Об основаниях проведения оперативно-розыскных мероприятий

(Батурин С. С.) («Российский юридический журнал», 2013, N 4) Текст документа

ОБ ОСНОВАНИЯХ ПРОВЕДЕНИЯ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНЫХ МЕРОПРИЯТИЙ

С. С. БАТУРИН

Батурин Сергей Сергеевич, старший лейтенант полиции, адъюнкт Дальневосточного юридического института МВД России (Хабаровск).

Автор рассматривает основания проведения оперативно-розыскных мероприятий и разъясняет их правовые особенности. Правильная и единообразная регламентация осуществления мероприятий правоприменителем необходима, так как будет способствовать соблюдению конституционных прав граждан при проведении ОРМ.

Ключевые слова: оперативно-розыскные мероприятия, правовые основания, сущностные признаки.

About the basis of operative-research measures realization S. S. Baturin

The author examines the reasons of operative-research measures and explains their legal features. The proper and uniform regulation of measures realization by law-enforcer is necessary because it will contribute to the observance of constitutional rights of citizens during the ORM.

Key words: operative-research measures, legal basis, essential features.

Правильное толкование правоприменителем оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий важно не только для обеспечения законности и обоснованности их проведения, но и для дальнейшего использования результатов этих мероприятий. Это обусловлено тем, что законодатель в ст. 7 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» перечислил лишь основания проведения оперативно-розыскных мероприятий, не раскрывая их сущности, и тем самым предоставил правоприменителю право самостоятельно толковать и применять данные правовые нормы при принятии решения о проведении тех или иных оперативно-розыскных мероприятий. Сущность оперативно-розыскных мероприятий состоит в использовании субъектами оперативно-розыскной деятельности приемов и методов, присущих этому процессу <1>. Однако возможность осуществления конкретных оперативно-розыскных мероприятий законодатель связывает с определенными основаниями и условиями их проведения. Следовательно, для правильного осуществления оперативно-розыскных мероприятий необходимо выявить сущностные признаки и назначение последних, а также дать анализ правовой регламентации их осуществления. ——————————— <1> Основы оперативно-розыскной деятельности: Учеб. пособие. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. А. Е. Чечетина. Барнаул, 2007. С. 77.

В соответствии с ФЗ «Об ОРД» обозначенный вид специфической правоохранительной деятельности осуществляется именно посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий. Значит, сам законодатель указывает на то, что оперативно-розыскные мероприятия охватывают значительную частью всей оперативно-розыскной деятельности, выступают ее «основой и содержанием» <1>, а также на то, что «основным способом собирания оперативно-розыскной информации является осуществление оперативно-розыскных мероприятий» <2>. Большинство задач, стоящих перед оперативными подразделениями, выполняются именно посредством проведения сменяющих и дополняющих друг друга оперативно-розыскных мероприятий. ——————————— <1> Железняк Н. С. «Черные дыры» и «белые пятна» ФЗ «Об ОРД»: юридические и лингвистические аспекты: Моногр. / Н. С. Железняк, А. Д. Васильев. Красноярск, 2009. С. 10. <2> Осипенко А. Л. Снятие информации с технических каналов связи в сети Интернет // Оперативник (сыщик). 2010. N 2. С. 36.

Первым в перечне оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий законодатель не зря назвал наличие возбужденного уголовного дела, тем самым придав ему первостепенное значение. Ведь именно в рамках уголовного судопроизводства лицо, виновное в совершении преступления, привлекается к уголовной ответственности, что напрямую вытекает из задач оперативно-розыскной деятельности. Однако привлечение к уголовной ответственности возможно только путем раскрытия преступления, т. е. установления лица, совершившего преступление, путем сбора доказательственной информации, для чего и предназначена оперативно-розыскная деятельность с комплексом оперативно-розыскных мероприятий. Вне всякого сомнения, раскрытие преступления возможно лишь при согласованном проведении следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий. В связи с этим особое значение приобретают обеспечение следователя необходимой оперативно-розыскной информацией и наиболее целесообразное и эффективное ее использование в интересах уголовного судопроизводства, особенно при расследовании сложных, замаскированных и многоэпизодных преступлений <1>, так как «оперативно-розыскные данные, вовлеченные в процесс доказывания, позволяют в более короткие сроки и без нарушения законодательства получить процессуальные доказательства» <2>. В данном случае оперативно-розыскные мероприятия значительно повышают эффективность следственных действий, они направлены на собирание информации по возбужденному уголовному делу <3>, которое является необходимым основанием их проведения. ——————————— <1> Осипов Д. В., Кузнецова Н. А. Организация и формы взаимодействия органов предварительного следствия и дознания // Процессуальная деятельность милиции: Материалы науч.-практ. конф. (ВНИИ МВД России, ноябрь 2005 г.). М., 2006. С. 59. <2> Мерецкий Н. Е. Проблемы использования непроцессуальных данных в расследовании преступлений // Актуальные проблемы теории и практики борьбы с преступностью в Азиатско-Тихоокеанском регионе: Сб. материалов междунар. науч.-практ. конф. (17 — 18 мая 2007 г.) / Под ред. Е. П. Кима, А. А. Михайличенко. Хабаровск, 2007. С. 167 — 170. <3> Основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел: Учеб. / Под общ. ред. Ю. А. Агафонова, Ю. Ф. Кваши. М., 2009. С. 84.

Уголовное дело — это частный жизненный эпизод, требующий конкретных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, определяемых оперативно-следственной ситуацией по расследуемому преступлению. В свою очередь, для проведения оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан, в соответствии с п. 1 ч. 2 ст. 8 ФЗ «Об ОРД» необходимо возбужденное уголовное дело, причем только такое, по которому производство предварительного следствия обязательно, а также судебное решение. Проще говоря, уголовное дело, находящееся в производстве у дознавателя, основанием для осуществления обозначенных мероприятий не является. Значит, наличие возбужденного уголовного дела — это общее основание процессуального характера для осуществления оперативно-розыскных мероприятий по факту совершения общественно опасного уголовно наказуемого деяния. В деле фиксируется и накапливается информация, полученная с помощью уголовно-процессуальных средств, которая может служить основанием для оперативно-розыскных действий, в том числе негласного характера. Следующее процессуальное основание проведения оперативно-розыскных мероприятий в соответствии с ч. 3 ст. 7 ФЗ «Об ОРД» — поручение следователя, которое требует судья, санкционирующий мероприятие. Этот процессуальный документ имеет большое значение для проведения оперативно-розыскных мероприятий, особенно ограничивающих конституционные права граждан. Часть 4 ст. 8 ФЗ «Об ОРД» закрепляет, что прослушивание телефонных и иных переговоров допускается в отношении лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких. Если речь идет о преступлении, то должно быть возбуждено уголовное дело по факту совершения уголовно наказуемого общественно опасного деяния, так как именно в рамках уголовного дела лица подозреваются и обвиняются в совершении преступления и дается его уголовно-правовая квалификация. Кроме того, п. 1 ч. 2 ст. 8 указывает, что проведение оперативно-розыскных мероприятий, которые ограничивают конституционные права человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также на неприкосновенность жилища, допускается на основании судебного решения и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно. В этой норме опять упоминается о противоправном деянии, требующем предварительного следствия, которое осуществляется только в рамках уголовного дела. Значит, именно уголовное дело является основанием для осуществления оперативно-розыскных мероприятий, а не поручение следователя. Поэтому было высказано вполне логичное мнение, что поручение о проведении оперативно-розыскных мероприятий — это лишь «процессуальная форма взаимодействия органов, осуществляющих уголовное судопроизводство и оперативно-розыскную деятельность, предусмотренная уголовно-процессуальным законодательством» <1>, соответственно, получение данного процессуального документа необходимо рассматривать в качестве повода, а не основания проведения оперативно-розыскных мероприятий. Так, А. Е. Чечетин предлагает выделить в ФЗ «Об ОРД» отдельную статью под названием «Поводы для осуществления оперативно-розыскных мероприятий», куда отнести поручение следователя (органа дознания) <2>. В этом документе должны перечисляться фактические основания проведения оперативно-розыскных мероприятий <3>, обстоятельства уголовного дела, а также те фактические данные, которые необходимо добыть в ходе оперативно-розыскной деятельности <4>. Бесспорно, что раскрытие преступления только уголовно-процессуальными мерами довольно затруднительно, а в некоторых случаях просто невозможно, что и побуждает следователя давать поручение с указанием интересующих его вопросов, требующих разрешения по расследуемому уголовному делу. ——————————— <1> Основы оперативно-розыскной деятельности: Учеб. пособие. С. 85. <2> Чечетин А. Е. Проект законодательного регулирования оперативно-розыскных мероприятий // Полицейское право. 2006. N 4. С. 84. <3> Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Под ред. А. Е. Чечетина. 12-е изд., перераб. и доп. Барнаул, 2007. С. 95. <4> Федоров А. В., Шумилов А. Ю. Основания уголовно-правового характера для проведения оперативно-розыскных мероприятий // Оперативно-розыскная деятельность: Учеб. / Под ред. К. К. Горяинова, В. С. Овчинского, А. Ю. Шумилова. М., 2011. С. 329.

По мнению В. Г. Боброва, сам факт возбуждения уголовного дела уже является основанием для проведения оперативно-розыскных мероприятий, однако в ФЗ «Об ОРД» поручение названо самостоятельным основанием; это противоречие необходимо устранить <1>. Данная точка зрения, как нам кажется, не совсем верна. Уголовное дело, конечно, выступает основанием для проведения всех оперативно-розыскных мероприятий, однако поручение служит процессуальным сигналом для проведения каких-либо мероприятий с целью разрешения вопросов, интересующих лицо, ведущее предварительное расследование. ——————————— <1> Бобров В. Г. Проблемы совершенствования оперативно-розыскного законодательства // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного законодательства (материалы круглого стола, посвященного 10-летию принятия Федерального закона «Об ОРД») / Под ред. В. И. Елинского. М., 2005. С. 40.

В ходе осуществления следователем следственных действий и иных процессуальных мер накапливается информация, которой оперативные сотрудники не могут владеть в полном объеме ввиду ее обширности и по роду своей деятельности. В поручении указываются лишь дата и уголовная статья возбужденного уголовного дела, его фабула, а также вопрос, требующий разрешения оперативным подразделением. Этот документ необходим для процессуализации оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий, выбор же конкретных мероприятий является прерогативой оперативных подразделений. Следователь вправе ставить только задачу, устанавливать сроки выполнения поручений, но не может давать указаний о характере, организации и тактике проводимых в ходе выполнения поручения оперативно-розыскных мероприятий <1>. ——————————— <1> Теория оперативно-розыскной деятельности: Учеб. / Под ред. К. К. Горяинова, В. С. Овчинского, Г. К. Синилова. М., 2006. С. 295.

Кроме того, при проведении оперативно-розыскных мероприятий по установлению лица, совершившего преступление, на орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, возлагается обязанность информировать следствие лишь о полученных результатах оперативно-розыскных мероприятий, но не об их проведении <1>. К примеру, преимуществом осуществления оперативно-розыскного мероприятия «прослушивание телефонных переговоров» перед следственным действием «контроль и запись телефонных переговоров» является то, что при ознакомлении с материалами уголовного дела по окончании предварительного следствия сторона защиты не сможет затребовать материалы, полученные в результате этого мероприятия, так как не будет знать о факте его проведения. В соответствии с п. 4 ст. 5 ФЗ «Об ОРД» лицо, которое располагает фактами проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих возможность разглашения государственной тайны. О какой конспирации и сохранении государственной тайны может идти речь, если следователь в поручении будет указывать наименование конкретных оперативно-розыскных мероприятий? В этом случае сторона защиты имеет право затребовать и ознакомиться с данными материалами и оспорить основания проведения. Если же вся доказательственная база по уголовному делу получена на основании результатов этого мероприятия, факт проведения которого будет признан незаконным, то же самое произойдет и с другими доказательствами, в том числе процессуальными. Поэтому исключать поручение из перечня оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий нецелесообразно, ведь необходим документ, сигнализирующий о ходе предварительного расследования и направляющий деятельность оперативных подразделений. ——————————— <1> Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Вступ. ст. В. Д. Зорькина. М., 2006. С. 148.

По мнению некоторых авторов, устное указание (поручение) следователя, дознавателя, прокурора не является основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий <1>. Как верно отмечает В. Г. Бобров, раскрытие преступлений — одна из обязанностей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. Поэтому для раскрытия преступления зачастую необходимо проведение оперативно-розыскных мероприятий по обеспечению предварительного следствия фактическими данными, имеющими доказательственное значение, а также другими материалами, которые могут быть использованы в изобличении преступников. Выполнение этой обязанности не может ставиться в зависимость от решения следователя и от наличия (отсутствия) его поручения <2>. Неужели оперативному сотруднику, чтобы провести опрос, отождествление личности, наведение справок для установления преступника, необходимо письменное указание следователя? Эти мероприятия могут проводиться по личной инициативе оперативника в связи с поступившей оперативно-розыскной информацией по конкретному преступлению. Для ее проверки и реализации совсем не обязательно ждать процессуального документа от лица, ведущего предварительное расследование. Ведь основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий является не только наличие возбужденного уголовного дела или поручение следователя, но и «собственное усмотрение оперативного работника, основанное на сведениях криминального характера» <3>. ——————————— <1> Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности» / Вступ. ст. В. Д. Зорькина. С. 149. <2> Бобров В. Г. Указ. соч. С. 40. <3> Климов И. А., Синилов Г. К., Сазонова Н. И. Еще раз о необходимости совершенствования в сфере оперативно-розыскной деятельности // Проблемы совершенствования оперативно-розыскного законодательства (материалы круглого стола, посвященного 10-летию принятия Федерального закона «Об ОРД»). С. 18.

Кроме того, следователь может и не знать об оперативно-розыскной информации, которая поступила оперативному сотруднику, и специфике более эффективных способов ее проверки и дальнейшего использования в ходе расследования. Поэтому правомерно проведение любых оперативно-розыскных мероприятий без отдельного поручения следователя по инициативе оперативного работника, в том числе по приостановленным уголовным делам, когда следственные действия проводиться не могут <1>. К примеру, срок предварительного расследования уголовного дела, по которому осуществление предварительного следствия обязательно, составляет два месяца, а срок проведения прослушивания телефонных переговоров — шесть месяцев. Неужели необходимо прекращать осуществление данного мероприятия из-за приостановления уголовного дела? Это абсолютно нецелесообразно, так как сроки и основания осуществления и прекращения оперативно-розыскных мероприятий регламентируются оперативно-розыскным законодательством, а не уголовно-процессуальным. Для правоприменителя важно лишь уяснить сущность и значение каждого из рассмотренных процессуальных оснований. ——————————— <1> Чечетин А. Е. Теоретические и правовые проблемы оперативно-розыскных мероприятий: Моногр. Барнаул, 2005. С. 171.

Осуществление конкретных оперативно-розыскных мероприятий оперативными подразделениями предусматривает «обязательность соблюдения ими определенных оснований» <1>, закрепленных в ФЗ «Об ОРД», что выступает их отличительным признаком. Ведь неправомерное осуществление оперативно-розыскных действий ведет к признанию их результатов незаконными, а также к наступлению ответственности в зависимости от нарушенной нормы Закона. ——————————— <1> Захарцев С. И. Оперативно-розыскные мероприятия: теория и практика: Моногр. / Под ред. В. П. Сальникова. СПб., 2004. С. 69.

Данные, признаваемые основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий, могут быть получены в рамках уголовного судопроизводства, в процессе осуществления оперативно-розыскной деятельности, а также не процессуальным и не оперативно-розыскным путем <1>. Если ранее не известное лицо через несколько дней после совершения дорожно-транспортного происшествия, в результате которого погиб человек, не скрывая своей личности, позвонило в орган внутренних дел и добровольно сообщило свои данные, то к какому виду отнести эту информацию? Эти данные получены не в ходе процессуальной или оперативно-розыскной деятельности, а в ходе гласного содействия гражданина с активной жизненной позицией. Причем эта информация, оформленная только как сообщение о преступлении, потребует не меньшей предварительной проверки, чем любое другое заявление (сообщение) о преступлении. Ведь одно лишь «получение информации» не обеспечивает безопасность общества и государства, поскольку такая информация требует не только проверки на предмет достоверности, но и определенных действий в случае ее подтверждения <2>. ——————————— <1> Теория оперативно-розыскной деятельности: Учеб. С. 288. <2> Железняк Н. С. О законодательной регламентации задач оперативно-розыскной деятельности в профильных законах некоторых стран // Актуальные проблемы уголовного права и правоприменительной практики: Межвуз. сб. науч. тр. / Отв. ред. С. Д. Назаров. Красноярск, 2007. С. 47.

Отдельные исследователи эти данные относят к сведениям, поступившим в правоохранительный орган по официально установленным каналам от заинтересованных лиц, причем полагают, что они относятся к основаниям проведения оперативно-розыскных мероприятий, предусмотренным п. 1 ч. 2 ст. 7 ФЗ «Об ОРД» <1>. Однако такая информация может поступать относительно противоправного деяния, по которому уже возбуждено уголовное дело. Проведение оперативно-розыскных мероприятий допускается при наличии сведений, указывающих на признаки преступного деяния либо на лиц, в какой-либо форме проявивших преступные намерения. Вопрос заключается лишь в том, каким способом она получена, ведь от этого зависит объем мероприятий, которые можно осуществлять для ее проверки. В большинстве случаев для проверки такого рода информации проводятся оперативно-розыскные мероприятия, не требующие какого-либо санкционирования. ——————————— <1> Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Науч.-практ. коммент. / Под ред. А. Е. Чечетина. 10-е изд., перераб. и доп. Барнаул, 2005. С. 85.

Ряд исследователей полагают, что ч. 2 ст. 7 ФЗ «Об ОРД» определяет основания для проведения оперативно-розыскных мероприятий, не связанных с выявлением и раскрытием преступлений. Значит, оперативно-розыскные действия, осуществляемые по этим основаниям, не обеспечивают достижение уголовно-правовых целей и решение уголовно-процессуальных задач <1>. ——————————— <1> Гусев В. А. Обжалование действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность // Законность. 2012. N 1. С. 44.

На наш взгляд, данная точка зрения может быть подвергнута критике. Так, п. 1 ч. 2 ст. 7 ФЗ «Об ОРД» предусматривает основание проведения оперативно-розыскных мероприятий, связанное с наличием сведений о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела. Достаточность данных — категория оценочная, следователь самостоятельно определяет, достаточно ли имеющихся сведений для возбуждения уголовного дела, исходя из своего жизненного и профессионального опыта. Большинство следователей под достаточными данными понимают информацию, которая достоверно свидетельствует обо всех элементах состава преступления <1>. Если нет этих достаточных данных, значит, именно на их поиск и направлены оперативно-розыскные действия для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, поскольку в соответствии со ст. 144 УПК РФ по каждому поступившему заявлению (сообщению) о преступлении должно быть принято решение о возбуждении уголовного дела, об отказе в возбуждении уголовного дела или о передаче сообщения по подследственности для принятия одного из названных решений. Следовательно, этот пункт оснований осуществления оперативно-розыскных мероприятий направлен на выполнение задач оперативно-розыскной деятельности, предусмотренных п. 1 ст. 2 ФЗ «Об ОРД», а также на достижение задач уголовного закона. ——————————— <1> Клещев С. В. О некоторых вопросах проверки сообщения о преступлении // Рос. следователь. 2010. N 14. С. 10.

В силу п. 3 ч. 2 ст. 7 ФЗ «Об ОРД» основанием проведения оперативно-розыскных мероприятий может быть наличие сведений о лицах, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда или уклоняющихся от уголовного наказания. Если лицо скрывается от органов дознания или следствия, то оно признается подозреваемым или обвиняемым, в отношении его ведется уголовное преследование в связи с расследуемым уголовным делом. Значит, осуществляется деятельность, направленная на решение уголовно-правовых и уголовно-процессуальных задач. Если же лицо скрывается от суда, то оно считается обвиняемым, которому предъявлено обвинение, т. е. имеется уголовное дело. Следовательно, и это основание проведения оперативно-розыскных мероприятий связано с решением задач оперативно-розыскной деятельности. Таким образом, большинство оперативно-розыскных мероприятий направлены на выявление и раскрытие преступлений, т. е. имеют ярко выраженную поисковую направленность. Основанием для их осуществления могут служить как сведения, полученные в процессуальном порядке, так и оперативные данные. Следовательно, правовая регламентация оснований проведения оперативно-розыскных мероприятий имеет смешанный характер. Также весьма важно отметить, что осуществляться оперативно-розыскные мероприятия в полном объеме могут только специально уполномоченными субъектами — «оперативно-розыскными подразделениями правоохранительных органов, их руководителями и должностными лицами, именно они наделены необходимыми полномочиями на проведение оперативно-розыскных мероприятий и выступают при этом главными источниками активности» <1>. В соответствии с ч. 2 ст. 41 УПК РФ не допускается возложение полномочий по проведению дознания на то лицо, которое проводило или проводит по данному уголовному делу оперативно-розыскные мероприятия. Данная норма разграничивает дознание как вид процессуальных действий и оперативно-розыскных мероприятий, при этом последние не относятся к уголовному судопроизводству, а представляют собой самостоятельный вид правоохранительной деятельности <2>. В силу п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ следователь полномочен давать органу дознания обязательные для исполнения письменные поручения о проведении оперативно-розыскных мероприятий. Логический анализ этих двух норм позволяет сделать вывод, что ни следователь, ни дознаватель не имеют права осуществлять оперативно-розыскные мероприятия по уголовным делам, находящимся у них в производстве, они проводят следственные и иные действия. На наш взгляд, это объясняется и тем, что лица, ведущие предварительное расследование, должны оценивать результаты оперативно-розыскной деятельности объективно, всесторонне и непредвзято. ——————————— <1> Чечетин А. Е. Структурный анализ оперативно-розыскных мероприятий // Оперативник (сыщик). 2006. N 1. С. 37. <2> Борисов А. Б. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации. 4-е изд., перераб. и доп. М., 2010. С. 72.

Сегодня разрешение проблем, связанных с эффективной реализацией оперативно-розыскного законодательства, имеет существенное значение для государства и общества, поскольку влияет как на общую криминогенную ситуацию в стране, так и на уровень криминализации общества в целом, а значит, и на качество и уровень защищенности законных прав и интересов граждан <1>. Поэтому мы надеемся, что предложенный анализ проведения оперативно-розыскных мероприятий поможет правоприменителю избежать неоднозначного толкования правовой регламентации их осуществления, что будет способствовать соблюдению конституционных прав граждан при осуществлении ОРМ. ——————————— <1> Гулягин А. Ю. Обеспечение законности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности средствами прокурорского надзора // Рос. следователь. 2012. N 12. С. 47.

Bibliography

Bobrov V. G. Problemy sovershenstvovaniya operativno-rozysknogo zakonodatel’stva: Materialy kruglogo stola, posvyashhennogo 10-letiyu prinyatiya Federal’nogo zakona «Ob ORD» / Pod red. V. I. Elinskogo. M., 2005. Borisov A. B. Kommentarij k Ugolovno-processual’nomu kodeksu Rossijskoj Federacii. 4-e izd., pererab. i dop. M., 2010. Chechetin A. E. Proekt zakonodatel’nogo regulirovaniya operativno-rozysknyx meropriyatij // Policejskoe pravo. 2006. N 4. Chechetin A. E. Strukturnyj analiz operativno-rozysknyx meropriyatij // Operativnik (syshhik). 2006. N 1. Chechetin A. E. Teoreticheskie i pravovye problemy operativno-rozysknyx meropriyatij: Monogr. Barnaul, 2005. Federal’nyj zakon «Ob operativno-rozysknoj deyatel’nosti»: Nauch.-prakt. komment. / Pod red. A. E. Chechetina. 10-e izd., pererab. i dop. Barnaul, 2005. Fedorov A. V., Shumilov A. Yu. Osnovaniya ugolovno-pravovogo xaraktera dlya provedeniya operativno-rozysknyx meropriyatij // Operativno-rozysknaya deyatel’nost’: Ucheb. / Pod red. K. K. Goryainova, V. S. Ovchinskogo, A. Yu. Shumilova. M., 2011. Gulyagin A. Yu. Obespechenie zakonnosti pri osushhestvlenii operativno-rozysknoj deyatel’nosti sredstvami prokurorskogo nadzora // Ros. sledovatel’. 2012. N 12. Gusev V. A. Obzhalovanie dejstvij organov, osushhestvlyayushhix operativno-rozysknuyu deyatel’nost’ // Zakonnost’. 2012. N 1. Kleshhev S. V. O nekotoryx voprosax proverki soobshheniya o prestuplenii // Ros. sledovatel’. 2010. N 14. Klimov I. A., Sinilov G. K., Sazonova N. I. Eshhe raz o neobxodimosti sovershenstvovaniya v sfere operativno-rozysknoj deyatel’nosti // Problemy sovershenstvovaniya operativno-rozysknogo zakonodatel’stva: Materialy kruglogo stola, posvyashhennogo 10-letiyu prinyatiya Federal’nogo zakona «Ob ORD» / Pod red. V. I. Elinskogo. M., 2005. Kommentarij k Federal’nomu zakonu «Ob operativno-rozysknoj deyatel’nosti» / Pod red. A. E. Chechetina. 12-e izd., pererab. i dop. Barnaul, 2007. Kommentarij k Federal’nomu zakonu «Ob operativno-rozysknoj deyatel’nosti» / Vstup. st. V. D. Zor’kina. M., 2006. Mereckij N. E. Problemy ispol’zovaniya neprocessual’nyx dannyx v rassledovanii prestuplenij // Aktual’nye problemy teorii i praktiki bor’by s prestupnost’yu v Aziatsko-Tixookeanskom regione: Sb. materialov mezhdunar. nauch.-prakt. konf. (17 — 18 maya 2007 g.) / Pod red. E. P. Kima, A. A. Mixajlichenko. Xabarovsk, 2007. Osipenko A. L. Snyatie informacii s texnicheskix kanalov svyazi v seti Internet // Operativnik (syshhik). 2010. N 2. Osipov D. V., Kuznecova N. A. Organizaciya i formy vzaimodejstviya organov predvaritel’nogo sledstviya i doznaniya // Processual’naya deyatel’nost’ milicii: Materialy nauch.-prakt. konf. (VNIIMVD Rossii, noyabr’ 2005 g.). M., 2006. Osnovy operativno-rozysknoj deyatel’nosti organov vnutrennix del: Ucheb. / Pod obshh. red. Yu. A. Agafonova, Yu. F. Kvashi. M., 2009. Osnovy operativno-rozysknoj deyatel’nosti: Ucheb. posobie. 3-e izd., dop. i pererab. / Pod red. A. E. Chechetina. Barnaul, 2007. Teoriya operativno-rozysknoj deyatel’nosti: Ucheb. / Pod red. K. K. Goryainova, V. S. Ovchinskogo, G. K. Sinilova. M., 2006. Zaxarcev S. I. Operativno-rozysknye meropriyatiya: teoriya i praktika: Monogr. / Pod red. V. P. Sal’nikova. SPb., 2004. Zheleznyak N. S. «Chernye dyry» i «belye pyatna» FZ «Ob ORD»: yuridicheskie i lingvisticheskie aspekty: Monogr. / N. S. Zheleznyak, A. D. Vasil’ev. Krasnoyarsk, 2009. Zheleznyak N. S. O zakonodatel’noj reglamentacii zadach operativno-rozysknoj deyatel’nosti v profil’nyx zakonax nekotoryx stran // Aktual’nye problemy ugolovnogo prava i pravoprimenitel’noj praktiki: Mezhvuz. sb. nauch. tr. / Otv. red. S. D. Nazarov. Krasnoyarsk, 2007.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *