечения государственных мер их защиты. В соответствии с Законом Республики Казахстан от 5 июля 2000 г. «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» эксперты, члены их семей и близкие родственники включены в число лиц, находящихся под защитой государства. Видами государственной защиты являются: 1) применение уполномоченными государственными органами мер безопасности в целях защиты жизни и здоровья защищаемых лиц, а также обеспечение сохранности их имущества; 2) применение мер правовой защиты, предусматривающих в т. ч. уголовную ответственность за посягательство на их жизнь, здоровье и имущество; 3) осуществление мер социальной защиты, предусматривающих реализацию установленного настоящим Законом права на материальную компенсацию в случае их гибели (смерти), причинения им телесных повреждений или иного вреда здоровью, уничтожения или повреждения их имущества. В главе 12 Уголовно-процессуального кодекса Республики Казахстан (далее — УПК РК) «Обеспечение безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе» эксперты указаны наравне с остальными лицами, находящимися под защитой государства: судьями, присяжными заседателями, прокурорами, следователями, дознавателями, защитниками, специалистами, секретарями судебного заседания, судебными приставами, которым государство обеспечивает в порядке, предусмотренном законом, принятие мер безопасности от посягательства на их жизнь или иного насилия в связи с рассмотрением уголовного дела или материалов в суде, производством дознания или предварительного следствия. На основании Закона Республики Казахстан от 7 апреля 2009 г. «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты Республики Казахстан по вопросам обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе» процессуальные права экспертов были дополнены их правом заявлять ходатайство о принятии мер безопасности. Данная новелла устранила коллизии, которые имелись до этого в нормах ст. 3 Закона Республики Казахстан «О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» с нормами ст. 83 УПК РК. Вместе с тем до сегодняшнего дня новелла ч. 3 ст. 83 УПК РК о праве эксперта заявлять ходатайство о принятии мер безопасности не согласуется с нормами ст. 18 вышеуказанного Закона Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан», регламентирующими совокупность процессуальных прав судебного эксперта, в которую такое право не входит. В соответствии с ч. 1 ст. 100 УПК РК «Меры безопасности потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых и других лиц, участвующих в уголовном процессе» в качестве процессуальных мер безопасности применяются: 1) вынесение органом, ведущим уголовный процесс, официального предостережения лицу, от которого исходит угроза насилия или других запрещенных уголовным законом деяний, о возможном привлечении его к уголовной ответственности; 2) ограничение доступа к сведениям о защищаемом лице; 3) обеспечение его личной безопасности; 4) избрание в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения, исключающей возможность применения (организации применения) в отношении участников уголовного процесса насилия или совершения (организации совершения) иных преступных деяний. Такая мера обеспечения безопасности, как ограничение доступа к сведениям о защищаемом лице, состоит в изъятии из материалов уголовного дела сведений об анкетных данных лица и хранении их отдельно от основного производства, использовании этим лицом псевдонима (ч. 3 ст. 100 УПК РК). Отделенные от основного производства материалы могут быть доступны для ознакомления только органу, ведущему уголовный процесс. Другие участники процесса могут знакомиться с ними лишь с разрешения органа, ведущего уголовный процесс, при даче подписки о неразглашении указанных сведений. Процессуальные действия с участием защищаемого лица в необходимых случаях могут производиться в условиях, исключающих его узнавание. Однако в отношении эксперта, участвующего в уголовном процессе, не может быть применена мера обеспечения безопасности в виде ограничения доступа к сведениям о нем. Процессуальные функции эксперта, перечисленные в ст. 83 УПК РК, предусматривают не только его непосредственное участие в проводимых следственных и судебных действиях, но и взаимодействие с остальными участниками. Так, на основании ч. 3 указанной статьи эксперт наделен правом с разрешения органа, ведущего уголовный процесс, участвовать в производстве следственных действий и других процессуальных действиях и задавать их участникам вопросы, относящиеся к предмету экспертизы. В соответствии с ч. 4 ст. 354 УПК РК в судебном заседании эксперт, с разрешения председательствующего, вправе участвовать в исследовании обстоятельств, относящихся к предмету экспертизы: задавать вопросы допрашиваемым лицам, знакомиться с материалами уголовного дела, участвовать во всех судебных действиях, касающихся предмета экспертизы. Согласно ч. 9 указанной статьи эксперт дает заключение в письменном виде и оглашает его в судебном заседании, после чего может быть произведен его допрос. В соответствии со ст. 17 Закона Республики Казахстан «О судебно-экспертной деятельности в Республике Казахстан» сведения о судебных экспертах, являющихся сотрудниками органов судебной экспертизы, а также о лицах, обладающих лицензией на занятие судебно-экспертной деятельностью, вносятся в Государственный реестр судебных экспертов Республики Казахстан, цели и порядок формирования и использования которого устанавливаются Правительством Республики Казахстан. Орган, ведущий уголовный процесс, суд поручает производство экспертизы судебному эксперту, сведения о котором внесены в Государственный реестр судебных экспертов Республики Казахстан. При назначении экспертизы по инициативе участников процесса, защищающих свои или представляемые права и интересы, они вправе назвать лицо, которое может быть приглашено в качестве эксперта (ч. 4 ст. 242 УПК РК). Участники процесса, защищающие свои или представляемые права и интересы, с разрешения органа, ведущего уголовный процесс, суда могут присутствовать при производстве судебной экспертизы (п. 5 ч. 1 ст. 244 УПК РК). Как справедливо отмечает Ю. К. Орлов, для экспертизы уголовно-процессуальный закон делает изъятие из правила о тайне следствия <2>. Подозреваемый, обвиняемый, потерпевший дважды знакомятся с материалами экспертизы — сначала с постановлением о ее назначении, а затем — с заключением эксперта, а также с протоколами допроса эксперта. При ознакомлении с указанными документами они вправе заявлять отвод эксперту, а также подавать разнообразные ходатайства — о назначении в качестве экспертов указанных ими лиц или сотрудников конкретных органов судебной экспертизы (п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 244 УПК РК). В суде апелляционной инстанции в соответствии с ч. 3 ст. 407 УПК РК стороны вправе в подтверждение оснований жалобы, протеста либо возражения, изложенного против жалобы, протеста другой стороны ходатайствовать о вызове в судебное заседание и допросе указанных ими экспертов. ——————————— <2> Орлов Ю. К. Судебная экспертиза как средство доказывания в уголовном судопроизводстве. М.: ИПК РФЦСЭ, 2005. С. 73.

Сведения об анкетных данных эксперта необходимы также участвующим в деле лицам при оценке допустимости заключения эксперта как доказательства, поскольку в качестве критериев допустимости обязательно рассматриваются компетентность и незаинтересованность эксперта, не подлежит ли эксперт отводу при наличии обстоятельств, предусмотренных ст. 96 УПК РК. 1. Эксперт не может участвовать в производстве по уголовному делу: а) при наличии любого из обстоятельств, предусмотренных ст. 90 УПК РК; б) если он находился или находится в служебной или иной зависимости от дознавателя, прокурора, судьи, подозреваемого, обвиняемого, их защитников, законных представителей, потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика или представителей; в) если он проводил ревизию или другие проверочные действия, результаты которых послужили основаниями для возбуждения производства по уголовному делу или начала уголовного преследования; г) если обнаружилась его некомпетентность; д) если он участвовал в деле в качестве специалиста, за исключением случаев участия в соответствии со ст. 224 УПК РК врача-специалиста в области судебной медицины в осмотре трупа человека. 2. Предыдущее участие лица в данном деле в качестве эксперта не является обстоятельством, исключающим его участие в соответствующем качестве в производстве по уголовному делу, кроме случаев, когда экспертиза производится повторно ввиду возникшего сомнения в правильности его заключения. 3. Вопрос об отводе эксперта разрешается органом, ведущим уголовный процесс. Таким образом, особенности правового положения судебного эксперта, закрепленные в Уголовно-процессуальном законе, не позволяют ограничить доступ к сведениям о нем, а также производство процессуальных действий с его участием в условиях, исключающих узнавание. Эти обстоятельства приводят на практике к невозможности обеспечения гарантированных государством данных мер безопасности от посягательства на жизнь или иного насилия в отношении судебных экспертов, членов их семей и близких родственников в связи с рассмотрением уголовного дела или материалов в суде, производством дознания или предварительного следствия. Автор надеется, что рассмотренные в данной статье проблемные вопросы обеспечения безопасности экспертов, участвующих в уголовном процессе, могут быть учтены при разработке нормативных положений, регламентирующих систему мер государственной защиты руководителей и экспертов судебно-экспертных учреждений Российской Федерации.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *