Коррупция в сфере военной службы: состояние и структура

(Закомолдин Р. В.) («Военно-юридический журнал», 2013, N 8) Текст документа

КОРРУПЦИЯ В СФЕРЕ ВОЕННОЙ СЛУЖБЫ: СОСТОЯНИЕ И СТРУКТУРА

Р. В. ЗАКОМОЛДИН

Закомолдин Руслан Валериевич, доцент кафедры уголовного права и процесса Самарской гуманитарной академии (филиал в г. Тольятти), кандидат юридических наук, доцент.

Статья посвящена анализу состояния и структуры коррупции в сфере военной службы. Анализируются формы коррупционных проявлений и их специфика в данной сфере, а также причины и условия коррупции в сфере военной службы.

Ключевые слова: армия, военная служба, коррупция, коррупционные проявления, преступления коррупционной направленности, коррупционные злоупотребления, коррупционный протекционизм.

Corruption in military service: state and structure R. V. Zakomoldin

This article is devoted to the analysis of the status and structure of corruption in the military service. The article analyzes the forms of corruption and their specificity in this area, the causes and conditions of corruption in the military service.

Key words: army, military service, corruption, cases of corruption, crimes of corruption, abuse of corruption, corrupt protectionism.

Армия является одним из наиболее закрытых государственных институтов. С одной стороны, это вполне обоснованно, учитывая задачи, стоящие перед военной организацией, с другой — это создает благодатные условия для произвола и коррупции. Сегодня коррупция является одной из наиболее острых проблем для государственной военной организации России. Информация о коррупционных проявлениях в военно-служебной сфере содержится как в периодической печати, научной и публицистической литературе, так и в статистике органов военной юстиции и данных социологических опросов. Коррупция — это сложное социальное явление, имеющее различные формы проявления, которые не всегда очевидны. Было бы неверно понимать коррупцию лишь как совершение преступлений коррупционной направленности. Специалисты совершенно справедливо отмечают, что коррупция проявляется в целом спектре правонарушений. Это и преступления коррупционной направленности, и административные правонарушения, и дисциплинарные проступки, и гражданско-правовые деликты <1>. ——————————— <1> Подробнее об этом см., напр.: Закомолдин Р. В. Служебные преступления: Учебное пособие. Самара: Изд. Самар. гуманит. акад., 2013. С. 105 — 108.

К типовым коррупционным проявлениям, имеющим место в армии, относятся взяточничество, хищение имущества (мошенничество, присвоение и растрата), злоупотребление служебными полномочиями, покровительство при получении должности или переводе к желаемому месту службы и т. д. По мнению самих военнослужащих, наиболее распространенными формами коррупционных проявлений на военной службе сегодня являются: оказание встречных услуг и покровительство в продвижении по службе друзей, родственников и т. п. (38% опрошенных); получение и дача взяток, подарков (36,4%); совершение хищений с использованием своих полномочий (26,6%); использование должностного положения и полномочий для получения жилья, наград, путевок, иных льгот и привилегий (23,8%); «откаты» при заключении государственных контрактов (13,3%) <2>. По другим данным, военнослужащие указывают на получение в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (70,1% опрошенных); использование в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средств материально-технического и иного обеспечения, другого государственного имущества, а также передача их другим лицам (58%); занятия иной оплачиваемой деятельностью, за исключением научной, педагогической и иной творческой деятельности (49,4%); занятия предпринимательской деятельностью, участие в управлении коммерческими организациями (43,1%) <3>. ——————————— <2> По данным опроса военнослужащих Вооруженных Сил РФ, проведенного в 2011 г. (см.: Волков А. А. Проявление коррупции в органах военного управления // Военно-юридический журнал. 2012. N 9). <3> По данным опроса военнослужащих Вооруженных Сил РФ, проведенного в 2012 г. (см.: Козлов Т. Л. Профилактика коррупции на военной службе // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 5. С. 9).

Таким образом, не все коррупционные проявления, имеющие сегодня распространение в сфере военной службы, относятся к уголовно наказуемым, многие из них относятся к иным правонарушениям, а некоторые вообще лежат в области этики, но в любом случае, как справедливо замечают специалисты, все эти проявления свидетельствуют о наличии в правосознании служащих идей, взглядов, чувств и убеждений, допускающих коррупционное поведение на военной службе и в связи с военной службой <4>. ——————————— <4> См., напр.: Сандригайло С. Л. Проблемы и пути развития антикоррупционного правосознания военнослужащих // Юридическая психология. 2012. N 4.

В марте 2012 г. на итоговой коллегии Минобороны России А. Сердюков, будучи на тот момент главой военного ведомства, сообщал о том, что в 2011 г. по сравнению с 2007 г. число коррупционных проявлений в подведомственной ему сфере снизилось почти на 23% <5>. ——————————— <5> Мухин В. Коррупция в погонах // Независимая газета. 07.11.2012.

Однако главный военный прокурор С. Н. Фридинский в своем докладе об итогах работы в 2011 г. отметил, что если общее количество преступлений в войсках сократилось более чем на 16%, то по коррупционным проявлениям уровень преступности по-прежнему значительный. За последние полтора года за различные коррупционные преступления осуждены свыше 1 тыс. должностных лиц военных ведомств, в том числе 18 высших офицеров, треть из которых были приговорены к реальным срокам лишения свободы <6>. ——————————— <6> Интервью заместителя Генерального прокурора Российской Федерации, главного военного прокурора Сергея Фридинского информационному агентству «Интерфакс» // Официальный сайт Генпрокуратуры РФ. URL: http://www. genproc. gov. ru/news-74655/ (дата обращения: 15.12.2012).

В целом в 2011 г. в Вооруженных Силах РФ и других войсках и воинских формированиях военной прокуратурой выявлено 11153 факта коррупции, возбуждено 1170 уголовных дел. Всего за совершение преступлений коррупционной направленности осуждены 743 лица, из которых 493 — офицеры, в том числе 9 генералов и адмиралов. Также проверками выявлено 11153 иных нарушений закона коррупционной направленности, за совершение которых к дисциплинарной ответственности привлечены 1696 должностных лиц. Возросло число выявленных фактов получения взяток — 222 (в 2010 г. — 219) и преступлений, связанных с корыстным превышением должностных полномочий, — 210 (в 2010 г. — 181). Количество коррупционных преступлений, совершенных офицерами, сократилось на 31,4%: с 1713 случаев в 2010 г. до 1175 в 2011 г., к уголовной ответственности привлечены 574 военнослужащих указанной категории (-16,9%). Однако это в большей степени обусловлено сокращением численности офицерского состава, организационно-штатными мероприятиями в Вооруженных Силах РФ. В условиях перевода значительного количества воинских должностей в категории замещаемых гражданским персоналом отмечается увеличение на 8,4% (490 фактов) числа коррупционных деяний, совершенных лицами гражданского персонала Вооруженных Сил РФ. Сохраняется негативная тенденция роста (на 12,8%) коррупционных преступлений в военных комиссариатах — 211 случаев, почти каждое третье из них — это факты взяточничества <7>. ——————————— <7> Корякин В. М. Личное поручительство как средство минимизации кадровых ошибок // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 7.

Ущерб от преступлений коррупционной направленности в армии превысил 3 млрд. руб. <8>. ——————————— <8> Российская газета. 11.01.2012.

Отмечают ухудшение статистики проявлений коррупции на военной службе и представители Главного военного следственного управления СКР. Так, в 2012 г. возбуждено 12 уголовных дел в отношении генералов и адмиралов. В суд направлено 5 дел в отношении высших офицеров. Большая часть уголовных дел в отношении высших офицеров, находящихся в производстве военных следователей, — это дела коррупционной направленности. В целом за время работы ГВСУ СКР в суд направлено 48 уголовных дел в отношении 49 генералов и адмиралов <9>. ——————————— <9> Российская газета. Еженедельник. 2013. N 38 (6014). С. 5.

В условиях увеличения объемов высвобождаемого недвижимого имущества и земель обороны отмечается рост числа преступлений в данной сфере, а также размера причиняемого государству ущерба. Наиболее значительные нарушения в связи с этим отмечаются в такой подконтрольной Минобороны России структуре, как ОАО «Оборонсервис». На сегодняшний день, по данным ГВСУ СКР, по фактам мошенничества при реализации недвижимости, земельных участков и акций, принадлежащих «Оборонсервис», в одно производство соединены уже 15 уголовных дел, общий ущерб по которым превышает 4 млрд. руб. <10>. В деле замешаны также служащие таких структур, как ОАО «Окружной материальный склад Московского военного округа ВВС и ПВС», Департамента имущественных отношений и Управления государственного заказа Минобороны России. Всего, по данным СКР, по ОАО «Оборонсервис» сегодня расследуется порядка 30 уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности <11>. ——————————— <10> Там же. С. 5. <11> По данным официального сайта Следственного комитета РФ. URL: http://www. sledcom. ru (дата обращения: 23.07.2013).

Несколько особо крупных уголовных дел коррупционного характера расследуются также в отношении ОАО «Славянка», которые возбуждались по фактам подписания фиктивных актов выполненных работ по комплексному обслуживанию инженерных систем, уборке внутренних помещений и прилегающих территорий, а также иных объектов Минобороны России. Ущерб составил порядка 400 млн. руб., в ходе следственных действий изъято порядка 750 млн. руб. <12>. ——————————— <12> Российская газета. Еженедельник. 2013. N 38 (6014). С. 5.

Масса злоупотреблений и коррупционных схем выявляется и в военно-промышленном комплексе. Так, например, весьма плачевно обстоят дела у концерна «Ижмаш» — крупнейшего в России производителя стрелкового оружия. В 2010 г. задолженность ОАО «Ижмаш» перед кредиторами и партнерами составила свыше 19 млрд. руб. По данным МВД России, руководство концерна под видом оптимизации вывело производственные активы в десятки дочерних фирм, обнаружены факты нецелевого использования бюджетных средств, необходимое для производства новейших видов вооружения оборудование закупалось по многократно завышенным ценам, были созданы схемы реализации продукции и поставок сырья через аффилированные с менеджментом предприятия компании. В 2013 г. гендиректору «Ижмаш» было предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК РФ). Общая сумма похищенного оценивается в 5 млрд. руб. <13>. ——————————— <13> Воронов В. Российский ВПК, кузница состояний // Совершенно секретно. Международный ежемесячник. 2013. N 7 (290). С. 26 — 27.

Результаты расследования серии последних преступлений коррупционной направленности в военной сфере выявили целый ряд пробелов в деятельности ОАО «Оборонсервис» и федерального казенного учреждения «Единый расчетный центр Минобороны» (ЕРЦ) — новых структур Минобороны России. В свое время создание данных структур в связи с переводом армии на аутсорсинг и единое финансовое обслуживание отмечались как одна из заслуг прежнего руководства военного ведомства <14>. ——————————— <14> Мухин В. Коррупция в погонах // Независимая газета. 07.11.2012.

Как указывали специалисты, в условиях перехода Вооруженных Сил РФ к новому облику особую значимость приобрел процесс передачи непрофильных функций иным (сторонним) организациям, что и получило наименование «аутсорсинг». В целом речь идет о двух явлениях. Во-первых, это передача выполнения непрофильных функций сторонним организациям (например, государственный оборонный заказ, поставка товаров для государственных нужд, подрядные работы в сфере строительства и т. д.), а во-вторых, привлечение персонала сторонних организаций для выполнения задач в интересах Минобороны РФ. Безусловно, многие непрофильные функции военного ведомства целесообразно переводить на аутсорсинг, что позволяет сосредоточиться на его основных функциях по обеспечению обороноспособности и боеготовности армии и в итоге национальной безопасности государства. Это могут быть предприятия ремонтной сферы, объекты жилищно-коммунального и гостиничного хозяйства, предприятия социально-бытовой сферы, объекты снабжения военнослужащих, учреждения здравоохранения, образования и культуры, спортивные объекты (сооружения). Это позволит решить проблему эффективности использования недвижимого имущества, т. е. обеспечить квалифицированное управление, увеличение доходности, должное обслуживание, эксплуатацию и своевременный ремонт объектов. Повышение эффективности использования зданий, улучшение их физического и экономического состояния приведут к повышению доходности и увеличению их рыночной стоимости, а также стоимости организаций, осуществляющих хозяйственное использование данных объектов. Это естественным образом повлияет на увеличение стоимости основных средств и совокупную прибыль Минобороны России как юридического лица. В связи с этим в целях реализации данной концепции и было учреждено ОАО «Оборонсервис», приоритетным направлением деятельности которого было определено управление деятельностью учреждаемых ОАО и координация их взаимодействия в интересах Вооруженных Сил РФ, государственных и иных заказчиков, включая иностранных <15>. В уставный капитал холдинговой компании ОАО «Оборонсервис» внесены акции девяти учреждаемых ОАО, которые являются его дочерними предприятиями: «Авиаремонт», «Спецремонт», «Ремвооружение», «Оборонстрой», «Агропром», «Оборонэнерго», «Военторг», «Красная звезда» и «Славянка». ——————————— <15> См.: Указ Президента РФ от 15.09.2008 N 1359 «Об открытом акционерном обществе «Оборонсервис» // СЗ РФ. 2008. N 38. Ст. 4273; Постановление Правительства РФ от 22.11.2008 N 875 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 15 сентября 2008 г. N 1359 «Об открытом акционерном обществе «Оборонсервис» // СЗ РФ. 2008. N 48. Ст. 5623.

Но такое реформирование требует взвешенности, продуманности, качественной законодательной регламентации, а также эффективного контроля и надзора за качеством оказываемых услуг и сопровождения такого рода деятельности <16>. Однако факты свидетельствуют о том, что в создавшихся условиях именно эти нововведения и спровоцировали всплеск коррупции в сфере военного ведомства, на которую теперь реагируют органы военной юстиции. ——————————— <16> См., напр.: Молчанов Ю. Ю. Прокурорский надзор в области государственного оборонного заказа // Законность. 2011. N 10.

Помимо коррупционных проявлений экономического характера, для сферы военной службы характерны и такие коррупционные проявления, как протекционизм, фаворитизм и непотизм. В. М. Корякин следующим образом определяет понятие коррупционного протекционизма и его разновидностей применительно к армейской среде. Коррупционный протекционизм есть подбор военнослужащих на воинские должности не по деловым и профессиональным качествам, а по знакомству, по блату, по протекции, за незаконное вознаграждение. Коррупционный фаворитизм — это положение, при котором военно-кадровая политика обусловливается влиянием любимцев, фаворитов. Коррупционный непотизм — служебное покровительство родственникам и своим людям, так называемое «кумовство» <17>. ——————————— <17> Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Монография. М., 2009. С. 284, 290, 292.

О. Л. Зорин с некоторым уточнением под коррупционным протекционизмом понимает коррупционные действия воинского должностного лица, выражающиеся в незаконном оказании содействия в призыве на военную службу, продвижении по службе, поощрении военнослужащего, а также иное покровительство по службе, совершенное из корыстной или иной личной заинтересованности <18>. ——————————— <18> Зорин О. Л. Протекция как преференция в военно-служебных отношениях // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 4.

По данным социологических исследований, 52% опрошенных граждан в качестве форм проявления коррупции указали семейственность, родственные связи, землячество, а 24,2% опрошенных военнослужащих к коррупционным проявлениям отнесли покровительство военнослужащим или лицам гражданского персонала со стороны должностных лиц <19>. ——————————— <19> Там же.

Соответственно, на вакантные должности по военной службе достаточно часто назначаются «свои люди» (протеже), которые имеют определенные преференции (преимущества), связанные с покровительством высокопоставленных начальников. В свою очередь, продвижение на высокие воинские должности при низких профессиональных и моральных качествах субъекта такой карьеры вызывает цепную реакцию распространения среди персонала непрофессионалов. Кандидаты на продвижение по службе подбираются не по профессиональному критерию, а по признаку личной преданности руководству и психологическому соответствию <20>. ——————————— <20> Подробнее см.: Жигульских А. Н. Социально-психологические аспекты карьеризма как мотива совершения деяния, квалифицируемого как превышение должностных полномочий // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 11. С. 24.

Все это происходит на фоне разрушенной беспрерывными преобразованиями системы подготовки военных кадров. Как отмечают эксперты, именно непродуманные изменения в системе военного образования и науки, проводимые в последние годы, привели к ее фактическому развалу. Так, в рамках реформы, проводимой с 2008 г., доставшаяся России в наследство советская система военных вузов, включавшая 65 высших военных учебных заведений, ужалась до 3 учебно-научных центров, 11 академий и 3 военных университетов с 25 филиалами. По задумке реформаторов, базовое образование офицеры должны были получать в военных училищах, а далее планировались 10-месячные подготовительные курсы на базе учебных центров (вместо ранее практикуемого обучения в профильных военных академиях и Академии Генштаба). Ситуация усугубилась массовым сокращением профессорско-преподавательского состава. Более того, в 2009 г. в связи с сокращением численности Российской армии и переизбытком выпускников военных вузов был впервые заморожен новый набор <21>. ——————————— <21> Степанов А. Наукой побеждать // Наша версия. Общероссийская еженедельная газета. 2013. N 24 (399). С. 8.

Следствием такой кадровой политики является привлечение на военную службу в целом и на важные воинские должности в частности непрофессионалов, случайных людей, ориентированных на получение от такой деятельности прежде всего каких-либо выгод и преимуществ, а это, в свою очередь, далее провоцирует преступность и коррупцию на военной службе. В связи с этим весьма часто возникают ситуации, когда после назначения лица на воинскую должность выясняется, что данное лицо по своим профессиональным качествам и уровню подготовки не отвечает квалификационным требованиям, предусмотренным для данной должности, либо по своим моральным и деловым качествам не способно эффективно исполнять должностные обязанности, либо совершает правонарушения, несовместимые с пребыванием в данной должности. В связи с этим, как отмечают отдельные специалисты, при анализе причин и условий, способствующих сохранению высокого уровня коррупционных преступлений в военной организации государства, необходимо обращать внимание на такую причину данного явления, как упущения и издержки в деятельности кадровых органов при подборе и назначении военнослужащих на воинские должности с высокими коррупционными рисками, т. е. вероятностью совершения воинским должностным лицом коррупционных правонарушений, связанных с его должностным положением <22>. ——————————— <22> См.: Корякин В. М. Указ. соч.

В целом прогнозы специалистов относительно коррупционной преступности в сфере государственной военной организации неутешительные. Так, ГВСУ СКР не исключает и в дальнейшем роста преступлений в имущественной и финансовой сфере военного ведомства, поскольку в ближайшее время государство планирует выделить на перевооружение армии и флота беспрецедентные бюджетные ассигнования <23>. ——————————— <23> Российская газета. 2013. N 38. С. 5.

Не следует также забывать о том, что коррупция разлагает армию, оказывает на нее дестабилизирующее и разрушающее воздействие, как на любой другой социальный или государственный институт. Однако относительно армии такое негативное воздействие может иметь самые катастрофические последствия, прежде всего для национальной безопасности <24>. ——————————— <24> См. подробнее, напр.: Косован О. А. Правовое регулирование противодействия преступности военнослужащих в интересах национальной безопасности России: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. С. 5 и далее.

Как отмечают эксперты, распространенность в армии коррумпированности среди командного состава создает сложную криминогенную обстановку, поскольку в таких условиях становится возможно совершение иных опасных деяний (хищение и торговля оружием, боеприпасами, радиоактивными веществами и ядерными материалами; передача иностранным спецслужбам сведений военного характера, составляющих государственную тайну; контрабанда и др.). В связи с этим армия весьма привлекательна для представителей организованной преступности <25>. ——————————— <25> Подробнее об этом см., напр.: Эминов В., Мацкевич И. Организованная преступность в армии. М., 2004; Макаров В. Д. Армия и коррупция // Военно-юридический журнал. 2008. N 6.

Без всякого пафоса необходимо констатировать, что пресечение коррупции в сфере военно-служебных отношений является сегодня приоритетной задачей как для профильных министерств и ведомств, так и для органов военной юстиции.

Список использованной литературы

1. Волков А. А. Проявление коррупции в органах военного управления // Военно-юридический журнал. 2012. N 9. 2. Жигульских А. Н. Социально-психологические аспекты карьеризма как мотива совершения деяния, квалифицируемого как превышение должностных полномочий // Право в Вооруженных Силах. 2011. N 11. С. 24. 3. Закомолдин Р. В. Служебные преступления: Учебное пособие. Самара: Самарская гуманитарная академия, 2013. 4. Зорин О. Л. Протекция как преференция в военно-служебных отношениях // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 4. 5. Козлов Т. Л. Профилактика коррупции на военной службе // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 5. С. 9. 6. Корякин В. М. Коррупция в Вооруженных Силах: теория и практика противодействия: Монография. М., 2009. 7. Корякин В. М. Личное поручительство как средство минимизации кадровых ошибок // Право в Вооруженных Силах. 2012. N 7. 8. Косован О. А. Правовое регулирование противодействия преступности военнослужащих в интересах национальной безопасности России: Монография. М.: ЮНИТИ-ДАНА; Закон и право, 2012. 9. Макаров В. Д. Армия и коррупция // Военно-юридический журнал. 2008. N 6. 10. Молчанов Ю. Ю. Прокурорский надзор в области государственного оборонного заказа // Законность. 2011. N 10. 11. Сандригайло С. Л. Проблемы и пути развития антикоррупционного правосознания военнослужащих // Юридическая психология. 2012. N 4. 12. Эминов В., Мацкевич И. Организованная преступность в армии. М., 2004.

——————————————————————

Название документа

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *