Комментарий к Федеральному закону от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ "О внесении изменения в статьи 41 и 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 7 и 14 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"

(Рыжаков А. П.) (Подготовлен для системы КонсультантПлюс, 2013) Текст документа

Подготовлен для системы КонсультантПлюс

КОММЕНТАРИЙ К ФЕДЕРАЛЬНОМУ ЗАКОНУ ОТ 5 АПРЕЛЯ 2013 ГОДА N 53-ФЗ "О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В СТАТЬИ 41 И 152 УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И СТАТЬИ 7 И 14 ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "ОБ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ"

Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 26 апреля 2013 года

А. П. РЫЖАКОВ

Рыжаков Александр Петрович, кандидат юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ, ветеран труда, профессор кафедры уголовно-правовых дисциплин Тульского филиала НОУ ВПО "Международный юридический институт", а по совместительству профессор кафедры правовых дисциплин Тульского государственного педагогического университета им. Л. Н. Толстого, член редакционных коллегий научно-практических журналов "Правовой аспект" и "Юрисконсульт в строительстве", член дистанционного организационного комитета Международных научных и научно-практических конференций, член Международной ассоциации содействия правосудию, автор более 1550 публикаций, в том числе 166 книг на бумажном носителе и 16 CD-rom дисков по уголовному, гражданскому и арбитражному процессу, он же автор учебников по дисциплинам правоохранительные органы для высших, а по уголовному процессу для высших и средних юридических учебных заведений, постатейных комментариев к старым и новым УПК РФ (РСФСР), АПК РФ и ГПК РФ (РСФСР). Общий объем публикаций превысил 8860 авторских листов.

В уголовно-процессуальном законодательстве давно существует институт исполнения поручения (указания) одного органа предварительного расследования другому. Его необходимость объясняется тем, что для реализации стоящих перед органами предварительного расследования "задач в борьбе с преступностью они наделены различными полномочиями, используют различные средства и методы... Необходимость взаимодействия органов дознания и предварительного следствия обусловлена также тем, что они друг другу не подчинены" <1>. "Компетенция органов дознания... многопланова. Кроме того, подразделения органов дознания более многочисленны и мобильны" <2>. Все эти суждения, высказанные по отношению к взаимодействию следователя с органами внутренних дел, в полной мере относятся и к процессу взаимодействия различных органов дознания. Между тем, как посчитал законодатель, правовая основа такого взаимодействия была по меньшей мере несовершенна. Именно поэтому и был разработан Федеральный закон от 05 апреля 2013 года N 53-ФЗ "О внесении изменения в статьи 41 и 152 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации и статьи 7 и 14 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности". -------------------------------- <1> Белозеров Ю. Н. Органы дознания и предварительного следствия МВД и их взаимодействие: Учеб. пособие / Ю. Н. Белозеров и др. М.: Юрид. лит., 1973. С. 63. <2> Грянко В. В. Дознание в органах внутренних дел Украинской ССР: Практическое пособие / В. В. Грянко, А. Я. Дубинский, А. С. Кузьминов. Киев: РИО МВД УССР, 1980. С. 35.

19 апреля 2013 года он вступил в законную силу. Названным Законом определены границы прежде всего такой необходимой и значимой для практики формы взаимодействия, как сотрудничество субъектов, осуществляющих уголовно-процессуальную и оперативно-розыскную функцию в одном и (или) нескольких органах дознания. Одновременно законодателем сформулирована правовая основа дачи поручений дознавателем о производстве следственных действий органам дознания и (или) другим дознавателям. Законодателем внесены изменения в некоторые статьи УПК РФ и Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности", чтобы никто не мог усомниться в законности дачи дознавателем по находящемуся в его производстве уголовному делу поручений о производстве следственных и (или) розыскных действий (в том числе и оперативно-розыскных) органу дознания (другому дознавателю). И как следствие тому - снять вопрос о допустимости доказательств, полученных органом дознания (дознавателем) в ходе исполнения поступившего к нему письменного поручения о производстве следственного действия от того дознавателя, в чьем производстве находится уголовное дело. Что собственно произошло? Вкратце на поставленный вопрос можно ответить так: использованные законодателем "новые" формулировки позволяют сделать твердое заявление, в настоящее время при наличии к тому фактических оснований и соблюдении обязательных условий дознаватель вправе давать поручения о производстве процессуальных и (или) розыскных действий как стороннему органу дознания, так и органу дознания, в штат которого он сам входит. Однако, думается, и данное положение требует некоторого уточнения, а в ряде случаев и разъяснения. В наиболее общем виде введенное в закон рассматриваемое правило сформулировано в тексте дополняющего ч. 3 ст. 41 УПК РФ пункта 1.1. Названная статья Закона всецело посвящена статусу дознавателя в уголовном процессе. Где согласно п. 7 ст. 5 УПК РФ дознаватель - это должностное лицо органа дознания, правомочное либо уполномоченное начальником органа дознания осуществлять предварительную проверку заявления (сообщения) о преступлении, неотложные следственные действия (после чего передавать уголовное дело руководителю следственного органа по подследственности), розыскные меры, дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно, в том числе дополнительное дознание, исполнять письменные поручения другого органа предварительного расследования (другого дознавателя). Неверно мнение, что дознаватель может также производить предварительное следствие <3>. При производстве предварительного следствия органу дознания может быть дано поручение о производстве следственного действия (п. 4 ч. 2 ст. 38, ч. 1 ст. 152, ч. 4 ст. 157 УПК РФ). Но это поручение исполняет орган дознания, а не дознаватель. Дознавателю теперь Федеральный закон от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ предоставил право исполнять письменное поручение, но не следователя, а находящегося "в другом месте" дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело. Следователь до сих пор вправе давать поручения только "следователю или органу дознания" (ч. 1 ст. 152 УПК РФ), но не дознавателю. -------------------------------- <3> См.: Ковалев М. А. § 5. Обстоятельства, исключающие участие в уголовном судопроизводстве // Уголовный процесс: Учебник для студентов юридических вузов и факультетов / Под ред. К. Ф. Гуценко. 5-е изд., перераб. и доп. М.: Зерцало, 2004. С. 181.

Но вернемся к понятию "дознаватель". Применительно к органам дознания системы МВД России, Федеральной службы безопасности (ФСБ), Федеральной службы судебных приставов, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, таможенных органов и воинских частей (соединений и учреждений) иных ведомств дознавателями выступают аттестованные сотрудники государственных учреждений, уполномоченных на осуществление уголовно-процессуальной деятельности после принятия заявления (сообщения) о преступлении, материала предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении либо уголовного дела к своему производству, а равно после поступления ему для исполнения поручения о производстве процессуальных и (или) розыскных действий по уголовному делу, находящемуся в производстве другого дознавателя. Пунктом 1 ст. 1 Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ дознавателю предоставлено право "давать органу дознания в случаях и порядке, установленных" УПК РФ, "обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, о производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении". Прежде чем перейти к анализу каждого из составляющих данную норму права элементов, хотелось бы заметить, что в следующем пункте той же статьи Закона законодатель ведет речь уже о поручении "производства следственных или розыскных действий в другом месте" не одному лишь органу дознания, а "дознавателю или органу дознания". Почему так поступает законодатель? Почему он и в новом п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ не упоминает о дознавателе, если все равно в ч. 1 ст. 152 УПК РФ речь ведет о поручении дознавателя не только органу дознания? Чтобы ответить на данный вопрос, необходимо сначала иметь четкое представление о юридическом значении самих терминов "орган дознания" и "дознаватель". Понятие "дознаватель" в общих чертах нами уже охарактеризовано, поясним, что такое "орган дознания". Орган дознания - это учреждение либо должностное лицо, на которое законом возложена обязанность (предоставлено право) производить направленную на обеспечение расследования уголовно-процессуальную и иную деятельность в связи с наличием у него информации о возможном совершении преступления. Виды органов дознания и пределы их подведомственности определены ст. ст. 40, 157 УПК РФ. Закон наделил полномочиями органа дознания в одном случае учреждение (органы внутренних дел и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции, органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, а также иные органы исполнительной власти, наделенные в соответствии с федеральным законом полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, органы Федеральной службы судебных приставов, органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы), а в другом случае руководителя учреждения - должностное лицо (командира воинской части, соединения, начальника военного учреждения или гарнизона и др.). Полный перечень органов дознания - учреждений следующий: 1) органы внутренних дел Российской Федерации и входящие в их состав территориальные, в том числе линейные, управления (отделы, отделения) полиции; 2) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, в том числе территориальные и входящие в их структуру межрайонные, городские (районные) органы по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ; 3) органы федеральной службы безопасности; 4) федеральные органы исполнительной власти в области государственной охраны; 5) таможенные органы Российской Федерации; 6) органы Службы внешней разведки Российской Федерации; 7) органы Федеральной службы исполнения наказаний; 8) органы Федеральной службы судебных приставов; 9) органы государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы; 10) органы внешней разведки Министерства обороны РФ. Кроме того, органами дознания признаны должностные лица (а не возглавляемые ими учреждения): 1) командиры воинских частей, соединений; 2) начальники военных учреждений или гарнизонов; 3) капитаны морских и речных судов; 4) руководители геологоразведочных партий и зимовок; 5) начальники российских антарктических станций и сезонных полевых баз; 6) главы дипломатических представительств и консульских учреждений Российской Федерации. Полномочия конкретного сотрудника, реализующего уголовно-процессуальные права и обязанности органа дознания, разнятся в зависимости от того, является ли он сотрудником учреждения, наделенного правами органа дознания, или всего-навсего подчинен по службе должностному лицу, которое является органом дознания. Основная часть уголовно-процессуальной деятельности органов внутренних дел как органов дознания осуществляется сотрудниками полиции. Причем полиция в РФ - это система государственных органов исполнительной власти, призванных защищать жизнь, здоровье, права и свободы граждан, иностранных граждан, лиц без гражданства, противодействовать преступности, охранять общественный порядок, собственность, обеспечивать общественную безопасность и наделенных правом применения мер принуждения в пределах, установленных законами. Полиция входит в систему Министерства внутренних дел РФ (ст. 1 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. N 3-ФЗ "О полиции" <4>). -------------------------------- <4> См.: Собр. законодательства РФ. 2011. N 7. Ст. 900.

Дознавателями органов внутренних дел Российской Федерации производится дознание в полном объеме по всем делам, по которым предварительное следствие не обязательно, за исключением тех, дознание по которым вправе производить другие органы дознания (дознаватели) (п. 1 ч. 3 ст. 151 УПК РФ). А вот поручения дознавателей исполняют обычно другие сотрудники органов внутренних дел. И чаще всего это оперуполномоченные уголовного розыска, иных оперативных служб полиции, участковые уполномоченные полиции и др. Кто именно будет исполнять поручение, должен решить начальник органа дознания. Исходя из содержания п. 17 ст. 5 УПК РФ начальник органа дознания - это должностное лицо (в том числе его заместитель), возглавляющее соответствующее учреждение, наделенное статусом органа дознания. В органах внутренних дел соответственно это начальники (их заместители) всех и каждого органа внутренних дел Российской Федерации и входящих в их состав территориальных, в том числе линейных, управлений (отделов, отделений) полиции. Именно в их адрес, а не в адрес руководителей структурных подразделений органов внутренних дел РФ, территориальных управлений (отделов, отделений) полиции дознаватель должен направлять свои поручения. В настоящее время же зачастую таковые дознавателями адресуются, в особенности в том органе внутренних дел, управлении (отделе, отделении) полиции, в штате которого они сами служат, начальнику службы участковых уполномоченных полиции, начальнику отдела уголовного розыска и т. п. Законны ли такие поручения? Вряд ли. Право направления подобного поручения, конечно, с большой долей условности могло бы быть обосновано предусмотренной ч. 1 ст. 152 УПК РФ возможностью дачи дознавателем поручения дознавателю. Но и в этом случае поручение не может быть дано "в том месте", где дознаватель осуществляет свою службу, или, иначе, в органе дознания, сотрудником которого он сам является. Ведь ч. 1 ст. 152 УПК РФ предусматривает право давать поручения лишь "в случае необходимости производства следственных или розыскных действий в другом месте". Думается, использованное законодателем в новой редакции ч. 1 ст. 152 УПК РФ выражение "поручение производства действий дознавателю или органу дознания" подразумевает передачу дознавателем первого поручения всегда только органу дознания. В случае же возникновения необходимости по тому же уголовному делу направления еще одного поручения в тот же орган дознания, дознаватель вправе передать его непосредственно тому сотруднику органа дознания ("дознавателю"), который ранее уже принимал участие в исполнении его поручения по тому же уголовному делу. И соответственно, ему больше, чем любому другому сотруднику, известны обстоятельства, которые необходимо установить по этому делу. Указанный сотрудник производил следственные и (или) розыскные действия по не находящемуся в его производстве уголовному делу в связи с тем, что начальник органа дознания его на то уполномочил. Исходя же из буквального толкования п. 7 ст. 5 УПК РФ, дознаватель - это должностное лицо органа дознания, в том числе и "уполномоченное" начальником органа дознания осуществлять "полномочия", предусмотренные УПК РФ. Право же и обязанность "дознавателя" исполнять письменные поручения другого дознавателя прямо закреплено в ч. 1 ст. 152 УПК РФ. Таким образом, под дознавателем, исполняющим поручение, о котором идет речь в ч. 1 ст. 152 УПК РФ, подразумевается любой сотрудник органа дознания, который ранее было предписано исполнение поручения, полученного органом дознания от дознавателя органа дознания, находящегося в другой местности. И не обязательно, чтобы он был дознавателем по должности. Хотя стоит заметить, что само поручение о производстве следственных и (или) розыскных действий другому дознавателю или органу дознания обычно дает именно дознаватель по должности. Другому дознавателю, а не органу дознания обычно адресуется повторное или дополнительное поручение. Дознаватель уже давал письменное поручение по конкретному находящемуся у него в производстве уголовному делу. Его исполнял, например, определенный участковый уполномоченный. Думается, новая редакция ч. 1 ст. 152 УПК РФ позволяет в настоящее время дознавателю направить письменное поручение о производстве дополнительных (а тем более повторных) следственных и (или) розыскных действий именно тому сотруднику органа дознания, который ранее уже исполнял по данному делу его поручение (поручения). Тем более он вправе это сделать, если начальник органа дознания уполномочил этого "другого дознавателя" исполнять все, а не всего-навсего одно поручения по конкретному уголовному делу. Дознаватель органа дознания, находящегося "в другом месте", таким образом, он продолжает начатое ранее взаимодействие с органом дознания. И свое поручение дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело, и в этом случае, по сути, дает органу дознания. Ведь начальником органа дознания после поступления первого поручения уже уполномочен на его исполнение определенный сотрудник, который с позиции п. 7 ст. 5 УПК РФ является дознавателем. Законодатель, предоставляя в этой ситуации одному дознавателю давать поручение другому дознавателю, пытается оптимизировать процесс взаимодействия органов предварительного расследования, сократить время между направлением поручения и получением такового исполнителем. Не ясно только, почему законодатель не предоставил дознавателю возможность точно так же поступить и в случае дачи поручения в пределах местности, которую обслуживает тот орган дознания, сотрудником которого он сам является? Тем более это непонятно в связи с тем, что данную территорию обслуживает не один, а разные органы дознания. И хотя бы, когда речь идет о поручении, адресованном другому органу дознания, пусть и той же местности, думается, последовательно было бы позволить дознавателю адресовать повторные и дополнительные свои поручения о производстве следственных и (или) розыскных действий не только другому органу дознания, но и дознавателю, входящему в штат другого органа дознания. Оставим ответ на данный вопрос на совести законодателя. Итак, законодатель позволил дознавателю "давать" органу дознания "письменные поручения". Термин "давать" использован здесь с существительным "поручения". Им выражается действие по значению данного существительного - поручать <5>. Поручит же означает "вверить, возложить на" кого-нибудь "исполнение" чего-нибудь, "заботу" о ком-нибудь или о чем-нибудь <6>. -------------------------------- <5> См.: Ожегов С. И. Словарь русского языка: ок. 57000 слов / Под ред. чл.-корр. АН СССР Н. Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. яз., 1986. С. 130 - 131. <6> См.: Ожегов С. И. Указ. соч. С. 489.

В юридической литературе поручение именуют требованием о производстве следственных и (или) розыскных действий <7>. Здесь же применительно к рассматриваемому правовому институту упоминается и об указаниях, которые даются органу дознания помимо поручений. Указания, по мнению процессуалистов, дополняют поручения органа предварительного расследования и заключаются в разъяснении, как провести выполнение поручения <8>. -------------------------------- <7> См.: Ларин А. М. Расследование по уголовному делу. Процессуальные функции / А. М. Ларин. М.: Юрид. лит., 1986. С. 123. <8> См.: Белозеров Ю. Н. и др. Органы дознания... С. 92.

Между тем в Федеральном законе от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ, так же как и в УПК РФ, применительно к институту дачи поручений о производстве процессуальных и (или) розыскных действий термин "указание" отсутствует. Поэтому в настоящей работе в дальнейшем о нем мы вспоминать не будем. Под поручением, о котором идет речь в п. 1.1 ч. 3 ст. 41 и ч. 1 ст. 152 УПК РФ, станем подразумевать письменный документ, в котором закреплено требование о производстве некоторых процессуальных и (или) розыскных действий, включая в него все его элементы: как перечень соответствующих действий, так и необходимые и обязательные условия их производства. Важное место в институте дачи поручения органу дознания (другому дознавателю) занимает форма этого письменного документа. В п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ закреплено право дознавателя давать органу дознания в случаях и порядке, установленных УПК РФ, обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий и т. п. То же самое право давно уже имеется у следователя (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ). Именно поэтому большинство процессуалистов полагают, что сотрудники органов дознания могут производить по не находящимся в их производстве уголовным делам следственные и розыскные действия "только на основании письменного поручения, которое приобщается к делу" <9>. В то же время нам известна и иная позиция, признающая устную форму поручений <10>. По меньшей мере таковые могут даваться привлеченным к участию в следственной группе сотрудникам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. По данным проведенного опроса, большинство следователей (59%) органу дознания дают письменные поручения, но значительное число ограничиваются устными (44,4%) поручениями (указаниями). -------------------------------- <9> Белозеров Ю. Н. и др. Органы дознания... С. 99. <10> См.: Гапанович Н. Н. Основы взаимодействия следователя и органа дознания при расследовании преступлений: Учебное пособие / Н. Н. Гапанович, И. И. Мартинович. Минск: Изд-во БГУ, 1983. С. 89.

Возможность дачи дознавателем устного поручения в определенной мере могло бы быть оправдано в отношении поручения, адресованного не органу дознания, а дознавателю. Ведь письменный характер поручения дознавателя закреплен лишь применительно к поручениям, адресованным органу дознания. В ч. 1 ст. 152 УПК РФ ничего не сказано о том, что поручение дознавателя другому дознавателю должно быть письменным. А в п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ вообще ничего не говорится о поручении дознавателя дознавателю. Но это лишь вариант толкования. Он возможен, но вряд ли он отвечает духу закона. Мы бы, несмотря на небезупречность формулировок, предложенных Федеральным законом от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ, рекомендовали все и любые поручения дознавателя, о которых идет речь в указанном нормативно-правовом акте, оформлять в виде письменного документа. И это правило стали бы распространять даже на те случаи, когда взаимодействие дознавателей осуществляется в рамках деятельности одного и того же учреждения. Процессуалистами выдвигаются и иные требования, предъявляемые к поручениям. "От того, насколько четко будет сформулировано, какие конкретно действия поручается выполнить органу дознания, во многом зависит своевременное и правильное их осуществление" <11>. Н. Н. Гапанович и И. И. Мартинович в своей работе сделали попытку сформулировать полный перечень реквизитов "отдельного поручения". -------------------------------- <11> Белозеров Ю. Н. Дознание в органах милиции и его проблемы / Ю. Н. Белозеров и др. М.: Юрид. лит., 1972. С. 87.

Авторы, в частности, к таковым относят: "а) наименование органа дознания, которому адресовано поручение; б) указание, от кого исходит поручение; в) краткое изложение сущности дела, по которому дается поручение; г) указание на юридическую основу дачи поручения...; д) содержание поручения, т. е. вопросы, подлежащие выяснению; е) указание о порядке (последовательности и т. п.) исполнения поручения; ж) сведения, которые следует учесть при исполнении поручения, или рекомендация, как поступить при получении определенного результата; з) целесообразные тактические приемы проведения процессуального действия; и) сроки исполнения; к) указание у кого можно получить дополнительные разъяснения по заданию" <12>. -------------------------------- <12> См.: Гапанович Н. Н. и др. Указ. соч. С. 90.

Нам представляется данная форма поручения органу дознания производства следственных действий вполне приемлемой. Юридической основой рассматриваемого поручения, на которую следует сослаться при его оформлении, будут п. 1.1 ч. 3 ст. 41 и (или) ч. 1 ст. 152 УПК РФ. Исходя из содержания нового п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ дознаватель вправе давать поручения органу дознания лишь "в случаях и порядке, установленных" УПК РФ. Соответственно, таковые им могут быть даны: 1) по уголовным делам либо материалам предварительной проверки заявления (сообщения) о преступлении, находящимся в его производстве; 2) о производстве лишь тех действий, что перечислены в п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ; 3) при наличии фактических, а в ряде случаев и юридических оснований для производства поручаемых действий; 4) при невозможности производства поручаемых действий лично дознавателем или же в случае, когда личное проведение таковых дознавателем может негативно сказаться на эффективности хода и (или) результатов предварительного расследования (предварительной проверки заявления, сообщения о преступлении); 5) когда производство поручаемых органу дознания (другому дознавателю) действий находится в пределах компетенции последнего. Требование о даче письменного поручения лишь в случаях и порядке, установленных УПК РФ, закреплено п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ и не продублировано в ч. 1 ст. 152 УПК РФ. Между тем, несомненно, оно всецело распространяется и на поручения, направляемые в орган дознания (другому дознавателю), обслуживающий другую местность. Любые подготовленные в пределах компетенции дознавателя письменные поручения органу дознания (другому дознавателю) обязательны для исполнения последним. Если все или часть поручения выходит за пределы компетенции органа дознания (дознавателя), которому поручено его исполнение, последний не перенаправляет поручение в другой орган дознания (другому дознавателю), а информирует в ответе на поручение дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело, о причинах, препятствующих исполнению поручения в целом либо в его части. Поручения дознавателя бывают нескольких видов: а) поручение о производстве следственных и (или) розыскных, в том числе оперативно-розыскных, действий; б) привлечение дознавателем представителей органа дознания для оказания содействия (помощи) в производстве отдельных следственных действий; в) принятие мер, призванных создавать необходимые условия для успешного производства отдельных следственных действий, таких как охрана места происшествия, оцепление здания и т. д.; г) исполнение постановления суда об избрании в отношении подозреваемого (обвиняемого) меры пресечения в виде заключения под стражу; д) выполнение постановлений дознавателей "о задержании", приводе, о производстве иных процессуальных действий. Под следственными действиями здесь подразумевается группа уголовно-процессуальных действий органа предварительного расследования, являющихся основными средствами установления обстоятельств, имеющих значение для дела, и характеризующихся детальной самостоятельной процедурой производства <13>. -------------------------------- <13> За основу взято определение А. А. Чувилева и Т. Н. Добровольской. См.: Чувилев А. А. Особенности преподавания курса уголовного процесса в вузах МВД СССР. Вопросы методики чтения проблемных лекций по Особенной части: Учебно-методический материал / А. А. Чувилев, Т. Н. Добровольская. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 33 - 35.

Система следственных действий включает в себя: 1) осмотр (ст. ст. 176 - 178, 180 УПК РФ); 2) эксгумацию (ст. ст. 178, 180 УПК РФ); 3) освидетельствование (ст. ст. 179, 180 УПК РФ); 4) следственный эксперимент (ст. 181 УПК РФ); 5) обыск (ст. ст. 182, 184 УПК РФ); 6) выемку (ст. 183 УПК РФ); 7) наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемку (ст. 185 УПК РФ); 8) контроль и запись переговоров (ст. 186 УПК РФ); 9) получение информации о соединениях между абонентами и (или) абонентскими устройствами (ст. 186.1 УПК РФ); 10) допрос свидетеля, потерпевшего (ст. ст. 187 - 191 УПК РФ), подозреваемого (ч. 4 ст. 92 УПК РФ), обвиняемого (ст. ст. 173, 174 УПК РФ), эксперта (ст. 205 УПК РФ) и (или) специалиста (ч. 4 ст. 80 УПК РФ); 11) очную ставку (ст. 192 УПК РФ); 12) предъявление для опознания (ст. 193 УПК РФ); 13) проверку показаний на месте (ст. 194 УПК РФ); 14) производство судебной экспертизы (ст. ст. 195 - 201, 203, 204, 207 УПК РФ); 15) получение образцов для сравнительного исследования (ст. 202 УПК РФ); 16) наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ). В случаях и порядке, предусмотренных законом, дознаватель вправе поручить органу дознания (другому дознавателю) производство любого из названных следственного действия. В п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ закреплено также право дознавателя давать поручения органу дознания о проведении оперативно-розыскных мероприятий. А в ч. 1 ст. 152 УПК РФ о таковых не упоминается, зато дозволяется давать поручения о производстве розыскных действий. Но ведь проведение оперативно-розыскных мероприятий и производство розыскных действий - это не одно и то же. Как соотносятся названные понятия? И вправе ли дознаватели поручать органу дознания "того же места" производство розыскных действий, а органу дознания (дознавателю) "другого места" - проведение оперативно-розыскных мероприятий? Исходя из содержания п. 38 ст. 5 УПК РФ розыскными мерами, о которых идет речь в ч. 1 ст. 152 УПК РФ, являются меры, принимаемые дознавателем, органом дознания по поручению дознавателя или следователя для установления лица, подозреваемого в совершении преступления. Понятие оперативно-розыскных мероприятий законодателем не сформулировано. Зато в ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности" закреплен их перечень. К таковым законодателем отнесены: - опрос; - наведение справок; - сбор образцов для сравнительного исследования; - проверочная закупка; - исследование предметов и документов; - наблюдение; - отождествление личности; - обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств; - контроль почтовых отправлений, телеграфных и иных сообщений; - прослушивание телефонных переговоров; - снятие информации с технических каналов связи; - оперативное внедрение; - контролируемая поставка; - оперативный эксперимент. Если не ограничивать круг стоящих перед розыскными действиями задач лишь установлением лица, подозреваемого в совершении преступления, а считать законной возможность реализации таковых и в целях выяснения местонахождения обвиняемого (подозреваемого), недостающих доказательств по уголовному делу, объектов, подлежащих конфискации, и др., то последовательно к числу таковых отнести все возможные оперативно-розыскные мероприятия. Но последние не исчерпают всех возможных розыскных действий. Именно поэт ому нам представляется понятие "производство розыскных действий" более широким, чем термин "проведение оперативно-розыскных мероприятий". Как следствие тому, не только в ч. 1 ст. 152 УПК, но и в п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ законодателю следовало речь вести о производстве розыскных действий. А еще лучше законодателю в соответствующем месте п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ дозволять дознавателю давать органу дознания поручения "о производстве следственных, а равно розыскных действий, в том числе и оперативно-розыскных мероприятий". Здесь же хотелось уточнить, что следственные действия также могут иметь розыскную направленность. Розыскного характера вопросы могут задаваться во время допросов, поиск объектов осуществляется при обыске, осмотре и т. п. Между тем под розыскными действиями в п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ подразумеваются не следственные действия. Мы бы даже сказали так: розыскные действия, о которых законодатель упоминает в ч. 1 ст. 152 УПК РФ, - это все иные, помимо следственных действий, незапрещенные законом действия сотрудников органа дознания, направленные на установление лица, подозреваемого в совершении преступления, розыск местонахождения обвиняемого (подозреваемого) и других значимых для хода либо результатов предварительного расследования (рассмотрения, разрешения заявления, сообщения о преступлении) объектов. Полагаем, что производство таковых может быть поручено органу дознания, в штате которого служит сам дознаватель, так же как проведение оперативно-розыскных мероприятий дознаватель уполномочен поручать органу дознания, обслуживающему другую административно-территориальную единицу. Дознавателю, кроме того, позволено давать органу дознания письменные поручения о производстве иных (помимо следственных) процессуальных действий. Первым из таковых названо исполнение "постановления о задержании". Что это за постановление? Юридическим основанием задержания в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ является в соответствии с законом оформленный протокол задержания подозреваемого, а не постановление. Между тем и до вступления в силу Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ в УПК РФ, и вновь именно применительно к даче поручений органу дознания законодатель вел речь о постановлении о задержании. За законодателем вторили ученые. Они "разъясняли", что задержание возможно "на основании постановления органа дознания, следователя" <14>. А С. П. Щерба - что в "постановлении" <15> должны быть отражены мотивы задержания <16>. Между тем данные утверждения небезупречны. -------------------------------- ------------------------------------------------------------------ КонсультантПлюс: примечание. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (под ред. И. Л. Петрухина) включен в информационный банк согласно публикации - Велби, Проспект, 2008 (6-е издание, переработанное и дополненное). ------------------------------------------------------------------ <14> См.: Петрухин И. Л. Глава 12. Задержание подозреваемого // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И. Л. Петрухина. М.: ООО "ТК Велби", 2002. С. 153. <15> Из текста точно не ясно, но материал так изложен, что напрашивается мысль: автор анализирует постановление о задержании. <16> См.: Щерба С. П. Глава 12. Задержание подозреваемого // Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В. М. Лебедева; научн. ред. В. П. Божьев. М.: Спарк, 2002. С. 216.

Предусмотренное ст. ст. 91 и 92 УПК РФ задержание не может быть осуществлено по постановлению о задержании уже потому, что в указанных статьях закона о таком постановлении нет ни слова. В некоторых источниках говорится о существовании еще одного основания задержания, о котором не упоминается в ст. 91 УПК РФ. Это "постановление суда об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу" <17>. Хотелось бы сразу уточнить, что о наличии такого "задержания" можно говорить лишь в том случае, когда до вынесения названного постановления лицо не было фактически задержано. К примеру, оно скрывалось от органов предварительного расследования и суда, в отношении него была избрана указанная мера пресечения и оно объявлено в розыск. В случае поимки данного подозреваемого, он действительно будет задержан. Но не по подозрению в совершении преступления, а во исполнение судебного решения. Если органу дознания поручается производство этого процессуального действия, то в перечне п. 1.1 ч. 3 ст. 41 УПК РФ оно специально выделено и именуется "исполнением постановления о заключении под стражу". -------------------------------- <17> См.: Качалов В. И. Глава 12. Задержание подозреваемого // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Новая редакция. М.: ЭКМОС, 2002. С. 191; Качалов В. И. Глава 12. Задержание подозреваемого // Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. Постатейный / Под ред. Н. А. Петухова, Г. И. Загорского. М.: ЭКМОС, 2002. С. 191.

УПК РФ известны и иные виды процессуальных действий, по своей природе аналогичные задержанию. Это исполнение судебного решения о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар, о назначении обвиняемому в качестве наказания лишения свободы, когда до этого момента он не содержался под стражей. Все это самостоятельные виды уголовно-процессуальной деятельности, ограничивающие свободу перемещения лица. Однако они не имеют ничего общего с задержанием лица по подозрению в совершении преступления в порядке ст. ст. 91 и 92 УПК РФ. И хотя судебное решение о помещении лица в медицинский или психиатрический стационар предполагает поимку и доставление этого человека в искомое учреждение, выносить постановление о задержании в этом случае закон не требует. К чему все это было сказано? А к тому, что правовой основы производства задержания по постановлению дознавателя УПК РФ не предусмотрено. И как следствие тому, законность дачи поручения об исполнении органом дознания постановления о задержании, а следовательно, и само задержание вполне могут быть поставлены под сомнение. Если в ходе такого задержания будет произведен личный обыск по правилам ст. 93 УПК РФ, его протокол и изъятые объекты в этой связи могут быть признаны не имеющими юридической силы, так как они были получены с нарушением требований УПК РФ. Совершенно другое дело - постановление о приводе. Оно предусмотрено ч. ч. 4 и 7 ст. 113 УПК РФ. Под приводом здесь подразумевается мера уголовно-процессуального принуждения, предусмотренное и урегулированное уголовно-процессуальным законом действие, направленное на обеспечение прибытия не являющегося по вызову участника уголовного судопроизводства в назначенное время и место, в нашем случае к дознавателю. Привод представляет собой доставление. Причем последнее имеет принудительный характер. Исходя из содержания п. 25 ст. 5 УПК РФ, под постановлением о приводе понимается процессуальный документ, зафиксировавший в себе соответствующее волевое решение дознавателя. В постановлении о приводе в предлагаемой последовательности рекомендуется отражать следующую информацию: а) наименование процессуального документа; б) день, месяц, год принятия решения о приводе; в) населенный пункт составления данного постановления; г) наименование органа дознания, звание, фамилия, инициалы дознавателя, принявшего решение о приводе; д) номер уголовного дела, в рамках производства по которому принимается решение о приводе; е) процессуальный статус, фамилия, имя и отчество, адрес места жительства или пребывания лица, в отношении которого принимается решение о приводе; ж) фактические основания принятия решения о приводе; з) ссылка на ст. 113 УПК РФ, а в случае привода потерпевшего равно на ч. 6 ст. 42 УПК РФ, свидетеля - на ч. 7 ст. 56 УПК РФ; и) решение о приводе; к) процессуальный статус, фамилия, имя и отчество адрес места жительства или пребывания физического лица, в отношении которого принято решение о приводе; л) наименование органа дознания, звание, фамилия, инициалы дознавателя, к которому должен быть приведен свидетель (потерпевший и др.); м) дата (день, месяц, год) и время (час, минуты), когда доставляемый должен быть приведен в кабинет дознавателя; н) наименование органа дознания, которому постановление направлено для исполнения; о) подпись лица, вынесшего постановление. Уже в ходе исполнения данного поручения на постановлении о приводе также фиксируются: а) день, месяц, год, час и минуты объявления постановления о приводе; б) подпись лица, подвергнутого данной мере процессуального принуждения. Органу дознания может быть поручено производство и "иных процессуальных действий". Такими действиями могут быть предусмотренные УПК РФ любые действия, которые сам дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело, произвести не может, либо производство которых таковым в неоправданной степени затруднительно. Например, органу дознания "другой местности" может быть поручено объявить лицу постановление о признании его потерпевшим, разъяснить права, обязанности и ответственность потерпевшего, ознакомить потерпевшего с постановлением о назначении судебной экспертизы и т. п. Не обязательно в этих целях отправлять в указанную местность в командировку самого дознавателя. Условием эффективного взаимодействия является четкое разграничение компетенции взаимодействующих органов при наиболее целесообразном сочетании присущих им средств и методов работы <18>. Это требование в полной мере относится и к исполнению поручений дознавателя как одной из форм взаимодействия. Правоспособность различных органов дознания должна быть четко разграничена, как-то: между органами государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы и органами внутренних дел, органами внутренних дел и начальником учреждения и органа уголовно-исполнительной системы, начальником учреждения и органа уголовно-исполнительной системы и органом государственного пожарного надзора федеральной противопожарной службы и т. п. Отсутствие отчетливо выраженных граней между правами и обязанностями последних вполне может повлечь за собой негативные последствия для всего хода и результатов предварительного расследования. -------------------------------- <18> См.: Грянко В. В. и др. Указ. раб. С. 38.

Компетенция органа дознания (другого дознавателя) по исполнению поручения дознавателя, в производстве которого находится уголовное дело, зависит от двух факторов: от собственной уголовно-процессуальной правоспособности учреждения и от того, что от него требует дознаватель. В юридической литературе отмечается: "Пределы деятельности органа дознания, средства и методы, выбираемые им в целях выполнения поручения, зависят от того, какую помощь просит оказать" <19> орган предварительного расследования. -------------------------------- <19> Дознание в органах внутренних дел: Учебн. пособие. М.: МВШМ МВД СССР, 1986. С. 137.

Органам дознания иногда поручаются реально невыполнимые мероприятия: "отработать лиц, ранее судимых за поджоги, на причастность к совершению преступления", "отработать несовершеннолетних, склонных к совершению поджогов...", "лиц, психически больных пироманией...". Объем такого рода "размытых" поручений не дает возможности исполнить их полностью. Не говоря уже о том, что понятие "отработать" несовершенно, невозможность ограничения круга лиц, подлежащих проверке, выводит поручение за пределы возможностей органа дознания. Более того, нами были выявлены случаи неоправданного перекладывания одними органами предварительного расследования части своих функций на другие органы предварительного расследования. Думается, вполне последовательно, если такого рода поручения будут расцениваться органами дознания как выходящие за пределы их полномочий. Ведь производство следственных (процессуальных) действий по делу, не находящемуся в производстве, - это исключение из общего правила. Правило же гласит: процессуальные действия по делу вправе осуществлять дознаватель, в производстве которого оно находится. Дознаватель не вправе поручать органу дознания, например, "допрос обвиняемого, связанный с предъявлением обвинения" <20>. Органу дознания могут быть даны поручения только о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, заключении под стражу и о производстве иных процессуальных действий, а равно о содействии при их осуществлении. Соответственно, во-первых, органу дознания не могут быть поручены принятие процессуальных решений (например, об избрании меры пресечения, разрешении жалобы и т. п.) и единоличное самостоятельное производство определенной части предварительного расследования, а тем более дознания в целом в любой из его форм. -------------------------------- <20> Там же. С. 138.

Во-вторых, не следует поручать органу дознания (другому дознавателю) и производство тех процессуальных действий, которые имеет реальную возможность произвести сам дознаватель. Поручения должны даваться органу дознания (другому дознавателю) лишь тогда, когда производство процессуальных действий дознавателем невозможно, либо могут быть осуществлены, но самостоятельная их реализация негативно отразится на ходе и (или) результатах предварительного расследования по делу. Поручение правомерно также, когда производство порученных действий органом дознания (другому дознавателю) может быть реализовано с большим коэффициентом эффективности, чем в случае осуществления таковых дознавателем, в производстве которого находится уголовное дело. Наличие поручения предполагает определенный срок его исполнения. Когда дознаватель сам указывает время производства мероприятия, его нарушать нельзя. Указанное требование обусловлено тем, что порой возникает необходимость одновременного производства серии следственных (розыскных) действий, к примеру, обысков. Если время производства возложенного на подразделение мероприятия изменить, провести его в другой день, не только оно само, но и весь круг намеченных дознавателем мер могут не дать ожидаемого положительного результата. Вместе с тем не всегда дознаватель в отдельном поручении указывает конкретную дату производства следственного (иного процессуального) или розыскного действия. В таком случае срок исполнения может быть определен начальником органа дознания. Но не исключено, что и последний упустит этот вопрос из поля зрения. Каков же тогда срок исполнения поручения? В юридической литературе высказано мнение, что максимальный срок выполнения поручений в пределах своего района не должен превышать десяти суток <21>. Именно этот десятидневный срок исполнения поручения закреплен и в ч. 1 ст. 152 УПК РФ. -------------------------------- <21> См.: Белозеров Ю. Н. и др. Дознание в органах... С. 86 - 87; Швецов В. И. Некоторые вопросы обеспечения законности при производстве дознания органами милиции: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1969. С. 8.

Может, по какой-нибудь категории уголовных дел с приведенной величиной срока и можно согласиться без специальной оговорки. Однако вряд ли она приемлема для расследования всех и каждого из преступлений. К примеру, если преступление сопровождалось пожаром. Что даст осмотр места происшествия через десять суток после его ликвидации? Гораздо меньше, чем осмотр, произведенный в день ликвидации загорания. То же самое можно сказать и о выемке документов, обыске, задержании. Одним словом, по нашему мнению, приступать к исполнению любого поручения орган дознания обязан немедленно, по крайней мере на следующий день после его получения. Завершить исполнение поручения орган дознания должен в течение 10 суток. Вопрос продления срока исполнения поручения в законе не оговорен. Между тем, думается, по согласованию с дознавателем, в производстве которого находится уголовное дело, орган дознания (другой дознаватель) может исполнять поручение и в срок, превышающий тот, что установлен ч. 1 ст. 152 УПК РФ. Но это исключение из правила. И в этом случае, думается, лучше направить новое поручение, а не оформлять "продление" срока каким-либо постановлением. Уголовно-процессуальная деятельность органа дознания, производство которой ему поручено дознавателем, завершается составлением процессуального документа, обычно именуемого "ответ на поручение". Его реквизиты не составит труда сформулировать, если исходить из изложенных в литературе требований к самому поручению. Нами предлагается следующая структура ответа дознавателю по итогам исполнения органом дознания поручения: а) фамилия, инициалы, должность, звание, место работы дознавателя, которому адресован ответ; б) дата и место происшествия (обнаружения последствий). Номер исходящего и дата отправления в органы дознания поручения. У дознавателя в производстве обычно находится несколько уголовных дел. Данные сведения позволят дознавателю, сэкономив время, сразу понять, к какому из уголовных дел они имеют отношение; в) указание на юридическую основу исполнения поручения (ссылка на п. 1.1 ч. 3 ст. 41 или ч. 1 ст. 152 УПК РФ); г) лаконичный и полный ответ на каждый из вопросов, поставленных дознавателем; д) указание на то, что ход исполнения поручения не нарушен. Если орган дознания все же отступил от предложенного дознавателем порядка, в ответе должна быть объяснено, почему он это сделал; е) дополнительная информация, задание на выявление которой не давалось, между тем она была установлена в процессе исполнения поручения. Здесь же по возможности отражается, как эти сведения повлияли на последовательность сбора материала и внутреннее убеждение лица, исполняющего поручение. Обоснование их значимости для предварительного расследования; ж) сведения, которые могут повлиять на выбор тактических приемов производства дознания. По возможности, характеристика поведения отдельных участников уголовного процесса (подозреваемого, свидетелей и др.) с целью создания у дознавателя о них более полного представления. Не помешают и соответствующие умозаключения лица, исполнявшего поручение, на чем основаны его выводы; з) основания, если таковые имелись, нарушения сроков исполнения поручения и меры, направленные как на сокращение срока исполнения поручения, так и на уведомление дознавателя о факте, препятствующем своевременному его исполнению; и) указание, к кому может обращаться дознаватель, если понадобится проведение дополнительных мероприятий. Эти данные особенно важны в тех ситуациях, когда непосредственный исполнитель поручения уходит в отпуск, уезжает в командировку и т. п.; к) перечень материалов, следующих с ответом, количество и краткое описание вещественных доказательств, а равно их упаковки; л) сведения, какой орган и кто именно: фамилия, имя, отчество, должность, специальное звание, адрес места работы и рабочий телефон - исполнял поручение и готовил ответ. Приведенные данные необходимы для быстрой организации возможной обратной связи. Если понадобится что-либо уточнить из обстоятельств, не нашедших отражения в присланном дознавателю материале, дознаватель, в производстве которого находится уголовное дело, имеет возможность, не затрачивая время на почтовую пересылку запроса, позвонить исполнителю по телефону. А в случае надобности одновременно почтой направить "отдельные поручения" именно этому дознавателю с дополнительным набором мероприятий и следственных действий. Даже в тех случаях, когда специального ответа не составлялось, указанная информация должна найти свое отражение в соответствующем сопроводительном письме. Полнота изложения сведений в ответах на поручение дознавателя и сопроводительных письмах - непременное условие качественного и эффективного обеспечения предварительного расследования. Вот такое право в настоящее время "появилось" у дознавателя. Его правовая основа в определенной мере теперь содержится и в Федеральном законе "Об оперативно-розыскной деятельности". Правда, само вступление в силу Федерального закона от 5 апреля 2013 года N 53-ФЗ на деле мало что изменило. Как до этого было принято давать соответствующие поручения, так они на местах и даются. А внесенные в УПК РФ и Федеральный закон "Об оперативно-розыскной деятельности" изменения скорее не вводят новые правила, а пытаются легализовать сложившуюся практику взаимодействия различных органов дознания, а равно отдельных участвующих в раскрытии и расследовании преступлений структурных подразделений самого наделенного полномочиями органа дознания учреждения.

------------------------------------------------------------------

Название документа