Безопасность движения и эксплуатации транспорта: криминальная ситуация и обусловленные ею актуальные правовые и правоприменительные проблемы

(Прохоров Л. А., Прохорова М. Л.) («Юридический мир», 2013, N 6) Текст документа

БЕЗОПАСНОСТЬ ДВИЖЕНИЯ И ЭКСПЛУАТАЦИИ ТРАНСПОРТА: КРИМИНАЛЬНАЯ СИТУАЦИЯ И ОБУСЛОВЛЕННЫЕ ЕЮ АКТУАЛЬНЫЕ ПРАВОВЫЕ И ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Л. А. ПРОХОРОВ, М. Л. ПРОХОРОВА

Прохоров Леонид Александрович, председатель комиссии по вопросам помилования на территории Краснодарского края, доктор юридических наук, профессор, заслуженный работник высшей школы РФ.

Прохорова Марина Леонидовна, профессор Кубанского государственного университета, доктор юридических наук, профессор.

Авторы анализируют причины роста числа дорожно-транспортных происшествий и актуальные вопросы законодательного регулирования ответственности за них и судебной практики.

Ключевые слова: дорожно-транспортное происшествие, целевые программы, дифференциация ответственности, судебная практика.

Traffic safety and transport operation: criminal situation and caused by it actual legal and law-enforcement problems L. A. Prokhorov, M. L. Prokhorova

The author analyses reasons of increase of road (traffic) accidents and topical questions of legal regulation of responsibility for these crimes and judicial practice.

Key words: road (traffic) accident, target programs, differentiation of responsibility, judicial practice.

Катастрофическое ухудшение криминальной ситуации в области обеспечения безопасности дорожного движения и эксплуатации транспорта в России отмечено в официальных заявлениях руководителей страны, считающих, что необходимо существенно усилить уголовную ответственность за причинение смерти в результате дорожно-транспортных происшествий. Аналогичные предложения высказаны также в многочисленных публичных выступлениях, в научных исследованиях. Ежегодно в России в дорожно-транспортных происшествиях погибает несколько десятков тысяч человек, сотни тысяч получают ранения различной степени, причиняется колоссальный материальный ущерб. Основные причины сложившейся ситуации — преступное нарушение Правил дорожного движения, управление транспортными средствами в состоянии опьянения. Вместе с тем нельзя не отметить, что и пешеходы зачастую пренебрегают Правилами дорожного движения и нередко являются виновниками трагедии. Сложившаяся на дорогах страны ситуация вызвала необходимость разработки и принятия Правительством России Федеральной целевой программы «Повышение безопасности дорожного движения в 2006 — 2012 годах». Эта Программа введена в действие специальным Указом Президента РФ «О первоочередных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» от 22 сентября 2006 г. <1>. Отмеченная Программа предусматривает широкий комплекс мер, которые необходимо принять Правительству, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в том числе правовых, и уголовно-правовых в частности. Однако принятые меры не сдержали вал преступлений, и в 2009, 2010, 2011 гг. также имел место рост дорожно-транспортных преступлений. На дорогах гибнут от действий разнузданных, пьяных водителей дети и взрослые, учителя, врачи и другие ни в чем не повинные законопослушные граждане. Например, 15 сентября 2010 г. в г. Кызыле погибли четыре учительницы, машина виновного на большой скорости въехала на зебру, буквально раздавив потерпевших. В тот же день под колесами автомобиля своего командира погибли двое спецназовцев, третьему причинен тяжкий вред здоровью <2>. Поэтому возникает резонный вопрос о повышении эффективности правового регулирования ответственности за данный вид преступлений и, соответственно, практики применения уголовно-правовых норм. ——————————— <1> См.: Указ Президента РФ «О первоочередных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения» N 1042 от 22 сентября 2006 г. // Российская газета. 26.09.2006. <2> См.: Российская газета. 16.09.2010.

В сложившейся ситуации важнейшая роль в борьбе с преступлениями на дорогах страны отведена судебной практике. Ведь несомненно, что от того, насколько остро реагирует суд на факты гибели людей под колесами машин, зависит предупредительная функция санкций ч. 1 — 6 ст. 264 УК РФ, а также достижение основной цели уголовного наказания — восстановление социальной справедливости. Мы выборочно изучили 107 уголовных дел, возбужденных по различным частям ст. 264 УК РФ. По этим уголовным делам от рук преступников в 2009 — 2011 гг. погибли 75 человек. Судебная оценка действий лиц, по чьей вине пришло горе во многие семьи, следующая: к реальному исполнению лишения свободы в колонии-поселении назначено 130 лет, условно назначены 22,5 года. Таким образом, жизнь человека оценена менее чем в два года, причем в 15% случаев условно. 43 потерпевшим причинен тяжкий вред здоровью, 3 — вред здоровью средней тяжести. За причинение тяжкого вреда здоровью назначено 32,5 года лишения свободы, т. е. в среднем 8 месяцев лишения свободы виновный получал за то, что сделал человека инвалидом. При этом более чем в 38% случаев наказание назначено условно. Причинение потерпевшим вреда здоровью средней тяжести вообще не получало уголовно-правовой оценки. Следует также отметить, что даже при явно заниженных максимальных пределах санкций ст. 264 УК РФ суды их ни разу не применяли, в том числе в случаях, когда ДТП совершали водители в состоянии опьянения, причинив смерть нескольким лицам. Например, Т. на большой скорости выехал на встречную полосу движения и столкнулся со встречной машиной. Два пассажира, находившиеся в этой машине, погибли, а водителю причинен тяжкий вред здоровью. Курганинским районным судом Краснодарского края Т. осужден к 3 годам лишения свободы условно <3>. Еще более показателен пример с К. (директор по развитию ООО ЮТК), который нарушил Правила дорожного движения, в результате чего один человек погиб, двум причинен тяжкий вред здоровью. К. после наезда на граждан остановился, вышел из машины, подошел к лежащему в бессознательном состоянии несовершеннолетнему М. и похитил из его куртки телефон и деньги (ущерб составил 3139 руб.). После этого сел в автомобиль и скрылся с места ДТП, оставив потерпевших без помощи. Динской районный суд приговорил его по совокупности преступлений (ст. 125, 158, 264 УК РФ) к 4 годам лишения свободы с отбыванием в колонии общего режима <4>. Подобную оценку судом такого циничного поведения подсудимого трудно объяснить. ——————————— <3> См.: Архив Курганинского районного суда Краснодарского края за 2010 г. <4> См.: Архив Динского районного суда Краснодарского края за 2008 г.

О степени восстановления социальной справедливости назначенного наказания свидетельствует следующий пример. Б. нарушил Правила дорожного движения, допустил столкновение с автомобилем «Фольксваген». Автомобиль «Фольксваген» выбросило на встречную полосу, где он столкнулся с автомобилем ВАЗ-21074. В результате погиб водитель этого автомобиля и его отец. Семья осталась без кормильца. Кроме того, в результате ДТП причинен вред здоровью водителя автомобиля «Фольксваген» и серьезно поврежден автомобиль. Суд 11 апреля 2011 г. осудил Б. к 1 году 8 месяцам лишения свободы <5>. 11 марта 2012 г. Б., отбывавший наказание в колонии-поселении Воронежской области, был условно-досрочно освобожден <6>. Подобных примеров можно привести достаточно много. ——————————— <5> См.: Архив Крымского районного суда Краснодарского края за 2011 г. <6> См.: Архив Панинского районного суда Воронежской области за 2012 г.

Такой либеральный подход судебной практики к назначению наказания за убитых и искалеченных людей не понятен. Причем в данном случае речь идет не об индивидуализации наказания за совершение конкретного преступления, когда могут быть различные обстоятельства смягчающего или отягчающего характера. К сожалению, речь идет уже о сложившейся стойкой тенденции в судебной практике, характерной для всей Российской Федерации. Самое трагичное в том, что виновными зачастую оказываются представители власти, депутаты, работники прокуратуры и даже профессиональные водители автобусов, маршрутных такси, нередко совершающие преступления в состоянии алкогольного или наркотического опьянения. Таких лиц трудно обвинить в незнании уголовного закона, Правил дорожного движения, последствий неправомерного нарушения Правил обращения с источниками повышенной опасности. Например, начальник ГИБДД по Володарскому району Астраханской области А., находясь за рулем автомобиля в состоянии алкогольного опьянения, грубо нарушил Правила дорожного движения. Он выехал на встречную полосу движения и буквально лоб в лоб столкнулся с автомобилем, в котором находилась семья в количестве пяти человек. Мать водителя скончалась на месте, водитель, его маленькие дочери и жена с серьезными переломами госпитализированы в больницу <7>. ——————————— <7> См.: Давыденко В. Обгон под градусом // Российская газета. 13.10.2010.

В этой связи мне представляется возможным выделить две важнейшие причины сложившейся ситуации. Во-первых, это так называемый человеческий фактор, осознание цены человеческой жизни в обществе, существенное снижение уровня толерантности. Планка оценки жизни человека в России, занимающей лидирующее положение в Европе, да и в мире, по плотности убийств на 100 тыс. населения, опущена чрезвычайно низко. Это с неизбежностью влияет и на оценку жизни человека, погибшего под колесами машины, управляемой распоясавшимся водителем. С этим фактором связано также и то, что следственные и судебные работники, как мне представляется, не всегда должным образом оценивают важнейшую новеллу, включенную в УК РФ в 1996 г. Суть ее, как всем известно, заключается в законодательном определении понятия разновидности косвенного умысла, характеризующегося таким волевым моментом, как безразличное отношение к наступившим последствиям. Причем не только не оценили, но и боятся ее применять, так как возникают трудности с доказыванием, необходимостью отграничения косвенного умысла от легкомыслия. Например, о каком легкомыслии можно говорить в следующем случае. Так, 21 сентября 2010 г. инспектор ГИБДД УВД г. Кемерово погубил семью (отца, мать и их восьмилетнюю дочь). На огромной скорости, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он просто «разметал» находившуюся на разделительной полосе семью и даже скорости после этого не сбавил <8>. На какие же реальные обстоятельства, о которых идет речь в ч. 1 ст. 26 УК РФ, он рассчитывал, чтобы предотвратить трагедию? Или вернемся к приведенному ранее примеру с К., который не только погубил людей, но их еще и обокрал. Такое спокойное хладнокровное циничное поведение, начиная с пренебрежения Правилами дорожного движения и заканчивая реализацией низменного инстинкта, т. е. кражи у сбитых им людей, никак не вписывается в рамки неосторожного преступления. Между тем судебная практика допускает подобные ситуации, когда безразличное отношение к наступившим последствиям оценивается как умысел. Так, Пленум Верховного Суда Российской Федерации в соответствующем Постановлении N 25 от 9 декабря 2008 г. в п. 15 указал: «В тех случаях, когда лицо, управляющее транспортным средством, умышленно использовало его в целях причинения вреда здоровью потерпевшего, содеянное влечет уголовную ответственность по статьям Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации о преступлениях против личности» <9>. ——————————— <8> См.: Потапова Ю. Смертельный наезд // Российская газета. 22.09.2010. <9> Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 25 от 9 декабря 2008 г. «О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с нарушением Правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, а также с их неправомерным завладением без цели хищения» // Бюллетень Верховного Суда Российской Федерации. 2009. N 2. С. 4.

Конечно, имеет место немало фактов совершения дорожно-транспортных преступлений по неосторожности, когда развитие причинной связи в основном контролируется водителем автомобиля, поэтому он рассчитывает, хоть и самонадеянно, на предотвращение общественно опасных последствий. В подобных ситуациях правоприменителю важно отграничить легкомыслие от безразличного отношения к этим последствиям. Оценке подлежат обстановка, наличие пешеходов и их поведение на дороге, интенсивность движения транспорта, степень превышения скорости, состояние водителя и прежде всего факт опьянения. Поэтому вопросы повышения качества профессиональной подготовки в этом направлении дознавателей, следователей, судей представляются исключительно актуальными. Вторая причина, как представляется, связана с построением соответствующих уголовно-правовых норм, содержащихся в ст. 264 УК РФ. Во-первых, это касается характеристики объективной стороны основного состава преступления. Как уже было отмечено выше, уголовно-правовой оценки не получают ни причинение вреда здоровью средней тяжести, ни размер ущерба. Поэтому заслуживают внимания предложения об установлении ответственности за неосторожное причинение вреда здоровью средней тяжести либо крупного ущерба потерпевшему при нарушении Правил дорожного движения (ч. 1 ст. 264 УК РФ). Во-вторых, видимо, есть необходимость пересмотреть возраст привлечения к уголовной ответственности за данное преступление по крайней мере по ч. 3 — 6 ст. 264 УК РФ. В настоящее время странно слышать, что в 14 лет молодые люди не способны осознавать то, что нельзя, не пройдя обучения, управлять автомобилем, нарушая при этом Правила, убивать пешеходов. На практике имеют место парадоксальные ситуации. Так, трое подростков 15 — 16 лет после употребления спиртных напитков угнали автомашину и на пешеходном перекрестке сбили двух женщин, которые скончались на месте происшествия. Они были привлечены к уголовной ответственности за угон автомашины, а гибель двух человек осталась безнаказанной. Как представляется, при рассмотрении данного вопроса интересно обратиться к опыту зарубежных стран. Спектр возрастных характеристик лиц, признаваемых субъектами транспортных преступлений, весьма широк. Например, в Швейцарии он установлен в 7 лет (ст. 82 — 100 УК), в Польше — 15 лет (ст. 10 УК). В-третьих, вызывает возражение и подход законодателя к дифференциации уголовной ответственности за данный вид преступлений, т. е. к построению санкций этих норм. Таких низких максимальных пределов соответствующих санкций, как в УК РФ, нет ни в одном Уголовном кодексе зарубежных стран. Показательно, что в ст. 211 УК РСФСР 1960 г. максимальное наказание за данное преступление было установлено в виде лишения свободы до 15 лет. Причем в тот период плотность машин в стране была в десятки раз ниже, поэтому потенциальная возможность совершения ДТП была довольно низкой. Это подтверждают и статистические показатели. Так, в 1971 г. на территории СССР, когда численность населения превышала 300 млн. человек, в дорожно-транспортных происшествиях погибли 20 068 человек, а в 2003 г. на территории РФ погибли 35 602 человека <10>. Следовательно, коэффициент этого вида преступности в 2003 г. был более чем в 3,5 раза выше, чем в 1971 г. Мы полагаем, что существенное ослабление предупредительного потенциала уголовно-правового воздействия за совершение данного вида преступлений и привело к таким негативным последствиям. Поэтому есть все основания полагать, что сложившаяся криминальная ситуация в области обеспечения безопасности дорожного движения, безопасности граждан требует внесения корректив в дифференциацию уголовной ответственности за нарушение Правил дорожного движения в сторону ее усиления. ——————————— <10> См.: Лунеев В. В. Преступность XX века. М., 2005. С. 333.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *