О сущности понятия «экстремизм»

(Голубых Н. В., Леготин М. П.) («Адвокат», 2013, N 6) Текст документа

О СУЩНОСТИ ПОНЯТИЯ «ЭКСТРЕМИЗМ»

Н. В. ГОЛУБЫХ, М. П. ЛЕГОТИН

Голубых Никита Владимирович, начальник кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права ФГКОУ ВПО «Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации», кандидат юридических наук, доцент.

Леготин Максим Павлович, адъюнкт кафедры криминологии и уголовно-исполнительного права ФГКОУ ВПО «Уральский юридический институт Министерства внутренних дел Российской Федерации».

В статье Н. В. Голубых и М. П. Леготина исследуется вопрос о сущности понятия «экстремизм», его формации в юридическом контексте. Основные задачи статьи — анализ понятия «экстремизм», исследование его юридической интерпретации, а равно разработка качественно нового определения, отражающего современные специфические черты данного противоправного явления.

Ключевые слова: экстремизм, общественная опасность, крайний, насильственный метод, агрессия.

В современной научной литературе термин «экстремизм» определяется, как правило, одинаково: «Экстремизм (франц. extremisme, лат. extremus — крайний) — приверженность в идеях и политике к крайним взглядам и действиям <1>. Согласно словарю С. И. Ожегова «экстремизм (полит.) — приверженность к крайним взглядам, к использованию крайних мер (включая теракты и взятие заложников) для достижения своих целей» <2>. В Большом энциклопедическом словаре дается следующая трактовка: «Экстремизм — приверженность к крайним взглядам, мерам» <3>. Как видим, все приведенные формулировки между собой схожи и отражают этимологическую составляющую, характеризующую «крайность» рассматриваемого нами явления. Но это не позволяет в достаточной мере отразить специфические черты экстремистской деятельности. ——————————— <1> Политическая энциклопедия / Под ред. Г. Ю. Семигина. М.: Мысль, 2000. Т. 2 (Н — Я). <2> Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М.: ОНИКС, 2009. <3> Большой энциклопедический словарь. М.: АСТ; Астрель, 2003. С. 1213.

Особая сложность выражается в юридическом осмыслении и законодательном закреплении терминологического определения данного феномена. На сегодняшний день существует несколько законодательно закрепленных трактовок экстремизма. Пунктом 3 ч. 1 ст. 1 Шанхайской конвенции от 15 июня 2001 г. о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом, ратифицированной Российской Федерацией, экстремизм трактуется как деяние, которое направлено на захват власти или ее удержание насильственными методами, на изменение конституционного строя государства посредством насилия, а равно как насильственное посягательство на общественную безопасность, в том числе организация в вышеуказанных целях незаконных вооруженных формирований или участие в них, и преследуется в уголовном порядке в соответствии с национальным законодательством <4>. ——————————— <4> URL: http://www. garant. ru/ (дата обращения: 15.04.2013).

В российском законодательстве официальная трактовка понятия «экстремизм» закреплена в пункте 1 ст. 1 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», который по содержанию в отдельной части дублирует названную Конвенцию: «…1) экстремистская деятельность (экстремизм): — насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации; — публичное оправдание терроризма и иная террористическая деятельность; — возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной розни; — пропаганда исключительности, превосходства либо неполноценности человека по признаку его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; — нарушение прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в зависимости от его социальной, расовой, национальной, религиозной или языковой принадлежности или отношения к религии; — воспрепятствование осуществлению гражданами их избирательных прав и права на участие в референдуме или нарушение тайны голосования, соединенные с насилием либо угрозой его применения; — воспрепятствование законной деятельности государственных органов, органов местного самоуправления, избирательных комиссий, общественных и религиозных объединений или иных организаций, соединенное с насилием либо угрозой его применения; — совершение преступлений по мотивам, указанным в пункте «е» части первой статьи 63 Уголовного кодекса Российской Федерации; — пропаганда и публичное демонстрирование нацистской атрибутики или символики либо атрибутики или символики, сходных с нацистской атрибутикой или символикой до степени смешения, либо публичное демонстрирование атрибутики или символики экстремистских организаций; — публичные призывы к осуществлению указанных деяний либо массовое распространение заведомо экстремистских материалов, а равно их изготовление или хранение в целях массового распространения; — публичное заведомо ложное обвинение лица, замещающего государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, в совершении им в период исполнения своих должностных обязанностей деяний, указанных в настоящей статье и являющихся преступлением; — организация и подготовка указанных деяний, а также подстрекательство к их осуществлению; — финансирование указанных деяний либо иное содействие в их организации, подготовке и осуществлении, в том числе путем предоставления учебной, полиграфической и материально-технической базы, телефонной и иных видов связи или оказания информационных услуг» <5>. ——————————— <5> СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031.

Как следует из содержания указанных нормативных правовых актов, в них отсутствует четкое определение термина «экстремизм». Российский Закон своей интерпретацией экстремистской деятельности закрепляет перечень однородно-обособленных наказуемых деяний, характеризующих экстремизм, но не раскрывает его сущностной природы, а равно не определяет его основополагающие признаки. На сегодняшний день в юридической науке не выработан единый концептуальный подход к определению экстремизма. Само по себе явление экстремизма может характеризоваться как распространение радикальных идей, догм, доктрин с целью устранить возможность осуществления свободного распространения и обмена идеями; с целью установить собственную идеологию в качестве государственной. В. В. Устинов в своих трудах по вопросам терроризма охарактеризовал экстремизм как «агрессивное поведение (настрой) личности, наиболее существенными внешними проявлениями которого служат нетерпимость к мнению оппонента, ориентированному на общепринятые в обществе нормы; склонность к крайним (силовым) вариантам решения проблемы; непринятие консенсуса… прав личности и ее самоценности» <6>. ——————————— <6> Устинов В. В. Обвиняется терроризм. М., 2002. С. 16.

Отсутствие в отечественной юриспруденции единого подхода к определению понятия «экстремизм» можно объяснить тем, что на современной территории России действует 83 субъекта Федерации, каждый из которых обладает собственными традициями, специфическими чертами регионального устройства и исторически сложившимся менталитетом, а следовательно, справедливым будет замечание, что для каждого субъекта и региона характерен «свой» экстремизм с его специфическими проявлениями. Особую сложность составляет тот факт, что невозможно определить, «где кончается свободное распространение идей, доктрин, течений и начинается экстремизм как покушение на эту свободу» <7>. Следует учитывать, что под борьбой с экстремизмом не следует понимать борьбу с инакомыслием, а потому соответствующие правовые меры не должны противоречить принципам, закрепленным в Конституции РФ. Положения российской Конституции устанавливают идеологическое и политическое многообразие, а также фиксируют, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве обязательной или государственной на территории Российской Федерации (ст. 13); гарантируют свободу мысли и слова, запрещая при этом пропаганду или агитацию, которые возбуждают социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду (ст. 29), причем эта же статья запрещает пропаганду социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства. ——————————— <7> Истомин А. Ф., Лопаткин Д. А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005. N 7. С. 41 — 44.

Экстремизм часто путают и объединяют с радикализмом, что, на наш взгляд, не совсем верно. Разделяя позицию Ю. И. Авдеева, мы считаем, что для экстремизма характерны такие черты, как высокая общественная опасность, антисоциальный характер деятельности, противоречащий нормам, установленным Конституцией РФ, что, в свою очередь, не свойственно для радикализма <8>. ——————————— <8> Авдеев Ю. И. О понятии и типологии политического экстремизма и некоторых мерах противодействия ему // Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним. М., 1998. С. 99 — 105.

Как верно отмечают Н. Е. Макаров и Ц. С. Дондаков, «цель — одна из ведущих детерминант социально-политического экстремизма, именно в ней находят концентрированное выражение как внутригосударственные, так и межгосударственные интересы личности, общества и государства. Экстремизм есть изначально отрицание всякого чувства меры. Он оперирует искаженными, деформированными представлениями о действительности, по крайней мере в той ее части, где пытается реализовать свои цели, как ближайшие, так и более отдаленные. В практической деятельности это неизбежно приводит к насилию» <9>. ——————————— <9> Макаров Н. Е., Дондаков Ц. С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. N 11. С. 57.

Питер Т. Коулман и Андреа Бартоли интерпретируют экстремизм как «сложное явление, несмотря на то что его сложность часто бывает трудно увидеть и понять. Проще всего определить его как деятельность (а также убеждения, отношение к чему-то или кому-то, чувства, действия, стратегии) личности, далекую от обычной, общепринятой. В обстановке конфликта — демонстрация жесткой формы разрешения конфликта. Однако обозначение видов деятельности, людей и групп как экстремистских, а также определение того, что следует считать обычным или общепринятым, — это всегда субъективный и политический вопрос» <10>. ——————————— <10> Coleman Peter T., Bartoli Andrea. Addressing Extremism. The International Center for Cooperation and Conflict Resolution (ICCCR), Teachers College, Columbia University // The Institute for Conflict Analysis and Resolution (ICAR), George Mason University. 2002. P. 2.

Таким образом, необходимо выработать максимально емкое определение понятия «экстремизм», которое полно осветит все грани сущностной природы этого негативного феномена, что даст возможность любому субъекту общественных отношений регулировать свое поведение в соответствии с ним. Дефиниция должна отражать все специфические особенности экстремизма, действовать в рамках национального и международного законодательства по вопросам прав и свобод человека, что не позволит органам государственной власти широко трактовать рассматриваемое понятие и исключит тем самым должностной произвол. Следует учитывать также многообразие сфер жизни, в которые проник экстремизм. На основании проведенного терминологического анализа понятия «экстремизм» мы разработали собственную дефиницию: экстремизм — это многоаспектное противоправное общественно опасное явление, носящее асоциальный характер, охватывающее все сферы общественной жизни, имеющее целью подрыв государственных и общественных устоев посредством крайних насильственных методов, выраженное в непринятии иных суждений, безапелляционности и категоричности, а равно в силовом навязывании собственных догм обществу и государству. В данном определении мы постарались максимально полно отразить все характерные для экстремизма признаки, присущие ему черты и выделить цели его незаконной деятельности.

Библиография

Конституция Российской Федерации (принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г.). СПб.: Издательский дом «Литера», 2013. Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом (Шанхай, 15.06.2001) // URL: http://www. garant. ru/. Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности» (в ред. от 27.07.2006, 10.05.2007, 24.07.2007, 29.04.2008, 25.12.2012) // СЗ РФ. 2002. N 30. Ст. 3031. Авдеев Ю. И. О понятии и типологии политического экстремизма и некоторых мерах противодействия ему // Политический экстремизм в Российской Федерации и конституционные меры борьбы с ним. М., 1998. Большой энциклопедический словарь. М.: АСТ; Астрель, 2003. Истомин А. Ф., Лопаткин Д. А. К вопросу об экстремизме // Современное право. 2005. N 7. Макаров Н. Е., Дондаков Ц. С. Понятие и идеология экстремизма в современных условиях // Закон и армия. 2005. N 11. Ожегов С. И. Толковый словарь русского языка. М.: ОНИКС, 2009. Политическая энциклопедия / Под ред. Г. Ю. Семигина. М.: Мысль, 2000. Т. 2 (Н — Я). Устинов В. В. Обвиняется терроризм. М., 2002. Coleman Peter T., Bartoli Andrea. Addressing Extremism. The International Center for Cooperation and Conflict Resolution (ICCCR), Teachers College, Columbia University // The Institute for Conflict Analysis and Resolution (ICAR), George Mason University. 2002.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *