Специфика молодежного дискурса о наркоманах

(Ковалев М. А., Дворянчиков Н. В., Бовина И. Б.) ("Юридическая психология", 2013, N 3) Текст документа

СПЕЦИФИКА МОЛОДЕЖНОГО ДИСКУРСА О НАРКОМАНАХ <*>

М. А. КОВАЛЕВ, Н. В. ДВОРЯНЧИКОВ, И. Б. БОВИНА

-------------------------------- <*> Kovalev M. A., Dvoryanchikov N. V., Bovina I. B. Specifics of a young people discourse on drug addicts.

Ковалев Максим Александрович, соискатель кафедры криминальной психологии факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета.

Дворянчиков Николай Викторович, декан факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета, кандидат психологических наук, доцент.

Бовина Инна Борисовна, профессор кафедры методологических проблем криминальной психологии факультета юридической психологии Московского городского психолого-педагогического университета, доктор психологических наук, доцент.

Цель исследования заключалась в анализе социальных представлений (СП) о наркоманах в различных группах молодежи. Мы опирались на идеи теории СП [13], а также на модель, предложенную в рамках динамического подхода [8, 9]. В работе излагаются результаты первого этапа исследования, обсуждается "карта" общих точек зрения относительно наркоманов в молодежной среде.

Ключевые слова: наркоманы, теория СП, молодежь, опыт употребления наркотиков.

The purpose of the research is the analysis of the social perceptions (SP) on drug addicts in various groups of youth. We went by the ideas of the theory of the SP [13] as well as the model proposed with the framework of the dynamic approach [8, 9]. The work contains the results of the first stage of the research, discusses the "map" of joint viewpoints with regard to drug addicts among young people.

Key words: drug addicts, theory of the SP, youth, experience of drug consumption.

Структура больных наркоманией, зарегистрированных на 2011 г., имеет такую конфигурацию: 1) больные, имеющие опийную зависимость (85,6%); 2) больные с каннабиоидной зависимостью (6,8%). Не стоит забывать о росте показателей общей заболеваемости каннабиоидной наркоманией за последние годы [6]; 3) больные, употребляющие иные наркотические вещества, а также их сочетания (6,2%) [5, 6]. Самое тревожное заключается в том, что даже эти показатели далеки от реальности [5], необходимость дальнейшей разработки и реализации мер по борьбе с наркоманией очевидна. Профилактические меры не всегда оказываются эффективными, ибо не принимаются во внимание наивные теории, вырабатываемые людьми, на которых ориентированы превентивные сообщения [11]. Присутствие в ближайшем окружении потребителей наркотиков делает практику потребления психоактивных веществ (ПАВ) менее опасной и рискованной в глазах тех, кто не употребляет их [11]. Наличие друзей - потребителей наркотиков оказывается фактором, предсказывающим процесс "нормализации" употребления наркотиков в "разумных количествах" [11]. Важно проследить то, как присутствие в ближнем окружении людей, употребляющих ПАВ, модифицирует наивные теории относительно наркотиков и наркоманов, вырабатываемые теми, кто их не употребляет. Эти теории вырабатываются в коммуникациях с ближайшим окружением. В центре нашего внимания оказывается изучение наивных теорий в рамках теории СП. Когда привычный способ действия в повседневной жизни встречается с некоторыми препятствиями, т. е. когда в нее вторгается что-то новое, непонятное, угрожающее, нечто, что нарушает привычный ритм жизни, то требуется определенная активность индивидов, чтобы пугающее явление (объект) сделать понятным. В этой трансформации неизвестного, пугающего в понятное заключается защитная функция СП. В рамках теории имеются исследования по СП о наркотиках. В работе К. Хадлей и Дж. Стокдейл [12] были продемонстрированы особенности СП о наркотиках в различных возрастных группах детей (от 5 до 11 лет). А. Эчебаррия-Эчабе с коллегами [10] продемонстрировал эффект влияния опыта знакомства с наркотиками и СП о них на процессы социальной перцепции и каузальной атрибуции. Л. Дани и Т. Апостолидиса [7] показали, как трансформируется СП о каннабисе в зависимости от приближенности к объекту СП (респондентами выступили различные группы молодежи, имеющие опыт потребления каннабиса (актуальный или прошлый) и не имеющие опыта). Для последней группы каннабис отождествляется с наркотиками в целом, для первых двух такая однозначная связь отсутствует, само понятие "наркотики" - второстепенно в их СП о каннабисе. В другой работе был показан эффект воздействия двух факторов - наличия-отсутствия практики употребления наркотиков и наличия-отсутствия знакомых, употребляющих наркотики, на структуру СП о наркотиках [11]. В работах по проблемам наркотиков, выполненных в рамках теории СП, объектом выступают преимущественно ПАВ. В нашем же исследовании объектом СП являются их потребители. Цель исследования заключалась в изучении СП о наркоманах в различных группах молодежи. Из подходов к анализу СП, разрабатываемых в рамках теории СП, предпочтение было отдано подходу, разработанному В. Дуазом с коллегами [8, 9], в рамках которого предлагается трехэтапная модель изучения СП: 1) изучение организации поля СП; 2) выявление организующих принципов <1>, которые надстраиваются над различиями между индивидами; 3) анализ якорения в соответствующих символических системах значений [9]. При операционализации модели имеем стратегию исследования: -------------------------------- <1> В. Дуаз использует понятие "организующие принципы". Под СП предлагается рассматривать "организующие принципы символических отношений между индивидом и группой" [8, p. 7].

На первом этапе выявляется "карта" общих точек зрения участников дискурса об объекте СП. На втором этапе изучается социальное позиционирование, выявляются принципы, которые организуют различия в позициях, занимаемых индивидами или группами. На третьем этапе изучаются структура и происхождение этих позиций. В настоящей работе излагаются результаты первого этапа: речь пойдет о выявлении "карты" общих точек зрения, на которые опираются участники обсуждения проблемы потребителей наркотиков. Объект исследования - различные группы молодежи. Выборку составили представители студенческой и работающей молодежи. Разделение на подгруппы было необходимо только на последующих этапах исследования, на первом нам требовалось выявить "карту" общих точек зрения, игнорируя при этом групповую принадлежность индивидов. На первом этапе в исследовании приняли участие 205 человек (130 мужчин и 75 женщин) от 16 до 35 лет (M = 23,95, SD = 4,59). Предметом исследования явились особенности дискурса о наркоманах в различных группах молодежи. Как отмечают Л. Дани и Т. Апостолидис [7], наркотики - это сложный, многоаспектный объект, который объединяет две сферы: публичную и частную. В первой сфере предлагается рассматривать два контекста - медицинский (общественное здоровье) и юридический (противоправные действия). Нами был добавлен социальный контекст, который сопряжен с тем, что употребление наркотиков отождествляется с маргинальными группами, ассоциируется с нарушением морали и соответствующей реакцией общества на ее "нарушителей" [1]. Выделение этого контекста в нашем случае и отсутствие его в работе французских коллег объясняются спецификой отечественной ситуации, связанной с употреблением наркотиков, различиями в общественном дискурсе о наркотиках и об их потребителях [2, 5]. Контексты, использованные в анализе СП о наркотиках [4], применимы и для анализа СП о наркоманах, в силу связи объектов СП и самих СП [3]. Во второй сфере речь идет о стиле жизни, который связывается с употреблением наркотиков, о самом наркомане. Исходным было предположение о том, что "карта" общих точек зрения будет образована понятиями с негативной валентностью во всех контекстах публичной и частной сфер. Основным методом исследования было анкетирование. Ключевым инструментом являлась методика свободных ассоциаций.

Описание и анализ результатов

Всего от респондентов было получено 805 понятий, наиболее частотными были: слабый человек - 33 упоминания (упом.), больной - 31 упом., жалость и зависимость - по 29 упом., смерть - 18 упом., лживый - 14 упом. Элементы "больной" и "зависимость" принадлежат медицинскому контексту. Присутствие элемента "жалость" - традиционно для исследований в области здоровья и болезни. В исследованиях по СП о ВИЧ-положительных и больных СПИДом было показано, что больные видятся как рассчитывающие на жалость и помощь со стороны общества [2]. Присутствие этого понятия в случае СП о наркоманах может быть рассмотрено и как проявление корректности по отношению к больным, скорее всего, обреченным на гибель. Также можно предположить, что жалость в отношении наркоманов высказывается теми, кто знаком с ними или сам употребляет ПАВ, но проверить эти предположения можно будет только на следующем этапе исследования, т. к. на этом этапе не принимались во внимание опыт потребления наркотиков и знакомство с наркоманами. Для анализа всего массива данных был предпринят частотно-смысловой анализ данных (для повышения надежности данных он выполнялся два раза с промежутком в 6 мес.) (табл. 1).

Таблица 1

Представленность медицинского, юридического, социального и частного контекстов в дискурсе молодежи

Сфера Контекст (категория) Показатели (частота, проценты)

Публичная Медицинский 277 (34,41)

Юридический 23 (2,86)

Социальный 201 (24,97)

Частная Частный 202 (25,09)

Категория "медицинский контекст" объединяла ряд подкатегорий: а) негативные последствия принятия наркотиков (больной, смерть, зависимость, ВИЧ/СПИД, ломка, болезни, худой и др.) - 265 упом.; б) понятия, указывающие на контекст лечения наркомании (больница, клиника, лечение и др.) - 12 упом. Категория "юридический контекст" (преступники, воры, бандиты и др.) - 23 упом. Категория "социальный контекст" включала подкатегории: а) социальные характеристики наркоманов (безжалостные, одинокие, опасные и пр.) - 56 упом.; б) отношение общества к наркоманам (жалость, сочувствие, отвращение, неприязнь и пр.) - 145 упом. Категория "частный контекст" включала следующие подкатегории: а) желание принять наркотики - 5 упом.; б) ПАВ (гашиш, героин, наркотик и пр.) - 13 упом.; в) деньги, необходимые для приобретения наркотиков, - 4 упом.; г) контекст "место, в котором происходит употребление наркотиков" (подвал, дискотека, переход и пр.) - 10 упом.; д) удовольствие от употребления наркотиков (кайф, полет и пр.) - 26 упом.; е) психологические характеристики наркоманов <2> (слабый человек, глупый, лживый и пр.) - 117 упом.; ж) идентификация с группой наркоманов ("я сам", "сам такой" и др.) - 8 упом.; з) причины употребления наркотиков (бегство от реальности, уход от проблем, скука и пр.) - 19 упом. -------------------------------- <2> Мы используем такое общее обозначение для широкого спектра характеристик наркомана.

В целом эти четыре контекста составляют 87,33% от всего объема высказанных ассоциаций. Медицинский и социальный контексты, а также частный контекст доминируют, присутствие юридического контекста - минимально. 73,17% ассоциаций, высказанных респондентами, составляют понятия с негативной валентностью. В соответствии с "картой" общих точек зрения, разделяемых в молодежном дискурсе, наркоман видится так: больной человек, болезнь поражает его на физическом (худоба, исколотые вены, синяки, красные глаза) и социальном (отбросы общества, изгои, вызывающие отвращение, опасные) уровнях. Хотя респонденты и говорят о жалости и сочувствии по отношению к наркоманам, но эти реакции соседствуют с крайне негативным отношением, позволяющим дистанцироваться от наркоманов (отвращение, аморальность, деградация, необходимость изолировать их от общества, ибо они представляют угрозу для него, и пр.) Ему приписывается скорее проблемное употребление наркотиков, нежели рекреационное. Исходное предположение получило эмпирическую поддержку. На втором этапе исследования во внимание будет приниматься наличие-отсутствие опыта употребления наркотиков и наличие-отсутствие знакомства с людьми, употребляющими наркотики. Это позволит выявить то, как располагаются точки зрения на этой "карте" в связи с обозначенными позициями.

Литература

1. Бовина И. Б. Обыденные представления о наркотиках в молодежной среде: теоретические аспекты // Психология и право. 2012. N 4. URL: http://psyjournals. ru/psyandlaw (дата обращения: 20.06.2013). 2. Бовина И. Б. Социальные представления о здоровье и болезни: структура, динамика, механизмы: Дис. ... докт. психол. наук. М., 2009. 3. Бовина И. Б., Бовин Б. Г. Преступление и его участники в социальных представлениях студенческой молодежи // Психологическая наука и образование. 2013. N 3 (в печати). 4. Бовина И. Б., Дебольский М. Г., Дворянчиков Н. В., Коноплева И. Н., Ильин А. В. Наркотики в молодежном дискурсе: подход теории социальных представлений // Прикладная юридическая психология. 2013. N 1. 5. Киржанова В. В. Медико-социальные последствия инъекционного употребления наркотиков в России (методы оценки и предупреждения): Автореф. дис. ... докт. мед. наук. М., 2009. 6. Основные показатели деятельности наркологической службы в Российской Федерации в 2010 - 2011 гг.: Статистический сборник. М., 2012. 7. Dany L., Apostolidis T. L'etude des sociales de la drogue et du cannabis: un enjeu pour la prevention // publique, 2002, vol. 14, N 4. 8. Doise W., , Lorenzi-Cioldi F. sociales et analyses de . Grenoble, 1992. 9. Doise W., Spini D., Humain rights studies as social representations in a cross-cultural context // European journal of social psychology, 1999, vol. 29. 10. Echebarria-Echabe A., Fernandez-Guede E., Sanjuan Guillen C., Valencia-Garate J. F. Social representations of drugs, causal judgment and social perception // European journal of social psychology, 1992, vol. 22, N 1. 11. Galand C., La des drouges chez les en psychologie: effects des pratiques de consumation et influence de l'entourage // Cahiers internationaux de psychologie sociale, 2009, vol. 84. 12. Hadley C., Stockdale J. E. Children's representations of the world of drugs // Journal of community and applied social psychology, 1996, vol. 6, N 1. 13. Moscovici S. The phenomenon of social representations // Social representations: explorations in social psychology / Ed. by G. Duveen. NY., 2000.

------------------------------------------------------------------

Название документа