Экстремизм: сущность и способы противодействия

(Залужный А. Г.) («Современное право», N 12, 2002) Текст документа

ЭКСТРЕМИЗМ: СУЩНОСТЬ И СПОСОБЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ

А. Г. ЗАЛУЖНЫЙ

А. Г. Залужный, кандидат философских наук, секретарь Экспертного совета для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте России, советник юстиции 1 класса.

Экстремизм (от лат. extremus — «крайний») как явление уходит своими корнями в глубокую древность. Однако сам термин «экстремизм», видимо, многовековой истории не имеет и используется авторами многочисленной справочной литературы преимущественно в сфере политики для обозначения приверженности к крайним взглядам и мерам. Возможно, это связано с тем, что в начале XX в. политические противники называли «экстремистами» представителей левого крыла партии «Индийский национальный конгресс», поскольку те были последовательными сторонниками борьбы за полную независимость Индии <*>. ——————————— <*> См.: Энциклопедический словарь / Под ред. Б. А. Введенского. Т. 3. М., 1955. С. 671.

Экстремизм в современном понимании этого слова является олицетворением определенного рода негативных проявлений, имеющих своей целью породить у членов мирового сообщества сомнения в возможности поддержания стабильности в мире на принципах демократии, уважения прав и свобод человека и гражданина. Сегодня экстремизм в той или иной форме настолько прочно вошел во многие сферы жизни общества, что появилась необходимость дать этому явлению правовую характеристику. Однако многократно предпринимаемые в последние годы попытки раскрыть сущность экстремизма с позиции права по-прежнему вызывают споры среди юристов о возможности правовой оценки этого явления в принципе. Путь к решению такой задачи, как представляется, лежит через осмысление самой сущности права, которое в демократическом государстве, с точки зрения одной из современных концепций, изложенной академиком РАЕН В. В. Лазаревым, является совокупностью «признаваемых в данном обществе и обеспеченных официальной защитой нормативов равенства и справедливости, регулирующих борьбу и согласование свободных воль в их взаимоотношении друг с другом» <*>. ——————————— <*> Общая теория права и государства: Учеб. для юрид. вузов / Под ред. В. В. Лазарева. М., 1994. С. 29.

Конкретизируя общие сущностные представления о праве, приведем ст. 2 Всеобщей декларации прав человека, которая гласит: «Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то: в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения». Согласно ст. 7 этой же Декларации «все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации». Логическим завершением этой идеи является положение ст. 4 принятой в России 22 ноября 1991 г. Декларации прав и свобод человека и гражданина о том, что осуществление человеком своих прав и свобод не должно нарушить права и свободы других лиц. Исходя из данного понимания права, его конкретизации в актах о правах человека, приблизиться к правовой характеристике сущности экстремизма представляется возможным после вычленения из этого понятия тех его составных частей, которые находятся вне зоны действия норм права. К таковым, в частности, относятся ни в какой форме не распространяемые экстремистские взгляды и намерения — в силу отсутствия публичного их воздействия на права и свободы других граждан, а также в силу того, что реализованы они могут быть только в результате конкретных действий, предпринимаемых их носителями. Таким образом, экстремизмом в правовом его смысле, как представляется, можно назвать действия, а также в публичной форме выраженные взгляды и намерения, преследующие своей целью нарушение или проявление неуважения к установленным законом правам и свободам граждан, общепринятым и справедливым нормам морали, общественному порядку и общему благосостоянию в демократическом обществе, при условии, что юридическая значимость этих действий доказана судом. Поэтому необходимо обратить внимание на то, что экстремизм в той или иной форме может также проявляться в сфере национальных, конфессиональных и государственно-, общественно — или этноконфессиональных отношений. Так, провозглашенная резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 25.11.81 г. Декларация о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений (статьи 1, 2) гласит, что никто не должен подвергаться принуждению, умаляющему его свободу иметь религию или убеждения по своему выбору, а свобода исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным Законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц, и исключает дискриминацию на основе религии или убеждений со стороны любого государства, учреждения, группы лиц или отдельных лиц. Развивая эту мысль, ст. 16 Декларации прав и свобод человека и гражданина указывает, что каждый вправе свободно определять свою национальную принадлежность и никто не должен быть принужден к определению и указанию его национальной принадлежности, а также на право каждого пользоваться родным языком, включая обучение и воспитание на родном языке. Поэтому упоминаемые нетерпимость и дискриминация (ст. 2 Декларации о ликвидации всех форм нетерпимости и дискриминации на основе религии или убеждений) и оскорбление национального достоинства человека (ст. 16 Декларации прав и свобод человека и гражданина) вполне сопоставимы по своему смыслу с вышеизложенным определением экстремизма, а их конкретные проявления в каждом отдельном случае нуждаются в правовой оценке с последующей квалификацией противоправных действий, если таковые имеют место быть. В связи с этим необходимо заявить со всей определенностью, что любые попытки вовлечения религиозных организаций в сферу политического противоборства с целью использования их авторитета для усиления влияния на развитие политической ситуации во всех случаях могут привести лишь к одному, а именно: к появлению опасных тенденций, способных при определенных обстоятельствах разрушить гражданский мир в обществе, дополнив межконфессиональное разделение национальным. Статья 9 Федерального закона от 11.07.2001 г. N 95-ФЗ «О политических партиях» (в ред. от 25.07.2002 г.) прямо указывает на недопустимость создания политических партий по признакам профессиональной, расовой, национальной или религиозной принадлежности, под которыми в данном законе понимается указание в уставе и программе партии целей защиты профессиональных, расовых, национальных или религиозных интересов, а также отражение указанных целей в наименовании политической партии. Еще одним фактором, являющимся в определенном смысле катализатором экстремистских проявлений, надо признать возведенную в абсолют свободу религиозной и особенно псевдорелигиозной деятельности. Представляется, что именно не ограниченная законом деятельность религиозных новообразований (в основном иностранного происхождения) привела в 1990-х годах к такому положению, когда начали стремительно нарастать дезинтеграционные тенденции, подчас прямо нацеленные на подрыв духовного единства общества; когда за не имевшей ничего общего с религией риторикой часто скрывалась не только исключительно коммерческая, но иногда и противоправная деятельность многочисленных организаций, называвших себя религиозными. Несмотря на то, что вступивший в силу 1 октября 1997 г. Федеральный закон от 26.09.97 г. N 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» (в ред. от 25.07.2002 г.) отражал действительное состояние общества и стал реальной преградой на пути государственной регистрации организаций, только именующих себя религиозными, а на самом деле таковыми не являющимися, социального равновесия не наступило, в том числе и по причине отсутствия в этом законе механизма осуществления органом госрегистрации контроля за соблюдением этими организациями их уставов касательно целей и порядка их деятельности. Вышеназванный процесс выражается в продолжающемся неприкрытом давлении со стороны международных организаций и стоящих за ними сил, которые имеют необходимые материальные средства и, декларируя основные принципы свободы совести, на деле стремятся к расширению зон своего влияния в Российской Федерации. Поэтому в демократическом обществе, с присущим ему религиозным плюрализмом, как следует из п. 3 ст. 17 и п. 3 ст. 55 Конституции РФ, пп. 2 и 3 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, а также п. 2 ст. 9 Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод, законом могут быть предусмотрены определенного рода ограничения, если это необходимо в интересах общественного спокойствия, охраны общественного порядка, здоровья и нравственности или для защиты прав и свобод других лиц. Государство, например, вправе предусмотреть определенные преграды для того, чтобы не предоставлять статус религиозной организации автоматически, не допускать легализации объединений граждан, нарушающих права человека и совершающих незаконные и преступные деяния, а также воспрепятствовать миссионерской деятельности (в том числе в связи с проблемой прозелитизма <*>), если она несовместима с уважением к свободе мысли, совести, религии и к иным конституционным правам и свободам. ——————————— <*> Прозелитизм — горячая преданность вновь принятому учению, новым убеждениям; стремление завербовать как можно больше последователей. — Ред.

В то же время конституционно — правовой базы для возникновения экстремистских проявлений на почве политической и общественной деятельности, исповедания той или иной религии, а также распространения религиозных взглядов в России не существует. Согласно ст. 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. Очевидно, что в современных условиях сотрудничество политических партий, общественных и религиозных объединений должно носить публично — правовой характер, основываться на Конституции РФ, соответствующих законах и предполагает следование компромиссам и духу толерантности <*>. На это нацеливает и Постановление Правительства РФ от 25.08.2001 г. N 629 «О федеральной целевой программе «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе (2001 — 2005 годы)», предполагающей внедрение в социальную практику норм толерантного поведения, определяющих устойчивость поведения отдельных личностей и социальных групп в различных ситуациях социальной напряженности, как основы гражданского согласия в демократическом государстве. ——————————— <*> Толерантность — терпимость к чужим мнениям и верованиям. — Ред.

Как представляется, соблюдение вышеназванных принципов в практической деятельности государственных органов, политических партий, общественных и религиозных организаций, средств массовой информации помогло бы избежать различного рода конфликтов и неизбежно им сопутствующих проявлений экстремизма. Однако отношения в обществе (в том числе и межконфессиональные) еще не приобрели той степени толерантности, когда можно было бы говорить о том, что все без исключения политические, общественные и религиозные организации безоговорочно следуют принципам согласия, что терпимость (и в особенности веротерпимость) заняли положенное им место в правосознании людей. Сегодня мы вынуждены говорить о том, что дифференциация общества, являясь важной чертой его демократичности и практическим проявлением свободы, порождает конфронтационные процессы в политической и религиозной сферах. Регулярно происходят проявления нетерпимости, которые по-прежнему не уходят из общественных отношений, проявляясь в различных формах — от безразличия до открытой враждебности. Свою лепту в разжигание противоречий вносят не только представители радикальных политических и религиозных течений — определенную предрасположенность к такого рода действиям имеют некоторые общественные и некоммерческие организации, частные лица, считающие себя большими специалистами в области общественно — политических, национальных и межконфессиональных отношений, а также, временами, и средства массовой информации. То есть в обществе по-прежнему реально существует база для экстремистских проявлений, а следовательно, у государства должны быть и правовые инструменты эффективного противодействия такого рода деятельности. В связи с этим очень важными являются усилия Федерального Собрания РФ, максимально активизировавшего работу по принятию законов, направленных против экстремистской деятельности. Так, Федеральным законом от 25.07.2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, основ конституционного строя, обеспечения целостности и безопасности Российской Федерации определяются правовые и организационные основы противодействия экстремистской деятельности, устанавливается ответственность за ее осуществление. Подобные нормативные правовые акты должны стать дополнительной преградой на пути возможных экстремистских проявлений. Многие исследователи указывают на необходимость наличия четко сформулированного понятия «экстремизм» в его правовом смысле, что совершенно справедливо. Однако даже если законодатель исчерпывающе ответит на этот вопрос, проблема реализации вновь принятых и уже действующих нормативных правовых актов не будет решена из-за отсутствия в системе государственных экспертных учреждений соответствующих направлений судебной экспертизы. В определенной степени задачу противодействия экстремистской деятельности решают образованные экспертные советы. Так, при государственной регистрации централизованных религиозных организаций экспертизу проводит Экспертный совет для проведения государственной религиоведческой экспертизы при Министерстве юстиции РФ, который сформирован из представителей органов государственной власти, ученых — религиоведов, специалистов в области государственно — конфессиональных отношений. В частности, в апреле 2002 г. данным советом было подготовлено экспертное заключение о типе организации, вероучении, соответствующей ему практике, истории деятельности и других особенностях «Древнерусской инглиистической церкви православных староверов — инглингов». Это заключение легло в основу отказа в государственной регистрации указанной организации, доктрина которой заключает в себе идею расового превосходства членов общины, широко использующих также в обрядах и в качестве атрибута одежд и помещений солярный знак (свастику). Однако деятельность экспертных советов ограничена рамками государственной регистрации только религиозных организаций. При этом они все еще действуют на общественных началах, что существенным образом затрудняет или в отдельных случаях даже делает невозможным проведение экспертиз. И эта ситуация представляется совершенно немыслимой, так как всем понятно, что ни одно серьезное уголовное дело не может быть расследовано органами предварительного следствия и рассмотрено судом (это в такой же мере касается рассмотрения в судах гражданских дел) без привлечения экспертов. Сегодня же, ввиду полного отсутствия осуществляемой государственными органами судебной экспертизы по вопросам, напрямую связанным с экстремистскими проявлениями, имеется много фактов, когда в качестве экспертов привлекаются, во-первых, недостаточно компетентные, а во-вторых, — и это самое главное — далекие от защиты интересов государства люди. Таким образом, механизм проведения судебной экспертизы по вопросам, напрямую связанным с экстремистскими проявлениями, который бы исключал необходимость многократного назначения судами повторных экспертиз и в достаточной степени гарантировал от судебных ошибок, еще, к сожалению, не выработан.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *